На главную.
Массовые убийцы.

Дом смерти №28.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2012-2013 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2012-2013 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)     (11)     (12)     (13)     (14)     (15)     (16)     (17)     (18)     (19)     (20)     (21)     (22)

стр. 2




     То, что предпринял далее шериф Дуг Томас можно с полным основанием назвать неординарным шагом. Он решил загипнотизировать мальчика и допросить его в состоянии транса. Причём, всё это шериф решил сделать самоличо, не перепоручая весьма сложную и ответственную процедуру врачу-гипнологу. Чтобы понять подоплёку этого в высшей степени смелого шага, необходимо сделать небольшое отступление.
     Шериф Томас был избран на свой пост в конце 1976 г. после крайне тяжёлых и скандальных выборов, в ходе которых ему пришлось противостоять предыдущему шерифу Абернати (Abernathy), занимавшему эту должность почти 22 года (в период с 1955 по 1977 гг.). Всего же Абернати отработал в службе шерифа округа Пламас почти три десятилетия и за это время снискал себе славу одного из самых циничных и продажных правоохранителей в Калифорнии. Именно на борьбе с тотальной коррупцией Дуг Томас и построил свою избирательную компанию. Правда в роли борца за "интересы простого народа" Томас выглядел тоже довольно подозрительно. Родившийся в 1940 г. Дуглас много лет проработал страховым агентом, денег на этом поприще не нажил, а скорее наоборот, заработал массу долгов и проблем, с ними связанных. В 1976 г. должность шерифа округа была одной из самых низкооплачиваемых среди должностей такого ранга в США - это проистекало из общего неблагополучия платёжного баланса округа Пламас, не имевшего на своей территории крупных налогоплательщиков. Шериф получал тогда всего лишь 20 тыс.$ и незначительность этой суммы сразу породила подозрения в том, будто Томас бьётся вовсе не из-за ничтожного оклада, а властных полномочий, которые сулит должность. В период 1977-80 гг., когда шерифом был Томас, преступность в округе продолжала цвести буйным цветом, в частности активно развивалась торговля наркотиками, и это усиливало подозрения в том, что одного коррумпированного шерифа сменил другой. Томас, в отличие от Абернати, не имел опыта даже элементарной полицейской работы. Все его знания в этой области сводились к прослушиванию недельного семинара для вновь избранных шерифов, которые проводило ФБР США. Кроме того, Дуглас когда-то прослушал лекцию по технике гипноза и время от времени на домашних праздниках устраивал своеобразные представления, гипнотизируя (с разной степенью успеха) родственников и друзей. Кто-то клеит танчики и показывает их гостям, кто-то разучивает карточные фокусы, ну, а шериф Томас по праздникам развлекал гостей сеансами гипноза.
     Необходимо заметить, что сама идея допроса под гипнозом родилась у Дуга Томаса не на пустом месте. Тому имелась определённая предыстория, о которой имеет смысл рассказать здесь и сейчас. В 1977 г. в Калифонии были похищены две сестры - 7 и 16 лет - котрые были усажены неизвестным мужчиной в автомашину и вывезены, как это стало известно позднее, в Мехико. В приграничном мотеле преступник изнасиловал и подверг изощрённым сексуальным издевательствам старшую из похищенных, а по приезде в Мехико, освободил обеих. Девочки были опоены наркотиками и алкоголем и их воспоминания о происшедшем оказались крайне скудны и путанны. На память потерпевших определённым образом повлиям и стресс, вызванный эмоционально-физическим травмированием, так что фактологическая база, на которую могли опираться следователи ФБР, принявшие на себя обязанности по поиску преступника, оказалась крайне скудна. Когда расследование с использованием классических прёмов зашло в тупик, было решено подвергнуть потерпевших допросу под гипнозом (гипнодопросу). И тут-то произошёл прорыв: девочки вспомнили массу интереснейших деталей, позволивших моментально сдвинуть следствие с мёртвой точки. Младшая, в частности, в состоянии транса рассказала о том, как преступник остановил автомашину на заправочной станции, расположенной на горе, и попросил работника станции, посмотреть, что с его машиной. Во время разговора оба употребляли слово "фреон", значение которого девочка не знала, но в точности воспроизвела... После добавки фреона в кондиционер, преступник расплатился с работником сервиса, предоставив кредитную карту "visa". Девочка не знала название платёжной системы, но точно описала логотип на кредитке... Получив эту информацию, агенты ФБР в течение суток "раскрутили" дело - они отыскали автозаправочную станцию на горе, установили личность работника, добавлявшего фреон, и номер кредитки, предоставленной похитителем. Через несколько часов на его руках защёлкнулись наручники.
     Успех гипнодопроса казался совершенно фантастическим. В последующие годы ФБР США стало регулярно практиковать привлечение врачей-гипнологов к расследованиям (они получили официальный статус "консультантов ФБР"). В период 1977-1980 гг. ФБР провело 350 расследований с использованием техники гипноза в разных формах, опыт которых был систематизирован в специальном методическом пособии "Handbook of investigative hypnosis", изданном в 1980 г. В нём давались рекомендации по практической организации допроса под гипнозом, юридическому оформлению процедуры и закреплению её результатов в приемлемой для представления суду форме. Указанное методическое пособие не являлось практическим руководством по организации и проведению гипнодопросов, а носило сугубо ориентировочный и информационный характер. Целевой аудиторией, на которую ориентировалось упомянутое издание, являлись руководители и старшие офицеры различных правоохранительных органов.
     Несомненно, Дуглас Томас был в курсе успехов ФБР и читал эту методичку, поскольку издана она была в Калифорнии.
     И вот 12 апреля 1981 г. шерифу округа Пламас открылся чудесный шанс показать всему миру, как замечательно он хранит закон и порядок на ввереной ему территории и что не только агенты ФБР умеют ловить опасных преступников. Всё казалось предельно ясным - имеется мальчик, свидетель преступления, которого надо как следует расспросить о случившемся, а чтобы он не соврал, лучше это сделать под гипнозом. И шериф способен это проделать самостоятельно, ибо компетентен во всех вопросах сразу, даже в гипнозе - его ведь научили! Мальчик либо сообщит точные приметы убийцы, либо даже назовёт того по имени (если этот человек ему знаком) и на этом, почитай, дело сделано... Останется только поймать негодяя, ну, а это уже дело техники. Зато все увидят, как ловко и стремительно шериф Томас самолично расследовал страшное убийство..!
     Примерно такова была логика Дуга Томаса. Если бы он думал иначе, то наверняка бы, принял во внимание множество иных немаловажных факторов. А именно, то, что допрос под гипнозом всегда должен проводить врач-психолог или психиатр, имеющий большой практический опыт по использованию гипнотехник. Допрос ни в коем случае не должен проводить следователь по делу, либо кто-то иной, причастный к расследованию. Следователь лишь составляет письменную ориентировку по обстоятельствам дела, которую вручает для ознакомления врачу-гипнологу и сотруднику правоохранительных органов, присутствующему при допросе. Ориентировка должна содержать minimum информации о фактической стороне расследования и предназначена лишь для того, чтобы дать самое общее представление о об обстоятельствах проводимого расследования. ФБР выработало определённые формальные критерии, которые необходимо было соблюдать при организации допроса под гипнозом, в частности, санкцию на него должен был подписать Генеральный прокурор США, либо его помощник по уголовным делам. Эта была серьёзная и очень ответственная процедура, призванная гарантировать "чистоту" получаемой информации и что ещё важнее - оградить объект допроса от возможного внушения (умышленного или неумышленного). Невалифицированный гипнотизёр мог не только разрушить целостность воспоминаний, но и серьёзно исказить их проведя внушение несуществующей информации, понятий или образов.
     Шериф округа Пламас утром 12 апреля 1959 г. о таких пустяках не думал. Дугласа Томаса, что называется, понесло. Он распорядился вызвать художника, обычно выполнявшего портреты по словесным описаниям, и заявил, что лично допросит Джастина Исона под гипнозом. Детали допроса неизвестны - стенограмма его до сих пор не оглашена (нет даже полной ясности относительно того, велась ли она вообще), неизвестно также, где именно и во сколько он проводился. Известно только, что допрос мальчика под гипнозом закончился до 11 часов утра, потому что в это время Мэрилин Смартт, присутствовавшая при допросе сына, рассказала о случившемся своей подруге Нине Микс. В качестве помещения для допроса, скорее всего, был использован банкетный зал местной гостиницы - именно это помещение в первые дни служило своеобразной штаб-квартирой расследования. Однако, кое-что о том допросе под гипнозом всё же известно.
     Джастин под гипнозом рассказал, что ночью видел сон, в котором они находился на пассажирском катере вдали от берега. Какие-то двое мужчин набросились на Джона Шарпа и его друга Дэйна Уингейта. Дэйн был сильно пьян, странно пошатывался и не мог оказать сопротивления, однако Джон попытался драться с незнакомцами. Те,однако, оказались сильнее. И Джон, и Дэйн были выброшены за борт, и Джастин не мог сказать, что с ними произошло после этого. Затем мужчины убили Гленну "Сью" Шарп и накрыли её покрывалом. Один из убийц орудовал ножом, второй - молотком. Нападавшие были незнакомы Джастину. Из его рассказал следовало, что они были одеты почти одинаково - синие джинсовые куртки и синие же джинсы "Levi's", под куртками у обоих были надеты белые футболки. Джастин на удивление подробно описал внешний вид незнакомцев. Тот, который орудовал молотком, держал его в левой руке. Он имел усы, длинные волосы, зачёсанные назад и коротко остриженные над ухом. На его глазах были чёрные очки в золотистой оправе, а на ногах - ковбойские сапоги с вышитыми носками. Другой убийца, имевший в руках нож, имел вьющиеся волосы, очки в золотистой оправе, похожие на те, что носил мужчина с молотком, и носил ботинки военного образца типа "стомпер" ("Stomper") с "гофрированной" подошвой. Он называл Гленну Шарп её прозвищем "Сью" и не убивал её сразу, а сначала нанёс несколько ударов в грудь. Джастин не мог объяснить куда ушли мужчины, но после их исчезновения он поднял покрывало и попытался помочь Гленне Шарп, закрывая раны на её груди тряпкой с белыми и синими цветами. Но кровь шла очень сильно и Джастин выбросил тряпку за борт лодки. После этого мальчик, по его словам, лёг спать и проснулся уже утром от стука с оконное стекло Джеймса Сиболта.
     Художник по полученному в ходе допроса описанию сделал наброски внешности предполагаемых убийц.
     Казалось бы, дело стронулось и служба шерифа получила первую серьёзную зацепку, способную привести к убийцам. Однако, далее произошло то, чего ни Дуг Томас, ни кто-либо ещё причастный к расследованию, предположить никак не мог. Мэрилин Смартт, мать Джастина Исона, неожиданно заявила, что считает своего мужа - Мартина Смартта - причастным к трагическим событиям в доме №28.
     Утверждение это выглядело весьма и весьма обоснованным.
     По её словам, накануне вечером её муж Мартин, которого все вокруг называли сокращённо "Марти", пригласил её в местный бар выпить пивка. Приглашение выглядело довольно неожиданным, поскольку он не очень-то баловал супругу, да бар был по местным меркам дороговат - бутылка пива стоила 1$, а упаковка из 6 бутылок - 3,5$. Вместе с Мартином и Мэрилин в бар "Back door" отправился и некий Северин Джон Бубед, известный под кличкой "Бо". По словам женщины, Бубед был весьма опасным человеком, гангстером, отсидевшим в тюрьме за участие в ограблениях банков и хваставшимся, что ему доводилось убивать людей. Бубед, хотя и был родом из Чикаго, проживал несколько последних недель в доме Смарттов и попал он туда довольно неожиданно - его привёз из больницы ветеранов Вооружённых Сил, расположенной в городе Рино, штат Невада, Мартин Смартт, который сам лечился в психиатрическом отделении этой больницы. "Бо" спал на диване в гостиной крошечного домика №26, а младший сын Мэрилин - 8-летний Кейси Исон - оказался отселён в кладовку без окон. Мартин сказал жене, что "Бо" Бубед останется у них в гостях столь долго, сколько пожелает.
     В общем, около 22 часов 11 апреля 1981 г. компания в составе Мартина, Мэрилин и "Бо" направилась в бар и прошла мимо дома №28. При всём своём желании, троица никак не могла миновать дом Шарпов, что легко понять, бросив взгляд на карту "Кедди резёт". Из бара все трое вышли изрядно навеселе уже после полуночи и направились прямиком в собственный домик. Заявившись туда, Мартин и "Бо" вдруг заявили, что никак не могут лечь спать, поскольку считают своим долгом извиниться перед кем-то за какой-то инцидент в баре. Они посоветовали Мэрилин лечь спать и не дожидаться их возвращения, после чего бодро вырулили за порог и исчезли в ночной темноте. Женщина, не имевшая намерения вникать в дела пьяных мужиков, легла спать и... уснула.
     Однако поутру начались фокусы. Перво-наперво, она обратила внимание на то, что на столе в гостиной лежит окровавленная ветошь и молоток. Как уверяла Мэрилин, в их доме не было молотка, ибо Мартин был совершенно "безруким" - ни гвоздя не мог забить, ни лампочку вкрутить. Однако через пару минут её ожидало новое открытие - посмотрев в окно, она увидела, что Мартин сгребает позади дома листву и ветки. Прямо скажем, довольно неожиданное занятие для 7 часов утра, тем более, если принять во внимание, что накануне вечером и ночью человек пил водку и виски и лёг спать непонятно в какое время! Мэрилин уточнила у своего мужа, чем это он занят, на что Мартин ответил, что хочет навести порядок на заднем дворе. Он разжёг костёр из собранных веток и прошлогодней листвы, и бросил туда какие-то тряпки... Буквально через считаные минуты появился Джастин с рассказом о том, что в доме Шарпов лежат мёртвые тела и Мэрилин, не поверив сыну, прикрикнула на мальчика: "Не смей так шутить!" (sic! Очень интересный момент, на который следует обратить внимание. Запомним сейчас эту фразу и время её произнесения по версии Мэрилин Смартт, несколько позже нам придётся заняться анализом описанной ситуации) Джастин заверил маму, что он не шутит и Мэрилин, выйдя из дома, увидела сотрудников службы шерифа, натягивавших заградительную ленту вокруг дома №28. Чуть позже зазвонил телефон - это Нина Микс, подруга погибшей Гленны Шарп, осведомилась, что там у них происходит? И Мэрилин повторила ей рассказ сына.
     Отвечая на вопросы Дуга Томаса, Мэрилин рассказала о своём муже и семье кое-что ещё небезынтересное. До сентября предыдущего года (т.е. 1980 г.) Джастин проживал со своим отцом, первым мужем Мэрилин, в штате Монтана. Мать забрала сына к себе и его появление самым негативным образом сказалось на поведении Мартина Смартта. Теперь он оказался вынужден кормить уже двух сыновей Мэрилин от другого мужчины (Джастина и Кейси). Его зарплаты повара (Мартин работал поваром в ресторане "Keddie resort lodge") на это явно нехватало. У них даже не было денег, чтобы отремонтировать машину, которая с начала 1981 г. гнила неподалёку от их дома, поднятая "на кирпичах". Отсутствие собственной машины рождало массу бытовых неудоств, обусловленных удалённостью "Кедди резёт" от сколько-нибудь крупных населённых пунктов. В Мартине Смартте с некоторого времени проснулась злобность и крайняя агрессивность. В состоянии раздражения, по словам Мэрилин, он метал ножи в её сыновей и грозил им дробовиком. Как-то раз осенью 1980 г. он сделал попытку наехать на мальчиков, сидя за рулём своей автомашины (когда та была ещё на ходу). В другой раз он попытался выбросить Мэрилин и Джастина из салона машины во время езды на высокой скорости. В марте 1981 г. Мартин начал регулярно, раз в неделю, посещать психиатра в больнице ветеранов Вооружённых Сил. Он жалуется на пост-травматический синдром после, который является следствием его службы во Вьетнаме в парашютно-десантном подразделении ("зелёные береты"). У него расстройство сна, приступы неконтролируемой ярости, фрустрация от неудовлетворённостьи жизнью и плюс ко всему этому - проблемы с алкоголем и наркотиками. Мартину назначен курс лечения и он принимает различные психотропные лекарства. Прямо скажем, после такой аттестации вырисовывался весьма малосимпатичный образ.
     Мэрилин заявила шерифу, что до такой степени боится за судьбу Джастина, что после его рассказа об убийствах в доме Шарпов, сразу вывела мальчика на улицу и оставалась там всё время, пока их не пригласили на допрос. Она прямо заявила, что считает своего мужа Мартина и его дружка "Бо" Бубеда виновными в ночной трагедии. Трудно сказать, как отнёсся в ту минуту шериф Томас к услышанному, но думается, что он остался под впечатлением свалившейся на него информации. Он поручил свои помощникам провести осмотр дома Самрртов (т.е. гостевого дома №26) и осведомился у Мэрилин, может ли она некоторое время прожить вне "Кедди резёт"? Женщина заверила, что может, у неё есть подруга, которая завсегда её выручит.
     В этом месте самый проницательный читатель улыбнётся и заподозрит подвох, поскольку это подругой оказалась... да-да, та самая Нина Микс, которая ранним утром так беспокоилась о судьбе Гленны "Сью" Шарп. Это именно она приезжала со старшим сыном и его другом в "Кедди резёт" из Квинси, так что ничего удивительного не было в том, что около 11 часов утра Мэрилин с обоими сыновьями, даже не попрощавшись со своим мужем, направилась в дом Миксов.
     Но удивительным должно показаться совсем иное - с этого дня Мэрилин Смартт никогда более не встречалась со своим мужем Мартином. Вообще! Семья распалась буквально в несколько минут, хотя как мы увидим из дальнейшего повествования, всё произошедшее со Смарттами в то утро вряд ли было случайностью.
     Пользуясь разрешением Мэрилин осмотреть место её проживания, представители службы шерифа вошли в дом №26. Они не обнаружили там ни Мартина Смартта, ни "Бо" Бубеда и это выглядело довольно подозрительно, потому что в первые часы появления правоохранителей в "Кедди резёт" оба никуда уезжать не собирались. Также исчезла и машина Ди Лэйка, которую утром видели позади дома. Примечательно, что самого владельца никто не запомнил и где он находился оставалось пока неясным. Осмотр дома не привёл к обнаружению окровавленного молотка и ветоши, о которых говорила Мэрилин. Также ничего не дал и осмотр территории позади дома. Детективы разворошили золу в погасшем кострище, но ничего подозрительного там не увидели. Непонятно даже было как давно горел костёр - угли оказались остывшими.
     Тем не менее, Мартин Смартт и его дружок Северин Бубед оказались под подозрением и никто с них это подозрение снимать не собирался. Обвинение Мэрилин представлялось очень серьёзным. После 11 часов утра она уехала вместе с детьми из "Кедди резёт" в машине своей подруги Нины Микс. По пути Мэрилин рассказала последней, что Джастин был загипнотизирован "самим шерифом" и назвал убийцу - им был, по словам рассказчицы, Мартин Смартт, от которого она теперь решила уйти безвозвратно. На самом деле, как ныне известно достоверно, Джастин никогда не называл Мартина Смартта в числе убийц, но Мэрилин сочла, что маленькое преувеличение только придаст её расскажу яркости. Также Мэрилин рассказала, что видела в доме рано утром окровавленные молоток и тряпку; последней, видимо, вытирали руки. Обалдевшая от всего услышанного, Нина Микс внимала словам подруги ни на секунду не задумываясь над тем, насколько они правдивы и насколько уместно говорить об этом в присутствии Джастина - важнейшего на тот момент свидетеля по делу. В дальнейшем Нина окажется источником массы всевозможных домыслов и сплетен, которые начнут распространяться среди жителей Квинси и других городов округа Пламас и в конечном итоге попадут в прессу. Изучение этих сплетен и их опровержение отнимет у следствия много сил и времени.
     Но это будет чуть позже. А пока машина службы шерифа сопровождала переезд Мэрилин Смартт вместе с её двумя сыновьями в дом Миксов. И в последующем патруль службы шерифа круглосуточно размещался возле дома, обеспечивая физическую охрану важнейшего свидетеля. В скором времени следствие решит, что охраны двух вооружённых человек недостаточно для гарантии неприкосновенности Джастина Исона и его матери, поэтому через пару дней их перевезут в "секретное место", где они пробудут почти три недели в полной изоляции от внешнего мира под непрерывной охраной полиции штата. Понятно, что подобная перевозка разорвала все шаблоны в головах жителей провинциального Квинси и долгое время для них и местных журналистов не было более животрепещущей темы, чем преступление в "Кедди резёт" и судьба важнейших свидетелей по делу. События вокруг Мэрилин Смартт и её сына убедили всех в полной достоверности её рассказов и послужили серьёзной опорой для одной из основных версий случившейся в доме №28 трагедии, согласно которой Мартин Смартт и Северин "Бо" Бубед были вовлечены в случившееся. Даже сейчас, спустя более 30 лет, эта версия рассматривается как одна из наиболее достоверных.
     Между тем, клубок событий продолжал раскручиваться своим чередом и всевозможные сюрпризы продолжали поступать со всех сторон.
     Уже после отъезда Мерилин Смартт и её детей из "Кедди резёт" патрульные, проводившие осмотр территории зоны отдыха, отыскали несколько окровавленных предметов, выброшенных в мусорный контейнер позади магазина. Это были картонная коробка, перочинный ножик с красной пластиковой ручкой, кусок туалетной бумаги с закученными концами и кусок тряпка, происходивший непонятно от какой вещи. Тряпка и туалетная бумага явно использовались для вытирания окровавленных рук - об этом можно было судить по характерным полосам и помаркам, образовавшимся при их сгибании. Обнаруженные предметы были взяты на криминалистическое исследование. Полной ясности с его результатами нет до сих пор - это одно из многочисленных "тёмных пятен" расследования. С одной стороны, считается, что выброшенные предметы находятся в причинной связи с убийствами в доме №28, но с другой, анализ групповой принадлежности крови, найденной на ноже и коробке, не обнародован (в точности даже неизвестно, проводился ли он). В любом случае, в тот момент обнаружение этих предметов казалось очень важным и по общему мнению потенциально было способно резко продвинуть расследование вперёд. Все упомянутые находки были предъявлены поисковым собакам кинологического подразделения полиции штата, существовала надежда, что собаки смогут по запаху восстановить следовую дорожку, которую оставил человек, прикасавшийся к найденным вещам.
     После полудня офис шерифа принял два интересных телефонных звонка.
     В 13:30 некий аноним, позвонивший из города Ливермор, штат Калифорния, расположенного примерно в 270 км. к югу от Кедди, сообщил, что слышал разговор, из которого следовало, что некий работник железной дороги вместе с другом вошёл в дом Шарпов и "там они весело поиграли". Звонивший упомянул имя "Дэйн" и пояснил, что как он понял из разговора, жертвы были связаны нападавшими перед уходом. Как можно было заключить из сообщённой информации, звонивший ничего не знал об убийствах и не был знаком с людьми, чей разговор подслушал.
     В скором времени раздался ещё один телефонный звонок, на этот раз не анонимный и из куда более близкого места. В офис шерифа позвонил торговец из магазина "Сьерра" в Квинси и сообщил, что стал свидетелем подозрительного инциента. По его словам, за некоторое время до полудня какой-то незнакомец, молодой мужчина-индеец, вдруг принялся кричать перед дверями магазина об убийстве, свидетелем которого ему пришлось стать, и называть погибших по именам. Выходка поначалу показалась заурядной болтовнёй недекватного человека, но через пару часов продавец услышал сообщение местной радиостанции о событиях в Кедди и сразу сопоставил услышанное со словами индейца. Тот совершенно верно называл имена и фамилии убитых!
     Последнее сообщение очень заинтересовало шерифа и тот направил детектива Крима разобраться с этой ситуацией и отыскать неизвестного хорошо осведомлённого индейца.
     В это же самое время в доме №28 проводилась кропотливая работа по изучению места преступления и поиску улик. Работа детективов и криминалистов уже в первые часы показала, что групповое убийство в доме семьи Шарп явилось сложным, протяжённым во времени и не до конца понятным действом. В гостиной комнате находились тела трёх человек - Гленны "Сью" Шарп, её старшего сына Джона и друга последнего Дэйна Уингейта. Кроме того, не удалось отыскать младшую из двух дочерей Гленны - Тины Шарп. Её не было ни в доме, явившимся местом преступления, ни на территории "Кедди резёт", что стало ясно после тщательного осмотра как самой зоны отдыха, так и ближайших окрестностей.
     Дэйн и Джон, которым на момент гибели исполнилось 17 и 16 лет соотвественно, были найдены лежащими на спине и практически полностью одетыми в их уличную одежду. Лишь куртка от спортивного костюма Джона была сброшена и лежала на полу примерно в метре от его тела. Погибшие не были прикрыты, однако под голову Дэйна Уингейта оказалась помещена диванная подушка.

План гостиной дома 28 с указанием основных объектов, связанных с групповым убийством, произошедшим там в ночь с 11 на 12 апреля 1981 г. Красным цветом выделены тела погибших: "а" - Джона Шарпа, "b" - Дэйна Уингейта, "с" - накрытое одеялом тело Гленны "Сью" Шарп. Цифрами чёрного цвета обозначены: "1"- входная дверь с южной стороны; "2"- погнутый нож, использованный для пытки Джона Шарпа со следами его крови; "3"- окровавленные молоток и раделочный нож, оставленные на столике при выходе из гостиной. Там же лежала голубая окровавленная рубашка, принадлежавшая Тине Шарп; "4"- телефон со снятой трубкой на белой тумбочке, обильно испачканной размазанными следами крови; "5"- телевизор на подвижной этажерке. Согласно показаниям выживших детей, вечером 11 апреля телевизор находился не там, где его обнаружили после преступления; "6"- магнитола "Sanyo", снятая со своего места на тумбочке возле дивана и поставленная с неизвестной целью на пол; "7" - кусок телефонного провода, отрезанный в "женской" спальне и брошенный в проёме между кухней и гостиной. Длина провода в точности неизвестна, но по фотографиям её можно оценить в пределах от 5,3 м. до 7,5 м.; "8"- журнал и школьная тетрадь Тины Шарп, брошенные на пол возле тумбочки с телефоном; "9"- куртка от спортивного костюма Джона Шарпа, в который он был одет в ночь убийства; "10"- дверь в "мальчишескую" спальню. Условными знаками обозначены: "*" - две пары обуви, принадлежавшие Гленне и Тине Шарп; "+"- початая пачка сигарет "Camel", которые курила Гленна "Сью" Шарп, найденная на месте снятой с дивана подушки. Розовые брюки от женского брючного костюма, скомканные и задвинутые под диван, на схеме не обозначены, дабы не загромождать рисунок.

Причём её положили либо под голову трупа, либо незадолго до наступления смерти Уингейта, поскольку под головой Дэйна уже успела появиться большая лужа крови. В эту-то лужу подушку и положили, так что она оказалась пропитана кровью с двух сторон - снизу, со стороны лужи крови, и сверху - в силу кровотечения из головы Дэйна. На полу гостиной отчётливо просматривался кровавый след волочения тела Джона длиною более 1 м. Из этого следовало, что первые удары он получил ближе к кухне, где и упал на пол, после чего его тело для чего-то переместили в сторону входной двери.

 
Расположение тел убитых в гостиной дома №28 до и после удаления одеяла, скрывавшего труп Гленны "Сью" Шарп. На левой фотографии видны ноги Джона Шарпа, его друг Дэйн Уингейт лежит головою на диванной подушке. Хорошо заметен элекрический провод в белой изоляции, которым были связаны ноги юношей.


     Гленна "Сью" Шарп оказалась накрыта с головой одеялом в пододеяльнике, взятом с кровати из "женской" спальни. Женщина была одета в домашний халат без рукавов, под которым находилась тонкая футболка и бюстгальтер. Футболка и бюстгальтер были подняты вверх, в область подмышек, обнажая грудь. Больше никакой одежды на теле погибшей найдено не было и детективы поначалу решили, что преступник (-ики) забрал трусики женщины в качестве трофея. Лишь на следующий день, в процессе проведения судебно-медичинского исследования тела удалось выяснить, что трусы были спользованы в качестве кляпа - убийца засунул их глубоко в рот своей жертве, а чтобы та их не смогла от них избавиться, наложил сверху повязку, сделанную из двух, связанных связанных вместе, платков.

 
Фотографии гостиной, явившейся местом преступления, позволяют получить представление о размерах комнаты, состоянии жилища и весьма невысоком уровне его комфорта. Снимки сделаны после выноса тел убитых, их позы и места нахождения обозначены меловыми контурами. Фотография слева: вид от дивана в направлении входной двери. Фотография справа: вид от входной двери в сторону дивана.


     Все погибшие подверглись прижизненному связыванию. Для обездвиживания жертв нападавший (нападавшие) использовали различные подручные материалы - серебристую клейкую ленту (скотч) и электрические провода, найденные на месте преступления. В отношение разных потерпевших использовались различные виды связывания.
     Гленна Шарп обездвиживалась в несколько приёмов, возможно, разделённых некоторым промежутком времени. Первоначально были связаны её руки, их запястья охватывал серебристый скотч, под который не затекла кровь. После этого последовало связывание рук и ног двумя раздельными электропроводами (белого и чёрного цветов). Ноги жертвы оказались зафиксированы в полусогнутом положении. Длина шнура не позволяла их разогнуть, хотя женщина явно пыталась это сделать, на что указывало специфическое повреждение кожи бедра, оставленное трением натянувшегося как струна электропровода.

   
Детальные фотографии, демонстрирующие способы связывания погибших. На крайнем левом фотоснимке - руки Джона Шарпа в "положении молящегося", с замотанными липкой лентой запястьями. Две центральные фотографии показывают способ связывания Гленны Шарп по схеме "обе руки-обе ноги". Хорошо видны ступни женщины, сильно запачканные чужой кровью, что наводит на мысль о её свободном перемещении уже после убийства подростков, или, по крайней мере, одного из подростков. Также хорошо видна размазанная кровь на коленях Гленны и отдельные кровавые капли на икрах. Как показало судебно-медицинское исследование, эта кровь не принадлежала Гленне Шарп. На крайнем правом снимке можно видеть как были связаны ноги Дэйна Уингейта.


     Чтобы лишить женщину возможности издать хоть один звук, нападавший (-ие) заткнул её рот трусиками и чтобы жертва не выплюнула кляп, поверх него наложил повязку, сделанную из двух связанных воедино цветных платков. Как показало их внимательное рассмотрение, один из платков являлся банданой Дэйна Уингейта. Это было весьма важное открытие, из которого следовало, что Гленне Шарп затыкали рот уже после появления на месте преступления молодых людей.
     Джон Шарп также первоначально был связан клейкой лентой той же ширины (1 дюйм), что и его мать. Его руки были приведены "в положение молящегося" и несколько раз обмотаны вокруг запястий скотчем. Несмотря на то, что молодой человек буквально весь был залит кровью, под скотчем крови не оказалось, как и в случае с Гленной. Клейкая лента использовалась также для связывания ног - её довольно грубо намотали в районе нижней трети голеней, захватив низ спортивных штанов. Кроме того, лодыжки Джона дважды охватывал электрический провод в белой изоляции, завязанный узлом на правой лодыжке спереди и сбоку.
     Этим же шнуром были связаны и ноги Дэйна Уингейта. Провод был обмотан двумя витками в районе нижней трети голеней и обвязка оказалась не слшиком тугой, возможно, в силу того, что во время движения ног (осмысленных или судорожных - не имеет значения) произошло её ослабление. Этот провод заканчивался вилкой для электрической розетки. Обут Дэйн Уингейт оказался в тяжёлые походные ботинки, верхняя часть которых была замотана всё тем же серебристым скотчем, который был обнаружен на телах Гленны и Джона Шорп. Однако, в отличие от них, клейкая лента не связывала ноги между собой, другими словами, её наматывание на ботинки не лишало Дэйна возможности управлять ногами. Руки же Дэйна были оставлены свободными. Это странное заматывание клейкой лентой выглядело лишённым смысла и даже абсурдным, можно было подумать, что человек, связывавший Дэйна, то ли отказался от первоначального замысла, то ли у него просто закончился скотч. При этом обездвиживание Дэйна выглядело на первый взгляд явно недостаточным - тот, имея свободные руки, вполне мог развязаться и развязать товарищей по несчастью, причём проделать этом можно было в считанные минуты.
     Однако, правда оказалась гораздо запутаннее первого впечатления. Уже после доставки тела Дэйна Уингейта в морг и осмотра его кожи под увеличительным стеклом, выяснилось, что руки молодого человека всё же были связаны. На кожи запястий были найдены небольшие кусочки клея, происходившие от клейкой ленты. Стало быть, скотч охватывал его руки и, скорее всего, соединял их с лодыжками, возможно крест-накрест. Для этого Дэйна следовало уложить на пол, перевернуть на живот, завести руки и ноги за спину и таком положении замотать их попарно клейкой лентой ("рука-нога", "рука-нога"). В какой-то момент злоумышленник (-ики) решил отказаться от подобной схемы связывания Дэйна и разрезал скотч, соединявший руки и ноги. Более того, он даже снял ленту, оставшуюся на руках, и унёс её с собою, поскольку на месте преступления никаких кусков скотча найдено не было. И уже после этого преступник (-ики) связали ноги Дэйна и Джона электрическим проводом.
    
( на предыдущую страницу )                                ( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker