На главную.
СЕРИЙНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Серийные убийцы.

Дин Коррл: убийца по кличке "Леденец".

( интернет-версия* )


    На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" ( либо замещение их иными ) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции ( антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
     Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов ( получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды ) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права ( т.е. по меньше мере до 2069 г.).

©А.И.Ракитин, 2002 г.
©"Загадочные преступления прошлого", 2002 г.

Страницы:     (1)         (2)

стр. 1


     Около 8.30 утра 9 августа 1973 г., в среду, дежурный полицейского управления г. Хьюстона, штат Техас, США, принял телефонный звонок, сообщавший об убийстве, совершенном по адресу: Пасадина, Ламар - драйв, дом 2020. На вопрос: "Кто убит?" был дан ответ, что погиб хозяин дома - Дин Корлл. Звонивший назвался Элмером Вейном Хенли и сказал, что будет ждать полицейских перед домом, в котором произошло убийство.
     Так началось одно из интереснейших уголовных расследований, обстоятельства которого оказались на разные лады перепеты как Голивудом, так и американскими писателями - детективщиками. Сюжет его и впрямь необычен и заслуживает пера Достоевского; детективная история, в которой добро оказалось совсем не добрым, а подлость и порок едва не восторжествовали, сделалась не только крупнейшей национальной сенсацией, но и по праву заняла достойное место в истории американского уголовного сыска.
     Буквально через две минуты после поступления телефонного сообщения об убийстве Корлла к дому номер 2020 по Ламар-драйв прибыл первый полицеский патруль. Старший полицейского патруля по фамилии Джеймсон увидел на лужайке перед чистеньким бело-зеленым домом ( рис.1: дом N 2020 по Ламар - драйв, Пасадина, Хьюстон в котором жил и умер Дин Корлл ) трех молодых людей - девушку и двух юношей - и вышел к ним; его напарник остался в автомашине для подстраховки.

рис.1: дом Дина Коррла

Джеймсон уточнил у подростков действительно был ли был вызов по указанному адресу? где находится тело погибщего? где находится орудие преступления? и после получения ответов прошел внутрь дома. То, что полицейский увидел в спальне, моментально убедило его, что произошедшее здесь вряд ли является преступлением на бытовой почве.
     На ковре прямо в центре комнаты лежало тело крупного мужчины средних лет с шестью пулевыми отверстиями в груди. Подле находился шестизарядный револьвер 22 - го калибра без единого патрона в барабане, очевидно, послуживший и орудием убийства. Но отнюдь не это произвело самое сильное впечатление на Джеймсона и подъехавших вслед за ним офицеров отдела расследования убийств.
     Спальня предстваляла собой нечто среднее между секс - шопом и салоном по предоставлению садомазохистских услуг. Во всяком случае, в доме N 2020 по Ламар - драйв спальня явно была не тем местом, где принято спать. На широкой двуспальной кровати лежал почти квадратный двухметровый лист полудюймовой фанеры ( т. е. толщиной 12 мм. ) с укрепленными на нем рядами кожаных браслетов и металлических наручников. Как было несложно догадаться, верхний ряд предназначался для сцепления рук, а нижний - ног, причем размеры листа позволяли приковать к нему одновременно двух или даже трех человек. Большой дорогой ковер, положенный перед кроватью, был аккуратно застелен целлофаном. На столе, тумбочке, прямо на полу находились разнообразные сексуальные "игрушки": изготовленные из литого стекла анальные расширители разных размеров, фаллоимитаторы, коробка с презервативами, тюбик с гелевой смазкой, а также клизма и тазик, полный воды. Из всех этих аксессуаров бросался в глаза огромный фаллоимитатор длиной около 40, а диаметром - 7,5 сантиметров.


     Как быстро удалось установить, дом N 2020 по Ламар - драйв принадлежал не Дину Корллу, а его отцу - Арнольду. Последний жил в другом доме здесь же, в Хьюстоне; хотя у Арнольда давно была вторая семья и он не жил с матерью Дина уже более 20 лет, отношения с сыном он поддерживал прекрасные. Когда Дину понадобилось жилье, отец предоставил в его полное распоряжение этот дом в весьма респектабельном районе города Пасадина. Сын проживал тут уже около трех лет и соседи не замечали в поведении Дина ничего подозрительного.
     Подростки, дожидавшиеся приезда полиции перед домом - их фамилии были Хенли, Керли и Рхонда - были задержаны и доставлены для допроса в качестве свидетелей в полицейское управление. Все трое жили в другом районе города - Хайтсе - который по своему социальному уровню был гораздо ниже Пасадины. Рассказы подростков, в целом хорошо согласовавшиеся друг другом, сводились к следующему: Рхонда, тяжело страдавшая от преследований пьющего отца, давно намеревалаь бежать из дома и решилась - таки осуществить задуманное в ночь с 8 на 9 августа. Помочь ей вызвался ее хороший друг - Элмер Хенли; он сказал девушке, что имеет на примете дом, в котором ей позволят некоторое время пожить. Вечером 8 августа Рхонда сложила мешок с вещами и открыла окно, через которое в ее спальню проник Хенли. Напоследок еще раз обсудив все детали, подростки так же через окно покинули дом Рхонды и отправились в расположенную неподалеку круглосуточную прачечную, в котрой их дожидался Тим Керли. Все они были одногодки, родившиеся в 1955 г., вместе росли и не имели друг от друга особых секретов. Выпив пива и поговорив по душам, они отправились дальше, в район Хьюстона Пасадина, где жил человек, готовый предоставить Рхонде крышу над головой. Около трех часов ночи молодые люди оказались на Ламар - драйв. По словам Хенли, хозяин дома встретил их нерадушно, он был в ярости оттого, что гости явились без приглашения, затем, правда, он успокоился. В этой части рассказ Хенли не подтверждался ни Рхондой, ни Керли, но подобное несовпадение вряд ли можно было считать принципиальным. Как бы там ни было, Дин Корлл пустил молодых людей в свой дом и предложил пива, затем они покурили марихуану и, наконец, около четырех утра уснули. По словам Элмера Хенли, немногим позже он был разбужен оттого, что Дин Корлл стягивал его запястья наручниками; ноги Элмера уже были связаны веревкой. Закончив возню с наручниками, хозяин дома заклеил губы Хенли скотчем и объявил: "Я уничтожу вас, но сначала оттрахаю!" Молодой человек принялся извиваться на полу и мычать, пытаясь разжалобить Корлла, и тот в конце - концов соизволил выслушать последнюю просьбу Элмера Хенли. Разлепив скотч, он поинтересовался, что интересного тот может сказать? Хенли, спасая свою жизнь, предложил Корллу повеселиться вдвоем: пусть Корлл изнасилует Керли, а он - Элмер - в это время может изнасиловать Рхонду; потом они могут поментяься, или придумают еще какую - нибудь "веселуху". Дин Корлл задумался над предложением и... согласился. Он развязал Элмера и под угрозой пистолета и ножа отвел его в собственную спальню.
     Спальня была уже именно в таком виде, в каком ее нашли полицейские - на кровати был положен фанерный лист, а на нем, прикованные наручниками, уже лежали Рхонда и Тим Керли. Рты пленников были заклеены скотчем. Хенли попросил Корлла оторвать ленту, потому что Рхонда и Керли могли задохнуться, на что Корлл ничего отвечать не стал. Через какое - то время он кинул Элмеру Хенли нож и приказал ему разрезать одежду на Рхонде. "Трахни ее!", - приказал он, - "Иначе я трахну тебя!" Разрезая на девушке одежду Хенли сумел ей шепнуть, чтобы она не боялась, поскольку он постарается помочь. Дин Корлл в это время бил по лицу Тима Керли фаллоимитатором, после чего повернул его тело на бок и сдернул вниз трусы. Корлл пытался изнасиловать Тима Керли, но тот отчаянно сопротивлялся и не позвалял это сделать. Эта возня отвлекла внимание насильника и он выпустил из рук пистолет. Элмер Хенли моментально этим воспользовался и завладел оружием. Насильник, увидев направленный на него револьвер, оставил свою жертву и с угрозами двинулся на Хенли. Тим Керли рассказал, что Корлл, увидев пистолет, принялся глумиться над Хенли и кричать ему: "Убей меня, Элмер! Убей! Сопляк, ты не сделаешь этого!" Корлл, не обращая внимания на направленный в его сторону оружие, двинулся к Хенли и тот, защищая себя, выпустил в насильника всю обойму.
     Приведя себя в порядок, молодые люди вызвали полицию.
     Патологоанатомическое исследование тела Дина Корлла констатировало смерть от шести слепых пулевых ранений, причиненных оружием 22 калибра с очень близкого расстояния ( около 2 метров ). Анализ крови показал наличие в ней алкоголя и наркотика растительного происхождения; и то, и другое, впрочем, было найдено не в очень больших количествах. Другими словами, Дин Корлл в момент своей смерти был в состоянии давать отчет в своих собственных действиях.
     Дело казалось простым и сложным одновременно. Простым - потому что версия молодых людей вполне убедительно объясняла как причину их появления в доме, так и цепочку последовавших за этим событий; сложным - потому что посягательство одиночки на трех человек сразу выдавало в нем закоренелого и бесжалостного преступника, на которого Дин Корлл никак не был похож. Это странное несоотвествие сделалось еще более выразительным, когда полиция приступила к сбору и проверке информации о погибшем.
     Арнольд Корлл, отец Дина, заявил на допросе в полицейском участке, что его сын никогда не был гомосексуалистом. С неподдельным негодованием он отверг все подозрения на нетрадиционность сексуальной ориентации сына и заявил, что тот имел невесту, которая может подтвердить полную нормальность Дина, как мужчины. Арнольд Корлл доказывал, что сын его хотя и рос в неполной семье, все же получил правильные жизненные установки: он отслужил в армии, последние несколько лет не терял и не менял работу, не курил и не употреблял наркотики и вообще был человеком, о котором никто не скажет ни одного плохого слова. Арнольд Корлл прямо обвинил Хенли, Керли и Рхонду в том, что они убили его сына и инсценировали самозащиту дабы запутать следствие. Он утверждал, что Дин не мог иметь знакомых из трущобного района Хайтс ( откуда были родом все трое молодых людей ), он был старше своих убийц на 16 лет и между ними пролегала настоящая социальная пропасть.
     Супруга Арнольда Корлла - мачеха Дина - полностью подтвердила слова мужа. Кроме того, от себя она добавила о том чувстве взаимной привязанности и доверия, которое существовало между отцом и сыном. Сам по себе факт передачи отцом в пользование сыну дома по Ламар - драйв говорит о том, что Арнольд был уверен в своем сыне и не боялся, что тот каким - то образом скомпрометирует его в глазах соседей, совершит что - либо предосудительное и не сумеет надлежащим образом следить за вверенным ему имуществом.
     Сын, казалось, во всем оправдывал чаяния отца. Анкетные данные Дина не содержали ни малейших упоминаний о совершенных прежде правонарушениях.
     Дин Корлл, родившийся 24 декабря 1939 г. в форте Вейн, штат Индиана, был вторым сыном Арнольда и Мэри Корлл ( старший брат - Стивен - родился в 1935 г. ). Родители развелись в 1945 г., но через какое - то время сошлись опять и в 1950 г. вместе переехали в г. Хьюстон, штат Техас. Вскоре после переезда родители разошлись опять, на этот раз окончательно, и в 1953 г. Мэри Корлл сошлась с неким Уэстом, разведенным мужчиной, имевшим от предыдущего брака дочь. Так у 14 - летнего Дина появилась сводная сестренка. В детстве и отрочестве Дин Корлл имел очень слабое здоровье: у него обнаружились шумы в сердце и врачи запретили ребенку всякие физические нагрузки. Потому Дин занимался музыкой, играл на тромбоне. В школе он не блистал выдающимися результатами - был устойчивым середнячком.
     Во второй половине 50 - х годов Мэри Корлл запустила цех по производству леденцов, которые сделались довольно популярны в Хьюстоне. Дин много помогал матери, после окончания школы в 1958 г. устроился официально на работу в ее цех леденцов и проработал там до 1960 г. В том году он уехал из Хьюстона в Цинцинатти к бабушке. Через два года он вернулся обратно в Хьюстон и вовсю включился в мамин бизнес. Леденцы Корллов шли на "ура", Мэри расширила производство и открыла в переоборудованном гараже собственного дома кондитерскую. Дин жил в крохотной комнатке при гараже, работал по ночам на маму, а днем - на "Хьюстонскую электроосветительную компанию" ( "Houston Power and Light" ), куда устроился монтером. Все, кто знал Дина Корлла той поры отмечали его достойную восхищения исполнительность, доброжелательность, преданность матери и ее делу.
     В 1964 г. Дин отправился на действительную военную службу ( рис. 2: Дин Корлл в военной форме после принятия присяги ).

рис.1: Дин Коррл в военной форме.

25 - летний солдат - переросток из - за больного сердца во Вьетнам не попал и - даже более того! - когда начался перевод вооруженных сил США на контрактную систему вербовки, в числе первых освободился от службы. В 1965 г. после совсем недолгой военной карьеры Дин Корлл возвратился в Хьюстон. В это время родители его решили, наконец, официально оформить развод. Тогда - то Арнольд Корлл и приобрел дом на Ламар - драйв, в достаточно престижном районе Пасадина, а Мэри Корлл и ее младший сын оказались в убогом домишке по 22 - й Западной улице, в районе Хайтс, считавшимся по своему уровню много ниже Пасадины. Мэри нашла нового мужа, торгового моряка, но попытка создать семью успехом не увенчалась. В 1968 г. она разошлась и с ним. Решив, что ее ничто не держит в Хьюстоне, мать Дина закрыла свой леденцовый бизнес и уехала в штат Колорадо, где в дальнейшем снова вышла замуж и опять занялась ( и опять не без успеха! ) варкой леденчиков.
     Дин остался в Хьюстоне и продолжал работать в электрической компании. Отец уступил ему дом на Ламар - драйв, тот самый, в котором через несколько лет произошла трагедия.
     Несмотря на то, что Дин уже более четырех лет не жил в Хайтсе, многие жители этого района помнили как его самого, так и тот бизнес, которым он занимался вместе с матерью. "Леденец", "леденчик" - это было его почти официальное прозвище среди подростков Хайтса, особенно тех, кто постарше, поскольку они знали о торговле Дина Корлла не понаслышке. Т. о. не было ничего удивительного в том, что Тим Керли и Элмер Хенли были знакомы с погибшим.
     Особенно хорошо знал Дина последний. Как установили полицейские, Корлл и Хенли были знакомы весьма коротко: самые разные люди сообщили о том, что видели их разъезжающими по округе в белом микроавтобусе Дина. В их обществе почти всегда можно было увидеть еще одного парня из Хайтса - по имени Дэвид Брукс.
     Троица выглядела, очевидно, весьма примечательно. Дин Корлл был старше своих товарищей аж на 16 лет!
     Элмер Хенли, родившийся в 1955 г., был изгнан из школы за пьянку. Чтобы быть изгнанным из американской муниципальной школы за пьянку пить надо не просто много, а очень много. Выражаясь по - русски, не просыхая. Будучи старшим из четырех братьев, Элмер как мог помогал матери - одиночке: работал на двух работах днем и вечером. Понятно, что при таком образе жизни и речи не могло быть о продолжении образования. Элмер пытался завербоваться в армию, чтобы там за казенный счет получить сколь - нибудь полезную специальность, но в армию его не взяли из - за недостатка образования. Чтобы быть не взятым в американские вооруженные силы из - за нехватки образования надо либо очень плохо читать и считать, либо не уметь это делать вовсе.
     Дэвид Брукс был одногодкой Элмера Хенли и его хорошим товарищем. Как и Хенли, он вырос в неполной семье: родители Брукса развелись в 1960 г. Дэвид жил то у матери в г. Бьюмонт, шат Техас, то у отца в Хьюстоне. Дэвид был очень развитым молодым человеком, хорошо учился, но примерно в 1970 г. учебу забросил: в его жизни появились другие интересы.
     В первые дни после гибели Дина Корлла полиция осуществляла общий сбор сведений и не отдавала предпочтений разнообразным версиям случившегося. А таковых было несколько, причем вели они совершенно в разные стороны. Так, Арнольд Корлл сначала утверждал, что имела место попытка ограбления Дина подростками. Но уже на следующий день, когда стало ясно, что ничего из дома не пропало, он заявил в предположительной форме о том, что на Дина влиял некий неизвестный ему опасный человек. Что это был за человек? как он мог влиять на погибшего? как это влияние соотносилось с происшедшим? отец ответить не смог, но предположил, что имел место шантаж сына. По его новой версии получалось, что Элмер Хенли, стреляя в Дина Корлла, выполнял закал неведомого шантажиста.
     Кроме этого существовала еще одна версия, сугубо полицейская.
     Детективы предположили, что Дин Корлл действительно являлся гомосексуалистом, способным совершать противоправные сексуальные посягательства на подростков. Сыщики знали то, чего не знал Арнольд Корлл: существовали объективные предпосылки для предположения о наличии в Хьюстоне сексуального маньяка - педераста, связанного каким - то образом именно с районом Хайтс.
     Еще 29 мая 1971 г. не вернулись домой два подростка - 16 - летний Грегори Маллей Винкл и 13 - летний Дэвид Хиллигест, отправившиеся вместе в бассейн. В ночь на 30 мая мать Винкла приняла в высшей степени странный телефонный звонок: ее сын Грегори сообщил, что с ним все в порядке. На вопрос, где он находится? Грегори после продолжительной паузы ответил, что во Фрипорте. Этот город расположен в 60 милях от Хьюстона и Грегори не имел там ин родственников, ни знакомых. Пораженная услышанным, мать спросила скороговоркой: "Что ты наделал? Кто с тобою?", на что Грегори, опять - таки, после продолжительной паузы, ответил дословно: "Со мной напарник по плаванью. Приедем позже." После этого трубку положили. Родители Винкла и Хиллигеста обратились в полицию с требованием организовать поиски их сыновей, но в отделе поиска пропавших от их заявлений отмахивались. Полицейские не понаслышке знают, что большой процент исчезнувших людей скрываются сами и отнюдь не желают, чтобы их нашли. В отделе поиска пропавших считали, что подростки действительно сбежали из своих домов, чтобы подработать во Фрипорте. Винклы же полагали, что их сын был похищен и разговаривал по телефону под угрозой оружия. В конце - концов родителям удалось добиться официального объявления Грегори Винкла и Дэвида Хиллигеста в розыск, причем опросы полицией людей, живших в окрестностях бассейна, позволили проследить путь подростков. Они действительно вместе купалсь в бассейне, а потом уехали в белом автофургоне. Кому принадлежал этот фургон осталось в тот момент невыясненным.
     Родители Хиллигеста изготовили большую партию плакатов с фотографиями пропавших подростков и их описаниями. Эти плакаты они развешивали в Хьюстоне и Фрипорте, в надежде, что кто - то из жителей этих городов опознает молодых людей. Несмотря на свою бедность они наняли частного детектива, который также выезжал во Фрипорт и вел там розыски пропавших. Все оказалось тщетным, подростки исчезли без следа.
     Прошло три месяца и 17 августа 1971 г. исчез Рубен Ватсон, 17 - летний молодой человек, отправившийся в кинотеатр на дневной сеанс. Он д. б. вернуться в 19.30, но никто и никогда его более не видел.
     Следующее исчезновение произошло 24 марта 1972 г. Официант ресторана Френк Агуирр закончил дневную смену и, позвонив домой, предупредил, что вернется к 22.00. Агуирр пропал также бесследно, как и Рубен Ватсон; не было обнаружено никаких свидетельств, способных пролить свет на тайну его исчезновения.
     Следующий случай исчезновения подростков датировался 21 мая 1972 г., когда пропали два друга - 17 - летний Билли Баулч и 16-летний Джонни Делом. Через три дня родители Баулча получили письмо из Мэдисонвилля, городка в 70 милях от Хьюстона. Текст письма гласил: "Дорогие Мама и Папа! Я очень сожалею, что сделал это, но Джонни и я нашли отличную работу водителями грузовика от Хьюстона до Вашингтона и мы вернемся назад через 3 или 4 недели. Через неделю вышлю Вам в помощь деньги. Люблю, Билли." Письмо не успокоило родителей Баулча. Адрес на конверте явно был написан рукой Билли, но почерк самого письма уже заметно отличался от его обычной манеры письма. Можно было подумать, что это подделка под его почерк, либо почерк изменился из - за травмы руки.
     Аналогичное письмо получили родители Джонни Делома и в своих подозрениях они были куда категоричнее: текст был составлен столь правильно, что их сын, бывший довольно посредственным учеником в школе, никогда бы не смог написать его самостоятельно. Родители обоих подростков обратились в полицию, там завели розыскное дело, приобщили к нему оба письма и на том успокоились. По большому счету, никто в Хьюстоне не искал пропавших молодых людей, кроме их родителей.
     Розыскные дела на пропавших были переданы в отдел по расследованию убийств для проверки версии о причастности к исчезновению подростков Дина Корлла. И параллельно с этим продолжалось накопление информации о Дине Корлле, способной пролить свет на подлинную причину его гибели.
     Прилетевшая из Колорадо на его похороны мать была официально допрошена полицейскими. Она сообщила, что Дин не был гомосексуалистом, он имел невесту и намеревался жениться. Сын регулярно звонил ей в Колорадо и из последних разговоров с ним Мария поняла, что Дина что - то гнетет. Жизнь его вовсе не была такой безоблачной, как об этом рассказывал полицейским Арнольд Корлл. "Налицо были признаки бедствия", - утверждала на допросе Мария, - "Но я не понимаю причины. Дин был очень угнетен за несколько дней до гибели и говорил о появлении неприятностей. Заговорил о самоубийстве, хотел приехать в Колорадо". Мать погибшего допускала, что ее сын мог сделаться жертвой шантажа или чьей - то коварной ловушки.
     И разумеется, очень большое значение для следствия имели показания Бетти Хаукинс, женщины, о которой родители Дина Корлла говорили как о его невесте. Рассказ этой женщины о Дине произвел двоякое впечатление, причем она сама, скорее всего, этого даже не поняла. Бетти пела дифирамбы Дину буквально с первой фразы до последней. Причем трудно было сказать, на самом ли деле она верит в то, что говорит, или просто руководствуется мудростью "о мертвых - только хорошее". Хаукинс была знакома с Корллом больше пяти лет. Она знала его как очень доброго, отзывчивого человека, всегда приходящего на помощь всем нуждающимся. Дин, по ее словам, был надежен и тверд. Она утверждала, что знала его прекрасно, как никто! Но когда Бетти Хаукинс спросили о ее интимных отношениях с Дином, она смутилась и пробормотала: "А секса не было!" Тут уж впору было смущаться полицейским: романтическое ухаживание, растянувшееся на пять лет, вряд ли можно было считать нормой. Когда Бетти попросили объяснить причину столь странных отношений, она заявила, чо Дин был человеком очень строгих правил и считал недопустимым секс вне брака. Самой Бетти такого рода объяснения казались достаточно убедительными и не внушали особых подозрений, но полицейские, как люди более прагматичные, насторожились. Они прекрасно знали о том, что ссылки на аморальность секса вне брака - любимая мотивация педерастов в тех случаях, когда им требуется объяснять женщинам свою холодность. Быть может, Бетти Хаукинс искренно верила в то, что 33 - летний здоровый мужчина готов более пяти лет воздерживаться от секса с женщиной во имя неких высоких нравственных идеалов, но полицейские этому не поверили. Они сочли, что Дин Корлл имел возможность удовлетворять свои сексуальные потребности, просто делал это втайне от Бетти. Поскольку отец и мать Дина были уверены, что он ведет половую жизнь с Бетти, стало быть, свои настоящие пристрастия он скрывал и от них.


     Поэтому допрос Хаукинс оказался весьма и весьма результативным. Хотя сама Бетти, безусловно, очень удивилась бы в тот момент, если бы узнала, что ее показания были истолкованы полицейскими с точностью до наоборот. Хотя она не сказала о Дине Корлле ни единого плохого слова, она его фактически скомпрометировала.
     Немаловажно и то, что очень скоро полицейские смогли получить информацию, полностью подтвердившую их предположения о гомосексуальной ориентации Дина Корлла. Полийцеский осведомитель сообщил, что готов организовать встречу с любовником Корлла, но для этого необходима гарантия анонимности первого. Прокурор округа гарантировал, что ни при каких условиях на этого человека в официальных документах не будут делаться ссылки и имя его останется неназванным. Благодаря этому гомосексуальный любовник Дина Корлла пошел на контакт со следствием и дал очень ценную информацию, но нигде и никогда этот факт официально не упоминался.
     Прежде всего, он рассказал о том, как зародились его отношения с Корллом. Последний встретился с ним впервые в мужском туалете в парке развлечений, который традиционно использовался гомопроститутками как место встречь и работы. Корлл искал парня за деньги, они быстро сторговались и Дин прямо в туалете совокупился с ним. То, как все это было проделано, видимо, очень ему понравилось, поскольку он пригласил нового знакомого в свой дом, в котором впоследствии любовник бывал не раз. Он признался, что никогда Дин не пускал его в свою спальню, запертую все время на замок. Когда однажды любовник поинтересовался, почему Корлл так поступает, тот неожиданно разъярился и отрезал: "Я тебя туда никогда не возьму!"
     Из рассказов анонимного любовника Дина складывался образ весьма малопохожий на того "Леденца", о котором с таким пиететом рассказывали родители и невеста. Корлл увлекался андеграундом в самых разных его проявлениях - прежде всего в музыке и живописи, порой бывал необычайно злобен и раздражителен. Необыкновенно ревниво Дин относился ко всему, что имеет отношение к возрасту: следил за кожей лица, подкрашивал седые волосы. Всякие замечания относительно собственного возраста воспринимал чрезвычайно болезненно; обидевшись на что - либо непременно требовал извинения. Корлл, по словам его любовника, был человеком очень скрытным. Он сам признавал, что жизнь его поделена на различные области, никак между собой не пересекающиеся.

(окончание)

eXTReMe Tracker