На главную.
Убийства детей.

Пока не прольётся кровь пролившего кровь невинную...

( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2016-2017 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2016-2017 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)     (11)     (12)     (13)     (14)     (15)     (16)     (17)     (18)     (19)     (20)     (21)     (22)     (23)     (24)     (25)

стр. 16



     5 октября Мелисса Байерс предоставила следствию собственноручно написанное заявление, в котором сообщила о том, что в конце февраля или начале марта 1993 г. неизвестный мужчина сфотографировал Криса, когда мальчик играл под навесом возле дома. Мужчина подъехал на зелёном автомобиле, сделал снимок и быстро уехал, с Крисом он не пытался заговорить.

Кристофер уже знал о возможной опасности такого рода действий: об этом его предупреждали и родители, и преподаватели в школе - поэтому мальчик, увидев странное поведение незнакомца, сразу же убежал в дом, где находился его старший брат Райан. Мелисса и Джон Байерс в то время как раз ненадолго вышли из дома и отсутствовали около 20 минут, поэтому не могли наблюдать описанную сцену.
     Появление этого заявления связано, очевидно, с попыткой следствия проверить показания Мискелли о том, что Эколз заблаговременно собирал информацию о потенциальных жертвах и продемонстрировал Джесси фотографии некоторых мальчиков. Как упоминалось выше, фотоснимки детей и подростков, сделанные "полароидом", действительно были найдены у Эколза, но среди них не было фотографий жертв тройного убийства в "Робин Гуд хиллс". Поэтому таким вот образом - т.е. уточняющим опросом родственников жертв - следствие попыталось доказать точность утверждений Мискелли.
     7 октября была передопрошена Тиффани Аллен, та самая 13-летняя девочка, которую Джесси Мискелли побил 11 марта 1993 г. Тогда же, напомним, под горячую руку попал и сопровождавший её сверстник. Тиффани уточнила некоторые моменты, связанные со своими отношениями, если можно так выразиться, с Джесси. Ещё годом ранее последний пытался демонстрировать Тиффани знаки внимания, но в конце концов распустил слух, будто ему удалось позаниматься с нею сексом (подчеркнём, что речь идёт о 12-летней девочке!). Возмущенная этой грязной сплетней Тиффани поругалась с "ухажёром" и отказалась от встреч с ним. На допросе она категорически отвергла факт полового контакта с Мискелли. И вот по прошествии почти года Джесси надумал "проучить" Тиффани и её одноклассника, демонстрировавшего Тиффани знаки внимания. В общем 16-летний "герой" Джесси побил двух 13-летних детей! Что тут скажешь... просто Бэтмен какой-то!
     История эта, надо признать, многое говорит о характере Мискелли, его раздражительности, несдержанности и лживости.
     Пользуясь случаем, детективы во время допроса поинтересовались у Тиффани, известно ли ей о существовании в районе Лэйкшор группы сатанистов (в большом трейлер-парке, расположенном в Лэйкшор, проживал Джейсон Болдуин, там же проживала и Тиффани Аллен)? Допрашиваемая ответила, что слышала разговоры о группе сатанистов, но ничего о её персональном составе сказать не может.
     Спустя несколько дней после описанных событий - 11 октября - Стидман, адвокат Джесси Мискелли, подал в окружной суд ходатайство об исключении из материалов следствия показаний его подзащитного, данных 3 июня 1993 г. Защита исходила из того, что Джесси, являвшийся несовершеннолетним, допрашивался без участия своих законных представителей (родителей, адвоката или представителя органов опеки, если бы таковые были ему назначены). Отец обвиняемого находился неподалёку, буквально в трёх минутах езды на автомашине от здания полиции, к нему в сопровождении сына съездил детектив Аллен и получил формальное разрешение для допроса с использованием "детектора лжи". Так почему же полицейские не пригласили отца принять участие в допросе?
     Надо сказать, что американское правосудие очень взыскательно подходит к вопросу соблюдения процедурных деталей. Никакая "революционная целесообразность" не станет в США основанием для включения в рассмотрение судом улик или свидетельских показаний, полученных с нарушением надлежащей процедуры. Поэтому задумка Стидмана, решившего выбить из фундамента обвинения краеугольный камень ссылкой именно на формальное нарушение буквы закона, была очень недурна. В принципе, всё у адвоката могло получиться, и тогда события приобрели бы совершенно иное направление, нежели это произошло на самом деле. Однако, из мудрёной затеи Стидмана ничего не вышло, и судья в конечном итоге отклонил его ходатайство с весьма пространной, но исчерпывающей аргументацией. В ней указывалось на то, что родители (родной отец и мачеха) с самого утра 3 июня, т.е. ещё до привода Джесси в помещение полицейского управления, были осведомлены о намерении правоохранительных органов допросить сына, но не выразили намерения присутствовать при этом или хотя бы поговорить с сыном наедине. Впоследствии Джесси Мискелли-старшему ещё раз была предоставлена возможность заявить о намерении присутствовать при допросе: это случилось, когда детектив Аллен привёз сына для встречи с отцом около полудня. Но и тогда отец, имевший, кстати, тюремный опыт и знакомый с процедурными вопросами, не заявил о желании и готовности присутствовать при допросе. Он разрешил допрос сына с использованием полиграфа и подписал соответствующее разрешение. Наконец, самому обвиняемому неоднократно предлагался как устно, так и письменно, вызов адвоката, но Джесси всякий раз отказывался и зафиксировал этот отказ письменно. Судья предложил посмотреть на произошедшее под иным ракурсом, нежели это делал адвокат, а именно: обвиняемый и его отец умышленно отказывались от реализации своих прав, чтобы в дальнейшем на этом основании оспорить неблагоприятный исход допроса. Не является ли такая тактика всего лишь формой противодействия правосудию?
     В общем, получился довольно-таки интересный казуистический спор, по результатам которого стало ясно: показания Джесси Мискелли не будут устранены из доказательной базы следствия. И это была, безусловно, очень плохая новость для всех обвиняемых.
     12 октября состоялся допрос Кеннета Уоткинса, того самого "няни" из компании Эколза, Болдуина и Тир, который допрашивался с использованием полиграфа ещё 16 сентября и тогда же был пойман на лжи. По прошествии почти месяца следствие, очевидно, решило вернуться к этому свидетелю и ещё как следует "потрясти" его. Было решено повторить допрос с использованием "детектора лжи", но тематически акцентировать его на предполагаемой вовлечённости в преступление Дамиена Эколза. Тест состоял из 9 вопросов, из которых значимым являлись четыре: "Сообщал ли Эколз как именно был убит любой из трёх мальчиков?" (Уоткинс ответил: "нет"), "Говорил ли вам Эколз, что он находился на месте преступления когда там были убиты три мальчика?" (ответ: "да"), "Называл ли Эколз присутствоваших вместе с ним на месте преступления во время убийства?" (ответ: "нет") и "Рассказывал ли Эколз кто убил трёх мальчиков?" (снова ответ: "нет"). По мнению оператора полиграфа Билла Дарэма, допрашиваемый ответил на первые два значимых вопроса искренне, но на последние - солгал.
     Оба эти вопроса по смыслу были близки и касались соучастников убийства. Уоткинс утверждал, будто Эколз ничего не говорил о подельниках, однако, оператор "детектора лжи" посчитал иначе. По принятой в американских следственных органах практике в случае провала проверки на полиграфе следует повторный допрос. Делается это потому, что свидетели, узнав о неблагоприятном результате проверки, часто меняют показания и начинают говорить правду (разумеется, в том случае, если поначалу они действительно лгали). О том, был ли Кеннет Уоткинс допрошен 12 октября повторно, ничего не известно. По-видимому, даже если такой допрос и состоялся, никакого значимого результата он не принёс - если бы это было не так, то какой-то его след в документах наверняка бы остался.
     Тем не менее, даже несмотря на свою неполную искренность, Уоткинс оказался свидетелем исключительно ценным. Фактически он разрушил то alibi, которое выдумала Энджела Гринелл с целью выгородить своего сыночка, и недвусмысленно подтвердил сделанные Эколзом признания, как минимум, в соучастии в убийстве. А последнее было известно следствию из многочисленных источников, никак не связанных с Уоткинсом (ВанВикл и пр.), что только подтверждало правдивость последнего.

     В тот же день - 14 октября - был допрошен и Бадди Лукас, 19-летний сосед и друг Джесси Мискелли. В своём месте уже отмечалось, что Мискелли в июньских признаниях дал описание одежды, в которую был облачён во время расправы над мальчиками в "Робин гуд хиллс". Тогда же Джесси заявил, что вскоре после убийства отдал свои кроссовки "adidas" Бадди Лукасу и при этом сознался ему в своей причастности к преступлению. 10 июня эта часть заявления была проверена. Детектив Ридж в тот день посетил трейлер, в котором проживал Лукас, и поговорил как с ним самим, так и с его матерью. Во время этого разговора молодой человек отрицал свою осведомлённость о причастности Мискелли к убийствам в "Робин Гуд хиллс", а кроме того, заявил, что не получал после 5 мая от Джесси сине-белые кроссовки. По словам Лукаса, несколькими месяцами ранее - в феврале 1993 г. - Мискелли действительно передавал ему кроссовки, но то был синий "adidas" и очевидно, что к преступлению эта обувь отношения иметь не могла. Во время того же июньского допроса Бадди признал факт знакомства с Болдуином и Эколзом, вполне здраво объяснив это тем, что он одно время обучался в одной с Болдуином школе.
     Тогда с Лукасом обошлись достаточно милостиво, ему предложили написать собственноручное объяснение по поводу получения обуви от Мискелли, что тот и сделал, после чего оставили в покое. Однако по прошествии четырёх с лишним месяцев следствие решило вернуться к Бадди. Решение это возникло неспроста. Полицейским сообщили, будто Бадди Лукас ведёт разговоры о том, что владеет кроссовками со следами крови убитых в "Робин Гуд хиллс" мальчиков. А сообщили об этом... дядя Лукаса и его жена - Эдди и Эми Уилсон. Проигнорировать подобную информацию представлялось недопустимым, поэтому Лукаса привезли в управление полиции Вест-Мемфиса и обстоятельно с ним поговорили.
     Детективов следственной группы можно было понять, для серьёзного разговора существовала объективная причина - следовало выяснить, кто же и почему врёт полиции? Либо Мискелли в силу каких-то причин решил оговорить своего товарища и соседа, либо Бадди Лукас наврал во время июньского допроса и утаил от следствия ценную улику. На Бадди Лукасе оказались те самые бело-синие кроссовки, которые он получил он Мискелли то ли в феврале, то ли в мае: обувь сразу же изъяли и дали другую...
     Поначалу допрос протекал в довольно спокойной обстановке. Имеющаяся в следственных материалах стенограмма и видеозапись не свидетельствуют о напряжении и не указывают на какое-либо давление со стороны полицейских. Согласно официально зафиксированным утверждениям Бадди, он хорошо помнил события 5 мая. В тот день он в компании с матерью и другими родственниками устроил барбекю на участке позади трейлера, в котором жил. Намереваясь пригласить Мискелли принять участие в предстоящем пиршестве, Бадди отправился к последнему, но отец Джесси заявил, что того нет дома, он ушёл в Вест-Мемфис. Бадди оставил жареного цыплёнка для Джесси и явился к тому утром 6 мая примерно в 9 часов. Мискелли выглядел подавленным, в глазах его блестели слёзы, он невпопад заявил Лукасу, что никого не убивал. Смысла этой фразы Лукас не понял, потому что об убийстве разговор вообще не заходил. Из дальнейшей беседы стало ясно, что Мискелли ходил в Вест-Мемфис вместе с Болдуином и Эколзом, там произошла драка. Бадди Лукас и на этот раз не понял о какой же "драке" толкует его друг и поинтересовался, помогли ли ему Болдуин и Эколз? Джесси пояснил, что имело место убийство мальчиков, а не драка с равным противником. Бадди утром 6 мая ещё ничего не знал об исчезновении детей в Вест-Мемфисе и не придал услышанному значения. Лишь впоследствии, прочитав в газете об обнаружении тел школьников в ручье в "Робин Гуд хиллс", сообразил, что к чему...
     Тогда же, утром 6 мая, Джесси отдал ему кроссовки, заявив, что не может на них смотреть. По утверждению Лукаса, до того, как полиция изъяла эту обувь, он обувал её всего два раза, но несколько раз в этих кроссовках гулял его младший брат.

Бадди Лукас в 1993 г.


     На вопрос полиции о том, почему он не сообщил властям о признании Мискелли в причастности к убийству, Бадди Лукас честно ответил, что опасался мести как со стороны Джесси, так и его дружков. Хотя фамилии этих людей в тот момент названы не были, впоследствии Лукас объяснил, что имел в виду неких Денниса Картера и Дино Перетти - это были молодые люди с уголовным прошлым, и у него были основания их бояться. Кроме того, объясняя факт недонесения полиции о преступлении, Лукас упомянул об обещании, которое ему дал Мискелли. Джесси якобы заверил, что сам обратится в полицию, так что Лукасу, вроде как, незачем было демонстрировать неуместную инициативу.
     А далее произошло нечто не совсем понятное, такое, что не попало ни в стенограмму допроса, ни на видеозапись. Детектив Рон Лакс (Ron Lax) стал кричать на Бадди Лукаса. Что вызвало эмоциональную вспышку офицера, не совсем понятно, возможно, ему не понравилось то, как Лукас пытался переложить ответственность за собственный проступок на Мискелли, возможно, что-то иное. Сам Лукас по его собственному признанию, был чрезвычайно напуган произошедшим и решил, что его теперь отправят в тюрьму. Ему было предложено пройти допрос с использованием "детектора лжи", Лукас согласился и во время собеседования с детективом Дарэмом, объяснявшим порядок проведения допроса, попытался объяснить ему неправоту действий детектива Лакса. Разумеется, из этого ничего не вышло, Дарэм работал по своему алгоритму и в его обязанности не входило обсуждение действий других детективов.
     В результате проблема не только не была урегулирована, но только усугубилась. В ходе допроса с использованием полиграфа Бадди Лукас полностью дезавуировал собственные показания, данные буквально получасом ранее. Он заявил, что сделанные им в ходе сегодняшнего допроса утверждения не являются правдивыми, что 6 мая он не получал обувь от Мискелли и, наконец, что Мискелли не рассказывал ему об участии в убийстве Эколза и Болдуина. Причём, эти утверждения, прозвучавшие в ходе четырёх серий повторов, являлись по мнению оператора полиграфа Дарэма лживыми. Т.е., по мнению детектива, слова Лукаса надлежало понимать прямо наоборот. Но вот на четвёртый значимый вопрос, связанный с присутствием Лукаса на месте преступления во время убийства там мальчиков, тот каждый раз давал ответы искренние - он не был в "Робин Гуд хиллс" в момент совершения там тройного убийства.
     В конце концов, нервное напряжение, в котором находился Бадди Лукас, достигло апогея, и молодой человек, не управляя собой, разрыдался. Детектив Билл Дарэм, поражённый, по-видимому, подобным кипением страстей, сразу же прервал допрос и вышел из помещения, а Лукас позже признался прокурору Фоглеману, что в ту минуту чуть было в ярости не разбил полиграф, оставленный на столе. В конечном итоге молодого человека успокоили, в полицию привезли его мать, которая и забрала сына домой. Всего же он провёл в здании полиции в тот день более 6 часов.
     Мать Лукаса заявила жалобу окружному прокурору на незаконные действия полиции, хотя, строго говоря, ничего особенно незаконного полицейские не сделали. То, что на Лукаса кричал детектив Лакс - это признак непрофессионализма, но отнюдь не свидетельство ошибочных выводов полиции. Поведение Бадди Лукаса и в самом деле страннО, а потому детективы имели все основания подозревать его в лжесвидетельстве. В силу понятных причин следственная группа постаралась случившееся скрыть, и детектив Дарэм оформил протокол допроса с использованием полиграфа по всей форме, хотя его вряд ли можно было считать формально законченным. Остаётся добавить, что в скором времени Лакс был из полиции уволен, что не помешало ему в течение нескольких последующих лет подвизаться на ниве частного сыска.
     Потенциально Бадди Лукас мог бы стать ценным свидетелем на процессе Мискелли, но учитывая его поведение в ходе допросов 14 октября, прокуратура отказалась иметь с ним дело. Он не вызывался в суд и имевший место инцидент был предан забвению.
     В пятницу 15 октября 1993 г. защита Джейсона Болдуина заявила окружному судье ряд весьма важных ходатайств, которые потенциально могли сильно повлиять на дальнейший ход событий. В этом пакете из 6 прошений самое значимое (как это часто бывает) оказалось последним. В нём адвокаты предлагали разделить обвинения Эколза и Болдуина и рассматривать их в ходе различных судебных процессов. "Хитрый план" присяжного поверенного Прайса заключался в том, чтобы исключить влияние отвратительной репутации Дамиена Эколза на судьбу подзащитного. Как всякий разумный профессиональный адвокат, Прайс боялся, что Эколз окажется тем "камнем", что утащит за собой на дно и Болдуина. Кроме того, разделение подельников потребовало бы от прокуратуры чёткой персонализации каждого пункта обвинения, что в тех условиях проделать представлялось практически невозможно. Криминалисты не дали никаких улик, на основании которых можно было бы утверждать, что Болдуин в момент убийства "делал то-то и то-то", а Эколз - "вот это". Разделение подельников могло чрезвычайно осложнить их обвинение, и подобная инициатива с точки зрения защиты представлялась совершенно разумной и оправданной, поскольку объективно была в интересах последнего. Увидев, что Мискелли отделён от пары своих подельников, и ему предстоит отдельный судебный процесс, адвокат Пол Прайс решил попробовать провернуть подобный фокус и с Болдуином. Однако, забегая вперёд, можно сказать, что задумка адвокатов не сработала: ходатайство оказалось отклонено, и Болдуин пошёл с Эколзом на общий процесс.


     Другое ходатайство касалось судебного запрета на любое упоминание в предстоящем процессе сексуального насилия над жертвами. Логика защиты в этом вопросе была проста - судебно-медицинскими экспертизами никаких следов спермы на месте преступления, в телах и на телах жертв не выявлено, точно также не выявлено специфических повреждений, сопутствующих сексуальному насилию, а раз так, то объективного подтверждения заявления Мискелли об изнасилованиях не нашли. Сами обвиняемые подобного рода действия не подтверждают, о них известно лишь со слов Мискелли, которые при условии отсутствия улик могут быть истолкованы как оговор. Поскольку суд должен оперировать очевидными либо проверяемыми фактами, рассказ Мискелли в той части, где тот сообщает об изнасиловании, должен быть проигнорирован. Это ходатайство было удовлетворено, в результате чего на долгие годы сделалось своего рода аксиомой мнение, будто преступление в "Робин Гуд хиллс" не имело сексуальной подоплёки и убитые мальчики не были изнасилованы. Это утверждали и средства массовой информации, и юристы, и многочисленные интернет-пользователи, высказывавшиеся по данной теме. Однако гримаса Судьбы заключается в том, что решение судьи, запретившего упоминать о содомии и иных сексуальных извращениях в любой связи с преступлением в "Робин Гуд хиллс", оказалось ошибочным - изнасилования жертв имели место и это было подтверждено объективно самыми современными медицинскими технологиями. Но произойдёт это очень нескоро и потребует от нас отдельного разъяснения. Пока же просто запомним, что адвокаты Джейсона Болдуина в октябре 1993 г. выиграли для своего подзащитного очень большой приз, сильно повлиявший на его будущность.
     Надо сказать, что страсти вокруг предстоящих судебных процессов неуклонно накалялись. Практически ежедневно в местных телевизионных новостях появлялись репортажи, посвященные тюремным будням арестованных, деталям расследования, тиражировались всевозможные интервью - адвокатов, полицейских, родственников жертв и обвиняемых, их соседей, соучеников по школе и пр. Общественное сознание, если можно так выразиться, кипело и клокотало. Всерьёз дискутировалась угроза самосуда над обвиняемыми, причём, самосуд этот, если верить сплетням, могли совершить не только родственники погибших, но и совершенно посторонние люди, в т.ч. сотрудники правоохранительных органов. В октябре в Вест-Мемфисе появилась съёмочная группа крупной кабельной и спутниковой телевизионной сети НВО (Home Box Office), ныне широко известной в России своими по-настоящему замечательными художественными и документальными сериалами на криминальную тематику ("Прослушка"("The Wire"), "Щит", "Клан Сопрано", "Настоящий детектив", "Тайны миллиардера Роберта Дарста" ("The Jinx: The Life and Deaths of Robert Durst") и т.д.). По данным расследования тройного убийства в "Робин Гуд хиллс" съёмочная группа НВО отсняла большое количество материала, на основе которого впоследствии был смонтирован известный фильм "Paradise lost"(русскоязычной аудитории он известен под названием "Потерянный рай: убийство детей в Робин Гуд хиллз". Строго говоря, этот фильм имеет продолжения - вторую и третью части, - и все их надо посмотреть, но сделать это нужно только после прочтения данного очерка. В этом случае зритель оценит по достоинству избирательность работы создателей этой серии фильмов, умудрившихся вполне осознанно исключить многие важнейшие детали и фактически выдать чёрное за белое, и наоборот.). Попали в первую часть "Paradise lost" сцены, в которых отцы Байерса и Мура упражняются в стрельбе из пистолетов, обсуждая, можно ли будет воспользоваться оружием в суде. Сцена эта снималась в ноябре 1993 г. и надо сказать, она выглядит глупой, неуместной, и производит очень неприятное впечатление. Но таково было настроение в обществе в то время, мысль о самосуде витала в воздухе, и правоохранители не могли игнорировать происходившее.
     Поэтому Департамент юстиции штата Арканзас склонился к решению перенести все предварительные судебные слушания из округа Криттенден в округ Крейгхед (Craighead), в город Джонсборо, расположенный на расстоянии около 70 км. к северу от Вест-Мемфиса. 19 октября в ходе очередного досудебного заседания было принято решение, что Эколз и Болдуин будут судимы в Джонсборо, а начало процесса запланировано на 22 февраля 1994 г., причём, к Болдуину будут применены все процедуры как ко взрослому подсудимому. Суд над Мискелли должен был пройти в городе Корнинг, округ Клэй, его начало было запланировано на 18 января 1994 г. Решение о том, что Джесси должен быть судим как совершеннолетний, было вынесено 21 декабря.
     Практически месяц прошёл без сколько-нибудь заметных новостей, пока, наконец, 15 ноября адвокаты Джесси Мискелли не подали судье очередное ходатайство, в котором утверждали, что подзащитный является умственно отсталым, и на этом основании обвинение не должно добиваться вынесения ему смертного приговора. Это был хитрый ход, способный повлечь далеко идущие последствия. Если бы судья удовлетворил ходатайство, то защита получила бы формальный повод и впредь заявлять о неполноценности развития умственной сферы Мискелли и использовать данный довод в самых неожиданных случаях. Судья с целью проверки степени умственного развития Мискелли назначил медицинскую комиссию, по решению которой Джесси был признан лицом, имеющим развитие мышления с уровнем интеллекта IQ=75, что являлось вполне достаточным для полного понимания происходящего с ним и адекватного реагирования. Так что далеко идущий замысел адвокатов не сработал.
     А вот через день - 17 ноября 1993 г. - произошло в высшей степени любопытное и неожиданное событие, на котором следует остановиться особо. Полиция Мариона и служба шерифа округа Криттенден провели совместную операцию по осмотру дна озера Лэйкшор, того самого, на берегу которого находился участок №245 с трейлером, в котором проживал Джейсон Болдуин. Что вызвало столь необычную активность правоохранительных органов, не совсем ясно, никаких очевидных предпосылок к тому, вроде чьих-то признаний или сообщений, не существовало, вернее, они неизвестны. То, что полиция подозревала заблаговременное сокрытие обвиняемыми улик, в настоящем очерке уже упоминалось - то довольно очевидное соображение. Возможно, именно здравый смысл подтолкнул правоохранителей к тому, чтобы обратить внимание на озеро, что плескалось у самого участка, занятого семьёй Гринелл.
    

( на предыдущую страницу )                                      ( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker