На главную.
Убийства детей

©А.И.Ракитин, 2022 - 2023 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2022 - 2023 гг.

Книги Алексея Ракитина в электронном и бумажном виде.


Кто тихо ходит, тот густо месит

1            2            3            4            5            6            7            8            9            10            11            12            13            14


     Чтобы закончить с историей похищения Бекки Томпсон и Эми Барридж, скажем, что хорошего конца там не было в принципе. Бекки покончила с собой поздним вечером 31 июля 1992 года спустя почти 19 лет с момента трагедии. Произошло это на том же самом месте, где погибла Эми, если говорить совсем точно, то Бекки прыгнула с того самого моста над рекой Норт-Платт, с которого много лет назад были сброшены её младшая сестра и она сама. В эту поездку Бекки отправилась вместе со своей 2-летней дочерью и сожителем. В тот вечер она выпивала вместе с другом и поближе к полуночи надумала посетить место трагедии. Сложно сказать, о чём думал бойфренд Ребекки, соглашаясь на странную полуночную поездку к месту трагедии - судя по всему, ни о чём! - хотя подобная инициатива должна была бы вызвать определенную настороженность у всякого разумного человека.
     Один из преступников - Джерри Дженкинс - в заключении тяжело болел, у него развилась астма. В 1998 году в возрасте 55 лет он умер в тюрьме по естественным причинам.
     А вот дружок его - Рон Кеннеди - прекрасно приспособился к тюремной обстановке и продемонстрировал прекрасную динамику "внутреннего роста". Он заявил, что обрёл веру в Бога и сумел получить от тюремной администрации все мыслимые и немыслимые бонусы - ему даже разрешили держать в камере маленькую собачку, что по тюремным обычаям выглядело совершенно неслыханной милостью. В тюрьме Кеннеди умудрился бракосочетаться и теперь в нему периодически приезжает любимая жена, с которой он каждые полгода проводит в особом "семейном блоке" до 3 суток.
     Не курорт, конечно, но учитывая, что эта скотина натворила с беззащитными девочками, нельзя не отметить некоторую несправедливость Судьбы. Такая вот, понимаешь ли, загогулина... (копирайт первого Президента России)
     Было бы неправильно сказать, будто в последующие месяцы расследование похищения Сьюзи Джагер остановилось - нет, этого не случилось! - продолжалась "отработка" широкого круга лиц разной степени подозрительности, накапливался всевозможный справочный и ориентирующий материал по проверкам alibi и т.п., но в целом можно было бы сказать, что расследование выдохлось.
     В середине октября ФБР получило, наконец-таки, развёрнутую справку о всех логах [последовательных соединениях] между оконечными абонентами во время звонка 24 сентября. Оказалось, что в Фармингтон-Хиллс позвонили из телефона-автомата на автозаправочной станции возле границы города Шайенн (Cheyenne) в штате Вайоминг. Расстояние между указанными городами составляло 1800 км. по прямой. Если звонил именно похититель Сьюзи - а это выглядело именно так - каким образом он узнал, что мать девочки вышла из дома? Мариетта Джагер многие недели безвылазно находилась дома, ожидая звонка, но именно тогда, когда она буквально на четверть часа вышла за дверь, долгожданный звонок и раздался! Это было простое совпадение или же некто следил за домом и немедленно оповестил преступника, когда тому следует позвонить, чтобы поговрить с несовершеннолетним членом семьи?
     Подобное предположение казалось правдоподобным, но оно выходило за все пределы здравого смысла и отдавало паранойей.
     На автозаправочной станции находились 3 телефона-автомата, на некотором удалении располагалась проходная довольно крупного нефтеперерабатывающего завода. По оценкам сотрудников ФБР каждый день станцию посещали 500-600 человек - и это были не только владельцы транспортных средств, но и работники завода, совершавшие различные мелкие покупки на пути на работу и с работы. Криминалисты сняли с трубки более 40 отпечатков пальцев и ладоней [как полных, так и фрагментарных], но никто не испытывал особых иллюзий насчёт их практической ценности.
     В общем, попытка отследить позвонившего 24 сентября в дом Джагеров никуда правоохранительные органы не привела.
     Пожалуй последней оригинальной инициативой, призванной оживить забуксовавшее расследование, стал план специального агента Данбара по отслеживанию подписчиков на мичиганские газеты. Ход рассуждений опытного оперативника был примерно таким - если преступник проживает в районе парка "Headwaters", то он будет испытывать определенные затруднения в получении свежей информации о семье Джагер. Мичиганские радиостанции, как, впрочем, и ТВ-каналы, в Монтане недоступны, а потому вся "движуха", связанная с семьёй похищенной девочки, остаётся вне поля зрения преступника. Последнему важно знать, что происходит с родителями, тем более, что он выходил уже на связь с ними и с большой вероятностью сделает это ещё. Как такой человек может отслеживать обстаноку вокруг семьи, проживающей от него более чем за 2 тыс. км.? [Сугубо для справки: от Бозмена, административного центра округа Галлатин, до Фармингтон-Хиллс ~2,3 тыс. км.].
     Очевидно, ему нужна будет газета, регулярно сообщающая о ходе расследования. И желательно размещающая на своих полосах интервью с членами семьи или рассказы о них.
     Таковая газета имелась - называлась она "Detroit news". Пит Данбар в середине ноября 1973 года подумал, что было бы весьма полезно отследить, кто из жителей округа Галлатин или прилегающих округов подписался на эту газету после 25 июня, то есть после похищения Сьюзи Джагер.
     Идея была очень здравой - в этой части нельзя не отдать должное Питу Данбару, его мышление профессионального контрразведчика сработало чётко! Последующая реализация замысла привела к результату довольно интересному.
     Выяснилось, что в Галлатине и прилегающих округах после 25 июня было оформлено в общей сложности 5 подписок на газету "Detroit news". На другие мигичанские газеты подписок не было вообще. Из 5 получателей газеты 4 оказались физическими лицами. Все они и их близкие были проверены и особого интереса ФБР не вызвали. А вот последним из числа подписчиков оказалась библиотека в Бозмене, административном центре Галлатина.

Плакат второй половины 1960-х гг., призывавший презжать на отдых в Бозмен, административный центр округа Галлатин, чтобы позагорать на лоне природы настоящего Среднего Запада.


     И данное обстоятельство наводило на определенные размышления. Библиотека - место общественное, контролировать там публику сложно, газету может читать множество лиц... Возможно, именно на это и делал ставку преступник! Если преступник работает в библиотеке, либо там работает близкий ему человек, то его интерес к газете из далёкого Мичигана не только не будет отслежен, но даже не привлечёт к себе внимания. Идеальная маскировка!
     Пит Данбар всерьёз заподозрил, что похититель Сьюзи Джагер каким-то образом связан с библиотекой в Бозмене и сумел повлиять на оформление подписки на интересующую его газету. Причём проводить проверку этого предположения "в лоб" было нельзя - это могло бы насторожить преступника и он бы никогда более не проявил интереса к газете. Надо было придумать что-то иное.


     Данбар с ведома руководства региональным управлением Бюро в Монтане провёл самую настоящую операцию по всем правилам контрразведывательного искусства. В ноябре 1973 года в библиотеку Бозмена было осуществлено оперативное внедрение агента Бюро, перед которым была поставлена задача скрытно установить круг постоянных читателей газеты "Detroit news" и особо выяснить, кто из их числа старается не афишировать свой интерес. Агентом являлась пожилая женщина, уже работавшая в интересах Бюро более двух десятилетий. Женщина действовала в абсолютной тайне в том числе и от службы шерифа, о поставленной ей задаче был осведомлен только Пит Данбар и его помощник из подразделения ФБР в Бьютте.
     Поскольку секретный агент не мог стоять сторожевым псом над подшивкой газет [он вообще не должен был демонстрировть интереса к "Detroit news"], был выработан ряд приёмов - или уловок, если угодно - посредством которых предстояло заставить "тайного читателя" обнаружить свой интерес. В частности, агенту было предложено периодически перекладывать газеты с места на место таким образом, чтобы подшивку "Detroit news" приходилось искать [а для этого читателю следовало обнаружить свой интерес и прямо обратиться к внедренному агенту за помощью в поисках]. Другая уловка была связана с извлечением из газет листов, связанных с историей семьи Джагер - обычный читатель скорее всего не заметил бы того, что в 40-страничной газете отсутствуют 4 страницы, а вот "тайный читатель" несомненно обнаружил бы отсутствие той части газеты, что представляла для него главный интерес, о чём и сообщил бы агенту.
     Таких приёмов было выработано довольно много. Следовало иметь в виду, что внедренный в библиотеку агент ФБР не мог злоупотреблять ими - это привлекло бы внимание к его персоне и вызвало бы лишние вопросы о причине систематически допускаемых ошибок, сведя тем самым на "нет" все усилия. Тем не менее, задуманная Данбаром операция с течением времени могла бы вывести правоохранительные органы на преступника. Разумеется, в том случае, если последний и впрямь появлялся в библиотеке для чтения мичиганской газеты.
     На протяжении декабря 1973 года и в начале следующего года законспирированный под библиотекаря агент ФБР работала над порученным ей заданием и, наверняка, давала какую-то информацию, имевшую ценность в глазах своего куратора Данбара. Однако в феврале 1974 года началась история, точнее, целая череда трагических событий, которая привела к сворачиванию связанной с библиотекой комбинации и отзыву агента.
     Всё началось с того, что в городке Манхэттен, находящегося в 30 км. западнее Бозмена, в ночь на 10 февраля 1974 года пропала без вести 19-летняя Сандра или в просторечии "Сэнди" Смоллеган (полные имя и фамилия Sandra Mae Smallegan). Несмотря на молодость, она уже успела побывать замужем и благополучно рассталась с мужем [её девичья фамилия Дайкман (Dykman)]. Помимо этой детали следует отметить, пожалуй, и то, что городок Манхэттен был меньше иного российского села - в 1973 году там проживало около 850 человек. Своим названием населенный пункт был обязан вовсе не всемирно известному острову в дельте Гудзона, а пивоваренной компании, работавшей здесь одно время.

Исторический центр Манхэттена, округ Галлатин, штат Монтана.


     Вечером 9 февраля, в субботу, Сэнди посетила игру баскетбольной команды средней школы Манхэттена. Эта команда являлась гордостью не только маленького населенного пункта, но и всего Галлатина, поскольку являлась чемпионом штата в юношеском дивизионе В и не проиграла ни одной игры за предыдущие 2 года. На игру явился практически весь Манхэттен, присутсвтвовали там и родители Сандры - Бетти (Betty) и Джон (John Dykman) - а также её братья, число которых достигало аж 4-х. Многие видели Сандру в тот вечер и общались с нею - всё было как обычно...
     Около 22 часов родители привезли Сандру к зданию, в котором находился магазин сельскохозяйственной техники Клиффа Мейрхофера (Cliff Meirhofer), самого богатого бизнесмена Манхэттена. Сандра работала в этом магазине и арендовала над ним небольшую квартирку - фактически комнату площадью менее 20 кв. метров, разделенную на кухню и спальню весьма условной перегородкой из палок. Сандра попрощалась с родителями и направилась домой.
     Больше родители её не видели. На следующий день в воскресенье, отец попытался отыскать дочь, но не смог этого сделать. Он не увидел также и автомашины Сандры - маленькая 2-х дверная "cortina" с номером "Montana 6-16097", обычно стоявшая позади магазина Мейрхофера, отсутствовала. Отсутствие автомашины до некоторой степени успокоило отца - Джон решил, что дочь куда-то уехала в выходной день.
     В этом месте необходимо пояснить, что Сандра водила автомашину не очень хорошо, неуверенно. Получив водительские права в 16 лет и в первый раз самостоятельно сев за руль родительской машины, она умудрилась утопить её в пожарном пруду. И это в Монтане, где открытых водоёмов практически нет! Получив в подарок на 19-летние нынешнюю "cortin"-у, она во время первой же поездки умудрилась и её разбить, въехав в одиноко стоящее дерево. Чтобы улучшить навык вождения Сандра планировала в свободное время совершать дальние поездки - это было известно родителям - потому-то отсутствие дочери и автомашины в воскресенье их не особенно встревожило.

Сандре принадлежала белая 2-дверная "ford cortina" 1972 года выпуска. Автомашина исчезла в то же время, что и молодая женщина. Это обстоятельство сразу наводило на мысль, что на машине Сандра и уехала. Вот только был ли этот отъезд добровольным?


     Однако всё изменилось утром в понедельник 11 февраля, когда Джону Дайкману позвонил Клифф Мейрхофер и осведомился, всё ли в порядке у Сандры. Оказалось, что та не вышла на работу... Вот тут родители встревожились не на шутку - Сандра была "домашней" девочкой и несмотря на неудачный брак и последующее расставание с мужем [хотя и без официального развода], таковой и осталась. Она не могла просто так исчезнуть, не предупредив родителей, ничего не сказав работодателю, который очень хорошо к ней относился и не только обеспечил работой, но и почти бесплатным жильём!
     Бетти и Джон Дайкман, бросив все дела, помчались на квартиру дочери. У них имелся свой ключ, поэтому проблем с проникновением в студию Сандры не возникло.
     Осмотр помещения загадал загадки, мягко говоря, неожиданные. Перво-наперво стало ясно, что исчезли 2 чемодана и большая спортивная сумка Сандры. В шкафу недостовало кое-какой одежды, в частности, отсутствовал клетчатый костюм, в который вечером 9 февраля была одета дочь, а также её любимый белый брючный костюм, в котором она выглядела очень эффектно. Костюм был летний, для зимней поры не подходил. А вот тёплая куртка, в которую Сандра была облачена 9 февраля, оказалась висящей на спинке стула.
     Кроме того, отсутствовала длинная ночная сорочка, которую Сандра сама же и пошила. На то, что Сандра ложилась спать, указывала разобранная двуспальная кровать.
     Ситуация выглядела непонятной и потому крайне тревожной. Без долгих размышлений Джон Дайкман позвонил в службу шерифа и попал на Уилльяма Слотера (William Slaughter), молодого помощника шерифа, жившего в Манхэттене и хорошо знавшего как Дайкманов, так и обстановку в населенном пункте. Слотер внимательно выслушал Джона и тревога отца передалась ему. Помощник шерифа пообещал лично приехать в Манхэттен, чтобы заняться этим делом.
     В тот же день Слотер действительно появился в посёлке и приступил к предварительному сбору информации. Выяснились кое-какие интересные детали. Оказалось, что Сандра, попрошавшись с родителями и отправившись в свою квартиру, там не задержалась. Около 23 часов 9 февраля она появилась в баре, расположенном на удалении 100 метров от места проживания. В тот вечер там "тусила" вся молодёжь Манхэттена, отмечая победу "своей" школьной команды. Кроме того, там было замечено до двух десятком молодых людей из соседних населенных пунктов.

Сандра Смоллеган, в девичестве Сандра Дайкман пропала без вести в ночь на 10 февраля 1974 года.


     По рассказам свидетелей обстановка в баре была весёлой и непринужденной, ничего подозрительного или конфликтного в тот вечер там не произошло. Вернее, никто ничего подобного не заметил. Примерно 00:05 10 февраля Сандра вышла из бара с одной из знакомых девушек - они перебросились несколькими стандартными фразами, попрощались и разошлись.
     Помощник шерифа Слотер добросовестнейшим образом исследовал весь путь от бара до квартиры Сандры и не обнаружил ничего подозрительного - ни следов крови, ни обрывков одежды, оторванных пуговиц или следов борьбы на грунте. Также внимательно он осмотрел площадку позади магазина, где обычно парковалась белая автомашина Сандры и наружную лестницу на второй этаж, по которой должна была подняться пропавшая женщина. Этот осмотр также не привёл к обнаружению каких-либо подозрительных следов.
     Поднявший в апартамент Сандры, помощник шерифа увидел то же, что несколькими часами ранее видели родители исчезнувшей женщины. Внимание Слотера привлёк стакан на прикроватной тумбочке, заполненный примерно на треть пивом. Неужели Сандра пришла из бара и решила "догнаться"? Странность заключалась в том, что нигде не было видно бутылки, из которой пиво налили в стакан. Слотер потратил некоторое время на её поиски, но так и не обнаружил. Неужели тот, кто налил пиво, решил забрать бутылку с собой? Вместе с Сандрой...
     Недопитый стакан с пивом произвёл на помощника шерифа гнетущее впечатление - он не находил объяснения его присутствию. События ночи с 9 на 10 февраля никак не складывались в голове Слотера и тот поспешил изложить собранную информацию шерифу Энди Андерсону (Andy Anderson). Последний отмахнулся от доклада и доходчиво объяснил, почему незачем тревожиться за судьбу исчезнувшей женщины. По его словам, насильники не похищают женщшин с их белыми летними костюмами и не забирают ночные рубашки. Шериф не сомневался, что через недельку Сандра позвонит родителям откуда-нибудь из Лос-Анджелеса или Майами и предложил даже заключить пари откуда именно этот звонок раздастся.
     Шериф был очень убедителен и Слотер успокоился. Однако аргументация Андерсона не подействовала на родителей Сандры, которые несколько раз позвонили ему в последующие дни.
     Наконец 14 февраля шериф распорядился собрать побольше информации об отсутствующей женщине и направил в Манхэттен двух человек - помощника Дональда Хьюгтона (Don Houghton) и детектива Джима Джордана (Jim Jordan). Они быстро выяснили, что Сандра не жила со своим мужем Джеком Смоллеганом (Jack Smallegan), но развод официально не был оформлен. У Джека закрутился новый роман и Сандра очевидно мешала любовнице бывшего мужа.
     Впрочем, Сандра после расставания также обзавелась интимным другом - таковым стал некий Роберт Харрисон (Robert Harrison), 25-летний мужчина с репутацией волокиты, при этом конфликтный, пьющий, не раз задерживавшийся за драки и разного рода буйства [удивительно, что до сих пор несудимый!]. Харрисон уезжал из Манхэттена в Калифорнию и прожил там 3 года, но затем вернулся назад из-за угрозы уголовного преследования. На самом деле такой угрозы, быть может, и не существовало, но сам Боб поддерживал подобного рода сплетни о себе, полагая, что они добавляют ему "крутизны" и создают ореол "опасного парня". В последнее время отношения любовников разладились - Харрисон завёл себе новую подружку, а Сандра стала ходить на встречи с различными молодыми людьми. Она явно рассматривала все варианты отношений с разными мужчинами.
     По общему мнению жителей Манхэттена, Харрисон вполне мог во время скандала причинить Сандре какой-то вред, поскольтку молодой мужчина плохо контролировал собственный гнев. Впрочем, бывшим мужем и нынешним любовником список потенциальных врагов Сандры отнюдь не исчерпывался!
     Новая любовница Харрисона официально являлась женой местного ухаря Стива Роннинга (Steve Ronning). Этот молодой джентльмен во всём напоминал Харрисона - любил "заложить за воротник", подраться, заключить какое-нибудь безумное пари на деньги, которых у него отродясь не было... Стив ревновал супругу и очевидно "точил зуб" на Харрисона. Роннинг вполне мог похитить Сандру в расчёте на то, что подозрение падёт на его противника, тот угодит в тюрьму и тем самым окажется выбит из любовного треугольника. Версия была неплоха и имела право на существование...
     Однако и это было ещё не всё! Детектив Джордан выяснил, что весьма проблемным человеком являлся и Клиффорд Мейерхофер, тот самый владелец магазина сельскохозяйственной техники, на работу к которому устроилась Сандра. Клифф оказался вуайеристом - он подглядывал в чужие окна и очень интересовался школьницами-спортсменками. Было известно, что он любил ходить в места, где купалась молодёжь и там фотографировал девушек - местные жители считали эту слабость невинной и подсмеивались над странным увлечением седого уже дядьки. Клиффу исполнился 51 года, в первом браке он стал отцом 5-х детей, которых оставил у себя после развода. В 1964 году Клифф женился вторично на собственной секретарше, которая была на 18 лет младше него. Никто никогда не обвинял его в педофилии, но все взрослые жители Манхэттена были уверены в том, что Мейерхофер был зациклен на юных девушках. Его молодая жена была совсем не так молода, как Сандра, а потому трудоустройство последней в магазин Мейерхофера создало благодатную почву для разного рода домыслов о том, когда же Клифф снова разведётся и обзаведётся третьей женой.
     Так что Мейерхофер тоже вызвал определенные подозрения.
     Но и это было ещё не всё! За Сандрой пытался ухаживать Дэвид Мейерхофер, сын Клиффа, второй из пяти детей последнего. Дэвид имел определенные причуды, хотя и не такого рода, как у папочки. Дэвид не пил, не курил и никогда ни с кем не занимался сексом - он оставался девственником и тайны из этого не делал. Ему шёл 25-й год, он отслужил в Корпусе морской пехоты, воевал во Вьетнаме, вернулся в Штаты с 3-я наградами и в целом производил впечатление человека надёжного, неглупого, очень работящего, но поименованные выше причуды отпугивали от него людей. Друзей у Дэвида не было, он существовал на положении своеобразного изгоя, хотя вряд ли сам это понимал. Его старались не затрагивать и не замечать - человек он был непонятный и никто не знал, чего от него можно ожидать. В этом месте прямо просится цитата из монолога отечественного юмориста Михаила Евдокимова: "Отец мой, как выпьет, по той стороне села ходит и никого не трогает... а я, как выпью, хожу по этой - и тоже никого не трогаю. И мы с отцом, как выпьем, никогда не встречается". То есть и папа, и сынок являлись ребятами такими... чудаковатыми. Но не это было главным! Главное открытие детектива Джордана заключалось в том, что он узнал как декабре 1973 года Дэвид пригласил Сандру на свидание! Да-да, девственник и трезвенник Дэвид Мейерхофер пригласил на свидание Сандру Смоллеган, как раз находившуюся в активном поиске!
     Они съездили в Бозмен, сходили в кино, посидели в кафе и... на этом всё! Какая неожиданная развязка... Что бы это могло значить?
     Как бы там ни было, за полтора месяца до исчезновения Сандры имела место странная попытка интрижки со странным молодым человеком. Но самое любопытное заключалось в том, что Дэвид Мейерхофер оказался не единственным неудачливым ухажёром - список таковых, составленный Хьюгтоном и Джорданом, насчитывал 6 фамилий.
     По результатам своей работы в Манхэттене, Хьюгтон и Джордан сделали шерифу Андерсону доклад, который последнего очень встревожил. Шериф сообразил, что при таком богатом бэкграунде история с исчезновением Сандры Смоллеган может и не иметь хорошей развязки!
     Поэтому на следующий день - 15 февраля 1974 года - в Манхэттене высадился целый десант сотрудников службы шерифа числом аж даже 12 человек во главе с самим шерифом. Началась поисковая операция, к которой помимо сотрудников службы шерифа были привлечены городской маршал Рональд Скиннер (Ron Skinner), члены местной пожарной команды числом 7 человек, а также родные братья пропавшей женщины - Рональд и Дуглас Дайкманы. В распоряжении поисковиков имелась собака-ищейка - на неё возлагались особые надежды.
     Операция не представлялась особенно сложной или продолжительной - Манхэттен являлся сравнительно небольшим населенным пунктом и здесь было не так много мест, где можно было бы спрятать автомашину. Разумеется, если только не поставить её в собственный гараж, но поисковики осматривали и гаражи тоже. Никто из местных жителей не отказывал в допуске в свой гараж, так что в этой части никаких проблем не возникло. Также никто не возражал против осмотра придомовых территорий, либо принадлежавшей ему земли.
     В общем, поисковая операция была проведена без каких-либо осложнений или конфликтов, но оказалась совершенно безрезультативной.
     Тут, как говорится, и сказке конец - но нет! - дальше стало только интереснее! Узнав о том, что шериф Андерсон ищет в Манхэттенне пропавшую молодую женщину, в посёлок приехал специальный агент Данбар. Шериф как будто бы удивился его появлению и поинтересовался, какое дело ФБР до Сандры Смоллеган. Спецагент был лаконичен, он сунул Андерсону под нос карту местности и указал на то, что расстояние между кемпингом, из которого была похищена Сьюзи Джагер, и Манхэттеном составляет всего-то 14 км. "Ты же не думаешь, что это случайное совпадение?" - задал Данбар риторический вопрос и отправился в здание местного муниципалитета, где попросил выделить ему одну комнату, которую он планировал использовать для последующей работы в Манхэттене.
     После совещания, которое Данбар 17 февраля провёл с шерифом Андерсоном и несколькими его самыми опытными помощниками, было принято решение расширить поисковую операцию на территорию округа Галлатин.
     19 февраля в район Хорсшоэ-хиллс (Horseshoe Hills), расположенный к северо-западу от Манхэттена, отправились сотрудник службы шерифа Дон Хьюгтон (Don Houghton) маршал Манхэттена Рон Скиннер (Ron Skinner). Им предстояло осмотреть 2 уединенные и давно заброшенные фермы, одна из которых принадлежала некогда Локхарту (Lockhart), а другая - Дамуту (Damuth). Они так и назывались просторечно - "ранчо Локхарта" и, соответственно, "ранчо Дамута".
     Ближайшей на их пути являлась ферма, принадлежавшая некогда отставному военному моряку Локхарту. Причём понятие "ближайшая" в данном случае являлось весьма условным - расстояние от неё до Манхэттена превышало 50 км. Поскольку у службы шерифа просто не было свободной автомашины, проверяющие отправились в поездку на личном "пикапе" Скиннера. Деталь эта имеет для нас некоторое значение, поскольку автомашина не была оснащена системой полицейской радиосвязи и в распоряжении Хьюгтона и Скиннера имелась только личная [носимая] радиостанция небольшого радиуса действия.
     Другая небезынтересная деталь связана с тем, что Скиннер не являлся полицейским и был лишён некоторых прав и привилегий полицейского. Находясь вне своей юрисдикции он не мог иметь при себе оружие, не имел права проводить обыски, задержания и т.п. действия, влекущие правовые последствия. Его работа в Манхэттене заключалась в том, что он следил за соблюдением правил дорожного движения в районе местной школы и выписывал штрафы их нарушителям. Штрафы эти шли на пополнение муниципальной казны, то есть дело благое и общественно полезное. И это не шутка! Строго говоря, всё, что Скиннер мог официально делать во время осмотра заброшенной фермы - это держать фонарь над головой, дабы освещать дорогу в темноте помощнику шерифа Хьюгтону. Привлекли маршала Скиннера к поисковой операции только потому, что служба шерифа задыхалась от нехватки личного состава - в дневную смену заступали около 20 человек, а контролировать им приходилось площать более 6,8 тыс. кв. км.
     Ферма Локхарта некогда представляла собой довольно обширное хозяйство, от которого к февралю 1974 года остались жилой дом с 2-я спальнями, мастерская [сарай для инструментов] и примыкавший к ней вплотную обширный сарай для сена, гараж, колодец, большое зернохранилище с частично провалившейся крышей, сарай для скотины, большая подземная цистерна для воды и около 20 гектаров всхолмленной давно не паханной земли.
     Скиннер и Хьюгтон действовали быстро. Им предстояло ещё осматривать ферму Дамута, а потом возвращаться в Манхэттен, так что затягивать осмотр не имело ни малейшего резона. Молодые люди [Скинеру было 23 года, а Хьюгтону - 28] мало того, что торопились, так ещё и профессионалами являлись, мягко говоря, аховыми.
     Обнаружив в доме следы свечного воска, они не придали этому особого значения, решив, что следы эти оставлены умершим 4 года назад хозяином фермы. Между тем, даже простейшие умозаключения - если б только молодые люди задумались! - подтолкнули бы их к выводу, что владелец не мог бы столь небрежно пользоваться свечами. Воск в большим количестве остался на металлической плите, на которой готовилась пища, а потому он мог появиться и сохраниться там только уже после смерти Локхарта [автор не считает нужным обосновывать этот тезис, полагая, что читатели "Загадочных преступлений прошлого" без труда поймут причинно-следственную цепочку].
     Не насторожил осматривающих и... накрепко заколоченный шкаф. В данном случае речь идёт не о предмете мебели, а о небольшом помещении для хранения одежды возле одной из спален. Кто-то старательно заколотил дверь гвоздями, так что голыми руками её было не взломать и не открыть. В принципе, инструмент в машине Скиннера имелся, так что гвозди можно было вытащить и дверь отворить, но... никто не захотел этим заниматься. Парочка досматривающих сочла, что дверь можно оставить закрытой.
     И то сказать, не может же "ford cortina" находиться в заколоченном помещении!

В начало                                                 Читать продолжение

На первую страницу сайта


eXTReMe Tracker