На главную.
Убийства детей.

Пока не прольётся кровь пролившего кровь невинную...

( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2016-2017 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2016-2017 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)     (11)     (12)     (13)     (14)

стр. 9



     Итак, что же рассказали юристам опыты Лабзина по изучению детской памяти?


     Прежде всего, выяснилось, что в восприятии и оценке увиденного дети-свидетели куда менее объективны, чем взрослые. Проще говоря, дети обращают внимание и запоминают то, что им интересно. Мальчики хорошо запоминают оружие, инструменты, разного рода технические приспособления, девочки - швейные принадлежности, фасон платья, причёски, головные уборы и т.п. Оценивая мужчину, мальчик скажет "он сильный", а девочка "у него красные щеки и расчесанные на пробор волосы". Другими словами, рассматривая одно и то же, дети видят на самом деле разные детали.

 
Убийство в "Робин Гуд хиллс" довольно быстро стало сенсацией в национальном масштабе. Уже 14 мая в программе "Самые разыскиваемые в Америке" был показан репортаж о преступлении в Вест-Мемфисе и с той поры журналисты не выпускали из вида детали проводимого расследования. Родители убитых мальчиков регулярно появлялись в различных ТВ-программах. Слева: Памела Хоббс, мать Стиви Бранча, показывает журналистам бейсболку сына. Справа: Рой Тодд, отец Майкла Мура, отвечает на вопросы тележурналиста.


     Очень интересным оказался вывод Лабзина о способности детей запоминать количество предметов или людей. Кстати, тут Лабзин ничего не открыл - все родители знают, что дети склонны к преувеличениям - но профессор придал этому эмпирическому знанию форму постулата. Согласно Лабзину дети стабильно ошибаются в определении числа увиденных предметов, преувеличивая их количество. Число таких ошибок стабильно больше половины, другими словами, перед нами не исключение, а правило. Причём дети почти никогда ничего не преуменьшают - все отклонения в их описаниях делаются в сторону увеличения.
     А вот при определении расстояний дети демонстрируют обратную ошибку - они склонны их преуменьшать независимо от пола. Но у мальчиков "географический кретинизм" с возрастом исчезает и к 14 годам они уже довольно точно определяют расстояние на глаз и хорошо ориентируются в малознакомой местности. С девочками такого не происходит - они одинаково плохо ориентируются как в 9 лет так и в 14. Даже простейшие задачки с использованием карты города, типа, сделай три поворота направо, а потом два - налево, куда ты попадёшь? ставили детей 9-10 лет в тупик. Последняя задачка, при всей своей кажущейся смехотворности, имела самый серьёзный подтекст, означавший, что на рассказы похищенных детей следователям особенно полагаться не следует - они явно окажутся ошибочны.
     Разумеется, всё сказанное относится к свидетелям начала ХХ столетия и за прошедшее с той поры время люди до некоторой степени изменились. Люди стали более развиты, интегральная сумма знаний современного человека значительно повысилась. Однако, изменения информационной среды не во всём пошли на пользу нашим современникам - увеличение доли информации, воспринимаемой через образы (речь идёт прежде всего о медиатехнологиях), привело к оскудению воображения и способности абстрактно мыслить. Если раньше обыватель, читая книгу или газету, оказывался вынужден напрягать воображение, то теперь подобное усилие стало попросту ненужным - картинку ему рисует не собственное абстрактное мышление, а экран телевизора. Завершая это подзатянувшееся, но необходимое отступление, остаётся заметить, что в целом человеческое мышление и психологические реакции в значительной степени ригидны и инерционны, а потому наблюдения психологов начала прошлого столетия никак нельзя назвать устаревшими или потерявшими актуальность.

     Вернёмся, впрочем, к событиям конца мая 1993 г. в Вест-Мемфисе. Появление в материалах расследования свидетельских показаний Виктории и Аарона Хатчисонов до известной степени проливало свет на возможный мотив убийства трёх мальчиков в "Робин Гуд хиллс", однако, объективная оценка этих показаний оказалась весьма и весьма затруднена. Почему? В силу своего возраста Аарон Хатчисон являлся плохим свидетелем, ненадёжным, его поведение выглядело подозрительным. Нежелание рассказать о гомосексуалистах во время допроса 6 мая и неожиданная откровенность на допросе через три недели никак нельзя было считать нормой.
     Но помимо оправданных сомнений в словах мальчика не могли не появиться и сомнения в том, что рассказывала Виктория Хатчисон. Устроенное ею "частное расследование" очень сильно отдавало голливудским сюжетом и выглядело внутренне нелогичным. Сложно поверить в то, что Дамиан Эколз действительно взял малознакомую женщину на некое тайное сборище сатанистов. Ещё сложнее поверить в то, что участники этого сборища не выказали ни малейшего внимания к гостье и позволили ей уехать, не приняв участия в "сходняке" (чего приезжала, спрашивается?). Но самое главное в показаниях Викки Хатчисон заключено не в том, что она сказала, а в том, о чём умолчала.
     В официальных показаниях следствию Виктория не сообщила о весьма важных событиях 6 мая, о чём самое время сейчас сказать. Речь идёт о том, что в тот день она собиралась вовсе не на "собеседование" (как это записано в протоколе её допроса), а... на допрос в отдел полиции города Марион, расположенного несколько севернее Вест-Мемфиса. Повод для допроса был весьма некрасивый, неприятный и даже опасный - Виктория Хатчисон подозревалась в хищении банковской карты у посетителя супермаркета, в котором работала. В официальных показаниях Викки утверждала, будто забрала Аарона из школы и поначалу отправилась с ним в дом Муров, где поговорила с родителями пропавшего Майкла, а затем помчалась в "Робин Гуд хиллс", где они провели несколько часов возле полицейского оцепления, до тех самых пор, пока не был найден первый труп. Это неправда, Хатчисоны вообще не ходили в "Робин Гуд хиллс", а отправились прямиком в полицию Мариона, где Викки устрола настоящий цирк, фактически сорвав собственный допрос. Она принялась вопить, что её сын является свидетелем по важном уделу и его необходимо допросить. Сотрудники местной полиции оказались до такой степени заинтригованы этим заявлением, что позвонили в Вест-Мемфис и узнали о возможном убийстве мальчиков. К тому моменту тела ещё не были найдены, но из канала уже были извлечены велосипеды, так что скверные подозрения у проводивших розыски полицейских получили серьёзное подкрепление.


     Внимательный читатель должно быть заметил, что среди проводивших поиск в районе "Робин Гуд хиллс" полицейских упоминались сержант Майкл Аллен, лейтенант Дайан Хестер, заместитель шерифа округа Криттенден Денвер Рид, а вот начальник следственной группы инспектор Гэри Гитчелл в их числе не был упомянут. Всё правильно - Гитчелла в момент обнаружения тел там и в самом деле не было, потому что он умчался из "Робин Гуд хиллс" в Марион для допроса Аарона Хатчисона.
     Эти детали стали известны много позже описываемых событий - уже в XXI столетии. Нельзя не согласиться с тем, что такого рода уточнения заставляют по-иному оценивать как поведение матери и сына Хатчисон, так и содержание их заявлений. Аарон был гиперактивен со всеми вытекающими из этого последствиями - неспособностью сосредотачиваться, плохой памятью, быстрой утомляемостью, частой сменой настроения, эмоциональной нестабильностью, внушаемостью, но самое главное - он был управляем матерью. А потому при всём желании нельзя избежать обоснованного вопроса: насколько его рассказ действительно принадлежал ему и не был ли он внушён матерью, пожелавшей за счёт сына избежать обвинения в краже кредитной карты? Полиция Вест-Мемфиса сотрудничала с Викторией Хатчисон и в конечном итоге в хищении карты её так никто и не обвинил. Не приняла ли Виктория на себя роль добровольного провокатора в грязной полицейской игре?
     Такого рода подозрения появились много позже описываемых событий и нельзя не признать, что определённое здравое зерно в них присутствует. Уж больно подозрительны росказни членов этой семейки. Нам ещё придётся возвращаться и к Хатчисонам, и к получившей широкое распространение версии "полицейского заговора", орудием которого они явились, но сейчас следует заметить, что всё же подозрения в адрес полиции вряд ли оправданны. Большое число косвенных соображений заставляют думать, что никакой "грязной полицейской игры" не было вовсе и рассказы Виктории и Аарона Хатчисон явились для Гитчелла и его команды неожиданны, как гром среди ясного неба.
     И одним из доводов, доказывающих отсутствие у правоохранительных органов недобросовестных намерений, явилось решение провести психиатрическую экспертизу Аарона. Дабы разобраться, всё ли в порядке у мальчика с головушкой?
     И именно поэтому сразу же после допроса 28 мая Виктория Хатчисон уселась вместе с сыном в полицейскую машину и направилась в психиатрическую больницу Всточного Арканзаса (East Arkansas mental health center).
    

Продолжение в процессе подготовки.

( на предыдущую страницу )                                      ( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker