На главную.
Массовые убийцы.

Дом смерти №28.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2012-2013 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2012-2013 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)     (11)     (12)     (13)     (14)     (15)     (16)     (17)     (18)     (19)     (20)     (21)     (22)

стр. 5



     Итак, на отрезок времени до часа ночи, Мартин, вроде бы, обеспечил себе и своему другу "Бо" Бубеду крепкое alibi. Но что же было потом? Ведь его супруга, Мэрилин Смартт, заявила, что дружки уложили её спать, а сами ушли из дома. Как она считала - с целью убить Гленн Шарп и её сына. Мартин Смартт не моргнув глазом рассказал о том, что происходило после часа ночи. По его версии, он и "Бо" Бубед, проводив Мэрилин домой, вдруг вознамерились извиниться перед женой Дуга Альбина из-за неловкого момента, возникшего в баре при заказе музыки. Дело заключалось в том, якобы, что Мартин и "Бо" включили музыку в стиле "кантри", а жена Альбина - Джин - потребовала включить какой-нибудь "рок" или "диско". Возникла перепалка, по результатам которой мужчинам пришлось уступить. Собственно, нежелание слушать диско-музыку и побудило всю троицу покинуть бар в час ночи или сразу после часа ночи. И вот, добравшись до дома №26, где вся троица проживала, благополучно уложив спать напившуюся Мэрилин, мужчины решили опять направиться в бар. И туда они действительно пришли, и извинились перед Джиной Альбин в присутствии свидетелей. После чего поговорили с барменом, справедливо указав на то, что его заведение лишилось трёх клиентов из-за взбаломошного поведения бабёнки. Бармен извинился и за счёт заведения сделал Мартину и "Бо" Бубеду по одному коктейлю. Друзья выпили, посидели немного и опять покинул бар - на этот раз окончательно. Смартт не затруднился назвать точное время упомянутого события - случилось это, по его словам, в 01:45-01:50. После этого Мартин и "Бо" вновь и направились к себе - в дом №26.
     При взгляде на карту "Кедди резёт" легко понять, что все их ночные перемещения имели место в непосредственной близости от того самого дома №28, в котором в это же самое время происходило чудовищное убийство. Детективы, разумеется, поинтересовались, не привлекло ли внимания Мартина нечто подозрительное в этом районе: неизвестые люди? автомашины? непонятная активность? лай собак, наконец? Мартин задумался - и выдал довольно неожиданное наблюдение. По его словам, им при своих блужданиях от дома до бара и обратно постоянно приходилось двигаться в темноте, а это было странно. Обычно на заднем крыльце какого-либо из домов (а им приходилось двигаться мимо домов №№ 28, 27 и 25) горел свет, так что худо-бедно дорога всегда видна. А тут - ни одной лампочки. Как говорится, не видно ни зги.


     Наблюдение это нельзя не признать очень интересным, тем более, что оно подтверждалось сообщениями других свидетелей, опрошенных к тому моменту детективами следственной группы. Чуть позже мы вернёмся к анализу этого факта, который, во-первых, мы можем считать доказанным, а во-вторых, неслучайным, но сейчас продолжим комментировать показания Мартина Смартта (они того заслуживают!).
     После возвращения из бара в дом №26, Мартин напоил своего дружка "Бо" Бубеда прописанными тому таблетками. Так сказать, на сон грядущий. Что это были за таблетки? Две - фенобарбитала и две - дилантина, известного в СССР и современной России под названием "diphenin" или "dipheninum". Первое средство являлось снотворным, второе - использовалось в лечении эпилепсии, как лекарство с большим набором положительных свойств (иногда "дилантин" даже называли "первой линией обороны от эпилепсии"). Точная дозировка таблеток осталась неизвестна, но тот факт, что "Бо" Бубед принял эти лекарства после 4-5 бутылок пива (по 0,33 л.) и пары алкогольных коктейлей, безусловно указывает на его привыкание к данным медикаментам. У "дилантина" имелось несколько интересных побочных свойств, одно из которых представляется особенно любопытным в контексте настоящего очерка. Дело заключалось в том, что это лекарство провоцирует выработку в человеческом организме фермента, ответственного за расщепление и усвоение некоторых видов наркотиков (не всех!). Присутствие в организме избыточного количества этого фермента приводит к снижению порога восприятия наркотика и вызывает более выраженные формы наркотического опьянения. Другими словами "Бо" Будед дурел от кокаина или марихуаны гораздо сильнее обычных наркоманов, по крайней мере, теоретически. Момент этот очень интересен и на него сейчас следует обратить внимание.
     Итак, Мартин Смартт напоил своего дружка таблетками и уложил спать, после чего отправился "на боковую" и сам. Произошло это, по его словам, в 02:10. Однако, в три часа ночи он проснулся...
     Если кто-то подумал, что в этом месте Мартин скажет полицейским нечто необыкновенное, то поспешим успокоить такого читателя - ничего подобного не случилось. Смартт проснулся просто потому, что он всегда просыпался в интервале между 3 и 4 часами ночи, разжигал огонь в камине и обходил дом в ночной тишине. По его словам, в это время обычно проходил какой-нибудь железнодорожный состав и он слушал затихавший вдали стук колёс. Просто такая привычка, хотя и немного странная.
     Итак, в ночь с 11 на 12 апреля он тоже проснулся, вышел из дома, прогулялся немного среди росших вокруг сосен и вернулся обратно. Ничего необычного он не видел и не слышал.
     Дальнейшие показания Мартина, посвящённые утренним событиям 12 апреля, рисуют картину, радикально отличающуюся от той, которая была известна следствию со слов его жены Мэрилин. По его словам, он проснулся в 10 часов утра или даже 10:30, что, в общем-то, похоже на правду, принимая во внимание его ночные блуждания и давешнюю выпивку. Смартт утверждал, что находился ещё в кровати, когда в доме появился Джастин Исон и заявил, будто "Сью" и Джонни Шарпы убиты. По его словам, он одёрнул мальчика, прикрикнув: "Эй, не шути так, входя, это не смешно!" на что Джастин ему ответил:"Погляди-ка в окно!" Сцена эта в изложении Мартина выглядит очень натуралистично, даже как будто чувствуются интонации говорящих, но...! Но давайте вспомним, что этот же самый диалог Мэрилин Смартт изложила шерифу Дугласу Томасу, приписав себе участие в нём. И в её изложении этот диалог имел место примерно 1,5-2 часами ранее.
     Однако, в показаниях Мартина и Мэрилин есть маленькая, но существенная разница. Мартин утверждал, будто запретил Джастину рассказывать о событиях трагической ночи по той простой причине, что в доме находился его младший брат, 8-летний Кейси Исон. А вот в рассказе Мэрилин этой детали нет, поскольку по её версии, она сразу увела сына на улицу и весь разговор происходил вне дома, соответсвенно, Кейси не мог его слышать.
     Дальше - больше. Мартин, согласно его официальным показаниям, поднялся с кровати и отправился - куда бы вы думали? - на розыски Дугласа Альбина, управляющего "Кедди резёт". При встрече он сообщил тому о своих неоднократных перемещениях поблизости от дома №28 в ночь, когда совершались убийства. И уверил, что ничего подозрительного не замечал. Довольно интересный шаг, который можно интерпретировать по-разному. Как ни крути, а Мартин Смартт своим заявлением в первые же часы расследования в каком-то смысле поставил самого себя под удар, ведь от свидетеля до подозреваемого в таких делах - всего один шаг.
     Разумеется, детективы поинтересовались у Мартина, где и как тот провёл день и вечер 12 апреля, ведь тогда его не удалось отыскать для допроса. И Смартт дал самый оптимальный в его ситуации и логичный ответ - он сообщил, что направился в город Рино, штат Невада, где в госпитале ветеранов Вооружённых Сил посетил психиатра, у которого наблюдался уже почти 2 месяца. Кстати, именно в этом госпитале он и познакомился с "Бо" Бубедом, которого и пригласил пожить в "Кедди резёт". Это объяснение Мартина было проверено и получило подтверждение - тот действительно посещал больницу, так что ничего подозрительного в его отсутствии на протяжении всего дня и вечера 12 апреля не было.
     На этом описательная часть показаний Мартина Смартта оказалась исчерпана, но детективы его не отпустили. Начались расспросы на, так сказать, сопутствующие темы. В частности, они поинтересовались, пытался ли Джастин Исон по возвращении домой утром 12 апреля восстановить сцену преступления, повторив увиденное?
     Вопрос действительной интересный, но ответ Мартина Смартта ещё более интересен. Тот сообщил, что Джастин пытался устроить небольшую сценку с участием младшего брата Кейси, для того, чтобы продемонстрировать, как были убиты Шарпы, при этом сам Джастин взял в руку нож, изображая бандита, и разъяснил, что кто-то из погибших был убит ударами молотка, а кто-то - ножа. Также Смартт отметил, что Джастин точно знал расположение комнат в доме №28 и это показалось ему очень странным. Получалось, что мальчик ходил по всему дому... Этот рассказ Мартина Смартта тем более интересен, что он вступает в прямое противоречие с рассказом его жены Мэрилин о событиях того утра. Ведь согласно её версии событий, она моментально связала гибель людей в доме Шарпов с ночным отстутствием своего мужа и тут же увела сына из дома, якобы опасаясь за его безопасность. Однако со слов Мартина никто никуда мальчика не уводил, по крайней мере до 10 часов утра, и никакой тревоги за его жизнь в присутствии собственного мужа Мэрилин тогда не испытывала. Кто-то из супругов явно врал и детективы, в деталях знакомые с показаниями Мэрилин Смартт, разумеется, это поняли.
     Cразу скажем, интересные наблюдения Мартина этим отнюдь не исчерпывались. Детектив Крим поинтересовался у него, верит ли он в то, что мальчик действительно мог наблюдать за преступлением в процессе его совершения? Вопрос этот, пожалуй, основной, который следственные работники должны были решить для себя. И любой ответ на него рождает массу новых непростых вопросов. Мартин Смартт дал ответ детективу очень интересный, в каком-то смысле даже неожиданный; он сказал, что Джастин имеет чуткий сон и почти всегда просыпался вместе с ним (т.е. с Мартином) посреди ночи - в 03:00-03:30 - чтобы посидеть у огня. Мальчик имел проблемы с засыпанием, был легко возбудим и вообще, трудно представить, чтобы он улёгся спать с приятелем в одной комнате и моментально уснул. Потому вполне возможно, что когда в доме Шарпов стали разворачиваться трагические события, Джастин тихонько поднялся с кровати и стал наблюдать за происходившим.
     Ответ был хорош и по всей видимости, соответствовал истине. Но такой ответ неизбежно рождал новый вопрос: почему преступники не тронули детей? И детектив Брэдли задал его Мартину Смартту. Честно говоря, такая прямолинейность Брэдли несколько удивляет, в принципе он не должен был задавать свидетелю таких вопросов вообще. Тем не менее, вопрос прозвучал и Мартин снова дал неожиданный (в силу своей прямолинейности) ответ. Он высказался примерно так: можно подумать, что убийцы забыли посмотреть в спальне, но если бы я намеревался кого-либо убить, то проверил бы весь дом... Абсолютно здравая мысль, что и говорить и указанное Смарттом противоречие, безусловно, приходило на ум всем, причастным к расследованию. Но Мартин на сказанном не остановился и продолжил мысль, напомнив об отсутствующей Тине Шарп, судьба которой 13 апреля оставалась неизвестна точно также, как и накануне. Он сообщил полицейским, что ему точно известно - Тина была любимой дочерью отца и преступление было совершено в интересах именно отца, хотя и не обязательно им самим. Тину хотели забрать, чтобы вернуть отцу, но этому попытались помешать молодые люди - Джон Шарп и Дэйн Уингейт, поэтому похищение пошло совсем не по той схеме, какой планировалось изначально. Причём первыми к насилию могли прибегнуть именно Джон и Дэйн, которые, по мнению Смартта, были неадекватны. Дэйн Уингейт считался в округе душевнобольным, "психованным" парнем, и оба друга, как было хорошо известно, баловались наркотиками.
     Версия была интересной и детективы моментально ухватились за услышанное. Брэдли тут же попросил уточнить, какие именно наркотики употребляли погибшие - марихуану или что-то "потяжелее"? Смартт моментально отыграл назад, сообразив, видимо, что проявил слишком подозрительную осведомлённость. Он ответил, что ребята "курили траву", возможно, принимали "какие-то таблетки", но ничего в точности он не знает, ибо откуда же ему знать? В общем, выражаясь разговорным русским языком, "съехал с темы". Оно и понятно, как мы увидим из дальнейшего, тема наркотиков в этой истории совсем не так проста и безобидна, а потому неслучайно то, что каждый, затрагивавший её, делался очень аккуратен в выражениях и всячески от неё дистанцировался. И в допросе Смартта эта попытка допрашиваемого устраниться от всякого обсуждения данной проблемы прямо-таки бросается в глаза.
     А далее, возможно, чтобы переключить внимание с наркотиков, Мартин сделал очень интересный логический ход. Он вдруг попросил показать ему молоток, которым наносились удары погибшим, и поспешил пояснить, ему доводилось бывать в доме Гленны "Сью" Шарп и молоток, найденный там, принадлежит ему. Смартт пояснил, что его молоток обычно валялся за дверью, где-то на улице, и со вчерашнего дня он не может его найти. Этот пассаж совершенно не был связан с предыдущим разговором и детективы, думается, крякнули про себя, услыхав такое. Ещё бы, человек сознаётся в том, что бывал на месте преступления, в том, что его инструмент был использован в качестве орудия убийства и его жена, при этом, прямо обвиняет его самого в совершении этого убийства! Это ж надо..! Уж не собирается ли от сейчас сознаться?- наверняка, что-то такое подумали детективы Крим и Брэдли. Но не всё было так просто - Мартину предъявили фотографию молотка, бывшего орудием преступления, и тот его, разумеется, не узнал. Это очень интересный момент допроса, который совершенно по-разному истолковывается различными исследователями. Он выглядит очень подозрительно, если вспомнить заявление Мэрилин Смартт о том, что муж её всегда был "безруким" и не имел дома никакого столярного или слесарного инструмента. И вдвойне подозрительно, если принять во внимание её же утверждение о том, что утром 12 апреля она увидела в собственном доме окровавленный молоток. Трудно отделаться от ощущения, что Мартин Смартт хотел просто посмотреть на фотографию молотка, явившегося орудием убийства, чтобы получить представление о как тот выглядит. И подобное любопытство нельзя не признать крайне подозрительным.
     Примечательно, что после краткого разговора о молотке, допрос вновь сделал любопытный зигзаг - и вновь по вине Мартина. Вообще, трудно отделаться от ощущения, что на протяжении всей второй половины допроса именно Мартин управлял им, переключая внимание детективов с одной темы на другую. Непонятно, почему так получилось - то ли Крим и Брэдли умышленно подыграли допрашиваемому, чтобы посмотреть, до чего же он договорится в конце-концов, то ли детективы в силу каких-то причин действительно ослабили контроль за ведением допроса. Как бы там ни было, Мартин Смартт неожиданно перескочил на совершенно новую тему - он принялся обсуждать возможное направление отхода убийц с захваченной ими Тиной Шарп. По его мнению, если девочка оставалась в сознании, то преступники не могли незамеченными преодолеть пешком мост через ручей Спаниш-грик (Мартин, видимо, подразумевал то, что девочка непременно подняла бы крик). Более того, даже если они передвигались на автомашине, их отъезд глубокой ночью всё равно привлёк бы внимание. В "Кедди резёт" много больших собак и любая активность в вечернее, либо ночное время там чрезвычайно затруднена. Это, кстати, очень ценное замечание, которое на разные лады повторяли многие жители курортного местечка и данное обстоятельство не следует упускать из вида. Из всего сказанного, Смартт сделал довольно неожиданный, но логичный вывод - преступники с захваченной ими заложницей должны были уходить строго на юг, к железнодорожной станции. При взгляде на карту "Кедди резёт" нельзя не признать подобное предположение весьма логичным - при таком направлении движения на пути преступников оказывались лишь новые, ещё незаселённые домики под №№29 и 30, и перемещения злоумышленников по ночному посёлку никак не могли привлечь внимание собак или какого-нибудь случайного полуночника, мучимого бессоницей. А уж по железнодорожным путям выход был возможен в обоих направлениях - и на северо-восток, и на юго-запад - в зависимости от того, где преступники оставили свой автомобиль.

Железнодорожная станция в районе "Кедди резёт" в 1981 г. Снимок даёт представление об окружающей курортное местечко местности - довольно крутые горы, густой лес, район живописен, но несколько угрюм. Именно к этой железнодорожной станции по мнению Мартина Смартта должны были уходить похитители Тины Шарп. Подобное направление движения позволяло им избежать опасных встречь с жителями посёлка и собаками, которых в "Кедди резёт" было немало.


     Чтобы добавить своим словам убедительности, Мартин даже сообщил какие именно собаки из близлежащих к дому №28 домов должны были отреагировать на появление чужаков посреди ночи. И развивая свою мысль, Смартт добавил: либо преступники уносили свою жертву в сторону железной дороги, либо они припарковали свой автомобиль в непосредственной близости к дому №28. В последнем случае их суета могла не побеспокоить собак.
     Разумеется, эти детали уже обдумывались и обсуждались членами следственной группы, но то, что совершенно посторонний человек так точно указал на обстоятельства, требующие уточнения, безусловно, заставляет посмотреть на Мартина Смартта, как на одного из самых осведомлённых свидетелей.
     То, что протоколу допроса Мартина Смартта и анализу этого документа в этом месте очерка уделено столько внимания, совсем неслучайно. Как станет ясно из дальнейшего, Мартин Смартт и его дружок Северин "Бо" Бубед в последующие годы попали в число одних из самых вероятных убийц, совершивших злодеяние в доме семьи Шарп. И, понятное дело, его официальные показания, данные 13 апреля, рассматривались буквально под лупой. Одни и те же утверждения Мартина получали прямо противоположную оценку - кто-то считал их свидетельством его честной прямолинейности и даже наивности, а кто-то, наоборот, видел в продеманстрированной непосредственности признаки хорошего "упреждающего расчёта" и желания отвести от себя подозрение. Наконец, то, как детективы Крим и Брэдли провели этот допрос, многими расценивается как признак их коррумпированности.
     Вопрос о том, кем же был на самом деле Смартт и каково истинное лицо правоохранителей, расследовавших дело, ещё потребует пристального анализа, а пока логика повествования требует от нас вернуться к изложению фактической стороны следствия.
     Итак, около полудня 13 апреля 1981 г. Мартин Смартт дал показания и был отпущен на все четыре стороны. Пока никаких оснований для его задержания, кроме голословных обвинений его жёнушки Мэрилин, не существовало. Следующим человеком, кого надлежало безотлагательно допросить, был Северин "Бо" Бубед.
     Его тоже удалось отыскать и доставить для допроса только 13 апреля, т.е. на следующий день после трагических событий в доме №28. Разговор этого человека с представителями следственной группы оказался на удивление коротким, но содержательным. "Бо" предъявил им поддельное водительское удостоверение, на котором его возраст был уменьшен на 5 лет (на самом деле он родился в 1931 г. и на момент описываемых событий ему уже исполнилось 50 лет. Однако ловелас Бубед стеснялся своего возраста, красил седые волосы и в поддельных документах всегда указывал дату рождения лет на 5-7 позже настоящей. ). После этого рассказал, что в феврале или марте 1981 г. познакомился с Мартином Смарттом в госпитале для ветеранов Вооружённых Сил в Рино, примерно в 120 км. от Кедди, по приглашению последнего приехал пожить в его курортном домике, да и подзадержался здесь. Он полностью подтвердил рассказ Смартта о ночных перемещениях из дома №26 в бар и обратно, после чего спокойно заявил, что работает на ФБР и все последующие вопросы к нему должны быть согласованы с Бюро. И... вопросы детективов на этом закончились.
     Для того, чтобы понять, что это был за человек и почему случилось то, что случилось, требуется некоторое отступление от сюжета. Оно тем более необходимо, что Северин Бубед наряду с Мартином Смарттом многими считается одной из самых зловещих фигур в мрачной истории массового убийства в Кедди и этого человека некоторые исследователи называют главным виновником произошедшего. Чтобы лучше понять, чем вызваны эти подозрения и насколько они обоснованны, пойдём по порядку.

Северин Джон "Бо" Бубед.


     По состоянию на 2012 г. достоверно известно - в т.ч. и благодаря родственникам "Бо", подключившимся к расследованию убийства в Кедди - что Северин Джон Бубед родился в 1931 г. и детство и юность провёл в Чикаго. Северин некоторое время отслужил в Военно-Воздушных Силах США, откуда благополучно демобилизовался с сохранением всех привилегий военнослужащего. Что не помешало ему иметь богатое и запутанное криминальное прошлое. Известно, что в разное время он жил под разными именами и пользовался документами на разные фамилии: Брагси (Brugsy), Бродз (Brodz), ДеСантис (DeSantis) и пр. - всего более десятка. В 1957 г., в возрасте 26 лет, он вступил в серьёзную группу чикагских бандитов, созданной "бригадиром" местной мафии Джимом Рини. Именно "бригада" Рини считается ответственной за убийство в 1957 г. журналистки Ёмили Зелко, проводившей самостоятельное расследование фактов коррупции членов Городского Совета Чикаго. Группа Рини промышляла банковскими ограблениями и похищениями людей с целью получения выкупа - это были очень серьёзные преступления, по своей тяжести несопоставимые с классическим мафиозным "бизнесом", основанном на "крышевании" нелегальных казино и проституции. Зато и доход был несопоставим. Конец 50-х - начало 60-х оказались для "Бо" "золотым веком" - он катался в "кадиллаке" с кожаным салоном, чувствовал себя хозяином жизни и ничего не боялся. Поскольку традиции чикагской мафии требовали от членов преступного сообщества показной добродетельности, "Бо" во всём соответствовал неписаным правилам бандитского кодекса - ходил в церковь по воскресеньям, не веруя в Бога, женился и стал отцом пятерых детей, изменяя при этом жене направо и налево.
     В бригаде Рини состояли помимо "Бо" его дядюшка Элвин и сестрица Долорес, т.е. в каком-то смысле это был семейный промысел. Для разовых операций привлекались и другие гангстеры, но это был переменный состав - постоянный включал в себя только упомянутую группу из 4 человек. "Бригада" Рини действовала довольно активно и в конечном итоге все её члены "загремели" на нары на очень и очень нешуточные срока. Все, кроме "Бо" Бубеда. В то самое время, пока его родная сестра и дядюшка тянули "тюремную лямку" от 20 лет и более, он вышел на свободу, отсидев... всего-то 3,5 года. Случилось это в 1965 г.
     С этого времени в жизни Северина наступила новая полоса. Он отошёл от дел мафии, послал куда подальше постылую жену (кому будет интересна женщина, родившая пятерых детей?), сошёлся с некоей Марджи Шоу, от которой прижил ребёнка. Мальчик умер в младенчестве, но к тому моменту "Бо" Бубед уже расстался и с Марджи. С женщинами Бубед всегда был предельно циничен и прагматичен, в какой-то момент он вообще перестал интересоваться зрелыми женщинами, всецело переключившись на неоформившихся девочек-подростков. В своём бумажнике он постоянно носил колоду чёрно-белых фотографий голых девчонок-малолеток и когда его спрашивали о том, что это за снимки? просто отвечал: "Это мои жёны в юности". Ныне не вызывает сомнения то, что "Бо" был педофилом, информация об этом поступала из разных источников, в т.ч. и от осведомителей полиции. Интересно, что Марджи Шоу, вторая женщина, с которой Бубед поддерживал длительные отношения, была убита при невыясненных до конца обстоятельствах. Полиция, расследовавшая это преступление, связала гибель Марджи с её работой в общественной организации по розыску без вести пропавших детей. Бубед был под подозрением, но официально его ни в чём не обвинили.
     В 1979 г. по невыясненным до конца обстоятельствам, "Бо" покинул Чикаго и двинулся через всю страну на запад. Что послужило причиной для отъезда, похожего на бегство, непонятно - то ли полицейское расследование убийства Марджи Шоу, то ли информация о том, что сидевшие в тюрьме дружки Бубеда заподозрили его в связях с ФБР и выдали "заказ" на устранение предателяЕ Как бы там ни было, в конце зимы 1981 г. Северин Бубед оказался в городе Рино, штат Невада, неподалёку от границы с Калифорнией, где обратился в госпиталь ветеранов Вооружённых Сил с жалобами на участившиеся приступы эпилепсии и сильные головные боли. "Бо" наблюдался у психиатра и во время одного из визитов в госпиталь познакомился с Мартином Смарттом, который также обратился с жалобами на постр-травматический синдром, приобретёный, якобы, во время срочной службы в воздушно-десантных войсках во Вьетнаме. Сейчас в точности известно, что Смартт во время своей вьетнамской командировки не принимал участие в боевых действиях и вообще отбывал воинскую службу, работая поваром, но формально он считался "зелёным беретом" и потому мог настаивать на расстройстве психики, полученном в ходе военных действий (официальное признание этого диагноза давало ему право на получение пенсии и, очевидно, Смартт затеял всю эту показуху с пост-травматическим синдромом для того, чтобы "отжать" от "дядюшки Сэма" "копеечку на старость"). Мартин оказался до такой степени впечатлён харизмой своего нового знакомого, что предложил тому пожить в его доме, том самом домике №26, в котором размещался он сам, его жена Мэрилин и двое её сыновей - Джастин и Кейси. Поскольку дом №26 имел всего 2 комнаты и кладовку, то сыновей Мэрилин отселили именно в кладовку без окон. На Джастина места в домике явно не хватало и тот с марта 1981 г. стал ночевать у друзей, по преимуществу в доме Шарпов.
     Такие вот прозаические будни американского курорта...
     Чем занимались "Бо" Бубед и Мартин Смартт в "Кедди резёт"? В чём вообще крылся смысл их совместного проживания? Как уже было сказано, Мартин работал поваром в ресторане "Keddie resort lodge", а "Бо" вообще нигде не работал и непонятно откуда добывал деньги. Просто открывал бумажник и вынимал нужную сумму. Мэрилин Смартт после предоставления ей полицейской охраны заявила, что дружки занимались сбытом наркотиков в Квинси и Кедди, покупая оптовые партии "дури" где-то на юге Калифорнии. В этом бизнесе, по её словам, участвовал и Ди Джей Лэйк, тот самый житель Квинси, чей красный автомобиль утром 12 апреля почему-то оказался на заднем дворе дома №26.

  
Северин Джон "Бо" Бубед в последние годы своей жизни (вторая половина 80-х гг.).


     Очень интересен следующий момент, на который надо обратить внимание: "Бо" Бубед утверждал, что не умеет и никогда не умел водить автомобиль по причине врождённой эпилепсии, мол, врачи категорически запрещали ему получать водительское удостоверение. Тем не менее известно, что Бубед в 50-е годы специализировался на автоугонах и на самом деле отлично управлял автомашиной. Такое демонстративное нежелание садиться за руль можно нередко видеть у опытных преступников, которые знают, что водитель может довольно просто стать объектом полицейской провокации и последующего совершенно законного задержания. Чтобы не дать правоохранительным органам лишнего повода для своего задержания они либо пользуются услугами такси, либо нанимают шофёра, но сами никогда не управляют автомобилем.
     Известно, что во время своего пребывания в Кедди, Бубед носил в своём бумажнике поддельные водительские удостоверения: одно на имя "Майкл ДеСантис", а второе - "Роберт Лэйк" (не путать с Ди Джеем Лэйком, упоминавшимся выше - это всего лишь совпадение фамилий!). В обоих документах даты рождения не соответствовали действительному возрасту "Бо" (в них было указано, что он родился в 1936 г.) - к 50 годам он стал стесняться того, что уже не молод, и постоянно занижал возраст. Видимо, комплексовал по этому поводу.
     Бубед курил сигареты "Кэмел", имел на темени приметную плешь, но париками не пользовался. Вообще же, о его навыках по изменению внешности и использованию грима ничего не известно, существуют только воспоминания родственников, что он подкрашивал седые волосы, стремясь скрыть их.
     Итак, 13 апреля Северина Бубеда официально допросили детективы, он предъявил им поддельные документы, сообщил о своей работе на ФБР и был отпущен. Забавно, да? Но дальше сюжет развивался по ещё более забавной канве - 14 апреля - Уэйд Микс, муж Нины Микс, лучшей подруги убитой Гленны "Сью" Шарп, заехал на своей автомашине в Кедди и подбросил "Бо" к автобусной остановке. Бубед спокойно покинул "Кедди резёт" чтобы никогда более не появиться в этом курортном местечке. Этот в высшей степени странный отъезд, более похожий на бегство, трактуется ныне многими исследователями как свидетельство вовлеченности "Бо" в массовое убийство в доме №28. Отъезд действительно можно счесть необычным хотя бы потому лишь, что он имел место в самом начале расследования, когда следственная группа только собирала информацию и улики и не разрешала жителям "Кедди резёт" надолго покидать место проживания. Бубед, однако, уехал - и ничего ему за это не было.
     Как теперь в точности известно, Северин поехал на север, пересёк границу штата Калифорния и остановился в первом же более-менее большом городе на своём пути. Это был Кламат-Фоллс (Klamath Falls) в Орегоне, примерно в 270 км. от Кедди. Там Бубед снял дешёвый - 5$ в сутки - номер в отеле "Аркади", где и застрял на неопределённый срок. Трудно отделаться от ощущения, что единственной целью этой поездки было стремление выйти из-под юрисдикции властей Калифорнии - как только это случилось, Бубед прекратил своё движение на север и принялся чего-то или кого-то ждать. Его даже не беспокоило то обстоятельство, что он прервал свё лечение в госпитале ветеранов Вооружённых Сил в Рино и более не мог получать рецепты на полюбившиеся ему транквилизаторы. По крайней мере, официально.
     Интересно, правда?

     Но дальше будет только интереснее. В это же самое время его дружок Мартин Смартт, оставшийся совсем один в доме №26, спешно заканчивал свои дела в "Кедди резёт". Он попросил расчёт в ресторане и заявил детективам следственной группы, что желал бы покинуть курорт. 17 апреля его вызвали на допрос и предложили пройти проверку на полиграфе. Смартт моментально согласился. В ходе проверки ему были заданы 5 вопросов, реакция на которые была сочтена удовлетворительной и подтверждающией невовлеченность Мартина в расследуемое преступление.
     Проверка Мартина Смартта на полиграфе представляет для нашего повествования особый интерес по целому ряду причин. Во-первых, потому, что оператором "детектора лжи" был никто иной, как Сэм Листер (Sam Lister), главный специалист Минстерства юстиции Калифорнии по допросам с использованием полиграфа. Достаточно сказать, что Листер был тем самым оператором, кто решал вопрос о возможной причастности Артура Ли Аллена к преступлениям Зодиака (всех, кто не знает, кто такие Артур Ли Аллен и Зодиак отсылаем к соответствующему очерку нашего сайта ). А во-вторых, как известно, Мартин Смартт проходил амбулаторное психиатрическое лечение в связи с чем принимал разнообразные лекарства соответствующего профиля. Воздействие этих лекарств может существенно повлиять на эффективность допроса с использованием полигарафа, поскольку искажает естественные реакции нервной системы. Обычно людей, принимающих лекарственные препараты, используемые в психиатрии, не допрашивают с использованием "детектора лжи", а если такой допрос всё же проводится, то в ходе него эта деталь особо оговаривается (как немаловажная).
     В своё время Сэм Листер снял все подозрения с Артура Ли Аллена, которого допрашивал в тюремной больнице в Атаскадеро в 1976 г. Уже в 90-е гг. независимые исследователи, изучив материалы допроса и больничную карту Ли Аллена, оспорили категоричность вывода Листера - выяснилось, что подозреваемый регулярно получал валиум и торазин, вызывавшие сильное и устойчивое торможение нервной системы. Употребление этих лекарственных препаратов лишало допрос с использованием "детектора лжи" всякого смысла, соответственно, утверждение Сэма Листера о невовлечённости Артура Ли Аллена в преступления Зодиака, должно рассматриваться как безосновательное.

    
( на предыдущую страницу )                                ( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker