На главную.
Убийства детей

©А.И.Ракитин, 2022 - 2023 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2022 - 2023 гг.

Книги Алексея Ракитина в электронном и бумажном виде.


Кто тихо ходит, тот густо месит

1            2            3            4            5            6            7            8            9            10            11            12            13            14


     В своих лекциях, которые Тетен и Маллани читали вместе, они всегда делали экскурс в историю и непременно рассказывали о разоблачении доктором Джеймсом Брасселом (James A. Brussel) "Безумного Подрывника" Джорджа Метески (George Metesky). Автор не сомневается в том, что читатели "Загадочных преступлений прошлого" прекрасно осведомлены о деталях этой истории, а потому пересказывать её здесь и сейчас вряд ли следует. Важно лишь отметить, Тетен и Маллани считали работу Брассела идеальной, или если угодно - эталонной для криминального психолога, а исчерпывающую точность предсказаний ["когда вы увидите убийцу, он будет в костюме, застёгнутом на все пуговицы"] достойной подражания. По их мнению именно так криминальный психолог и должен помогать полицейскому расследованию.
     Но тут начинались загвоздки - не одна, не две и даже не три, а целая доска с гвоздями. Во-первых, сами Тетен и Маллани вообще никогда ничего не расследовали. Маллани являлся в чистом виде "книжным червем", которого никогда не допускали к серьёзной деятельности, а Тетен занимался оперативной работой в самом её брутальном и тяжёлом варианте - слежка, задержания, тайные проникновения и обыски и т.п. Во-вторых, пример доктора Брассела являлся вообще единственным в истории мирового сыска, других подобных примеров лекторы просто не знали. Рассказ про Брассела был интересен, но его успех имел место в декабре далекого уже 1956 года, а что же последовало после этого? А ничего... Никто никого с помощью психологических портретов более не поймал. Сам же Брассел никого и не поймал, хотя ловил ещё более 20 лет! В-третьих, Директор ФБР Эдгар Гувер, поначалу весьма впечатленный успехом расследования нью-йоркской полиции, в результате которого был изобличён "Безумный Подрывник" Метески, так и не дождался аналогичных успехов в рамках работы ФБР и постановил, что Бюро не нуждается в услугах "яйцеголовых" шарлатанов. В-четвёртых, работа Тетена и Маллани сильно смахивала на исследования ФБР в области "сверхчувственного восприятия" (т.н. экстрасенсорики), которые во второй половине 1960-х гг. проводились ФБР и закончились феерическим провалом, другими словами, констатацией того факта, что эффективность "предсказаний" экстрасенсов находится в границах вероятности обычного угадывания. Чтобы быть экстрасенсом, вовсе не обязательно быть экстрасенсом (уж простите автора за тавтологию) - достаточно гадать на картах или просто угадывать... Зайдите в любое казино - там таких эксрасенсов по дюжине за каждым столом, а сколько ещё с "однорукими бандитами" балует!

История разоблачения "Безумного Подрывника" Джорджа Метески (фотография справа) судебным психиатром Джеймсом Брасселом (фотография слева), безусловно, интересна, но она несёт в себе неустранимый изъян. Этот успех оказался разовым и не повторялся более на протяжении многих лет. Из-за этого исчезал важнейший критерий любой научной истины - повторяемость проверочного эксперимента. Успех Брассела следовало считать либо феноменом, либо случайностью - а сие обесценивало его объективную ценность. Кстати, все ли читатели узнали импозантного мужчину позади Брассела? Правильно - это Ли Бэйли. Кстати, Метески на фотографии справа, облаченный в костюм-тройку, действительно всегда появлялся перед публикой застёгнутым на все пуговицы.


     Чтобы придать своим лекциям больше зрелищности и привлекательности, Тетен и Маллани устраивали небольшое представление. Говард Тетен, рассказывая о том или ином преступлении, сообщал криминалистические детали - кто где стоял, какие следы были оставлены, как лежали трупы и отчего вообще умирали умершие. Своё представление он сопровождал демонстрацией кино- и фотодокументов, если требовалось, то включал магнитофонные записи, имевшие отношение к расследованию. Патрик Маллани вступал в дело чуть позже и озвучивал психологическую подоплёку, которая по его мнению крылась за тем или поступком преступника [либо, напротив, бездействием].
     Всё это выглядело довольно занимательно, лекторы вовлекали присутствовавших в зале в общение, предлагали им комментировать те или иные умозаключения и такие лекции порой превращались в горячие словесные баталиии между присутствующими: "Вы видите следы крови на потолке? Преступник замахивался окровавленным ножом!" - "Причём тут вообще нож?! Это жертва резко запрокинула голову после удара кулаком в нос!" и ect., и ect., и ect. Именно по этой причине руководство курсов всегда оставляло лекции Тетена и Маллани на последний день сборов - они воспринимались как развлечение, своего рода шарада для взрослых мужиков, утомленных поездками на БМП в предшествующие дни и последующими утренними похмельями.
     Обычно свои лекции Тетен и Маллани заканчивали обращением к слушателям, предлагая им сообщать о разного рода необычных головоломных делах, сбивающих с толку неопределенностью. Дескать, если вы в своей практике сталкаивались с чем-то подобным, то сообщайте нам, мы используем ваш материал в нашей работе. Единственное условие, которое следовало соблюсти - расследование должно быть хорошо задокументировано, дабы психологи могли уточнить любые детали, которые посчитают нужным.
     Следует заметить, что то, чем занимались Патрик Маллани и Говард Тетен вовсе не являлось чем-то очень оригинальным и эксклюзивным. В американском научном сообществе тех лет роились всевозможные идеи разной степени бредовости, призванные качественно изменить работу детектива [речь идёт о всевозможных вариантах контроля сознания, применении в следственной практике гипноза, всевозможных "сывороток правды", полиграфов, разработка методик пробуждения "скрытых" воспоминаний и пр.]. В то самое время, о котором сейчас идёт речь - то есть в марте 1974 года - в Сиэттле начала действовать группа криминальных психологов под руководством доктора психологии Донны Шрам, которой предстояло разработать "психологический портрет" преступника, нападавшего на студенток в кампусе Университета штата Вашингтон. Группа эта была создана безо всякого участия ФБР, её работу курировало правительство штата, если точнее, Департамент юстиции. Криминальные психологи под руководством Шрам справились с поставленной задачей и разработали прекрасный портрет убийцы, который в последующие месяцы уточняли и довели до высокой степени точности. По мнению самих психологов, разумеется.
     Как мы сейчас знаем, убийства в кампусе Университета штата совершал Теодор Банди. Особую пикантность успехам группы под руководстом Донны Шрам придало то обстоятельство, что она лично была знакома с убийцей, причём отношения их были довольно доверительны. Когда в июле 1974 года стало известно, что "Убийца студенток" называет себя "Тедом" и появились его портреты, весьма похожие на Банди, Донна Шрам обсудила эти новости с членами подчиненной ей группы и заявила: "Я знаю в Сиэттле только одного Теда - Теда Банди - но понятно же, что к убийствам он непричастен!"
     Согласитесь, что если сам создатель "психологического портрета" не состоянии опознать в хорошо знакомом человеке убийцу, то детективы, руководствуясь подобным "психологическим портретом", тем более не смогут это сделать.

Доктор криминальной психологии Донна Шрам весной 1974 года возглавила группу из 5 психологов, которым предстояло помочь правоохранительным органам в разоблачении "Убийы студенток" в Сиэттле. Группа разработала психологический портрет разыскиваемого. Впоследствии выяснилось, что убийства совершал Теодор Банди, хорошо знакомый Донне Шрам на протяжении более 2 лет. Понятно, что если сама Донна не опознала убийцу в знакомом ей человеке, то разработанный ею "психологический портрет" тем более не мог помочь опознать его незнакомым с убийцей детективам.


     Такого рода казусы сильно подрывали доверие детективов [то есть тех, кто непосредственно разыскивает убийц] к тому соку мозга, что выплёскивали на них академические учёные под видом "прикладных разработок". И "психологические портреты" в восприятии профессионалов сыска являлись одной из модных в эпоху прогресса новаций, имеющих весьма сомнительную практическую ценность.
     Сотрудники ФБР, разумеется, также были полны скептицизма в отношении тех перспективных методов расследования, что продвигали Тетен и Маллани, но Пит Данбар весьма впечатлился тем, что увидел и услышал в заключительный день семинара. После того, как мероприятие было закончено, специальный агент подошёл к лекторам и сообщил, что у него есть дело, которое как раз может заинтересовать психологов. Тетен и Маллани не стали спорить и пригласили Данбара в свой кабинет в бомбоубежище.


     Они застряли там почти на 5 часов. Разговору очень помогло то обстоятельство, что Пит Данбар принимал участие в расследовании похищения Сьюзи Джагер практически с самого начала и знал множество деталей, интересовавших психологов. Разумеется, никаких следственных материалов Данбар при себе не имел - ни фотографий, ни магнитофонной записи - но даже того, что специальный агент сумел рассказать, хватило для первых прикидочных оценок. Тетен и Маллани сразу предупредили специального агента, что тот не должен называть фамилии подозреваемых, поскольку указывать на конкретную личность не входит в задачу криминальной психологии. Свою задачу Патрик и Говард видели в том, чтобы правильно ориентировать Пита и направить розыск в нужном направлении.
     К концу беседы крминальные психологи так описали человека, совершившего похищение Сьюзи Джагер и Сандры Смоллеган:
        1) это мужчина белой расы в возрасте немного за 20 лет, но точно не старше 30 лет;
        2) уровень его интеллектуального развития вне всяких сомнений выше среднего, этот человек способен к планированию своих действий, у него получается просчитывать наперёд логику и работу правоохранительных органов, что повышает его самооценку;
        3) по складу характера преступник является одиночкой, он неженат, не имеет постоянного сексуального партнёра, скорее всего, не имеет вообще такового партнёра. Если в его жизни есть место сексуальным отношениям, то такие контакты выглядят как спорадические и нерегулярные.
        4) у преступника, вероятнее всего, мало опыта общения с женщинами, ему проще похитить понравившуюся ему девочку или женщину и завладеть ею силой, нежели заинтересовать и уговорить заняться сексом посредством продвинутой речевой стратегии.
        5) нападение на Сьюзи Джагер было спонтанным, поскольку никто не знал, что две семьи остановятся на ночь в кемпинге, но преступник, случайно увидев туристов днём или вечером, моментально выстроил в голове весьма сложный и хитроумный план. План этот он реализовал с виртуозной ловкостью. Способность преступника быстро принимать неожиданные решения указывает на подвижность психики, высокие когнитивные способности и такие черты личности, как темпераментность, азартность, склонность к риску, высокое самомнение.
        6) уровень социализации этого человека вообще невелик, но это ему не очень-то и мешает. Скорее всего, он даже не замечает того, что люди сторонятся его, а сверстники не считают другом. При этом он общителен, охотно идёт на контакт и в большинстве случаев не понимает неуместности подобного демонстративного дружелюбия. Иначе говоря, он думает про себя что он компанейский парень, но в действительности он не компанейский парень.
        7) совершенно неверно считать этого человека жалким неудачником - нет! - он вполне успешен на выбранном им поприще. Ему нравится одиночная работа, которая предоставляет возможность располагать своим временем - это может быть работа в столярной мастерской, мастерской по ремонту электроприборов, возможно даже ателье по пошиву одежды, но не автосервис. Преступнику не нравится коммуницировать с другими людьми и он склонен уклоняться от излишних контактов в рабочее время.
        8) похититель безусловно имеет хорошую физическую форму, позволяющую ему быстро перемещаться по пересеченной местности с девочкой весом более 20 кг. на руках.
        9) преступник скорее всего имеет опыт службы в вооруженных силах. Этот человек не стал бы уклоняться от воинской службы, которую он расценивает как своего рода вызов и проверку своих незаурядных качеств. В армии он являлся хорошим и даже образцовым военнослужащим, хотя это не отменяет того, что его хорошая репутация в глазах начальства использовалась им для разного рода неблаговидных и даже преступных действий.
        10) высокое самомнение преступника и присущий ему нарциссизм не позволяют ему бежать из района совершения похищений. Он вне всяких сомнений проживает в Галлатине или одном из прилегающих округов, он прекрасно знает местных жителей [как и они его], он всё время остаётся на виду и получает огромное внутреннее удовлетворение от осознания собственной неуловимости, которую расценивает как жизненный успех. Он не пытался скрываться ранее и не станет этого делать даже при угрозе ареста.
        11) похищение Сьюзи Джагер не явилось для этого человека первым криминальным опытом. Он несомненно совершал преступления ранее, но полицейские органы не связывали случившееся с ним.
        12) характер расчленения трупа (или трупов) на ранчо Локхарта указывает на полное самообладание преступника, который не боится сопутствующих этому процессу впечатлений [крайне тяжёлых и неприятных для абсолютного большинства людей]. Скорее всего, он получил от процесса расчленения удовольствие. Если это предположение справедливо, то преступник должен сохранить какие-то части тела (или тел) жертвы (или жертв) в тайном надёжном месте, дабы иметь возможность время от времени их рассматривать и воскрешать в памяти волнующие переживания.
     Пит Данбар записал детали психологического портрета, сообщенного ему Тетеном и Маллани, и подумал, что он знает фамилию человека, о котором ему только что рассказали собеседники. Строго говоря, фамилию этого человека могут назвать сейчас и читатели очерка - сообщенной автором информации более чем достаточно для того, чтобы понять, о ком идёт речь.
     Однако существовала проблема, по мнению Пита Данбара очень серьёзная. Дэвид Мейерхофер, соответствовавший описанию Тетена и Маллани по всем позициям, прошёл проверку на "детекторе лжи". И проверял его один из лучших операторов ФБР, присланный распоряждением Директора Бюро! Это как такое может быть?!
     Ссылка на проверку с использованием полиграфа не вызвала у психологов ФБР особенного удивления. Они справедливо указали специальному агенту на то, что существуют методики обмана "детектора лжи" и Пит Данбар, как опытный контрразведчик, должен знать, что подготовленная в Советском Союзе и на Кубе агентура обучена обходить те ловушки, что расставляются при проверке полиграфом. Кроме того, совершенно особая категория лиц - так называемые психопаты - способны проходить подобную проверку безо всякой предварительной подготовки. Им помогают в этом индивидуальные черты личности - крайняя самоувернность, вера в собственную непогрешимость и исключительность, неустранимая потребность оправдывать себя всегда в любой обстановке и при любых условиях. Эти люди никогда не признают своей вины и отрицают даже самые очевидные и несомненные факты, доказывающие их виновность, причём они искренне верят в то, что всегда виноваты все вокруг, но только не они. В первые дни после совершения преступления вину психопатов можно выявить с использованием полиграфа - этому способствует их нервозность и повышенная тревожность - но по истечении нескольких недель они полностью компенсируются, восстанавливаются и их психика приходит в равновесное состояние. Внутренний механизм самооправдания восстанавливает их душевное спокойствие и они проходят проверку точно также, как совершенно невиновные лица.
     Подобное объяснение не очень-то убедило спецагента - тот весьма смутно представлял, как можно обмануть продвинутые технологии Джеймса Ричардсона - но в тот вечер его интересовал другой немаловажный вопрос, имевший серьёзное прикладное значение. Коротко этот вопрос можно сформулировать так: каким образом вести расследование дальше?
     Ни Тетен, ни Маллани этого не знали. Они никогда не расследовали преступления, их знания носили академический характер и практические советы не входили в область их компетенции.
     Крайне озадаченный всем услышанным, Данбар уехал из Квонтико, но связь с криминальными психологами из подвала не потерял. Он выслал им копии большого объёма следственных материалов и регулярно созванивался, обмениваясь мыслями и делясь новостями, если таковые появлялись.
     Хотя составленный Тетеном и Маллани "психологический портрет" очень точно описывал Дэвида Мейерхофера, специальный агент Данбар после возвращения в Монтану никому не сказал об этом. Более того, он и сам оставался до некоторой степени не уверен в объективной точности криминальных психологов, хотя удивительная детализация составленного ими "портрета" его сильно впечатлила. Отдельной проблемой являлось то, как оптимальным образом надлежало использовать полученную информацию для изобличения преступника. Ни один судья не позволил бы арестовать человека или провести обыск принадлежащего тому имущества на основании неких абстарктных психолого-психиатрических соображений, которых даже косвенными уликами нельзя было назвать.
     По этой причине специальный агент сосредоточился на одной из деталей, попавшей в "психологический портрет", а именно - на упоминании о преступлениях, предположительно совершенных Дэвидом Мейерхофером ранее. Одно такое преступление было широко известно, причём оно было известно Данбару безо всякой связи с исчезновением Сьюзи Джагер. Речь идёт о странном убийстве Майкла Рэйни в мае 1968 года - в самом начале настоящего очерка история эта уже рассказывалась.
     Мальчик спал, его кто-то ткнул ножом в подмышку, повредив плевральную полость... Рядом спал друг мальчика и все подумали, что это сделал он. Но друг всегда отказывался признавать свою причастность к этой идиотской выходке... Окружающие понимающе вздыхали, качали головами и опускали глаза... Все считали, что имела место дурная детская шутка, но что, если сосед по палатке действительно никоим образом не был причастен к тому, что произошло с его другом?!


     Имелось и другое убийство, оставшееся нераскрытым. Во второй половине дня 5 февраля 1974 года - то есть за 4 дня до исчезновения Сандры Смоллеган - без вести пропала 5-летняя Шивон МакГинесс (Siobhan McGuinness), проживавшая в городе Миссула, штат Монтана. Расстояние от Манхэттена до этого города довольно велико - чуть более 230 км. по прямой. Девочка возвращалась домой после школы в районе 17 часов, на этом пути ей повстречались знакомые мальчик и девочка, которые подтвердили факт её движения в сторону дома. Дома она, однако, не появилась...
     Начались поиски с участием большого количества добровольцев. Миссула - это второй по численности город Монтаны - число желающих помочь пропавшей девочке в первые часы поисковой операции превысило 400 человек, после чего власти попросили добровольцев расходиться по домам, ибо в таком количестве они стали уже бесполезны.
     Девочка была найдена 7 февраля спустя чуть менее 48 часов со времени исчезновения. Тело обнаружил водитель снегоуборочной машины, расчищавшей шоссе I-90. Место обнаружения трупа было удалено от предполагаемого места исчезновения примерно на 23 км., так что факт насильственного увоза Шивон прочь от дома сомнений не вызывал.

Шивон МакГинесс.


     То, что произошло с Шивон МакГинесс, было по-настоящему трагично, ужасно, отвратительно... Люди не должны умирать так, как умерла эта девочка, тем более так не должны умирать дети!
     Её ударили по голове чем-то, что можно назвать дубинкой с острой гранью, возможно обрезком трубы, возможно, деревянным бруском. Этот предмет оставил на голове девочки Y-образный разрыв кожи и достиг кости, но не пробил кости черепа. После этого преступник нанёс девочке 3 ранения большим широким ножом, скорее похожим на меч или мачете - ширина лезвия этого орудия достигала 6 см.! Он поместил тело в водопропускную трубу большого диаметра под проезжей частью шоссе I-90 и уехал, но Шивон не умерла. Она сумела вылезти из трубы и вскарабкалась по откосу к проезжей части. По-видимому, девочка рассчитывала на то, что кто-то из проезжавших автомобилистов заметит её и остановится. Никто, однако, её не увидел, возможно, потому, что был вечер и шёл плотный снегопад. Тогда Шивон развернулась и поползла обратно, наверное, она замёрзла и надеялась укрыться в трубе, из которой вылезла ранее.
     Силы, однако, оставили её и она умерла в том положении, в котором ползла - ногами к шоссе, головой - в сторону водоводной трубы. Несмотря на сильный снегопад, следы её перемещений по пологому откосу шоссе хорошо читались. Там же были и следы убийцы, однако табуны полицейских, съехавшихся к месту обнаружения тела девочки, затоптали их. Ни одного отпечатка обуви преступника зафиксировать так и не удалось.
     Девочка не была изнасилована в традиционном понимании этого слова, но в отношении неё преступник продемонстрировал некую сексуальную активность. Большое количество спермы было найдено на животе жертвы, убийца вытирал половой орган красной футболкой девочки.
     Правоохранительные органы приложили большие усилия по розыску преступника. Нашлись свидетели, которые видели неподалёку от места похищения Шивон большой "кадиллак" с нью-йоркскими номерами. Машину нашли, более того, в её багажнике оказалась кровь, много крови!
     Однако вскоре выяснилось, что "законники" потянули не ту ниточку. Водитель, совершавший поездку вместе с подругой, заявил, что сбил оленя и положил тушу в багажник. Последующая судебно-медицинская экспертиза подтвердила происхождение крови в багажнике от оленя. "Кадиллак", поврежденный столкновением, несколько дней находился в ремонте - именно по этой причине автомашину и видели в Миссуле. Мужчина и его спутница доказали своё alibi, так что это направление расследования закончилось тупиком.
     А других и не было!
     Пит Данбар испытывал определенные сомнения в том, что трагическая история Шивон МакГиннес как-то связана с тем, что происходило в Галлатине, однако криминальные психологи из ФБР были склонны не отметать с ходу предположение о причастности Дэвида Мейерхофера к случившемуся в Миссуле. На то имелось несколько соображений, разумеется, сугубо косвенных и ничего не доказывавших, но в составленном ими "психологическом портрете" всё основывалось на таких вот косвенных доводах.
     Так, например, негласная проверка, устроенная Данбаром, показала, что Дэвид Мейерхофер уезжал из Манхэттена 4 февраля и возвратился только 6 числа. Психологи в Квонтико посчитали это совпадение весьма многообещающим. Любопытным представлялось использование мачете, первая жертва на ранчо Локхарта расчленялась именно чем-то похожим на такое оружие. Похититель вывез МакГинесс из Миссулы в восточном направлении - а это была как раз дорога в Манхэттен. Правда, кроме Манхэттена этот путь вёл в сотни других городов и посёлков Монтаны, но и в Манхэттен в том числе. Сама потребность преступника посадить жертву в автомашину и отвезти её за десятки километров, рождала аналогию с тем, что произошло со Сьюзи Джагер и Сандрой Смоллеган. То, что преступник озаботился сокрытием тела, также казалось неслучайным. Труп мог пролежать в трубе под шоссе многие недели и месяцы... В общем, это преступление Тетен и Маллани были склонны пока не отбрасывать и считать [условно] связанным с Дэвидом Мейерхофером.

В начало                                                 Читать продолжение

На первую страницу сайта


eXTReMe Tracker