На главную.
Убийства детей.

Пока не прольётся кровь пролившего кровь невинную...*

(* Перефраз ветхозаветного: "Земля не иначе очищается от пролитой на ней крови, как кровью пролившего её". (Числа 35:33))
( интернет-версия* )


     На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" ( либо замещение их иными ) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции ( антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
     Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов ( получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды ) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права ( т.е. по меньше мере до 2069 г.).

©А.И.Ракитин, 2016-2017 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2016-2017 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)     (11)     (12)     (13)     (14)

стр. 1



     Май 1993 г. в Арканзасе, США, начался с высоких температур и одуряющей духоты. Лето словно бы включили поворотом рубильника. Днём температура поднималась выше +30°С, ночью не падала ниже +18°С - +19°С. А ведь впереди ещё было целое лето!


     Арканзас никогда не был богатым по американским меркам штатом, стабильно занимая по уровню среднедушевого дохода место в последней десятке из полусотни штатов. Причина тому в отсутствии крупных промышленных объектов и специализация на сельскохозяйственном производстве. На протяжении всей второй половины ХХ столетия примерно 1/5 часть населения штата и даже чуть более стабильно жила ниже черты бедности со всеми сопутствующими этому явлению пороками - алкоголизмом, бытовым насилием, большим процентом матерей-одиночек и распавшихся семей и т.д. При этом значительная часть жителей штата демонстрировала сильное религиозное чувство и примерно половина коренных арканзасцев заявляла о своей приверженности христианству (по преимуществу протестантским течениям - баптизму, методизму и пр.). По этой причине Арканзас традиционно причисляется к штатам т.н. Библейского пояса, области на юго-востоке США, состоящей примерно из 10 штатов, в которых христианские традиции до недавних пор были чрезвычайно сильны.
     Все упомянутые выше обстоятельства имеют существенное значение для понимания той истории, что завязалась немыслимым детективным узлом вечером 5 мая 1993 г. на окраине города Вест-Мемфис, в округе Криттенден (Crittenden), на самой восточной границе штата. Вест-Мемфис - это небольшой городок с населением в то время 22 тыс. человек, который не имеет ничего общего с крупным промышленным центром Мемфис, расположенным на территории соседнего штата Теннесси. Кстати, в связи с положением города на самой границе штата, следует подчеркнуть немаловажную деталь - в том районе, где вся эта история развернулась, проложены крупные автотрассы, находятся станции взвешивания большегрузных автомобилей, осуществляющих транзитные перевозки через Арканзас, а также присутствует прочая сопутствующая инфраструктура - автозаправки, мотели, разноформатный общепит для "дальнобойщиков", автомойки и даже цех по нанесению логотипов на машины, контейнеры и прицепы. В общем, все виды удовольствия за ваши деньги!
     Собственно завязка криминальной истории состоит в том, что немногим ранее 20 часов 5 мая сначала по дежурному телефону службы шерифа округа Криттенден, а затем в отдел полиции города Вест-Мемфис позвонил некий Джон Байерс (John Mark Byers), заявивший об исчезновении его пасынка - 8-летнего Кристофера Байерса (Christopher Byers), ученика второго класса местной начальной школы. Впоследствии поступили сообщения от ещё двух семей, сделавших сходные заявления и утверждавших, что исчезли сыновья восьми лет, но Байерс оказался первым, официально обратившимся к правоохранительным органам. Основываясь на его утверждениях, можно в деталях восстановить последовательность событий того вечера, которая выглядит следующим образом.
     Итак, 8-летний Кристофер в среду 5 мая вернулся из школы в 15:10, на протяжении последующих трёх часов находился дома, лишь пару раз выбегая во двор, но быстро возвращаясь обратно. Около 17:15-17:30 его отчим Джон Марк Байерс стал собираться в поездку к зданию местного окружного суда, где его старший сын Райан, 14 лет, выступал в качестве свидетеля по уголовному делу о нарушении правил вождения автомобилем. Судилась его знакомая, сам он ни в чём не обвинялся и вообще история эта не имеет ни малейшего отношения к сюжету нашего повествования. Но именно в тот день и час его показания в суде являлись самым важным событием для семьи Байерс. Сразу затронем и деликатный вопрос, дабы не возвращаться к нему в последующем, и подчеркнём, что Райан и Кристофер, хотя не были связаны узами кровного родства, относились друг к другу тепло и по-братски, без всякой ревности или зависти. Мальчишки дружили и, несмотря на отсутствие настоящих кровных уз, относились друг к другу по-братски - это немаловажная деталь, которую в контексте всего, произошедшего далее, не следует упускать из вида.
     Выйдя их дома под навес к машине, Джон Байерс обратил внимание на ворох мусора и прошлогодних листьев, нанесённых ветром к дому, и поручил Кристоферу убрать мусор. Тот обещал это сделать. Минутный разговор состоялся примерно в 17:30 - это именно тот момент времени, когда Джон Байерс видел пасынка живым в последний раз.
     Джон сел в автомашину и отправился к зданию суда. Там он отыскал Райана, успевшего уже выступить перед судьёй и теперь дожидавшегося появления отца, который должен был приехать, чтобы отвезти его домой. После минутного разговора они вышли из здания суда, уселись в автомашину и вернулись домой. А у крыльца дома их ждала та же самая картина, которую Джон Байерс оставил, отправляясь в суд. Т.е. Кристофер не подмёл территорию, хотя там работы было на три минуты...
     Крайне раздражённым этим обстоятельством, Джон вошёл в дом в стал звать пасынка. Того и след простыл. Его мать, жена Джона, Мелисса (Melissa Byers) разговаривала по телефону с руководителем компании, в которой работала, но почувствовав начало скандала, положила трубку и тоже принялась искать Кристофера. Через пару минут выяснилось, что последнего нет ни в доме, ни во дворе - в общем, малец куда-то улизнул.
     Райан вскочил на скейт и прокатился в конец улицы, где жили две девочки-негритянки, с которыми Крис любил поиграть в какие-нибудь простецкие уличные игры. Выяснив, что подружек дома нет, Родни прикатил обратно...
     Так начиналась эта история - как-то совершенно чепухово и несерьёзно. Восьмилетний мальчик вместо того, чтобы съесть омлет и подмести двор вышел на улицу и... куда же он делся?!
     На самом деле Джон Байерс встревожился потому, что с самого начала ситуация показалась ему очень странной: что такого срочного могло отвлечь голодного мальчишку от кухни? Не зная, как правильно поступить, Джон предложил отправиться на поиски пасынка на автомашине - все трое (он, жена и сын) уселись в машину и сделали большой вояж по району. Впоследствии Байерс утверждал, что они по улицам Вест-Мемфича фактически объехали квадрат с длиной стороны 1 миля или чуть более (т.е. 1,6 км.). Двигались они не быстро, заглядывая во дворы, притормаживая возле детворы на скейтах и велосипедах и расспрашивая всех встреченных знакомых...

     В какой-то момент окончательно потерявший спокойствие Джон остановился возле патрульной полицейской машины и подошёл к офицеру. Представившись, он обрисовал сложившуюся нестандартную ситуацию и спросил совета: как лучше надлежит действовать? Полицейский доброжелательно объяснил, что Байерсу следует вернуться домой и позвонить в управление городской полиции, сделав официальное заявление об исчезновении ребёнка. После этого ему надлежит продублировать звонок и обратиться в службу шерифа округа Криттнден (Crittenden), дабы их сотрудники также получили соответствующие ориентировки. Дело в том, что район исчезновения Байерса находился на самой восточной окраине города, а потому существовала немалая вероятность того, что он уехал (или его вывезли, если предполагать похищение) за пределы города, на территорию округа. После этого надлежит находиться дома и дожидаться появления полицейского дознавателя, который составит официальное заявление и соберёт необходимую ориентирующую информацию для последующей организации розысков. Разговор Джона с полицейским состоялся примерно в 19:30.
     Байерсы в точности выполнили рекомендации патрульного. Они вернулись домой, Джон сделал необходимые телефонные звонки. Подъехала полицейская машина, патрульные стали собирать первые показания.
     Джон Байерс вышел на улицу и навстречу ему, увидев полицейскую машину, вышла соседка Дэйна Мур (Dana Moore). Она являлась матерь друга и сверстника пропавшего Кристофера - Джеймса Майкла Мура (James Michael Moore). Семья Муров жила через дорогу от Байерсов, дети учились в одной школе и дружили, так что неудивительно, что активность полиции привлекла внимание Дэйны Мур. Женщина рассказала, что её сын также отсутствует, что кажется ей подозрительным, и добавила, что в последний раз она видела мальчишек вместе - Кристофер Байерс, Джеймс Мур и Стив Бранч - все одногодки и одноклассники, гоняли на двух велосипедах перед её домом. Развлекались мальчишки примерно в 18:30 или чуть позже. Насколько могла запомнить Дэйна, Кристофер Байерс сидел на багажнике велосипеда Стива Бранча.
     Быстро связались с семьёй Бранч и выяснилось, что Стив также отсутствует. Таким образом примерно в 20 часов 5 мая оказалось, что неизвестно местонахождение по крайней мере трёх мальчиков на двух велосипедах.
     Тут самое время сделать небольшую паузу в изложении событий и пояснить, что примерно в то же время в оперативных блокнотах полицейских патрулей появились записи об исчезновении четырёх мальчиков на двух велосипедах. Никто из полицейских сам по себе подобную запись сделать не мог, очевидно, что все они явились следствием передачи на полицейской волне некоей ориентировки. Однако Джон Байерс впоследствии настаивал на том, что никогда не сообщал полиции о четырёх мальчиках, более того, в то время, когда его жена делала официальное заявление об исчезновении сына, они ещё ничего не знали о его "покатушках" на велосипедах с друзьями. Другими словами, Джон Байерс утверждал, что его семья делала заявление об отсутствии именно Кристофера Байерса и не выступала в роли заявителя от имени других семей. По-видимому, имело место "наложение" сообщений из разных источников (от разных заявителей), но кто ещё помимо Байерса обращался к полиции и что именно говорил выяснить впоследствии так не удалось. Эта неопределенность - одна из многих, присутствующих в данном деле и понять на каком этапе и по какой причине возникло искажение информации сейчас уже не представляется возможным.
     Почему это важно? Да потому, что через некоторое время упоминание о четвёртом мальчике приобретёт для полиции очень большое значение. Сделаем сейчас на этом акцент, пока что без всяких выводов и намёков, просто запомним, что около 20 часов диспетчер городской полиции передавала ориентировку на розыск четырёх мальчиков 8-10 лет, разъезжающих на двух велосипедах.
     Трудно сказать, как бы стали развиваться события далее, но вмешался случай в лице тех самых чернокожих девочек, с которыми дружил Крис. Девочки вместе с матерью находились в магазине в то время, когда Райан Байерс подъезжал к их дому в седьмом часу вечера, но после этого они возвратились и с удивлением увидели в дальнем конце улицы полицейские автомашины и непонятную "движуху". Девочки вместе с матерью подошли поближе, чтобы выяснить, что же происходит, к ним тут же обратились с вопросами и оказалось, что им есть что сказать. Неожиданные свидетели заявили, что при отъезде в магазин видели знакомых мальчиков - Криса Байерса, Стива Бранча и Джеймса Мура - разъезжающими на двух велосипедах в местечке, известном под названием "Робин Гуд хиллз" ("Robin Hood Hills"). Это был участок местности южнее двух крупных автострад - I-40 и I-55 - по которому протекал грязный вонючий ручей, шириной буквально 1-1,5 метра, не более. Через этот мутный поток был переброшен водовод (т.е. водопроводные трубы) для находившейся рядом автомойки. Место было запущенным, необжитым, поросшим деревьями и кустарником. Слово "хиллз" ("hills" - холмы) в названии не должно вводить в заблуждение, никаких холмов там не было и в помине, перепад высот был связан с тем, что ручей пробил русло, образовав овраг, поросший кустами и деревьями, глубиною 6-8 м. Мутный поток, протекавший по его дну лишь условно можно называть ручьём. Это была территория, которую в России назвали бы "неудобьем", хотя она находилась в черте города, да и от квартала, где проживали семьи Байерса и Мура, их отделяли всего-то метров 400, не более. И вот именно на краю этой "прерии" мальчишки и гоняли на "великах" примерно в 19 часов, когда их видели девочки из окна автомашины.
     Услыхав, что мальчишек на велосипедах видели в "Робин Гуд хиллз", Джон Байерс направился на розыски туда. Впоследствии его официально допрашивали с целью установить, кто именно сопровождал его во время этого первого осмотра района? Во время допроса 19 мая 1993 г. - т.е. через 2 недели после описываемых событий - Джон Байерс попытался поимённо вспомнить участников этой вылазки. Список получился примерно таким: он сам (Джон Байерс), его сын Райан, Терри Хоббс (отчим пропавшего Стива Бранча), Бретт Смит, дедушка Стива Бранча (имя дедушки Джон Байерс на знал), друг Терри Хоббса, проживавший на 17 стрит, имя которого Байерс также не знал. Он допустил, что в поисках, возможно, участвовали ещё 1 или 2 человека, но не более того. Т.е. в "Робин Гуд хиллз" направилось не более 7-10 человек. На месте они оказались примерно в 20:20, побегав по окрестностям и покричав, они поняли, что им никто не ответит. То ли потому, что не может, то ли потому, что никого в этом районе нет.
     Темнота к тому времени наступила полнейшая, под деревьями в кустах ничего не было видно. Кто-то из поисковой группы спустился к ручью и попробовал идти по течению, но попытка оказалась совершенно бессмысленной - в ручье и по берегам не было видно ни зги. Поскольку поиски в такой обстановке стали невозможны, Джон Байерс вызвался принести мощную аккумуляторную лампу, применяемую для подсветки дна бассейна - её можно было использовать как для осмотра кустов, так и для погружения в воду. У Джона не было такой лампы, но он знал, где её раздобыть и помчался к соседу, который дал нужный "дивайс" без разговоров. Дожидавшиеся Байерса участники поисковой операции стали жертвами мошкары, поднявшейся из травы и жестоко покусавшей смельчаков. Присутствие в "Робин Гуд хиллз" кровососущих гадов надо сейчас запомнить, поскольку в последующем данному обстоятельству будет придаваться большое значение. Несмотря на вполне понятные неудобства, никто из небольшой поисковой группы не отказался от продолжения работы и стоически дождался возвращения Джона Байерса.
     Затея с лампой оказалась очень удачной - изучая землю в районе водовода, переброшенного через пруд, в который впадал ручей, участники поисковой операции увидели свежие пересекающиеся следы двух велосипедов. Это означало, что два велосипедиста одновременно катались здесь несколько часов назад. Открытие вдохновило небольшую поисковую группу, но её планы нарушило появление патрульной машины полиции Вест-Мемфиса.
     Находившийся за рулём патрульный объявил участникам поисковой операции, что в городе введён "комендантский час", собираться группами нельзя, а потому всем надлежит разойтись по домам. Поисковики попытались с полицейским спорить, но тот для пущей убедительности пригрозил наказанием за возможное уничтожение улик в ходе ночных топтаний на предполагаемом месте преступления. Аргумент подействовал и мужчины стали расходиться по домам. Кстати, никакого "комендантского часа" в Вест-Мемфисе никто не вводил - это была импровизация патрульного.


     Упомянутое общение с полицейским имело место примерно в 22:30. Джон Байерс отправил сына домой, а сам прошёл к автомойке, где поговорил с работавшим там персоналом, объяснил ситуацию и попросил разрешить для поиска следов пропавших велосипедистов побродить с фонарём вокруг. Ему разрешили и Байерс примерно до 23 часов нарезал круги по окрестным кустам и канавам в поисках как самих мальчишек, так и их велосипедов.
     Так ничего и не найдя, он уже в двенадцатом часу ночи явился домой и лёг спать.
     На самом деле, вряд ли кто из родных и близких пропавших мальчиков в эту ночь спал. Сложившаяся ситуация пугала своей абсурдностью и бессмысленностью. Пропал не один мальчик, а - три! Что с ними могло случиться? Насильственное похищение? Они были на велосипедах, одного схватишь, другой убежит... Заманили хитростью в какую-то ловушку? Что это за ловушка? Тюрьма какая-то? Или их увезли на автомашине? Места родные, хорошо известные и местным жителям, и самим мальчикам, буквально в пешеходной доступности от дома! Может, их где-то засыпало землёй? Но в окрестностях нет пещер... Придавило поваленное дерево? Но нет таких лесов...
     Наутро 6 мая продуктивных идей имелось две: а) мальчишек похитил какой-то дальнобойщик, благо в округе многочисленная инфраструктура, связанная с обслуживанием транзитных перевозок, и б) дети стало жертвой несчастного случая, который вывел их из строя либо одновременно, либо за короткий промежуток времени. Что это мог быть за несчастный случай - пищевое отравление, дорожно-транспортное происшествие, обвал грунта или утопление - гадать можно было долго, но представлялось очевидным, что розыск надо начинать в районе "Робин Гуд хиллс", поскольку там видели следы их велосипедов. Но примерно в 09:50 к упомянутым двум версиям добавилась третья - в полицию Вест-Мемфиса позвонил местный житель, заявивший, что он накануне вечером видел трёх подростков, влезавших в нежилое здание. Звонок этот натолкнул полицейское руководство на мысль проверить пустующие здания. Уже через час в городском муниципалитете был получен список пустующих адресов и два детектива - лейтенант Дайан Хестер и сержант Майк Аллен (Mike Allen) - приступили к их осмотру.

 
Слева: заставка телевизионного репортажа, посвященного исчезновению в Вест-Мемфисе трёх учеников 2 класса местной школы. Уже в первой половине дня 6 мая 1993 г. местные ТВ-новости сообщили об исчезновении в Вест-Мемфисе трёх мальчиков в возрасте 8 лет и проводимой полицией и службой шерифа округа Криттенден поисковой операции. Такой заставкой предварялись новости на протяжении мая и летних месяцев 1993 г. Можно заметить, что Мур назван "Майклом", хотя его первое имя "Джеймс". Эта путаница в дальнейшем возникала не раз, даже в полицейских документах его называли то "Джеймсом", то "Майклом". Справа: фотографии исчезнувших мальчиков, слева направо: Джеймс Майкл Мур, Стив Эдвард Бранч, Кристофер Байерс.


     Чуть ранее начались осмотры как "Робин Гуд хиллс", так и прилегавшей к этому участку пустоши. Первоначально в поисках участвовало порядка двух десятков полицейских. Немногим ранее 9 часов к ним присоединился заместитель шерифа округа Криттенден Денвер Рид (Denver Reed), возглавлявший добровольную поисково-спасательную команду округа. Рид привёл с собою 9 человек, все они не являлись жителями Вест-Мемфиса, а проживали в разных местах округа, но добровольно решили потратить свободное время на поиск потерявшихся мальчиков.
     После осмотра при солнечном свете берегов пруда стало ясно, что следы велосипедных шин не удалялись далеко от воды. Поэтому возникло предположение, что следует осмотреть дно водоёма. Там же, видимо, следовало поискать тела детей. Чтобы не терять время до прибытия водолазов, полицейские решили осмотреть овраг с протекавшим там ручьём.
     Первые находки последовали в 13:30, причём начались они совершенно случайно.
     Сначала к бродившим в "Робин гуд хиллс" полицейским присоединились сержант Майк Аллен и лейтенант Дайан Хестер, закончившие к тому времени осмотр пустующих в округе зданий. Сержант спустился к ручью, захотел через него перешагнуть, но сделал это неудачно и ступил в мутную воду. И тут же увидел черные детские кроссовки. Он вытащил их из ручья и только тут почувствовал, что попавшая в воду нога стоит на человеческом теле. Впоследствии сержант говорил, что ещё не видя тело в непрозрачной воде, он уже понял, что наступил на разыскиваемого ребёнка. Через несколько секунд он вытащил труп из потока, глубина которого в этом месте обнаружения немногим превышала 60 см.
     По странному стечению обстоятельств лейтенант Хестер в эти самые секунды сделала своим фотоаппаратом несколько фотоснимков сержанта Аллена. Фактически Дайан запечатлела момент обнаружения первого трупа.

Один из снимков, сделанных Дайан Хестер во время обнаружения сержантом Алленом первого трупа. Через секунду сержант сделает шаг правой ногой, длины шага не хватит и он ступит в воду. В первую секунду это покажется смешным, но потом станет не до смеха.

Этому обстоятельству впоследствии сторонники конспирологических версий придавали очень большое значение, не веря в случайность произошедшего и всерьёз считая, будто Хестер и Аллен знали место сокрытия трупа и подстроили ситуацию таким образом, чтобы самим его обнаружить. Не станем сейчас углубляться в те доводы, что питают такого рода домыслы, но факт фотографирования лейтенантом Хестер момента обнаружения первого трупа отметим и запомним.
     Обнаруженный сержантом Алленом труп ребёнка принадлежал Джеймсу Муру и оказался связан шнурками по схеме "левое запястье - лодыжка левой ноги", "правое запястье - лодыжка правой ноги". Одежды на берегу не оказалось, а это означало, что она либо находится в ручье, либо её здесь нет вообще.


    

( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker