На главную.
Массовые убийцы.

Дом смерти №28.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2012-2013 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2012-2013 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)     (11)     (12)     (13)     (14)     (15)     (16)     (17)     (18)     (19)     (20)     (21)     (22)

стр. 11



     Работа велась очень активно, но никакого продвижения данное направление расследования не имело. Ничего не было найдено - ни единого подходящего фургона.
     Во второй декаде апреля в следственную группу обратился некто Томас Керноу, житель Квинси, сообщивший, что примерно за неделю до трагедии в доме №28, он видел двух мужчин очень точно соответствовавших описанию разыскиваемых лиц, распространённому к тому времени газетами. Неизвестные, по словам Керноу, пытались узнать, как лучше проехать в Кедди. Сообщение Томаса было расценено как исключительно важное - следствие впервые получало информацию о том, что подозреваемых видели вне пределов "Кедди резёт", а это косвенно указывало на точность установочных данных. Пытаясь получить от Керноу больше информации, шериф Томас вознамерился подвергнуть его гипнозу подобно тому, как это он уже проделал с Джастином Исоном. Однако Ларри Отт, специальный агент ФБР, откомандированный в состав следственной группы, запретил шерифу заниматься подобной самодеятельностью, справедливо указав на грубейшие нарушения юридической процедуры, допущенные при допросе Джастина. Однако, сама по себе идея допроса Керноу под гипнозом не была лишена здравого смысла и свидетель в конце мая 1981 г. такому допросу подвергся.
     В этот раз организацию допроса взяло на себя ФБР. Приглашённый Бюро психолог с большим опытом работы, загипнотизировал Керноу и тот ответил на заданные вопросы. Детали произошедшего неизвестны, протокол допроса не был предан гласности (в отличие от многих других документов этого расследования) и данное обстоятельство наводит на мысль, что Томас Керноу вспомнил под гипнозом нечто интересное. Однако об этом мы можем только гадать - никакой ясности в данном вопросе нет и поныне.

  
Шериф округа Пламас Дуглас Томас почитал самого себя за мастера гипноза и был готов гипнотизировать всех без разбора свидетелей и подозреваемых. Чтобы умерить его неуместную ретивость пришлось вмешаться ФБР. Фотографии 1981 и 2005 гг.


     Вскоре после того, как Мартин Смартт прошёл проверку на полиграфе и был официально объявлен "находящимся вне подозрений", к детективам следственной группы обратился некий Стив Д. (возраст и место жительства его никогда не сообщались), заявивший, что Смартт занимался приготволением гашиша и его сбытом. Свидетель утверждал, что дважды покупал у Смартта наркотик и видел большое количество уже готовой смеси - более 400 гр. Что и говорить, заявление было очень смелым, принимая во внимание то обстоятельство, что Стив рисковал быть привлечённым к уголовной ответственности за употребление и нелегальное приобретение наркотика. Стива, правда, к ответственности не привлекли - видимо, таковы были условия предоставления им информации - но и последствий его заявление не возымело.
Ну, давил Мартин Смартт в часы досуга конопляную пыльцу ручным прессом - так кто ж ему это запретит? Мало ли в Калифорнии дикорастущей американской конопли? Какое это имеет отношение к убийству людей в доме №28?
     Для нас заявление Стива Д. очень интресно тем, что свидетель, сам того не зная, подтвердил ранние показания Мэрилин Смартт, которая утверждала, что Ди Джей Лэйк, дружок "Марти" и Северина "Бо" Бубеда, появился со своим автомобилем возле дома №26 неслучайно - вся троица намеревалась 12 апреля заняться изготовлением наркотика. Видимо, где-то на территории округа Пламас, а возможно, и вне его границ, имелось конопляное поле, которое вся эта троица использовала для получения сырья. Лэйк на своей красной машине приехал к дому Смартта рано утром 12 апреля 1981 г., собираясь "подхватить" друзей и отправиться на промысел, но... тут заварилась каша с убийством в доме по соседству. Появился сначала сержан Родни ДеКрона, затем дорожный патруль (либо наоборот - сначала патруль, а потом сержант - на сей счёт существуют диаметрально противоположные воспоминания, хотя, всё же, из официальных документов следует, что первыми к дому №28 прибыли сержант Шейвер (Shaver) и патрульный Клемент (Klement)). Потом на место преступления сам шериф пожаловал, а после него коронёр... В общем, обалдевший от наплыва правоохранителей всех мастей, Ди Джей Лэйк бросил свою машину позади дома №26 (где жили Смартты с Бубедом) и банально смылся. Причём, куда он подевался - непонятно, такое впечатление, что просто убежал в лес и добирался до дома в Квинси - а это более 10 км.! - пешком. Машина его осталась возле дома Смартта, а вот автовладельца для допроса никто не мог отыскать ни 12, ни даже 13 апреля. После ознакомления с показаниями Стива Д. становилось понятно почему он так себя повёл - Ди Джей Лэйк банально запаниковал.
     Всё это, конечно, было очень интересно, но прямой связи с убийством в доме №28 история подпольного производства гашиша Мартином Смарттом и Северином Бубедом не имела. Поэтому и последствий никаких не последовало, тем более, что оба производителя наркотика моментально сбежали из "Кедди резёт", едва следователи позволили им это сделать (напомним, Бубед живо отчалил из дома №26 уже 14-го, а Мартин Смаррт - 17 апреля 1981 г.).
     Следующую потрясающую историю следователям скормил свидетель имя и фамилия которого до сих пор остаются не оглашёнными. История эта довольно странная, можно сказать, что она "ни про что", ибо не имеет никаких свидетелей, не существует материальных доказательств её реальности, привязок по времени и месту и т.п. Суть её сводится к следующему: свидетель ехал на своей автомашине по лесной дороге задолго до трагической гибели людей в доме №28 в "Кедди резёт", т.е. может быть в марте или даже феврале 1981 г., как вдруг ему наперерез выскочил из чащи... нет, не йети и даже не медведь... а мужчина в клетчатой рубашке с перекошенным лицом весь залитый кровью. Крови на его одежде было очень много, как будто он убил оленя - такое сравнение нашёл свидетель для того, чтобы передать впечатление от вида странного человека. Но по мнению свидетеля, на одежде была не кровь оленя, а человека, потому что мужчина в окровавленной одежде явно испугался автомобиля и, перебежав дорогу перед самым бампером, умчался в чащу. Никаких видимых телесных повреждений странный муджчина не имел, да и двигался он слишком живо для раненого. Одет неизвестный был в джинсовую рубашку "Lewise" в крупную клетку, синие джинсы, был без шляпы, благодаря чему свидетель рассмотрел его светлые каштановые волосы и… в тёмных, скрывающих глаза, очках. Возраст неизвестного мужчины в окровавленной одежде свидетель определил довольно широким интервалом от 20 до 40 лет. Свидетель утверждал, что встреченный им человека соотвествовал описанию разыскиваемого следствием мужчины, и выразил уверенность, что этот человек совершил в лесу возле дороги убийство.
     Как отнестись к такому заявлению? Вроде бы, логично отмахнуться, ибо непонятно о чём вообще идёт речь и как это повествование относится к групповому убийству в доме №28. Но магическая фраза о внешнем сходстве с одним из разыскиваемых заставила правоохранительные органы бросить большие силы на прочёсывание района предполагаемой встречи свидетеля с испачканым кровью человеком. Лес прошли густой цепью, под кусты заглянули, старые коряги перевернули, в овраги спустились... ничего не нашли.
     Внимательный читатель, разбираясь во всех этих дебрях, явно должен задуматься над следующим весьма очевидным вопросом: как следствие могло допустить существование двух, противоречащих друг другу, описаний событий 11 апреля 1981 г. - той, которую дала следствию Шейла Шарп, и другой, обязанной своим происхождением Ричарду Миксу (условно, конечно, ибо Ричард отнюдь не единственный её автор)? Почему в этом противоречии так никто и не разобрался ещё в 1981 г.? Почему даже в 2012 г. ни одна из предполагаемых "цепочек событий" не может считаться абсолютно верной? И читатель, задающий себе эти вопросы, будет тысячу раз прав, поскольку указанное противоречие, вне всяких сомнений, волновало следствие ещё в апреле 1981 г. и необходимость его разрешения в разной форме обсуждалась в ходе расследования.
     Однако с "последовательностями событий", условно обозначеными нами №№1 и 2, отнюдь не всё просто. Выше уже было упомянуто, что следствие отыскало женщину Донну В., которая утверждала, что отвозила Джона Шарпа и Дэйна Уингейта около 13 часов 11 апреля на автозаправочную станцию "Exxon" на Кресчент-стрит (Crescent street). Однако, по утверждению Ричарда Микса, ребята в это же самое время направились в трейлер Джона Бэйза. И Джон Бэйз подтвердил их появление и пребывание в его трейлере примерно до 15:00. Детективы, разумеется, захотели разобраться в этом противоречии и насели с расспросами на Донну В., может, дама перепутала день? может, упомянутая встреча произошла в совсем другое время, скажем, в 15 часов или позже? Но нет! Свидетельница категорически настаивала на том, что произошедшее случилось именно там и тогда, где и когда она сообщила. И чтобы доказать точность своих вопоминаний, рассказала, что последовало после её поездки с Джоном и Дэйном. Доехав до автозаправки, она направилась в магазин, расположенный тут же, и повстречалась там со своим знакомым - неким Генри Томпсоном (Henry Thompson). Генри водил красный грузовик и тот был припаркован прямо у входа в магазин. Они поздоровались, Генри купил кое-какие продукты и сказал Донне, что поедет в Ганснер-парк. На том они и разошлись. Следователи, разумеется, заинтересовались воспоминаниями Герни Томпсона и допросили его. Тот полностью подтвердил факт встречи с Донной В. в магазине и все те детали, которые упомянула свидетельница (встреча у единственной кассы, его красный грузовик прямо у входа в магазин и т.п.). По его мнению встреча произошла около 14 часов. Т.е. по всем прикидкам получалось, что у дамочки с памятью всё в порядке, и в то самое время, когда молодые люди якобы были в трейлере Джона Бэйза, они находились на автозаправке "Exxon".
     Твёрдо уверившись в том, что Бэйз-младший врёт, детективы принялись за него. И трудно сказать, чем бы закончилось подобное внимание для Джона Бэйза, но правоту его слов неожиданно подтвердил один из обитателей трейлерного парка. Свидетель хотел зайти в гости к Бэйзу-старшему, но увидев, что тот отсутствует, а в трейлере тусуются трое молодых людей, отказался от своего намерения. Причём свидетель уверенно назван всю троицу, поскольку знал визуально Джона Шарпа и Дэйна Уингейта.
     Тупик! Свидетели дают диаметрально противоположные показания и невозможно понять, кто из них ошибается или врёт. А если врёт, то - с какой целью?
     Причём "фокусы с раздвоением" парочки "Джон и Дэйн" этим отнюдь не исчерпывались и порой принимали прямо-таки фантасмогорические формы. В интервале 20:00-20:30 Джона Шарпа и Дэйна Уингейта на автозаправочной станции "Exxon" видели два родных брата Уилльям и Стефен Д. Оба они старшие школьники и прекрасно знали Джона и Дэйна. Ошибка, вроде бы, исключена, тем более, что именно на эту заправку, как мы помним, Джон и Дэйн хотели попасть (и попали).
     Но...! В службу шерифа явилась девушка, попросившая, чтобы её допросили, поскольку она располагает важной для следствия информацией. Этой свидетельницей оказалась некая Бэтси А., учившаяся в той же школе, что и Джон Шарп, только классом ниже. Показания Бэтси запротоколировал известный нам детектив сержант Шэнкс. Из сказанного свидетельницей следовало, что она видела Джона Шарпа и Дэйна Уингейта в 20:15 на автозаправочной станции и даже разговаривала с Джоном, что исключает всякую ошибку опознания. Разговор был непродолжительный и, в общем-то, ни о чём: пойдёте ли на дискотеку на Маунт-Хуг? а чьи записи будем слушать? и т.п., короче, рядовой трёп о планах на вечер. Всё, вроде бы, очень хорошо, но в этой встрече есть одна неразрешимая загвоздка - Бэтси А. видела и разговаривала с молодыми людьми на автозаправке "Шеврон" ("Сhevron") по адресу Кресчент-стрит, 151.

Та самая автозаправка "Шеврон" на Кресчент-стрит, 151 в Квинси, на которой Джон Шарп разговаривал с Бэтси в 20:15 11 апреля 1981 г. По показаниям других свидетелей в это же самое время он находился в другом месте - и таких парадоксов в перемещениях Джона и Дэйна на протяжении последних суток их жизни можно насчитать более десятка.

А братья Уилльям и Стефен Д. видели Джона Шарпа и Дэйна Уингейта в то же самое время на автозаправке "Экссон" по адресу Кресчент-стрит, 106 (сразу оговримся, что в настоящее время автозапрочной станции по этому адресу нет, хотя "Шеврон" сохранился на том же месте и почти в том же виде). Расстояние между обемии адресами, вроде бы, и невелико - всего-то порядка 100 м. - но сам по себе факт чрезвычайно интересен. Следствию вдруг стало ясно, что Джон и Дэйн вовсе не были "привязаны" к заправке "Exxon" на Кресчент-стрит, как считалось ранее, они словно бы роились в том районе и теоретически могли появиться где угодно.
     Т.о. ощущение неопределенности того, чем были заняты молодые люди в последние часы своей жизни от такого рода заявлений только усиливалось.
     Буквально через несколько дней после преступления в "Кедди резёт", ещё до похорон погибших, в службу шерифов позвонил аноним, и сообщил, что Митчелл Стерлинг распродаёт вещи Дэйна Уингейта. Митчелл "Кейт" Стерлинг (Mitchell Sterling "Keith") был одногодкой Дэйна, числился таким же "проблемным" подростком и жил в одной с ним семье попечителей. Детективы уже осматривали вещи жертв, включая и личные вещи Уингейта, ничего, вроде бы, интересного в них не нашли, однако предупредили попечителей о необходимости сохранения в неприкосновенности этих вещей вплоть до особого решения властей. Явившись в дом Дориса повторно и ещё раз осмотрев личные вещи Дэйна Уингейта, детективы установили факт пропажи почти новых зимних ботинок из рыжей замши. Последовал "разбор полётов", по результатам которого стало ясно, что ботинки пропали по вине Митчелла, говоря иначе, тот их попросту "стырил" из запертого шакафа и... продал. Цинизм молодого человека поразил всех, кто узнал об этой истории. Вместе с тем, случившееся привлекло внимание к персоне юного придурка.

Донован Дорис, опекун Дэйна Уингейта и Митчелла Стерлинга, более 17 лет отработал учителем в "Квинси хай-скул" (на русский манер его следовало бы назвать преподавателем в старших классах). Наверняка это был неплохой педагог и честный человек, но толку от его педагогики было немного - не зря ведь говорится, что кривое дерево не выпрямить...


     Стерлинга официально допросили и тот признал, что никогда не любил Дэйна Уингейта, не переносил его на дух и вообще презирал. Короче, юноши не ладили. Не особенно стесняясь в выражениях, молодой человек наговорил немало гадостей о погибшем и это поведение резко контрастировало с тем, как себя вели в те дни жители Квинси - даже те, кто имел все основания не любить Дэйна, демонстрировали такт и выражали свои чувства весьма сдержанно. Однако Митчелл Стерлинг был не настолько хорошо воспитан. Его откровенное злорадство в адрес сверстника, погибшего ужасной смертью, насторожило детективов и заставило посмотреть на "Кейта" как на кандидата в подозреваемые. Молодой человек, видимо, не предполагал, что его сентенции в адрес Дэйна Уингейта вызовут такую реакцию и потому, когда его начали профессионально "колоть" попросту растерялся. Доказывая свою невиновность, Митчелл Стерлинг брякнул, что имеет alibi на ночь с 11 на 12 апреля, поскольку работал тогда в круглосуточной пиццерии "Раунд тэйбл" ("Round table"). В протоколе допроса была особо отмечена его нервозность. Такие пометки обычно не делаются, поскольку волнение допрашиваемого явление нередкое и в каком-то смысле ожидаемое, но Стерлинг, видимо, совсем уж затрясся, если детективы посчитали нужным это отметить.
     Дальше стало ещё интереснее. Отправившись в пиццерию, детективы поговорили с менеджером и выяснилось, что юноша наврал насчёт своего alibi. Он работал в дневную смену и ночью к работе не привлекался. Понятно, что узнав такое, следователи вернулись к молодому балбесу, надели на него наручники и официально заявили о том, что он счиатется подозреваемым. В этом был определённый расчёт взять юношу "на понт", всерьёз, конечно, никто не верил в то, что убийца, совершивший такое сложное убийство, столь опрометчиво допустит грубую ошибку и окажется до такой степени неосторожен. Стерлинг потому и вёл себя настолько глупо, что совершенно не представлял возможные последствия собственных слов и поступков.
     В общем, как без труда поймёт проницательный читатель, линия по обвинению Митчелла "Кейта" Стерлинга никуда не вела. Расплакавшись на допросе, тот признал своё враньё относительно alibi, рассказал совсем другую историю о своих ночных похождениях (ничего криминального в них не было) и честно признался, что узнав об убийстве Дэйна Уингейта решил на этом подзаработать - продать единственно ценную вещь, которая имелась у последнего - его новые зимние ботинки. Не зная, что детективы уже побывали в доме опекунов, переписали имущество Дэйна и разложили его по мешкам, он без лишних затей перерыл содержимое шкафа, отыскал ботинки и... продал их. А куда их девать, правда? Не отцу же Дэйна возвращать?!
     Нельзя не признать, что Митчелл Стерлинг по праву украшает галерею моральных уродов, в большом количестве выявленных в ходе расследования убийства в доме №28, но никакого реального отношения к происшедшей трагедии этот человек не имеет. Он довольно долго (несколько лет) оставался на заметке местной службы шерифа и ФРБ, за ним присматривали, ожидая каких-то "проколов", подтверждающих причастность к массовому убийству, но в конечном итоге стало ясно, что этот человек ничего о преступлении не знает и непричастен к нему совершенно.
     Теперь, пожалуй, сам самое время отыграть немного назад и вспомнить о том, что в распоряжении следствия имелся ценный свидетель - 12-летний Джастин Исон - и рассмотреть развитие событий, связанных с его дальнейшей судьбой. Это весьма немаловажно, поскольку Джастин отнюдь не исчезает из нашего повествования - нам ещё придётся много и подробно разбирать его показания и пытаться дать им какую-то вразумительную оценку.
     Итак, как уже было сказано, 12-летнего Джастина Исона вместе с его матерью Мэрилин Смартт и 8-летним братом Кейси Исоном, перевезли из "Кедди резёт", где они проживали, в Квинси, в дом №2100 по Ист-Мэйн стрит, который занимали Миксы. Собственно перевозку осуществил старший из детей Нины Микс - Дэйл "Уэйд" - при поддержке своего друга Блэйна Груберта. Товарищи предполагали, что Мартин Смартт, известный своими заскоками, может устроить некрасивую сцену с выхватыванием ножей и разбрасыванием стульев, так что соваться к нему в дом в одиночку казалось неразумно. Однако переезд удался на удивление мирно - Микс даже поговорил с Мартином, который, судя по всему, совершенно не понял смысла происходившего. Мэрилин сказала своему муженьку, что Джастину надо сменить обстановку, и Мартин купился на эту болтовню. В общем, Дэйл "Уэйд" Микс на своей машине вывез Мэрилин и её детей, а Блэйн Груберт прикрывал его "отход" на своей автомашине. Надо ли особо говорить, что друзей в свою очередь прикрывал дорожный патруль, который сопровождал обе автомашины до дома Миксов в Квинси?
     Мэрилин Смартт по мере отдаления от "Кедди резёт" обретала уверенность в своих силах и желание жить. Оказавшись в доме своей подруги (не забываем, кстати, что Нина Микс считалась и лучшей подругой Гленны "Сью" Шарп!), Мэрилин раскрыла рот и... фонтан бабского красноречия обдал Квинси, как блевотина алкоголика, страдающего от морской болезни. Всё, что болтала Мэрилин в те дни сейчас уже в точности и не повторить, но наговорила она много! Её трёп транслировала всем знакомым Нина Микс, сидевшая на телефоне, как настоящий оператор службы заказа такси.
     Прежде всего, Мэрилин Смартт рассказала, что "под гипнозом" Джастин "опознал" в убийце Мартина Смартта. Это была ложь, мы точно знаем, что Джастин не опознавал своего отчима, но это сообщение, сделанное со ссылкой на мать главного свидетеля, имело эффект разорвавшейся бомбы. Благодаря Нине Микс весь Квинси через пару часов после переезда Мэрилин знал, что Мартин Смартт - убийца. Когда люди встречали его на улицах, то искренне удивлялись: тебя ещё не арестовали? Оснований не верить Мэрилин не имелось - она ведь присутствовала при допросе, как мать допрашиваемого, наряду с шерифом и полицейским художником Харланом Эмбри (Embrey) (Последний, кстати, считался очень высококвалифицированным специалистом и специально примчался из Рино, штат Невада, узнав о чудовищном преступлении и наличии феноменального свидетеля). Поскольку жители Квинси ждали дальнейших "разоблачений" убийцы-изувера, Мэрилин Смартт обеспечила нужные детали. Уже 12 и 13 апреля 1981 г. обыватели, опережая газетные репортажи, обсуждали окровавленный молоток на кухне дома №26 и шприцы со следами крови там же (ясный намёк на то, что Северин "Бо" Бубед и Мартин Смартт внутривенно вводили героин!). Про то, что Мартин сжигал обувь и одежду в костре позади дома не знал в Квинси только глухой. Апофеозом разоблачительной патетики явились рассказы про то, как "придурочный ветеран вьетнамской войны" метал ножи в Мэрилин и Джастина, наводил на её детей заряженый дробовик, а однажды даже попытался выбросить их на полной скорости из автомобиля. Что помешало ему это сделать оставалось неясным, но в целом рассказ звучал очень эффектно.
     Разумеется, Мартин Смартт и Северин "Бо" Бубед очень быстро обо всём узнали. Собственно говоря, не узнать было проблематично - Мартина во второй половине дня 12 апреля 1981 г. нигде не могли отыскать - он отправился к своему психиатру в Рино, штат Невада - а потому, когда вечером он объявился в доме №26 его моментально забрали в офис шерифа (впрочем, в 2006 г. Нина Микс в своих довольно безграмотных и путаных воспоминаниях, написанных собственноручно, сообщила, что ночь с 12 на 13 апреля 1981 г. Мартин Смартт провёл в её доме в Квинси, но в это мало верится. Воспоминания Нины не лишены определённого интереса с точки зрения психологической характеристики участников тех событий, но фактологию она перевирает ужасно. Так, например, Нина Микс с пафосом пишет, будто последний день своей жизни Гленна Шарп со своими детьми провела в её доме и покинула его только в 6 часов вечера и Нина, якобы, даже вышла проводить её до машины. Между тем, с абсолютной точностью известно, что это не так, более того, согласно данным телефонного узла в Квинси в 18 часов из дома Миксов был зафиксирован телефонный звонок в дом №28 в "Кедди резёт" - это звонила сама Нина и разговаривала с Гленной, причём, известно даже содержание этого разговора. Но спустя четверть века Нина позабыва и переврала все детали).
    nbsp; Именно в офисе шерифа обалдевший Мартин Смартт и узнал, что про него успела нагородить уехавшая менее суток назад жёнушка. Потрясённый муженёк попытался поговорить с Мэрилин по телефону, но понятно, что такой разговор без свидетелей не мог быть продуктивным. Мэрилин тут же стала рассказывать, что муж грозит убить её и детей, а Мартин шерифу поведал нечно совсем иное - он не понимает, почему Мэрилин распускает про него всякие небылицы, он её по-прежнему любит и просит вернуться. Кстати, сейчас стали известны письма Мартина Смартта, датированные летом 1981 г., все они имеют именно такое содержание - автор очень нежно обращается к Мэрилин и выражает недоумение по поводу её странного поведения весной.
     Ситуация приобретала анекдотический характер. Напомним, что уже около полудня 12 апреля 1981 г. был проведён осмотр (фактически обыск, но поскольку ордер прокурора получен не был, то это следственное действие скромно обозвали "осмотром") дома №26 и ничего подозрительного найдено не было - ни окровавленных тряпиц, ни инструментов со следами крови, ни сожженой в костре одежды и обуви (кто хоть раз пытался сжечь обувь, тот сразу скажет, что сжечь без следа кожаную обувь, вроде ботинок или туфлей, совсем не так просто, как может показаться на первый взгляд. Температура открытого огня, даже в случае горения бензина, не превышает 650°С, а такая температура даже не приводит к измению цвета стали. Поэтому в обычных кострах всегда остаётся масса улик - от зубов и костей сжигаемых жертв, до супинаторов, наконечников шнурков, монет и металлических пуговиц. Это азы криминалистики, о которых Мэрилин Смартт, разумеется, не имела ни малейшего понятия. Сжечь без остатка обувь и одежду в обычном костре невозможно!). Окровавленных шприцов в доме Мартина Смартта тоже не оказалось.
     В общем, трагедия начинала превращаться в анекдот. На второй или третий день пребывания Мэрилин "в гостях" у Миксов следователям стало ясно, что дамочку надо изолировать по-настоящему, в противном случае о тайне следствия придётся позабыть. И без того уже о допросе Джастина под гипнозом не говорил в Квинси только немой или ленивый! Мэрилин с её обоими сыновьями усадили в машину службы шерифа и увезли в неизвестном направлении - в мотель, где она была лишена телефонной связи и, наконец-то, заткнулась, а если выражаться точнее, то оказалась в полной изоляции.
     Произошло это памятное событие 15 апреля 1981 г. Наконец-то, настало время для предметного разговора - не допроса даже, а именно обстоятельной беседы о деталях сделанного прежде Мэрилин Смартт заявления. Дамочке сообщили, что сказанное ею подтверждения не находит - позади дома №26 в кострище нет остатков ни обуви, ни одежды, а только самая обычная древесная зола, причём зола была найдена остывшей и непохоже, что утром 12 апреля Мартин Смартт разводил костёр... в самом доме нет ни окровавленных инструментов, ни кровавых помарок, ни тряпок со следами крови... наконец, Мартин Смартт совершенно не соответствует приметам разыскиваемых лиц! Так отчего же Мэрилин заявляет будто Джастин его "опознал"? Дамочка, понятное дело, извивалась как уж на вилах, и все нестыковки свалила на сына, мол, Джастин ей наедине признавался... а вот детективам не призавался, потому что боялся. У Мэрилин особо поинтересовались, желает ли она принять участие в прощании с погибшими, ведь они, возможно, были её не просто соседями, но и добрыми знакомыми (напомним, похороны погибших состоялись 16 апреля)? Мэрилин тут же поспешила заявить, что хотя и была соседкой семьи Шарп, знала их только визуально, личных контактов не поддерживала и с Гленной Шарп даже не была знакома. Утверждение, конечно, звучало довольно странно для женщины, чей сын уходил ночевать в дом якобы незнакомой хозяйки, но в тот момент никто оспаривать заявление Мэрилин Смартт не стал. В конце-концов, коли не хочет человек присутствовать на похоронах, так никто его заставлять и не вправе...
     Однако, чем больше информации о Мэрилин собирали члены следственной группы, тем больше вопросов рождало её поведение. Выяснилось, что за те несколько дней, которые дамочка провела в доме Миксов, она умудрилась вступить в интимные отношения с молоденьким "Уэйдом" Миксом. Вообще, Мэрилин была чрезвычайно любвеобильна и немного забегая вперёд можно упомянуть, что уже в мае 1981 г. она переспала с другом "Уэйда", тем самым Блэйном Грубертом, который приезжал ранним утром 12 апреля забирать её из "Кедди резёт" вместе с Миксом. Эта маленькая измена отнюдь не повлияла на её статус невесты "Уэйда". Но дело даже было не в половой распущенности Мэрилин - этим в Квинси и Кедди было трудно кого-либо удивить - а патологической лживости этой женщины.
     Она клялась детективам, что не была знакома с Гленной Шарп, но... в архиве службы шерифа удалось отыскать 5(пять!) собственоручных заявлений Мэрилин Смартт, датированных весной и летом 1980 г., в которых она извещала органы охраны правопорядка об угрозах со стороны бывшего мужа - Исона - в адрес её и её детей. Бывший супруг проживал сначала в Аризоне, а затем в Монтане и оттуда он звонил Мэрилин и посылал по телефону всевозможные проклятия. Их старший сын - Джастин Исон - проживал с отцом и Мэрилин просила службу шерифа оказать необходимое содействие в том, чтобы органы опеки забрали сына у отца и передали ей (что и было сделано осенью 1980 г.). Так вот, в качестве доказательства того, что упомянутые телефонные звонки содержали брань и угрозы, Мэрилин Смартт ссылалсь на... Гленну Шарп, которая являлась свидетелем этих переговоров по телефону и могла под присягой подтвердить слова Мэрилин. Понятно, что после обнаружения подобных документов, доверие к Мэрилин упало до нуля. Дамочка явно пыталась манипулировать следствием в своих интересах, рассудив, очевидно, что отправка мужа на тюремный топчан - это оптимальнейший способ избавить себя от затратного и продолжительного бракоразводного процесса.

     В общем, не прошло и двух недель с момента совершения преступления в доме №28, а все добрые отношения Мэрилин Смартт с сотрудниками службы шерифа оказались безнадёжно испорчены. Её вместе с обоими сыновьями возвратили обратно в дом Миксов, пригрозив наказанием за распространение клеветнических слухов - лишь после этого Мэрилин заткнулась.
     Её роман с Дэйлом "Уэйдом" Миксом активно и даже бурно развивался. Последний всерьёз задумался о создании семьи с Мэрилин. Дабы прокормить свою будущую жёнушку и двух её сыновей, "Уэйд" Микс в июне 1981 г. уехал из Квинси и завербовался в Военно-Морской флот США. Мэрилин долго грустить не стала - про её мимолётные интимные отношения с Блэйном Грубертом было упомянуто выше, но Груберт был далеко не единственным мужчиной, который пользовался "особым расположением" дамочки. Едва Микс надел бескозырку и приступил к изучению общевоинских уставов, Мэрилин живо отыскала ему замену - некоего Скипа Локвуда (Skip Lockwood).
     Она попросила Мартина Смартта о разводе и тот не стал отказывать, видимо, обвинения Мэрилин его до такой степени напугали, что даже такой буйный психопат, как Мартин, не захотел испытывать судьбу дважды. Они моментально развелись и Мэрилин столь же стремительно бракосочеталась с бедолагой Локвудом, который, похоже, даже не подозревал в какой аркан добровольно просунул буйную головушку. В июле 1981 г. молодожёны отчалили из Квинси - вперёд, навстречу новой жизни!
     Через нексколько лет Мэрилин благополучно бросила и Локвуда, отыскав себе более достойную пару. Можно не сомневаться, что кандидатов она перепробовала множество, но её особенно привлёк уголовник-рецидивист Масгроув (Musgrove), официально зарегистрированный как сексуальный преступник. Он-то и стал её очередным мужем после того, как дурачок Локвуд получил от своей жёнушки по мягкому месту добрый пинок. Насколько известно, Мэрилин жива по сию пору и уже в 21 столетии, на волне всеобщего интереса к трагедии в Кедди возникла из небытия. Она дала несколько телеинтервью, снялась в документальном телефильме, предоставила в распоряжение исследователей некоторые из писем Мартина Смартта, датированные летом 1981 г. Когда в одном из интервью у Мэрилин поинтересовались, как она могла в апреле 1981 г. оклеветать своего мужа (т.е. Мартина)? женщина не моргнув глазом ответила с улыбкой, что это была не клевета вовсе, а обычная "добродушная шутка". Без комментариев.
     После всех этих милых, но подзатянувшихся, художественных отступлений самое время сказать несколько слов о судьбе Тины Шарп, ведь о пропавшей девочке пока ничего существенного в очерке не сообщено. Между тем, её история своей таинственностью возбуждала среди наседения Пламаса даже больше страстей, чем участь погибших.
     Уже в первые дни после трагедии Далтон Вутон (Wooton), житель Квинси, сообщил в местное отделение службы шерифов о том, что слышал в местной пицеррии разговор двух неизвестных белых мужчин о Тине. Заявитель не смог расслышать деталей беседы, но по обрывкам фраз понял, что мужчины говорят об исчезнувшей девочке, как о хорошо им знакомой и не просто обмениваются новостями из газет, а обсуждают какие-то только им известные детали. Один из мужчин был явно старше другого - этим они напоминали разыскиваемую пару, хотя остальные приметы не совпадали, в частности, разговаривавшие не имели очков и не расчёсывали волосы "на пробор". Тем не менее, заявление Вутона вызвало большой интерес следствия и было расценено, как косвенное свидетельство того, что пропавшая без вести девочка была каким-то образом изначально вовлечена в трагедию.

    
( на предыдущую страницу )                                                  ( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker