На главную.
Убийства детей

©А.И.Ракитин, 2022 - 2023 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2022 - 2023 гг.

Книги Алексея Ракитина в электронном и бумажном виде.


Кто тихо ходит, тот густо месит

1            2            3            4            5            6            7            8            9            10            11            12            13            14


     Парк "Headwaters" в штате Монтана (полное название "Headwaters state park") в начале 1970-х гг. являл собою место дикое и в каком-то смысле безблагодатное. Здесь не было никаких особенных природных красот, вроде живописных водопадов, каньонов или необычнх лесов - это был кусок дикой земли с чахлой невзрачной растительностью, всё достоинство которого заключалось в том, что тут было пустынно. Собственно, таковым парк "Headwaters" остаётся и сейчас - место это сильно на любителя. Его главная особенность [достопримечательностью назвать это сложно] заключается в том, что на территории парка сливаются 3 реки - Джефферсон (Jefferson), Мэдисон (Madison) и Галлатин (Gallatin). Последния из перечисленных рек дала название административному округу. Единственным по-настоящему полезными достоинствами парка являются его транспортная доступность, сравнительно небольшая территория и близость жилья. В парк можно въезжать с разных сторон и пересечь его пешком в случае крайней необходимости труда не составит, во всех направлениях идти придётся менее 20 км. и обязательно выйдешь на шоссе.

Несколько типичных для "Headwaters" видов.


     24 июня 1973 года супруги Билл и Мариетта Джагер (Bill & Marietta Jaeger) вместе с детьми приехали в "Headwaters", чтобы отдохнуть там в обществе родителей Мариетты. Не станем гадать, что это за отдых в компании тестя и тёщи - рассуждения на эту тему могут увести повествование далеко в сторону, отметим лишь, что именно эта встреча запустила цепь совершенно неординарных событий, наполнивших этот сюжет совершенно неожиданными поворотами. Джагеры приехали из Мичигана, а тесть и тёща - из Аризоны, в Монтане они предполагали провести неделю.
     Компания получилась довольно большой - две пары взрослых и пятеро детей. Старшему Дэнни (Danny) исполнилось 16 лет, его братьям Фрэнку (Frank) и Джо (Joe) - 14 и 9 соответственно, а сестричкам Хейди (Heidi) и Сьюзи (Susie) - 12 и 7. Оборудовав лагерь, громогласная компания посвятила вечер жарке свиных сосисок, старшие пили пиво, младшие - колу, работал радиоприёмник и, в общем-то, всем было очень весело.
     Около 23 часов компания разошлась спать. Размещение выглядело следующим образом: супруги Джагер легли в кузове своего "пикапа", тесть и тёща - в своей автомашине, Дэнни, старший из детей, занял трейлер, а четверо младших - палатку. Наверняка кому-то из читателей подобная дислокация покажется странной, поскольку оставить совсем юных девочек в обществе мальчиков в палатке - при наличии почти пустого трейлера - вряд ли можно счесть удачным решением. Подобное распределение спальных мест покажется ещё менее удачным, если собщить, что отхожее место располагалось на удалении около 50 метров от площадки и дети не были проинструктированы насчёт того, чтобы ходить туда только парами, а ещё лучше - в обществе кого-то из взрослых.
     Вообще же, вся эта поездка с кучей детей в незаселенный уголок Монтаны выглядит несколько легкомысленной. Даже в наших северных грязях, где нет полчищ пауков, всяких разных ядовитых змей [единственная - гадюка], болеющих бешенством всевозможных диких животных и прочих прелестей дикой природы, можно не выходя за пределы дачного посёлка поймать энцефалитного клеща и случаи такие фиксирутся десятками каждый год, а уж в полупустынной Монтане, где есть место медведям, волкам и прочим опоссумам... Но случилось так, как случилось - компания разошлась спать и благополучно спала примерно до 4 часов утра.
     Перед рассветом Хейди разбудила родителей и сообщила, что исчезла Сьюзи. Слова старшей из дочерей вызвали череду хаотических и бессмысленных действий - Билл, схватив фонарь, побежал в сторону уборной, а Мариетта влезла в детскую палатку и стала расспрашивать находившихся там мальчиков о событиях ночи. Судя по действиям родителей, отец предположил травмирование дочери на пути к уборной, а мать заподозрила некие поползновения со стороны старших братьев, побудившие Сьюзи оставить палатку.
     Через некоторое время тесть, обходивший с фонариком окрестности площадки, обнаружил на удалении около 8-10 метров от палатки мягкую игрушку. Это была лошадка, любимая игрушка Сьюзи, с которой та обычно укладывалась спать. Вечером 25 июня девочка также взяла с собой в спальный мешок лошадку. То, что игрушка оказалась на некотором расстоянии от палатки, означало... означало... никто не знал, что это может означать, но находка выглядела безусловно пугающе.
     Только после обнаружения игрушки родители догадались осмотреть спальное место Сьюзи. Направив свет фонарей на тот угол, где минувшим вечером укладывалась спать девочка, присутствующие увидели пустой спальный мешок и... разрез палатки достаточно большой для того, чтобы вытащить через него человеческое тело!

В том углу палатки, где находился спальный мешок Сьюзи Джагер, ткань оказалась разрезана. Разрез имел форму половинки овала, длина траектории, описанной режущим инструментом, достигала 85 см. Повреждение было довольно протяженным, через него безо всяких затруднений можно было вытащить человеческое тело. Размеры разреза рождали обоснованный вопрос: как его можно было проделать беззвучно?


     Прошло приблизительно 10 минут с того момента, как Хейди подняла тревогу, прежде чем родители обнаружили повреждение палатки. Эта деталь выразительно демонстрирует хаотичность их действий. Только теперь картина произошедшего стала понемногу складываться в головах присутствовавших и Билл Джагер понял, что следует звать службу шерифа. Он прыгнул в автомашину и помчался в сторону ближайшего селения под названием Карпентер - расстояние до него составляло около 2 км., оттуда он рассчитывал позвонить в службу шерифа и встретить патруль.
     На сообщение об исчезновении 7-летней девочки выехал помощник шерифа округа Галлатин (Gallatin county) Донован Хьюгтон (Don Houghton). Парк "Headwaters" входил в его зону ответственности и Дон не мог перепоручить работу по этому делу другому.
     Прибыв на место, помощник шерифа лично обошёл прилегавшую к месту ночёвки территорию, заглянув под все встреченные кусты. Хьюгтон предполагал отыскать либо раненую девочку, либо её труп, однако интуиция его подвела - он инчего не нашёл.
     Отсутствие тела вызвало некоторое замешательство помощника шерифа. После размышления, впрочем, совсем недолгого, Хьюгтон связался по радиостанции с шерифом округа Андерсоном и предложил вызвать ФБР. Поскольку шериф не сразу согласился, Хьюгтон мрачно заметил, что дело будет очень непростым и без Бюро в нём будет не разобраться. После этих слов шериф дал требуемое согласие и пообещал немедленно связаться.
     У сказанного Хьюгтоном имелся подтекст, требующий некоторого пояснения. Несколькими годами ранее - если говорить совсем точно, то в ночь на 4 мая 1968 года - в парке "Headwaters" произошла история, к которой Хьюгтон не имел непосредственного отношения, но о которой много слышал. Большая группа подростков-скаутов в сопровождении преподавателей, разбили лагерь, чтобы провести на лоне дикой природы несколько дней. Группа была очень большой - более 200 человек - и поскольку их сопровождало более 20 человек взрослых мужчин, все чувствовали себя в полной безопасности. Примерно в 05:50 один из скаутов - 12-летний Кенни Саммерс (Kenny Summers) - обнаружил, что у соседа по палатке, его сверстника Майкла Рэйни (Michael Raney), на лице кровь. Кенни попытался разбудить Майкла, однако это у него не получилось - мальчик бормотал что-то нечленораздельное, но не просыпался.
     Кенни сразу же позвал воспитателей, те вытащили Майкла из спального мешка и обнаружили на груди кровь, причём довольно много. Её источник не определялся, чтобы понять, откуда взялась кровь, с Майкла пришлось стащить футболку. Только тогда была найдена рана от ножа - она находилась в подмышечной впадине левой руки и была направлена в глубину грудной клетки. Майкла сразу же повезли в больницу, где выяснилось, что рана неглубока и плевральная полость не повреждена. При этом странным образом оказалась проигнорирована травма головы, хотя с самого начала было ясно, что с головой мальчика что-то сильно не в порядке - он не приходил в сознание и лишь время от времени произносил отдельные слова, лишённые всякой связи и смысла.
     7 мая Рэйни умер. И умер он вовсе не от ножевого ранения, которое имело протяженность около 2,5 см. и глубину 1,2 см. и угрозу для жизни непредставляло. Причиной послужило обширное кровоизлияние между мозговыми оболочками, вызванное ударом по голове. Кости черепа не были повреждены, но в месте удара под волосами остался протяженный кровоподтёк, так что насильственный характер произошедшего сомнению не подлежал. Трагический исход явился следствием некомпетентных действий врачей, не ставших утруждать себя полноценным осмотром поступившего пациента, но первопричина травмирования, разумеется, была связана с чем-то, что произошло в лагере в парке "Headwaters".
     Разумеется, первоначально внимание службы шерифа оказалось сосредоточено на Кенни Саммерсе, парнишке, делившем палатку с убитым. Мальчики дружили и делили палатку по обоюдному согласию. Правда, дружба не исключала возможность внезапного конфликта, но даже если допустить вероятность такового, невозможно было понять, как и чем Кенни мог травмировать Майкла. У Кенни имелся перочиный нож, но крови на нём обнаружить не удалось. Мальчик вряд ли знал, что от следов крови на ноже избавиться довольно сложно и уж точно он не имел понятия о том, как это можно сделать в условиях полевого лагеря. Ещё более невероятным представлялось травмирование головы - у Кенни в палатке просто не было под рукой такого орудия, которым можно было бы нанести настолько сильный удар. А убивающий удар голой рукой 12-летнего мальчика - это как-то уж совсем завирально.
     В общем, хотя все смотрели на Кенни Саммерса как на самог овероятного убийцу, ни у кого не повернулся обвинить его в случившемся.
     Нельзя сказать, что служба шерифа не пыталась расследовать случившееся. Пыталась - ещё как! Было опрошено большое количество местных жителей, появились описания подозрительных автомашин [причём, совершенно несхожие] и неизвестных людей, которые также казались подозрительны. Ни одного задержания не произведено, ни одна подозрительная машина не была идентифицирована - всё расследование свелось к записыванию россказней, чья достоверность изначально казалась сомнительной.
     История гибели Майкла Рэйни выглядела до такой степени станной, парадоксальной и даже бессмысленной, что она сразу же стала своего рода "городской легендой", или, выражаясь корректнее, фольклорным преданием. Рассказывали её в самых разных вариациях [в зависимости от предпочтений рассказчика] - кто-то делал упор на таинственном "проклятии индейских земель", кто-то объяснял случившееся "мистической охотой" давно умершего охотника, кто-то списывал инцидент на паранормальную активность, которой так много во глубине монтанских грязей... В этом месте можно провести явную параллель с пресловутой "таинственной" гибелью тургруппы Дятлова, которую у нас перевирает всяк кому не лень в зависимости от собственной безграмотности и когнитивной дисфункции, хотя при непредвзятом вдумчивом анализе факт криминальной расправы неоспорим и специфические черты этой расправы довольно опредленно указывают на тех, кто её осуществил.
     Помощник шерифа Хьюгтон, родившийся в 1949 году, не принимал участия в расследовании убийства Майкла Рэйни - в то время он служил в Корпусе морской пехоты. Уволившись с действительной воинской службы, он поступил в Университет штата Монтана и одновременно в том же самому 1972 году завербовался в службу шерифа округа Галлатин. Дон слышал много самых фантастических и бредовых версий о гибели Рэйни, но как человек рационально мыслящий, понимал, что в палатке скаутов имело место умышленное убийство и совершил его не Кенни Саммерс. Убийцей явился очень специфический человек, руководствовавшийся неким пока ещё неясным мотивом, человек ловкий, сноровистый и отчаянный. Хьюгтон считал, что убийцей мог быть кто-то из воспитателей скаутов, но расследование было провалено службой шерифа и к 1973 году все следы остыли.


     Лагерь скаутов в 1968 году находился неподалёку от населенного пункта Три-Форкс (Three Forks) в западной части парка "Headwaters". Кемпинг, из которого в июне 1973 года была похищена Сьюзи Джагер, располагался в восточной части парка, на удалении около 3 км. от лагеря скаутов. Человек, выросший в этих местах и хорошо ориентирующийся на местности, мог без малейших затрудний появиться в обоих местах в любое время суток и при любой погоде.

Дону Хьюгтону летом 1973 года было 24 года.


     Утром в кемпинг прибыл специальный агент ФБР Пит Данбар (Pete Dunbar), присланный в помощь проводимому расследованию региональным подразделением ФБР (т.н. "полевым офисом") в Бьютте (Butte). Городок Бьютт с численностью населения в 1973 году чуть более 23 тыс. человек на первый взгляд мог бы показаться местом совершенно заурядным и типичным для Среднего Запада. Однако на самом деле это был довольно необычный и стратегически важный объект, ввиду чего там базировалось крупнейшее в Монтане подразделение ФБР. Бьютт в те годы являлся центром горнорудной промышленности, где добывался целый букет цветных металлов - цинк, медь, золото, серебро, а кроме того редкие минералы. Важнейшие предприятия цветной металлургии, авиационной и электротехнической промышленности США зависели от поставок из Бьютта. Сейчас рядом с городом на месте одного из крупных карьеров находится озеро Беркли-Пит (Berkeley Pit), считающееся самым токсичным водоемом в мире. Впрочем, в 1973 году этот карьер ещё работал и появление удивительного водоёма покуда не состоялось.
     Бьютт являлся местом совершенно безблагодатным, с отвратительной экологией и одним из самых высоких в США уровнем онкологических заболеваний. Дабы читатель составил правильное представление о том, как это место воспринимали современники, можно упомянуть, что именно туда для прохождения службы ссылались личные враги директра ФБР Гувера. Именно в офис Бюро в Бьютте угодил молодой оперативник Джек Шоу, допустивший критику Гувера и корпоративной этики ФБР в письме, отправленном преподавателю юридического колледжа, в котором учился Шоу. Бедолагу сослали в Монтану в 1971 году, но после смерти Гувера в мае следующего года история получила огласку. Долгое время оставалось неизвестным, как о содержании письма узнал Гувер, поскольку ни автор, ни получатель послания никому о нём не рассказывали. Прошло более 2-х десятилетий, сменилось целое поколение сотрудников Бюро, прежде чем все тайны этого мелкого, в общем-то инцидента, прояснились.
     Оказалось, что Джек Шоу "настучал" письмо на служебной пишущей машинке, в которой перед началом работы сменил графитовую ленту. Утром следующего дня секретарь обратила внимание на то, что лента в её отсутствие кем-то заменена о чём и сообщила руководству. Злосчастный ролик с графитовой лентой был изъят и направлен на техническую экспертизу, в ходе которой удалось полностью восстановить напечатанный текст. Об инциденте было доложено высшему руководству Бюро и Гувер, совершенно не терпевший критики, изволил лично прочесть крамольное письмо.
     Нельзя не признать того, что история расправы над Шоу весьма примечательна, она ярко демонстрирует нравы, царившие в рядах ФБР в начале 1970-х годов!
     Вернёмся. впрочем, к Данбару. Послужной список специального агента в точности неизвестен, что объясняется спецификой его деятельности. Сообщалось, что в силу принятой в ФБР практики ротации оперативных сотрудников младшего и среднего звена, он за 15 лет сменил 7 территориальных подразделений. Все они находились в крупных городах, в том числе в Чикаго и Нью-Йорке. Из этого можно сделать вывод, что специализировался Данбар либо на контрразведывательной работе, либо борьбе с организованной преступностью, во всяком случае мы вряд ли ошибёмся, предположив, что произошедшее в парке "Headwaters" сильно отличалось от того, чем спецагент занимался ранее.
     "Полевой офис" в Бьютте по меркам Бюро считался "медвежьим углом", то есть местом скучным и бесперспективным с точки зрения карьеры. Но Пит Данбар сам попросил о переводе туда, что для ФБР выглядело нонсенсом - никто не хотел служить в провинции и всяк стремился получить назначение в подразделение в крупном городе. Добиваясь перевода в Бьютт, Данбар даже встретился с Директором ФБР Гувером и последний, выслушав спецагента, распорядился удовлетворить его просьбу. А причиной этой просьбы явились причины сугубо семейные - отец и мать Данбара проживали на большой ферме в округе Галлатин и в виду преклонного возраста и плохого состояния здоровья нуждались в определенном присмотре.

Специальный агент ФБР Пит Данбар утром 26 июня 1973 года возглавил оперативное сопровождение расследования исчезновения Сьюзи Джагер.


     Пит Данбар как никто другой имел моральное право находиться в парке "Headwaters", ибо значительная часть его территории на протяжении 3-х поколений принадлежала семье Данбар и была подарена правительству штата родителями спецагента. В каком-то смысле он в тот день вернулся в свою вотчину, точнее, бывшую вотчину.
     Осмотрев кемпинг, явившийся местом происшествия, выслушав доклад Дона Хьюгтона, побеседовав с членами семьи Джагер, спецагент сформулировал несколько общих и самых очевидных версий. Их отработка должны была стать задачей расследования на ближайшую перспективу.
     Выглядели эти версии так:
     - Похищение девочки связано с некими событиями вокруг семьи Джагер, злоумышленник проследовал за Джагерами из Мичигана в Монтану и совершил преступление здесь для того, чтобы скрыть наличие такой связи и тем самым ввести правоохранительные органы в заблуждение относительно мотива похищения. В рамках этой версии нельзя было исключать причастность к случившемуся кого-то из семьи Джагер или их ближайших родственников.
     - Похищение никак не связано именно с семьёй Джагер и Сьюзан - совершенно случайная жертва, преступник же - кто-то из местных жителей, хорошо знакомый с парком "Headwaters". По этой версии преступник проживал в непосредственной близости от парка и случайно увидел группу туристов на территории кемпинга. Принимая решение о похищении, злоумышленник руководствовался преимущественно соображениями доступности жертвы и её привлекательностью, он вряд ли хорошо продумывал преступление и возможно сейчас находится в некотором замешательстве, не зная, как ему лучше выйти из создавшегося положения.
     - Наконец, третья версия в какой-то степени объединяла две предыдущие. Согласно ей, похищение маленькой девочки совершено неким педофилом, сексуальным хищником, целенаправленно преследовавшим детей, соответствовавших его предпочтениям. Этот человек мог отдыхать на территории парка и не иметь связи ни с округом Галлатин, ни с семьёй Джагер.
     Начало 1970-х гг. казалось временем, мало походившим на предыдущие годы и десятилетия. В США происходило такое, чего жители не видели и не слышали ранее. Антивоенное движение... хиппи... сексуальная революция... повсеместное распространение наркотиков... противостояние поколений... В средства массовой информации попадали сообщения о странных преступлениях, не находивших узнаваемых ассоциаций в повседневных криминальных буднях. Это были какие-то немыслимые деяния, словно бы рожденные в воспаленных умах голливудских режиссёров, вот только происходили они не на экранах кинотеатров, а в реальной жизни!
     В Калифорнии таинственный преступник, названный "Зодиаком", совершал немотивированные убийства о которых потом писал в письмах, адресованных редакциям газет. Зачем от так поступал? Кто вообще поступал так прежде?!
     Совершенно чудовищной выглядела история убийств, приписанных Хуану Вальехо Короне (Juan Vallejo Corona), который якобы убил и закопал почти 2 десятка мужчин. По официальной версии, Корона являлся гомосексуальным насильником и садистом, вот только его знакомые и близкие говорили о нём, как о сугубом гетеросексуале, заботливом отце 4-х детей и ревностном католике. Процесс над Хуаном, длившийся с сентября 1972 года по февраль 1973 года, закончился за несколько месяцев до событий в парке "Headwaters". Суд этот вызвал много сомнений и нареканий, в том числе и потому, что обвинение так и не смогло толком сформулировать мотив убийств, вмененных обвиняемому. Ввиду чего очень убедительно выглядели предположения о невиновности Короны, который сделался "козлом отпущения" за грехи старшего брата.
     Америку потрясла история "семьи Мэнсона", суд над участниками этой банды, растянувшийся на 9 месяцев [начиная с июня 1971 года], высветил поразительные обстоятельства их преступлений. Удивительная способность Мэнсона манипулировать своими адептами, привлекла внимание к феномену тоталитарных сект и породила множество вопросов. Не будет большим преувеличением сказать, что 2 поколения американцев оказались "ушиблены" Мэнсоном и произошло это во многом потому, что феномен сверхубедительности и сверхавторитетности резко диссонировал с присущим американцам крайним индивидуализмом.


     В то самое время, когда разворачивалось расследование похищения Сьюзи Джагер, произошло ещё одно сенсационное преступление, поразившее массовое сознание американцев. Речь идёт о "деле Дина Коррла", толчком для начала которого послужили драматические события августа 1973 года. В ходе их расследования выяснились шокирующие детали, оставившие далеко позади даже мрачные откровения членов "семьи Мэнсона". Дин Коррл - гомосексуальный садист и серийный убийца - для поиска и заманивания жертв пользовался услугами двух молодых друзей, которые знали о тайном увлечении старшего товарища. За незначительную денежную сумму они приводили ему потенциальную жертву, отдавая себе отчёт в том, что живым этого человека они более не увидят. Преступления Дина Корлла также выходили далеко за рамки традиционных представлений о преступности.
     Дерзкое похищение Сюзан Джагер, осуществленное нарочито усложненным способом, отлично соответствовало безумному духу того времени. И таинственное убийство Майкла Рейни, случившееся несколькими годами ранее примерно в том же месте, лишь усиливало то ощущение бессмысленной головоломности, которое наверняка испытывал всякий, кто вникал в детали событий в парке "Headwaters"

Мариетта Джагер с дочерью Сьюзи, пропавшей из палатки на территории кемпинга в парке "Headwaters", штат Монтана, в ночь на 25 июня 1973 года.


     Пит Данбар, связавшись с коллегами из Мичигана, попросил провести осмотр дома Джагеров и собрать информацию о родителях. Оперативный осмотр не является обыском и не преследует цель сбора улик, в данном случае он проводился с разрешения родителей пропавшей девочки. Сотрудникам ФБР намеревались получить представление об образе жизни членов семьи, а также обнаружить следы подозрительной деятельности, если таковые имелись в доме или на придомовой территории. Ещё до полудня 26 июня группа спецагентов ФБР вошла в дом Данбаров и тщательно его осмотрела. Выяснилось, что семья жила весьма умеренно вдоме средней ценовой категории, выплачивала ипотечный кредит, никаких дорогостоящих или коллекционных предметов в доме не оказалось. Не было найдено следов проникновения посторонних или ведения прослушки.
     Сопоставление доходов и расходов семьи не выявило подозрительных расхождений, иначе говоря, семья жила по средствам. То есть похищение с целью получения выкупа представлялось маловероятным.
     Одновременно с оперативным осмотром дома в Мичигане, в Монтане разворачивалась другая цепочка событий. Утром 25 июня все члены семьи Джагер, а также родители жены, были допрошены с использованием "полиграфа". Допрос проводил специально вызванный в кемпинг оператор ФБР с портативным "детектором лжи". Поначалу эта затея грозила сорваться, поскольку 12-летняя Хейди отказалась от участвовать в подобном допросе, однако родители её уговорили и в конечном итоге ответила на вопросы. Все члены семьи убедительно подтвердили собственную невовлеченность в похищении Сьюзи. Хейди, кстати, вполне здраво объяснила свой первоначлаьный отказ от допроса - по её словам, накануне вечером она поругалась со Сьюзи и очень на неё обиделась. Девочка боялась, что "полиграф" "обнаружит" свидетельство этой обиды и "укажет" на Сьюзи как на виновницу случившейся трагедии.
     К тому времени, когда возня с "полиграфом" закончилась, на территории кемпинга собралось до 20 сотрудников службы шерифа округа Галлатин. Это был практически весь мобильный состав подразделения за исключением дежурного диспетчера, дежурного охранника в окружной тюрьме и больных сотрудников. Для участия в поисковой операции на местности прибыл даже окружной шериф Андерсон.

Дежурный офицер службы шерифа на посту в узле связи. В начале 1970-х гг. ещё не существовало единого телефона аварийных служб ("службы спасения"), поэтому в каждой службе окружного шерифа и в каждом полицейском участке существовала своя дежурная часть, непосредственно принимавшая и обрабатывавшая заявки населения.


     К полудню информация о необычном похищении девочки уже была доложена Губернатору штата Томасу Ли Джаджу (Thomas Lee Judge) и тот распорядился выделить для участия в предстоящей поисковой операции вертолёты Национальной гвардии. Сначала речь шла о 3 машинах, но затем их число было увеличено до 5.
     К этому времени - то есть к 12 часам дня - к кемпингу, ставшему местом совершения преступления, стали съезжаться добровольцы, вызванные шерифом. Это были в основном полицейские из соседних городов, прежде всего Бозмана, административного центра округа Галлатин, и члены пожарных команд. Предполагалось, что к 15 часам соберётся до 200 добровольцев.
     Данбар, однако, предложил начать поисковую операцию, не дожидаясь прибытия всех групп добровольцев. Со времени похищения девочки минули уже 8 часов [или около того] и время терять не следовало.
     По предложению Данбара поисковивки разделились на две неравные части. Небольшая группа, состоявшая из 15 сотрудников службы шерифа, отправилась в ближайшие населенные пункты Карпентер (Carpenter) и Логан (Logan), которые были удалены приблизительно на 2 - 2,5 км. от места похищения. В принципе, преступник мог преодолеть расстояние от этих посёлков до места похищения и обратно в тёмное время суток безо всякого транспорта. В Карпентере и Логане надлежало осмотреть все без исключения места, пригодные для сокрытия человека или трупа. Осмотру подлежали все жилые и нежилые постройки, развалины, колодцы и т.п. На территории упомянутых населенных пунктов располагалось до 40 домохозяйств. Если владелец домохозяйства не пожелает разрешить осмотр территории без ордера, его предполагалось задержать и поместить под стражу на 48 часов - за это время окружному прокурору предстояло озаботиться получением ордера на обыск. Ну и, разумеется, следовало провести таковой с предъявлением ордера.

Читать продолжение

На первую страницу сайта


eXTReMe Tracker