На главную.
АФЕРЫ И АФЕРИСТЫ. ФАЛЬШИВОМОНЕТЧИКИ.

Как украсть миллион... А потом всего лишиться.

( интернет-версия* )


     На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" ( либо замещение их иными ) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции ( антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
     Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона предоставляет создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов ( получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды ) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права ( т.е. по меньше мере до 2081 г.).

©А.И.Ракитин, 2012 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2012 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)

стр. 1


     Жарким майским вечером 1996 г. диспетчер телефонной службы спасения "911" города Вирджиния-Бич, штат Вирджиния, США, принял сообщение о нападении на жильцов дома в тихом и благополучном районе Холланд-роад, сделанное от имени хозяина дома Эдди Макдесси, 32-летнего американца арабского происхождения. По словам звонившего, незнакомый чернокожий мужчина напал на него, когда он только входил в дом, затем нападавший втащил его наверх, в спальню второго этажа, где принялся насиловать его жену и угрожать ей ножом. Когда же, наконец, грабитель пустил нож в дело, звонивший воспользовался пистолетом и стрелял в неизвестного. Звонивший буквально вопил в трубку, переходя со стона на плач, и требовал то полицию, то неотложную медицинскую помощь. Он то начинал рассказывать, как неизвестный ударил его в голову и связал ему руки, то вдруг перескакивал на то, как преступник резал его жену, нанося удары в шею и живот. Диспетчер, немедленно передав сообщение по команде, продолжал общаться со звонившим, добиваясь от того максимально детального описания инцидента, как этого требует инструкция операторов службы 911. Разговор продлился 10 минут, до тех самых пор, пока к дому с разных сторон не подъехали машины полицейских патрулей. Непрерывная продолжительность телефонного разговора с диспетчером службы 911 в данном случае имеет большое значение, хотя важность этого момента станет ясна далеко не сразу. Тем не менее, обратим на это внимание...
     Итак, звонок был принят "Службой спасения" в 21:54 14 мая 1996 г. В 22:04 по указанному адресу подъехали патрульные автомашины (хронометраж этот известен из данных "Службы спасения" и сомнению не подлежит). Как вспоминали полицейские, хозяин дома вышел на улицу, самостоятельно спустившись им навстречу по ступеням крыльца. Он был в сознании, понимал обращённые к нему вопросы, мог связно отвечать. Руководствуясь полученным описанием дома, патрульные вошли в просторное здание и поднялись на второй этаж, где находилсь спальня, ставшая местом трагедии. Обстановка в ней выглядела в высшей степени необычной, но первое, что бросалось в глаза, любому, очутившемуся там впервые - обилие крови на мебели и стенах. В спальне находились находились два тела - чернокожего мужчины на полу и женщины белой расы в кровати. Живы ли эти люди сказать было совершенно невозможно. Патрульные к ним не прикасались, боясь исказить картину преступления.


     Прибывшая следом бригада парамедиков быстро определила, что чернокожий мужчина мёртв, а женщина в кровати продолжала дышать, несмотря на явный, прямо-таки, бросающийся в глаза, разрез горла от уха до уха. Запястья и лодыжки потерпевшей были привязаны к углам кровати, так что женщина оказалась зафиксирована на ложе с разведёными в разные стороны руками и ногами. Врачи быстро освободили раненую и буквально бегом вынесли её к автомашине. Несмотря на предпринятые ими чрезвычайные усилия, борьба за жизнь женщины успехом не увенчалась - через 20 минут, уже на подъезде к больнице, потерпевшая скончалась.
     Т.о., к тому моменту, когда детектив отдела расследования убийств полиции Вирджиния-Бич Пол Йокэм (Paul Yoakam) принял это дело и прибыл к дому Макдесси, стало ясно, что произошло двойное убийство, хотя картина случившегося выглядела крайне запутанной. Поскольку выживший участник трагедии Эдди Макдесси был под охраной полиции отвезён в больницу для полноценного медициского освидетельствования, полицейским детективам, криминалистам и работникам прокуратуры пришлось начинать работу без его предварительного опроса, а если точнее, полагаясь только на ту информацию, которую потерпевший сообщил патрульным полицейским. Задерживать его на месте преступления без неотложного медицинского освидетельствования, значило ставить под угрозу жизнь потерпевшего, ведь он сообщал о полученном ударе в голову и потере сознания. А это было чревато как сотрясением мозга, так и внутричерепным кровоизлиянием, последствия которого могли оказаться самыми фатальными.
     Едва только следственная группа вошла в дом, её участники увидели на комоде в гостиной первого этажа фотографию женщины в форме военно-морского флота США. Это была жена хозяина дома, 31-летняя Илайс Макдесси (Elise Makdessi), чьё тело было обнаружено в кровати на втором этаже. Поскольку потерпевшая оказалась военнослужащей, пришлось немедленно вызвать представителя Службы криминальных расследований Военно-Морских сил США (Naval criminal investigative service - NCIS). По закону, представители этой организации принимают участие в расследовании всех преступлений, совершённых либо в отношении военных моряков, либо при их участии. Наличие такого особого узко ведомственного следственного аппарата призвано оградить военных моряков США от административного и юридического давления со стороны "сторонних" организаций и фактически преследует цель оптимизации контрразведывательного обеспечения объектов и личного состава ВМС. Нелишне также добавить, что NCIS создало и поддерживает самую полную в стране базу данных лиц, находящихся вне национальной территории США - на кораблях (военного, торгового и пассажирского флотов), в военных базах на территории других государств и даже в самолётах, совершающих перелёты вне границ Соединённых Штатов. Подобной базы данных не имеет ни одна американская спецслужба или правительственное агенство.
     До прибытия на место преступления представителя NCIS никаких действий не предпринималось. Наконец, около 23:30 к дому подъехал специальный агент Службы криминальных расследований Военно-морских сил Брайан Рикардо (Brian Ricardo). Дальнейший ход расследования неразрывно связан с его деятельным участием.

  
Слева: детектив отдела расследования убийств Департамента полиции Вирджиния-Бич Пол Йокэм, справа - специальный агент Службы криминальных расследований Военно-морских сил США Брайан Рикардо. Эти двое внесли основной вклад в многолетнее расследование крайне неординарного мошенничества, начавшегося с двойного убийства 14 мая 1996 г. Илайс Макдесси и Квинси Брауна.


     В гостиной первого этажа была обнаружена рабочая хлопчатобумажная куртка с нашивками военно-морского флота США, аккуратно сложенная и уложенная на спинку кресла. Когда куртку развернули, то убедились, что её размер явно не соответствовал женскому. Однако, было известно, что в семье Макдесси только один военный моряк - это погибшая Илайс. Логично было предположить, что куртка принадлежит неизвестному чернокожему мужчине, лежавшему на полу спальни второго этажа. Обыскав куртку, криминалисты отыскали в её карманах связкую ключей - от дома и автомашины - и что оказалось интереснее - мужской бумажник с автомобильными правами и пропуском на военно-воздушную базу "Ошеана" ("Oceana"). Из документов следовало, что куртка принадлежит 37-летнему старшине военно-морских сил 1 статьи Квинси Брауну (Quincy Brown). Сличив фотографии на документах с лицом погибшего чернокожего мужчины, детективы поняли, что они установили его личность - убитый Эдди Макдесси неизвестный чернокожий преступник на самом деле оказался старшиной военно-морского флота США Квинси Брауном. Спецагенту Брайану Рикардо потребовался всего один телефонный звонок и три минуты времени, чтобы установить - Квинси и Илайс Макдессии вместе служили на военно-воздушной базе "Ошеана", принадлежавшей военно-морским силам США. Более того, в тот самый день, когда произошла трагедия, Квинси и Илайс отстояли 12-часовую смену, работая в одной паре.

      
Кадры оперативной видеозаписи, сделанной поздним вечером 14 мая 1996 г. при осмотре дома, явившегося местом двойного убийства. Чтобы не искажать картину случившегося, первоначальный осмотр производился без включения освещения и на фотографиях хорошо видно, как криминалисты и оперативники подсвечивали себе фонариками. В гостиной первого этажа в доме Макдесси была найдена рабочая куртка военнослужащего Военно-морских сил, которая из-за своего большого размера явно не могла принадлежать убитой хозяйке дома. При осмотре карманов куртки были найдены ключи от дома и автомашины с брелком автосигнализации, а также мужской бумажник с документами на имя 37-летнего старшины 1 статьи Квинси Брауна.


     Удивительные открытия на этом не закончились. Перед домом Макдесси было припарковано несколько машин. Используя брелок Квинси Брауна для включения и отключения сигнализации, детективы быстро установили, какая из них принадлежала убитому - это был серебристый внедорожник "шевроле". В салоне лежал сотовый телефон. Просмотрев список исходящих звонков, детективы увидели, что Квинси менее чем за 20 минут до смерти трижды звонил на домашний телефон Макдесси. Первый звонок имел место в 21:35 и продлился 4 секунды, тут же последовал второй вызов, но в доме трубку никто не поднял, и наконец, в 21:36 Квинси в третий раз позвонил Макдесси. На этот раз разговор продлился 2 минуты 10 секунд. Напомним, что в 21:54 хозяин дома уже вызывал службу спасения "911".
     Итак, получалось, что неизвестный чернокожий грабитель неизвестным вовсе не являлся. По крайней мере для погибшей жены хозяина дома.
     Осмотр спальни на втором этаже дома, т.е. помещения, явившегося непосредственно местом преступления, показал, что Илайс Макдесси была привязана к углам кровати с использованием разрезанных электрических проводов. В качестве верёвок использовались сетевые шнуры питания от видеомагнитофона и увлажнителя воздуха. Женщина была найдена патрульными полицейскими одетой - на ней было вечернее платье и колготки. Подол платья был поднят к талии, колготки - разрезаны в паховой области. В целом, положение тела жертвы отвечало классическому представлению о сцене изнасилования, но имел ли место половой акт на самом деле (или только его имитация) без судебно-медицинского исследования трупа сказать было невозможно (Ещё раз уточним, что на момент осмотра спальни женского тела в кровати уже не было - Илайс сразу же повезли в больницу по прибытии бригады парамедков, поскольку она подавала признаки жизни. Так что к тому моменту, когда следственная бригада поднялась на второй этаж, кровать уже пустовала и о состоянии сцены преступления можно было судить лишь по описаниям двух пар патрульных полицейских, прибывших сюда ранее.).
     Квинси Браун был найден возле изножья кровати лежащим на полу в положении на спине. Его правая рука частично находилась под кроватью, рядом с разжатой ладонью лежал нож, сильно испачканный кровью (кровь присутствовала и на лезвии, и на рукоятке). По взаимному расположению ножа и правой руки Брауна можно было заключить, что нож выпал из ослабевших пальцев при падении мужчины. Осмотр трупа на месте происшествия свидетельствовал о том, что его не двигали и не переворачивали. Визуально на теле Брауна определялись три входных пулевых отверстия - одно в груди и два - на животе. Ранения дали обильное кровотечение, место происшествия вообще было очень кровавым : помимо больших луж крови на полу и обширных пятен на кровати, кровь можно было видеть на многих предметах окружающей обстановки - мебели, деталях интерьера, светильниках, шторах и т.п.
     Проводя осмотр спальни, детективы и криминалисты обнаружили пистолет, очевидно, послуживший орудием убийства Квинси Брауна. Это был револьвер 38-го калибра в барабане которого находились 3 стреляные гильзы. Проверка оружия по его номеру показала, что пистолет был продан накануне преступления - 13 мая 1996 г. в 20:16, покупательницей его явилась погибшая Илайс Макдесси. Итак, получалось, что муж убитой женщины стрелял в нападавшего из её пистолета.

  
Орудия двойного убийства: револьвер, купленный Илайс Макдесси буквально за сутки до гибели, и нож, которым женщине были нанесены смертельные раны. На его лезвии была найдена кровь Илайс Макдесси, что было ожидаемо, а вот на рукоятке - кровь её убийцы, что удивило следователей.


     Дальнейший осмотр дома привёл к обнаружению в ванной комнате бумажного полотенца со следами крови. Сама ванна и умывальник казались чистыми, но их осмотр с использованием люминола позволил обнаружить скрытые следы крови. Приободренные этим открытием, криминалисты размонтировали слив и взяли его для исследования в лаборатории.
     Этим, пожалуй, исчерпывался список улик, обнаруженных на месте преступления. Лишь в самом конце осмотра, когда труп Квинси Брауна подняли с пола, чтобы вынести из дома, выяснилось, что одна из выпущенных в него пуль прошла навылет, пробила ковровое покрытие и осталась в ламинатном настиле пола. Это открытие могло означать только одно - в Брауна по крайней мере один раз выстрелили из пистолета когда он уже лежал на полу подле кровати и после этого выстрела тело его более не перемещали.
     Судебно-медицинское исследование трупа Илайс Макдесси, проведёное доктором судебной медицины Лиа Буш (Leah Bush), показало, что женщине были нанесены три ножевых ранения, вызвавшие обширные повреждения жизненно важных внутренних органов и обильное кровотечение, как наружное, так и внутреннее. Длина разреза шеи достигала 17 см., два ножевых удара в живот проникали на глубину до 10 см., повреждая печень и тонкий кишечник. Теоретически эти ранения были несмертельны и при благоприятном стечении обстоятельств и своевременно оказанной помощи, Илайс могла остаться в живых, но практически такой исход был маловероятен. Тот, кто наносил женщине удары ножом, намеревался её именно убить - он не хотел напугать или помучить женщину - таково было мнение судебного медика. Непосредственной причиной смерти явилась острая кровопотеря, другими словами, после потери более чем двух литров крови, сердце оказалось неспособно обеспечить необходимое для поддержания жизни кровоснабжение мозга. На момент наступления смерти Илайс могла считаться совершенно здоровой, она не имела хронических заболеваний и не была беременна. В её крови не было обнаружено следов алкоголя, наркотических веществ или психотропных лекарств, т.е. тех препаратов, которые способны вызвать изменение сознания и снизить адекватность поведения. Вскрытие показало, что незадолго перед убийством женщина вступала в половое сношение, которое не выглядело как изнасилование, во всяком случае характерных для грубого изнасилования следов сексуальной травмы обнаружено не было. Половой акт закончился семяизвержением мужчины и из вагинальной области было получено количество семенной жидкости, вполне достаточное, для выделения и последующей идентификации ДНК полового партнёра погибшей.
     Кандидатов на роль такового имелось всего двое - её муж, Эдди Макдесси, и сослуживец, вторгшийся в дом, Квинси Браун. Сравнение ДНК обоих мужчин с ДНК, выделенной из спермы последнего полового партнёра Илайс, было проведено со всей возможной быстротой. Его результат оказался однозначен: Илайс Макдесси перед своей смертью имела половой акт с Квинси Брауном.
     Судебно-медицинское исследование трупа Квинси Брауна показало, что его смерть последовала в результате трёх огнестрельных ранений - слепого в левую часть груди, в перикард, и двух в верхнюю часть живота справа. Обе последние пули задели печень, одна из них прошла навылет. Смерть Брауна последовала очень быстро, в пределах двух минут с момента первого ранения. На момент наступления смерти Квинси был трезв, телесных повреждений, указывающих на возможность борьбы, не имел.
     Изучив нож, найденный под кроватью в спальне Макдесси, Лиа Буш констатировала, что его геометрические параметры полностью соответствуют характеру ран, нанесённых Илайс Макдесс. Кроме того, судебный медик взяла для исследования образцы крови с различных частей ножа. Через три недели, после проведения генетической экспертизы станет ясно, что на лезвии присутствовала кровь Илайс Макдесси, а на рукояти... Квинси Брауна. Хотя это в высшей степени неожиданное открытие поначалу не получило должной оценки следствия и лишь много позже привлекло к себе внимание, этот факт заслуживает быть упомянутым сейчас.
     Наконец, медицинский осмотр единственного выжившего участника драмы - Эдди Макдесси - проведённый судебным врачом Гарри Ластигом, показал, что телесные повреждения первого сводятся в небольшой шишке на правой стороне головы. Рентгеновский снимок не выявил ни малейших повреждений костей черепа. Хотя первоначально Макдесси заверял прибывших в его дом медиков, что сознания не терял, во время осмотра Ластигом, рассказ его несколько видоизменился - теперь он рассказывал, что после удара по голове возле входной двери, он пришёл в себя лишь через некоторое время, уже находясь в спальне второго этажа. Макдесси утверждал, что не помнит, как нападавший перетащил его на второй этаж и настаивал, что потерял сознание. Кроме того, он сообщил, что для стрельбы по неизвестному ему нападавшему он использовал пистолет, заблаговременно спрятанный в ванной комнате. Это очень важный момент, поскольку следователям Эдии сообщил совсем иное.
     Как же выглядело случившееся в изложении Эдди Макдесси?
     По его уверению, в середине весны 1996 г. он узнал от своей супруги, что та подвергается на работе сексуальной эксплуатации, выражающейся в систематическом изнасиловании различными военнослужащими и разного рода оскорблениях на сексуальной и расовой почве. Одной из причин оскорблений было то, что он - Эдди Макдесси - являлся этническим арабом, выходцем из Ливана. Илайс отказалась назвать мужу своих обидчиков, опасаясь, что тот устроит самосуд. По её уверению, она докладывала вышестоящему начальству об имевших место неоднократных изнасилованиях и харрасменте (harassment - сексуальные приставания на рабочем месте, разновидность половой дискриминации, определяемые американским правом как сексуальные притязания в любой форме, просьбы о сексуальных услугах, иные устные обращения или физические действия сексуального свойства. Харассмент в американском праве не идентичен изнасилованию - это разные по своей тяжести преступления). Руководители Илайс Макдесси особого интереса к её заявлениям не проявили, заявив только, что для рассмотрения её жалоб необходимы письменные обращения и предупредив, что в случае неподтверждения жалоб таковые будут рассматриваться клевета, т.е. уголовно наказуемое деяние. Такие ответы были расценены супругами как демонстративное нежелание разбираться в сути проблемы и прямое попустительство насильникам.

Вывеска у главных ворот базы морской авиации "Ошеана" в г. Вирджиния-Бич. Именно на этой авиабазе служили погибшие 14 мая 1996 г. Илайс Макдесси и Квинси Браун. Илайс попала сюда ещё в 1991 г., в самом начале воинской службы, со временем добилась зачисления на курсы авиадиспетчеров, которые успешно закончила в январе 1996 г. Однако долгожданное назначение в Группу Управления воздушным движением, своего рода мозговой центр авиабазы, так и не состоялось. Вместо этого её направили в административно-хозяйственное подразделение. Илайс восприняла подобное назначение как демонстративное оскорбление.


     Эдди Макдесси особо отметил, что после того, как его супруга попыталась пожаловаться на харрасмент со стороны сослуживцев, у них начались неприятности. Первоначально Илайса обучалась на авиадиспетчера и после окончания курса обучения рассчитывала на получение именно этой работы. Этого, однако, не произошло - в 1996 г. её перевели в административную службу авиабазы, что можно было расценить как явное понижение и в зарплате, и в служебном статусе. Хотя Илайс прошла полный курс обучения по специальности "организатор воздушного движения", её вообще отодвинули "от авиации", назначив заведовать командой уборщиков технических помещений и следить за расходованием моющих средств. Супруги Макдесси считали что подобное перемещение по службе обусловлено строптивостью Илайс. Помимо этого появились проблемы и иного рода: кто-то проколол все четыре колеса их машины, когда та была припаркована прямо перед домом. С некоторых пор в вечернее и ночное время по домашнему телефону стали раздаваться странные звонки, во время которых звонивший ничего не говорил, а только дышал в трубку. Супруги посчитали, что их пытаются запугивать и решили проявить твёрдость.
     В силу перечисленных выше обстоятельств супруги Макдесси постепенно пришли к выводу, что с военной службой надо "завязывать", но виновные в оскорблениях Илайс должны понести наказание, для чего следует подать судебный иск против Военно-Морских Сил США. 9 апреля 1996 г. супруги встретились с адвокатами Джеком Фереби (Jack Ferebee) и Жозефин Клэй (Josephine Clay), которым объяснили сложившуюся ситуацию и попросили проконсультировать о технических деталях выдвижения иска против федерального ведомства. Через две недели - 24 апреля 1996 г. - чета Макдесси посетила другого адвоката - Энн Хантер (Anne Hunter) - где обсуждала те же самые вопросы и пыталась выработать оптимальную линию поведения. Эдди особо попросил адвоката хранить их обращение в полной тайне и ни под каким видом не допустить утечки информации.
     Примерно в те самые дни, т.е. в последнюю декаду апреля, супруги отправились в гости к знакомой паре - Терри и Лайзе Сваффорд - с которыми также поделились мучившими их проблемами и сообщили, что связались с адвокатами, которые помогут им в суде против Военно-Морского флота США. Наконец, 9 мая супруги поехали к сёстрам Илайсы в Вашингтон, округ Колумбия, и рассказали им о событиях последнего времени. На следующий день - 10 мая 1996 г. - они вылетели в Новую Англию, где провели в доме друзей выходные и возвратились в Вирджиния-Бич лишь к 19:00 понедельника 13 мая. Ощущая угрозу собственной жизни, Илайс Макдесси была твёрдо намерена купить пистолет и супруги решили не откладывать дело в долгий ящик. Тем же вечером они отправились в местный оружейный магазин, где Илайс приобрела на своё имя револьвер 38 калибра; продажа была зарегистрирована, как уже было написано выше, в 20:16 13 мая.

  
Эдди и Илайс Макдесси (в девичестве Кросби) прожили вместе почти 8 лет. По уверению Эдди их брак был идеален и он очень любил свою жену. Узнав о её смерти, он расплакался.


     Рассказывая о событиях последнего дня, т.е. 14 мая 1996 г., Эдди Макдесси расплакался, что произвело поределённое впечатление на беседовавшего с ним в больнице детектива Йокэма. По словам Эдди, его супруга ушла утро на работу, где полностью отбыла 12-часовую смену. Вернувшись домой после 20:00, она предложила ему съездить поужинать. Супруги отправились в хорошо знакомый им итальянский ресторан "Aldo", где они часто бывали и где их хорошо знали. Там Эдди крепко выпил и решил отправиться гулять далее - он иногда позволял себе отправиться в один из местных клубов и провести там время до утра. Жена, разумеется, знала об этой привычке мужа и не противилась этому - так они порой отдыхали друг отдруга. Примерно в 21:20 Эдди и Илайс расстались - последняя отправилась домой на своей автомашине, а первый остался в ресторане. Отдых, однако, не задался, очень скоро Эдди ощутил неприятное напряжение и подумал, что оставил жену в одиночестве в опасный для неё момент. Он решил не оставлять её этой ночью, вызвал такси и примерно через 20 минут - т.е. в 21:40 - последовал за супругой.
     Подъехав к дому, он совершенно не обратил внимание на автомобили, припаркованные на лужайке у гаража, а между тем, там находился и внедорожник Квинси Брауна. Ни о чём не подозревая, Эдди открыл входную дверь своим ключом и едва войдя в гостиную первого этажа получил удар по голове, бросивший его на пол. Следующее его ясное воспоминание связано с тем, что он лежит на полу собственной спальни на втором этаже дома со связанными руками, слышит голоса где-то рядом и понимает, что разговаривают его жена и незнакомец. Сумев повернуть голову набок, Эдди Макдесси разглядел, что связанную жену насилует здоровый негр, угрожая ей ножом и словесно издеваясь над нею. Эдди слышал, как его жена по имени обращалась к насильнику, из чего сделал вывод, что они были знакомы, но сам Эдди никогда прежде этого человека не видел и имени его из супруги не слышал. По его словам, он сразу понял, что дело может скончиться очень плохо, ведь преступник, решившийся на совершение целого ряда тяжких преступлений (посягательство на неприкосновенность жилища, вооружённое вторжение в дом, вооружённое нападение на двух человек, изнасилование), скорее всего, не оставит в живых потерпевших. Напрягая все свои силы, Эдди попытался развязаться, в этом ему помогло то обстоятельство, что всё внимание преступника было сосредоточено на Илайс. Когда нападавший стал наносить женщине удары ножом, Эдди поднялся на колени, открыл прикроватную тумбочку и выхватил револьвер, купленный накануне Илайс. Увидев оружие в руках Эдди, преступник бросился на него, но был остановлен выстрелом и упал на пол. Хозяин дома схватил телефонную трубку и принялся набирать номер 911, но преступник, увидев это, сумел подняться и бросился на Эдди Макдесси снова. Тому пришлось отступать (трубка была радиофицированной и не имела провода) и произвести ещё два выстрела в своего противника, угомонив того навеки.
     Уже после первого официального допроса потерпевшего стало ясно, что тот выстроил свои показания очень грамотно. Убийство Квинси Брауна он чётко подводил под необходимую оборону, причём, чтобы упредить обвинения в её чрезмерности, подчёркивал, что первоначально стрелял один только раз. Необходимость произвести ещё два выстрела диктовалась лишь тем, что первого попадания оказалось недостаточно для того, чтобы остановить нападающего.
     Между тем, некоторые нестыковки между объяснениями Эдди Макдесси и реальной обстановкой на месте преступления, сразу обратили на себя внимание следственной группы. Последующие допросы медперсонала и самого Эдди эти нестыковки лишь усилили. Главные противоречия заключались в следующем:
        - Первоначально потерпевший заявлял патрульным полицейским, что не терял сознания после удара по голове и лишь в больнице изменил свои показания. Учитывая, что его телесные повреждения ограничивались единственной шишкой на голове, рассказ про потерю сознание выглядел недостоверно;
        - Не ограничившись этим видоизменением своих первоначальных показаний, Эдди Макдесси в последующем пошёл ещё дальше. Явившись на медосмотр через три дня, он заявил врачу Гарри Ластигу, что на самом деле его ударили по голове дважды и в этом он был теперь уверен без колебаний. Свою уверенность Макдесси объяснил тем, что войдя в дом, он повернулся лицом к двери (и соответственно, спиной к гостиной) и отключил охранную сигнализацию. После этого его ударили по голове и он упал на четвереньки, успев подумать, что поторопился с отключением сигнализации. Только после этого последовал новый удар, от которого Эдди потерял сознание. Т.о. потерпевший не только не дезавуировал своё прежнее и без того весьма сомнительное утверждение, но напротив, пошёл в своей лжи далее, конструируя более сложную и ещё менее достоверную версию событий;
        - Имелось и другое противоречие, связанное с деталями рассказа доктору Ластигу о нападении на чету Макдесси. Первоначально Эдди сообщил врачу, будто равзязавшись, побежал в ванную комнату, где хранился пистолет его жены. Однако полицейским он всегда говорил, что револьвер Илайс находился в прикроватной тумбочке и именно из тумбочки он извлёк его перед тем, как открыть стрельбу по Квинси Брауну. Когда Эдди указали на очевидное противоречие между тем, что он утверждал на допросах и тем, что рассказывал доктору Ластигу, Макдесси не моргнув глазом отказался от всего того, что говорил врачу и заявил, что тот "всё напутал". Подобное изменение существенных деталей описания произошедшего могло служить указанием на их надуманность и неуверенность Эдди Макдесси в том, какую именно версию случившегося ему лучше предложить следствию в качестве "правдивой";
        - Эдди Макдесии утверждал, будто вёл стрельбу по нападавшему с некоторым интервалом, причём два из трёх выстрелов произвёл уже во время разговора с диспетчером "службы спасения". Между тем, магнитофонная запись его переговоров со службой 911 не содержала звуков выстрелов, которые неизбежно должны были быть слышны, если только они действительно были произведены во время телефонного разговора;
        - Потерпевший ничего не сообщил о том, что заходил в ванную, где смыл с себя кровь Квинси Брауна (напомним, что её следы были найдены на бумажном полотенце и в сифоне под умывальником). Когда же ему указали на то, что в ванной комнате были найдены окровавленные бумажные полотенца, Эдди моментально поправился и сделал уточнение, что он заходил в ванную комнату в надежде найти там материал для "компресса", которым можно было бы зажать раны Илайс и тем самым сдержать кровотечение. Он признал, что действительно оторвал несколько кусков от рулона с бумажными полотенцами, но убедившись, что бумага не подходит на роль "компресса", бросил их и убежал из ванной. Почему Эдди не воспользовался обычными банными потенцами, висевшими у самой двери, он объяснить так и не смог. Собственную несообразительность потерпевший списал на панику и состояние аффекта. Когда же Эдди сообщили о том, что кровь Квинси Брауна была найдена в сточных трубах ванной и умывальника, что свидетельствовало о том, что он явно смывал её с себя, Макдесси замкнулся и лишь продолжал твердить, что "ничего такого не помнит";
        - Хотя Эдди Макдесси первоначально категорически утверждал, что и не думал смывать с себя кровь, патрульные полицейские не увидели кровавых брызг на его лице и руках. Но вот на его светло-серых хлопчатобумажных штанах были обнаружены замытые кровавые пятна! Причём пятен этих было довольно много, в основном они располагались на левой штанине от паха до самого низа, но несколько пятен меньшего размера были различимы и на правой штанине. Эдди явно не предполагал, что вся его одежда будет изъята и подвергнется тщательному криминалистическому изучению, а потому скрыть кровавые следы ему никак не удастся. Когда на одном из последующих допросов Эдди Макдесси сообщили об обнаружении на штанах замытой крови, он тут же "припомнил", что мог запачкать одежду в то время, когда склонился над хрипевшей Илайс в надежде оказать помощь. Потом, дескать, он побежал в ванную комнату и там, увидев при хорошем освещении кровь на одежде, мог совершенно автоматически, не задумываясь, потереть влажными руками запачканные кровью места. Однако последовавший анализ ДНК показал, что кровь на брюках принадлежала отнюдь не Илайс, а Квинси Брауну, что полностью разрушало описанную Эдди Макдесси картину его действий на месте преступления;

Это один из кадров видеозаписи экспертизы следов крови на штанах Эдди Макдесси, проведённой в 1998 г. Об этой экспертизе ещё будет сказано в своём месте. Хорошо видно, что очертания светло-бурых пятен имеют размытые края, что однозначно свидетельствует о неудачной попытке замыть их водой. В 1996 г. экспертизой ДНК было установлено происхождение крови от Квинси Брауна, однако тогда дальше констатации этого факта следствие не пошло.


        - Макдесси утверждал, что был вынужден дважды выстрелить в нападавшего и тем самым добить его в силу того, что тот приближался к нему с явным намерением вступить в борьбу и выхватить телефонную трубку. Но это утверждение явно противоречило тому факту, что одна из пуль, попавших нападавшему в живот, прошла навылет и осталась в полу спальни в том самом месте, где лежало тело Квинси Брауна. Это означало, что Эдди Макдесси стрелял в уже неподвижно лежавшего человека, который никак не мог приближаться к нему. В том, что Квинси Браун после падения не пытался ползти или перемещаться как-то иначе, убеждали следы крови вокруг трупа, не имевшие характерного размазывания.
     Это были серьёзные нестыковки, заставлявшие подозревать, что Макдесси в своём рассказе о событиях трагического вечера был не до конца честен. Но в тот момент такое поведение не вызвало особых подозрений и даже казалось в какой-то степени логичным: Макдесси мог немного видоизменить картину произошедшего, для того, чтобы сделать акцент на "вынужденности" своих действий и отсутствии "превышения пределов допустимой самообороны". Всё-таки он застрелил человека и мог опасаться судебного преследования! Кроме того, следователям приходилось иметь в виду и то обстоятельство, что неточность своих показаний Макдесси всегда мог объяснить травмой головы и смутностью воспоминаний, обусловленных стрессовой ситуацией - и любой врач-психиатр встал бы на его защиту, доказывая, что абберация памяти неумышленна и вполне возможна в его ситуации.
     Тем не менее, в первые дни следствие не исключало, что погибшие Илайс Макдесси и Квинси Браун вовсе не были врагами, а скорее напротив - очень даже добрыми друзьями. Последние три месяца они работали в одну смену и постоянно встречались на рабочем месте. Вечером 14 мая Илайс была уверена, что её муж будет гулять всю ночь, как это уже случалось не раз. Сам Эдди признал, что намеревался поначалу отправиться после ресторана в клуб и задержаться там до утра, о чём и сказал своей супруге, и лишь после её ухода из ресторана, почувствовал угрызения совести и решил-таки вернуться домой. Можно ли было предположить, что Квинси вовсе не вторгался в дом Макдесси и не насиловал Илайс, а напротив был приглашён туда как любовник и имел с нею половую связь по обоюдному согласию? И только неожиданное появление мужа спутало любовникам все карты?
     Для прояснения этого вопроса большое значение могла играть информация, полученная агентом Службы криминальных расследований ВМС Брайаном Рикардо среди личного состава базы "Ошеана". Детективы управления полиции Вирджиния-Бич не только не имели доступа на территорию базы, но и не располагали полномочиями для совершения каких-либо действий в отношении военнослужащих (опросов, задержаний, опросов, допросов, проверок на полиграфе, внесение личных данных военнослужащих в базы оперативного учёта и т.п.). Первоначально, информация, полученная агентом Рикардо, работала на версию "любовной связи". По месту службы Квинси Браун характеризовался в целом положительно, хотя в его личном деле и имелись два взыскания, наложенные за сравнительно незначительные проступки (самоволка и оскорбление действием, т.е. рукоприкладство). Но в обоих случаях обошлось без выдвижения уголовно преследуемых обвинений и Квинси отделался обычными дисциплинарными взысканиями. Сослуживцы отзывались о Квинси как о добром и уравновешенном человеке, всегда готовом прийти на помощь, надёжном и безотказном. За тринадцать лет воинской службы Квинси поднялся до звания Е6 (самое низкое - Е1) и это весьма неплохой рост для парня, не получившего толком образования и пришедшего на флот без знания таблицы умножения. Все, кто сталкивался по делам службы с Квинси считали, что история про его вторжение в чужой дом и изнасилование женщины совершенно невероятной - подобные поступки были совсем не в характере этого человека и по общему мнению, версия его убийства, озвученная Эдди Макдесси, не может быть правдой. "Дело нечисто",- так можно было кратко сформулировать суждения сослуживцев Квинси и Илайс.
     Пока специальный агент Брайан Рикардо проводил оперативные мероприятия среди военослужащих базы "Ошеана", его коллеги из отдела расследования убийств полиции Вирджинии-Бич вели работу в другом направлении. Они проверяли информацию, сообщённую Эдди Макдесси при опросе в больнице. Картина получалось очень интересной.
     Адвокаты Джек Фереби и Жозефин Клэй подтвердили факт встречи с супругами Макдесси 9 апреля 1996 г. В принципе, закон об адвокатской тайне позволял им не отвечать на вопросы полицейских, но ввиду неординарности ситуации, связанной с двойным убийством, адвокаты пошли на полное сотрудничество с полицией и предоставили в распоряжение детективов свои записи, связанные с этой встречей. Адвокаты рассказали, что беседа с супругами Макдесси носила самый общий характер и чем-то напоминала университетскую лекцию на тему : "Выдвижение судебного иска о сексуальном домогательстве и изнасиловании на рабочем месте в отношении федерального ведомства". Как утверждали адвокаты, супруги не сообщили им ни одной фамилии виновного, ни одной даты посягательства, никакой конкретной информации, связанной с противоправными действиями против них, но при этом интересовались вполне конкретными и меркантильными вопросами: можно ли будет объявить ответчиками вышестоящих руководителей, непосредственно не совершавших противозаконные действя? можно ли будет потребовать денежную компенсацию, в каком объёме и с какой мотивировкой? как будет учтён воинский стаж Илайс Макдесси после досрочного увольнения и сможет ли она рассчитывать на все, положенные демобилизованным компенсации и льготы? и т.п. В целом адвокаты сходились в том, что история супругов Макдесси звучала достоверно и оснований не верить рассказам Илайс об изнасилованиях у них не было. Ну, а то, что Эдди и Илайс хотели "отжать" побольше денег от Пентагона - так за это их винить сложно, особенно принимая во внимание то, сколь трагически закончилось для этой семьи её противостояние с военным ведомством.
     После встречи 9 апреля произошло нечто, не совсем понятное. Эдди Макдесси позвонил через пять дней Жозефин Клэй и поинтересовался, готова ли она представлять интересы Илайс в суде? Жозефина ответила утвердительно. Она была уверена, что супруги приняли принципиальное решение о предстоящей тяжбе и в ближайшее время "дело закрутится". Она ждала нового телефонного звонка, проясняющего ситуацию, но не дождавшись, перезвонила сама. Каково же было её удивление, что никто трубку не снял и в дальнейшем Эдди ей не перезванивал. Жозефин была удивлена таким отношением и заподозрила, что супруги играют какую-то игру, поскольку клиенты обычно с адвокатами так себя не ведут.
     Детектив Пол Йокэм встретился и с адвокатом Энн Хантер, о разговоре с которой упоминал Макдесси. В целом адвокат подтвердила слова Эдди, но сделала кое-какие уточнения. Она припомнила, что Илайс выглядела очень подавленной, а Эдди признался, что все эти события до такой степени выбили их из колеи, что они уже два месяца не ведут половую жизнь. Энн Хантер посоветовала супругам принимать антидепрессанты - такого рода лекарства помогают пережить продолжительный стресс и значительно нормализуют самочувствие. Она направила супругов к знакомому врачу, который мог выписать необходимый рецепт и позвонила ему, предупредив, что направила к нему на обследование семейную пару с определёнными проблемами. Но связавшись с врачом, детектив узнал, что супруги Макдесси на приём так и не явились.

     Это всё выглядело довольно странно - трудно было понять, на самом ли деле Эдди и Илайс нуждались в помощи или с их стороны имела место какая-то игра? Быть может, Илайс хотела покинуть флот, но сделать это с максимальной материальной выгодой для себя? Или супруги готовили почву для личной мести кому-то?
     Однако всем колебаниям следствия на этом этапе положил конец обыск дома Макдесси. Вернее, не обыск сам по себе, а обнаруженная в его результате видеокассета. Она содержала заявление Илайс на случай её смерти. Надо сказать, что в доме Макдесси находилось более 200 видеокассет, которые лежали порой в самых неожиданных местах, так что их обнаружение и просмотр занял некоторое время. В силу этого, видеообращение Илайс попало в распоряжение следствия не так скоро, как этого хотели бы сами детективы - прошла неделя расследования, прежде чем они увидели его.
     Из видеозаписи следовало, что уже в первые месяцы пребывания на авиабазе "Ошеана", Илайс Макдесси стала объектом насмешек и издевательств с сексуальным подтекстом со стороны сослуживцев. Так, уже в 1991 г., через несколько месяцев с начала своей службы на авиабазе, в местном кафетерии двое военнослужащих поинтересовались у неё, каково это быть замужем за арабом (Эдди был выходцем из Ливана и его полное имя звучало так - Адиб Эдди Рэймз Макдесси (Adib Eddie Ramez Makdessi))? Возмущённая Илайс пожаловалась на случившееся начальнику, но тот ответил, что не станет предпринимать никаких мер до тех пор, пока на получит письменного рапорта Илайс. Но если Илайс подаст такой рапорт, то ей следует иметь в виду, что в случае неподтверждения сообщённой информации, ей может грозить уголовное преследование за клевету. Илайс расценила ответ офицера как скрытую угрозу и нежелание как-то повлиять на ситуацию, поэтому от подачи рапорта отказалась. На протяжении ряда лет она подвергалась харрасменту, более или менее болезненному, но всё же терпимому, но в январе 1996 г. её изнасиловал сослуживец. Использовав грубое принуждение, в т.ч. и удары в живот, он заставил Илайс выполнить все его сексуальные фантазии. После этого женщина обратилась к вышестоящему офицеру с рассказом о преступлении, жертвой которого стала, но тот ответил, что только письменное обращение заставит его предпринять какие-то меры. И опять упомянул об уголовном наказании за клевету и возможном изгнании с воинской службы. После этого Илайс, ожидавшую назначение в отряд авиационных диспетчеров, направили служить в административно-хозяйственный штат авиабазы, что было воспринято женщиной как наказание за строптивость и жалобу офицеру. В дальнейшем изнасилования Илайс повторялись неоднократно. На видеозаписи она утверждала, что имела половые акты по принуждению с четырьмя военнослужащими. Помимо грубого физического воздействия, в качестве принуждения использовались и словесные угрозы, в частности, насильники заявляли, что за излишнюю болтливость убъют её саму и её мужа. Илайс считала, что сделалась своего рода "общим имуществом подразделения", где над ней мог надругаться любой военнослужащий в удобной ему форме и в любое время. Не зная, как лучше выйти из сложившегося положения, Илайс обратилась к одному из вышестоящих офицеров с рассказом о происходящем, однако не встретила с его стороны понимания и готовности помочь. Офицер также отделался формальными отговорками и намёками на преследование за клевету. После этого обращения все покрышки её автомашины были проколоты неизвестными. Илайс расценила случившееся как признак полного контроля за её действиями со стороны насильников. Видеообращение завершалось словами тревоги за собственное будущее и будущее мужа, который также сделался невольным заложником сложившейся ситуации.

  
Кадры видеозаписи Илайс Макдесси с рассказом о сексуальных преследованиях, которым она подвергалась на работе. Во время подготовки судебного процесса монолог женщины был продублирован титрами, поскольку из-за удалённости микрофона не все произносимые ею слова хорошо различимы. Точная дата изготовления видеозаписи неизвестна, следствие ориентировочно датировало её 3 мая 1996 г., т.е. примерно за 10 дней до убийства Илайс Макдесси.


     Видеозапись произвела на всех присутствовавших на её первом просмотре крайне гнетущее впечатление. Несколько лет члены следственной группы скрывали факт существования подобной улики, но когда о существовании видеокассеты стало известно и о её содержимом стали говорить открыто, специальный агент Брайан Рикардо признался в одном из интервью, что запомнил просмотр этой видеозаписи на всю жизнь. "Илайс Макдесси словно вошла в комнату и заговорила с нами. Все мы испытали настоящий шок",- признался в 2006 г. Рикардо, имея в виду присутствовавших в комнате детективов и спецагентов.
    
    
( продолжение )


eXTReMe Tracker