На главную.
Массовые убийцы.

Дом смерти №28.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2012-2013 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2012-2013 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)     (11)     (12)     (13)     (14)     (15)     (16)     (17)     (18)     (19)     (20)     (21)     (22)

стр. 15



     Чтобы закончить тему, связанную с допросами под гипнозом Джастина Исона, необходимое ещё кое-что добавить. Мальчик подтверждал, что хорошо запомнил убийц и способен их опознать, если подозреваемые будут ему представлены. Понятно, что подобная осведомлённость автоматически превратила Джастина в ходячую мишень - убийцы вполне могли раскаяться в собственном милосердии и принять меры для ликвидации свидетеля. Если считать, что в 1981 г. им было 30 лет, то сейчас - немного за 60, преступники вполне могут быть живы и находиться в достаточно хорошей форме для того, чтобы свести счёты с Джастином. Разумеется возможнось расправы над свидетелем прекрасно понимали и работники правоохранительных органов, и родные Джастина, да и сам Джастин. Насколько известно, фотографии Мэрилин Смартт и её обоих сыновей в 1981 г. были изъяты у всех, у кого они могли бы находиться, фамилии братьев изменены, они ни разу не давали интервью и не появлялись на телевидении. Когда история убийств в "Кедди резёт" пережила ажиотажную волну всеобщего интереса и уже в этом столетии о ней были сняты два документальных фильма, братья Исон не показались ни в одном из них.
     Известно, тем не менее, что в 2006 г. Джастин Исон вступил в контакт с писателем Эдвардом Кейтсом, готовившим книгу об убийствах в доме №28, и отношения между ними установились до такой степени доверительными, что Джастин согласился на ещё один допрос под гипнозом, организацию которого принял на себя Кейтс. Вроде бы, допрос этот состоялся и Джастин сообщил под гипнозом, что опознал в убийцах "Марти" Смартта и "Бо" Бубеда. Более того, во время этого сеанса гипноза Джастин как будто бы сообщил, что не он один наблюдал за сценой убийства - вместе с ним не спал и Рикки Шарп, старший из выживших братьев. Но Рик до такой степени был напуган увиденным, что нигде никогда и никому не сознавался в том, что на самом деле в ночь с 11 на 12 апреля 1981 г. бодрствовал. Оговорки "вроде бы" и "как будто" употреблены неслучайно - условия проведения гипноза, фамилия гипнотизёра, его профессиональный уровень остаются неизвестны и все эти заявления подкрепляются единственно лишь честным словом Эда Кейтса. Даже если не принимать во внимание его заинтересованность в раскрутке PR-шумихи вокруг своей будущей книги и новых сенсационных материалов, всё-таки, свидетельство одного только Кейтса выглядит явно недостаточным.
     Кстати, насколько известно, по состоянию на лето 2013 г. обещанное сенсационное издание книги так и не состоялось.
     Следующим важным направлением работы ФРБ по делу о групповом убийстве в доме №28 явилось подключение к расследованию Вспомогательного Отдела следственной поддержки центрального аппарата ФБР. Изучением уже накопленных материалов предварительного расследования занялся лично Джон Дуглас, начальник отдела и будущий автор известных воспоминаний, в которых он довольно подробно разбирает наиболее примечательные уголовные дела из своей практики.

Однако, внимательные читатели книг Дугласа знают, что тот ничего не писал о своём участии в расследовании убийств в "Кедди резёт" и это обстоятельство очень интересно, особенно, если учитывать, что Дуглас в своих книгах упоминал о куда менее значительных и кровавых преступлениях. Объяснение этой странной забывчивости, как кажется, легко объяснимо при ближайшем рассмотрении составленного Дугласом "психологического профиля" предполагаемого преступника.

Джон Дуглас, штатный сотрудник ФБР США, один из основоположников применения бихевиористики для оценки мотивации и поведенческих актов преступников в моменты совершения преступлений. Фактически именно Дуглас и его коллеги придали криминальной психологии её нынешний вид, справедливо указав (и доказав), что в деле раскрытия преступлений огромное значение имеют не только осознаваемые преступником намерения и действия, но и неосознаваемые акты. Именно умение следователя увидеть и расшифровать такие неосознанные поведенческие модели злоумышленника, должно было явиться, по мнению криминальных психологов ФБР, мощным оружием в деле разоблачения преступника. Разработанный в ФБР метод построения "поискового психологического портрета" действительно показал высокую сходимость предсказанных результатов поиска с реальными. Джон Дуглас явился одним из создателей и первым руководителем Вспомогательного Отдела следственной поддержки центрального аппарата ФБР США. Он лично работал с материалами по делу группового убийства в "Кедди резёт", но составленный им документ оставил больше вопросов, нежели дал ответов.


     Рассмотрим вкратце, что же за документ вышел из-под пера знаменитого "профилёра":
        - Виктимность жертв: Дуглас сразу отметил, что погибшие имели высокий шанс сделаться жертвой преступления в силу как присущих им черт личности, так и образа жизни, который они вели. Особенно высокую "виктимность", по мнению составителя "профиля", демонстрировал Дэйн Уингейт, о котором было известно, что он мучил животных, имел проблемы в семье, страдал диабетом и, по-видимому, имел низкую самооценку. Дэйн совершал мелкие правонарушения, о большинстве которых органы охраны правопорядка, просто ничего не знали. Дуглас считал, что на счету Уингейта есть кражи и поджоги, оставшиеся официально нераскрытыми. Такой юноша, как Дэйн Уингейт может привлечь к себе в друзья лишь подростоков, похожих на него самого. Из этого посыла "профилёр" сделал вывод, что Джон Шарп многими чертами характера и поведения повторял старшего друга. Не совсем понятно, на каком основании в категорию лиц высокой виктимности оказалась зачислена Дугласом погибшая Гленна Шарп. Видимо, создатель "профиля" исходил из того, что общее неблагополучие обстановки, нехватка денег, неустроенность быта могли толкнуть женщину к каким-то рисковым и неблагоразумным действиям. Насколько Гленна была неблагоразумной и неосторожной женщиной сейчас можно спорить до бесконечности, в принципе, логика Дугласа в данном случае кажется слишком уж формальной, но слов из песни не выкинешь и нам остаётся только воспроизвести точку зрения "профилёра";
        - Преступник своими действиями на месте преступления продемонстрировал высокую степень самоконтроля (Дуглас допустил нарочитую оговорку "если преступник на самом деле действовал один", но по смыслу его "профиля" видно, что он склоняется именно к предположению об убийце-одиночке);
        - Убийство было спонтанным, поскольку орудия, использованные преступником, были найдены им на месте преступления (молоток, оба ножа, липкая лента, электрические провода, использованные для связывания - всё это убийца не принёс собою, а взял в доме);
        - Скорее всего, преступник нуждался в некоторой помощи для обездвиживания жертв и эту помощь он получил, по мнению Джона Дугласа, от Дэйна Уингейта. Предположение это довольно спорно и чтобы обосновать свой вывод, "профилёр" указал на некоторую милость убийцы в отношении Уингейта, под голову которому он подложил подушку. Честно говоря, упоминание о некоем "милосердии" убийцы, разбивающим лица молотком, кажется надуманным. Перемещениям злосчастной диванной подушки есть гораздо более прозаическое и достоверное объяснение - мы коснёмся этого вопроса, когда попытаемся реконструировать последовательность событий в доме №28 самостоятельно. Пока же оставим на совести Джона Дугласа его предположение о малодушии Дэйна Уингейта и "милосердии" убийцы;
        - Гленна Шарп была умерщвлена последней из трёх жертв, о чём свидетельствуют её ступни, запачканные кровью. Одновременно с этим выводом, Джон Дуглас отметил, что ему неизвена персональная принадлежность крови на ступнях женщины, если бы таковая принадлежность была бы известна, возможно, данный пункт "профиля" был бы изменён;
        - Дуглас особо остановился на том, что Гленна Шарп и Дэйн Уингейт после смерти были накрыты одеялом, взятом с кровати Гленны в "женской" спальне. Известно, что криминальная психология расценивает такое символическое "прикрытие" (закутывание) трупов, не имеющей цели их маскировки и сокрытия факта преступления, как невербальное выражение преступником чувства сожаления о случившемся или даже раскаяния. По мнению Дугласа, одеяло из кровати Гленны "Сью" Шарп принёс убийца и сделал это с нарочитой целью накрыть им тела жертв. Тем самым преступник выразил своё сожаление о произошедшем и данное обстоятельство ясно указывает на существование достаточно глубоких личных отношений между убийцей и, по крайней мере, одной из жертв (по смыслу его действий чувства преступника распространялись на Гленну, а не на Дэйна). С формальной точки зрения Дуглас рассуждает, конечно же, правильно, однако, существует загвоздка, заставляющая поставить под сомнение этот вывод. Дело в том, что "Сью" любила смотреть телевизор, лёжа на диване в гостиной и накрывшись одеялом, взятым с кровати. Она даже спала так до утра, не уходя в спальню - об этом имеются вполне определённые воспоминания Шейлы и Рика Шарпов. Обычно она сама забирала одеяло из кровати и делала это тогда, когда переодевалась вечером - снимала дневную одежду и облачалась в халат. В халате и ложилась на диван. Как нам доподлинно известно из рассказов мальчиков, "Любовную лодку" женщина смотрела, будучи одетой в повседневную одежду - джинсы, футболку и рубашку навыпуск - однако труп Гленны был найден уже в халате. Это означает, что в интервале времени между уходом мальчиков спать и появлением преступника (-ов) она переоделась. И самостоятельно взяла с кровати одеяло, как обычно это делала (это, конечно, не факт, но очень вероятное допущение). Есть и другое соображение, косвенное подтверждающее именно такой порядок развития событий. Как отмечалось выше, при описании следов на месте преступления, на простыне большой кровати в "женской" спальне (это была кровать Гленны), были найдены капли крови. Скорее всего, это были капли, стекавшие в орудия убийства, которое убийца держал в руках в то время как расхаживал по дому (аналогичные отдельные капли были обнаружены и на полу в "женской" спальне, так что предположение выглядит вполне логичным). Но если кровь капала с ножа или молотка и попадала при этом на простыню, то это означает, что одеяла уже в кровати не было. Между тем, осмотр дома преступник (-и) производил явно до того, как расправиться с последней жертвой, видимо, решая, как с нею поступить и чем тут можно поживиться (после убийства последнего из трёх человек убийце следовало максимально быстро уносить ноги куда подальше)? Тогда же преступники, по-видимому, и водили босоногую Гленну Шарп по дому, в результате чего, женщина запачкала ступни кровью уже раненых или убитых подростков. Т.о., рассуждения Джона Дугласа о "чувстве раскаяния" преступника вряд ли оправданны. Накрывая убитых Джйна и Гленну одеялом убийца, скорее всего, испытывал совсем иные чувства, нежели "сожаление о содеянном" или "раскаяние". Но что это были за чувства, мы поговорим в другом месте;
        - "Профилёр" особо остановился на неочевидности мотива преступления, подчеркнув, что ни сексуальное влечение, ни стремление ограбить не являлись определяющими факторами нападения. Дуглас посчитал, что место преступления отражает двойственные переживания преступника - гнев, с одной стороны, и раскаяние с другой. Вместе с тем, подобная двойственность указывает на совместные действия двух человек - это означает, по мнению Дугласа, что убийца имел "помощника";
        - Убийство не было запланировано изначально и преступник знал людей, назначенных им в жертвы, прежде всего Гленну Шарп и её старшего сына Джона (Это один из самых спорных посылов "профиля" Дугласа и примечательно, что знаменитый криминальный психолог никак не стал его обосновывать.);
        - Мотивом преступления явилось, по мнению Джона Дугласа, моральное обязательство убийцы перед Тиной Шарп. Убийца, скорее всего, не испытывал к ней сексуального влечения, а любил девочку, "как отец". Тина изначально планировала свой побег с убийцей и именно она явилась его "помощником" в реализации плана (это один из самых спорных моментов документа, подготовленного Дугласом и сейчас нет смысла его комментировать - важно отметить другое: Дуглас явно пошёл на поводу у местных сплетен и легенд, уже через неделю после убийств в доме №28 объявивших, что Тина Шарп каким-то образом повинна в гибели родных ей людей. Между тем, порядок работы "профилёра" и залог его успеха состоит именно в том, чтобы избегать знакомства с различными версиями и предположениями следствия, а работать только с документми, объективно передающими картину преступления, т.е. протоколами осмотра места преступления, криминалистических исследований следов и и улик, судебно-медицинскими заключениями, а также криминалистическими и судебно-медицинскими фотографиями. Здесь мы видим, что Дуглас явно принял как основную версию "вовлечённости Тины в расправу над семьёй".);
        - Далее Дуглас углубляется в прямо-таки недопустимое, а главное - бессмысленное, фантазирование. Он прямо утверждает, что Тина Шарп была тем человеком, который после убийства Гленны Шарп, вошёл в "женскую" спальню и забрал там одеяло. Более того - "профилёр" считает, что именно Тина накрыла мать этим одеялом. И после этого делает ремарку о возможных конфликтах Тины с матерью, что должно, по мнению Дугласа, объяснить участие девочки в убийстве членов своей семьи (воспроизведём текст Дугласа дословно, чтобы избежать обвинений в его неправильном толковании: "It was Tina Sharp who probably went to her mother's bedroom after she was killed, got a blanket from her bed, and covered her mother with same. Tina Sharp? at 12 years of age, may have had conflicts with her mother like many pre-adolescent girl at that age."). После этого в высшей степени бездоказательного утверждения, Дуглас делает довольно неожиданный логический кульбит и переходит к антитезе сказанному - он предполагает, что Тина должна испытывать раскаяние в собственном соучастии в преступлении и жить с чувством вины. И затем идёт далее, утверждая, что это "чувство вины" должно привести Тину к конфликту с её похитителем. Другими словами, тандем девочки с убийцей должен распасться и в результате Тина может стать четвёртой жертвой этого преступления. Потрясающие выводы, причём, сделанные при явном игнорировании серьёзных улик, на основании которых можно и нужно предполагать совершенно иное развитие событий, а именно - связывание Тины преступниками и её попытку бегства с места преступления. В этом нам ещё придётся рзбираться особо, но сейчас важно обратить внимание читателя на то, что ведущий "профилёр" ФБР построил свой "поисковый психологический портрет" на совершенно недопустимых логических приёмах - использовании сплетен и непроверенной информации с чужих слов, игнорировании фактов, не укладывющихся в его понимание событий и т.п.;
        - Далее Дуглас в своём "профиле" переходит от общетеоретических рассуждений к рассмотрению практических мероприятий, способных помочь расследованию преступления. Он предполагает, что если Тина будет оставаться живой достаточно долгий срок, то чувство собственной вины непременно должно толкнуть её на один из двух поступков (либо оба), а именно - розыск отца, либо посещение места захоронения матери и брата. Посещение ею кладбища может быть приурочено либо к религиозному празднику, либо - к определённой дате, как-то связанной с днём преступления (по-видимому, Дуглас имел в виду что-то вроде "сороковин", либо памятную дату, скажем, через 6- или 12 месяцев с момента убийства). И более того, "профилёр" даже предположил, что Тина Шарп уже побывала у могил матери и старшего брата;
        - После в высшей степени неожиданного заявления, изложенного выше, Джон Дуглас делает интересный вывод, в каком-то смысле, даже ставящий читателя "профиля" в тупик. Он высказывает твёрдую уверенность в том, что убийца уже попадал в поле зрения правоохранительных органов, на него явно имеется полицейское досье, и его правонарушения так или иначе были связаны с молодыми женщинами. Возможно, он их использовал для извлечения прибыли. Другими словами, этот человек, по мнению Дугласа, прежде был связан с детской или подростковой порнографией (тут внимательный читатель поднимет глаза чуть выше и перечиает абзац, в котором говорится от "отцовских чувствах" убийцы к Тине Шарп. Как сочетается одно с другим - непонятно, но автора "профиля" это, по-видимому, не смущало.);
        - Джон Дуглас уверенно и безо всяких колебаний предположил, что если организовать массированную PR-компанию в средствах массовой информации в районах Сакраменто и Сан-Франциско, призванную напомнить о жертвах убийств в доме №28, то Тина Шарп, увидев одну из таких статей или телерепортаж, должна будет испытать сильное чувство раскаяния и... предпримет попытку связаться с правоохранительными органами (Прямо скажем, весьма стандартное для Дугласа предположение, основанное на изначально бездоказательном посыле о том, что Тина Шарп являлась помощницей преступника и чуть ли не инициатором нападения.) Главный "профилёр" ФБР настоятельно рекомендовал во всех статьях, заметких и репортажах, посвящённых погибшим, указывать место их захоронения, а также не забывать упоминать отца Тины - и то, и другое должно было спровоцировать девочку на попытку либо отправиться на кладбище, либо связаться с отцом.
     На этом сдержательная часть "психологического поискового портрета" исчерпывается. Джон Дуглас недвусмысленно записал Тину Шарп в помощницы преступнику и, как можно понять из текста, всерьёз постарался обосновать тезис об "убийце-одиночке". Это значит, что он полностью проигнорировал информацию, полученную от Джастина Исона на двух допросах под гипнозом, и многочисленные свидетельства того, что вечером 11 апреля в "Кедди резёт" видели двух незнакомцев, неплохо соответствовавших описанию убийц, сообщенному Джастином. Джон Дуглас своим "психологическим профилем" угодил прямо пальцем в небо, потому неудивительно, что никому и ничем этот документ помочь не мог. Это же обстоятельство, видимо, объясняет и тот факт, что сам Дуглас нигде и никогда не упоминал о своём участии в расследовании убийств в "Кедди резёт" и замалчивал факт составления изложенного выше "поискового психологического портрета".
     Однако, есть в этом документе один чрезвычайно интересный момент, не упоминаемый в других следственных материалах, по крайней мере тех, что преданы огласке к настоящему моменту, на котором следует сделать акцент. Дуглас упомянул о шарике, калибром 0.177, извлечённом из деревянной обшивки стены гостиной. Непонятно, имеет ли эта пуля-шарик какое-то отношению к преступлению или же выстрел был произведён ранее. Как достоверно известно, в доме не было найдено никакого стрелкового оружия, хотя Джон Шарп имел пистолет (предположительно, пневматический). Скорее всего, убийцы забрали пистолет с собою, поскольку трудно представить, чтобы подросток его продал или обменял - слишком уж Джонни дорожил этим подарком, полученным на Рождество 1980 г. Возможно, что именно использование этого пистолета и спровоцировало резкое обострение конфликта с преступниками, который поначалу развивался, видимо, вяло и без смертельного насилия.
     Что за пистолет мог иметь Джонни Шарп и чего же с его помощью подросток мог (или рассчитывал) добиться?
     Калибр 0.177 соответствует диаметру ствола 4,5 мм., пневматических пистолетов и ружей такого калибра великое множество. Подавляющее большинство моделей визуально несхожи с огнестрельным оружием и перепутать их даже с расстояния 5-10 м. довольно сложно. Но ряд фирм специализируются на выпуске пневматических моделей, фактически являющихся точным воспроизведением реально существующих образцов огнестрельного оружия. Такие пневматические копии (т.н. "реплики") не только соответствуют размерам оригинала, но и выполняются из металла и имеют вес, близкий весу настоящего "огнестрела" (до 0,8 кг.). В принципе, такой пистолет, неожиданно извлечённый из кармана, особенно в условиях плохой освещённости, способен произвести на противника психологический эффект, соответствующий появлению настоящего оружия. Но только до первого выстрела - после него иллюзия идентичности моментально рассеется, уж больно несхожи звуки выстрелов настоящего "огнестрела" и "пневматической реплики". О поражающем эффекте и говорить нечего - дульная энергия 4,5 мм. стального шарика составляет обычно 3 Дж., а это примерно в 100 раз меньше дульной энергии обычной оболоченной пули боевого пистолета калибром 9 мм. (в России и за рубежом существуют пистолетные патроны с гораздо большей энергией пули - до 400 Дж. и даже больше, но это специальные патроны с повышенным запреградным действием, имеющие стальной сердечник. Их можно считать экзотикой. Кроме того, надо иметь в виду, что на энергию пули влияет не только навеска пороха в гильзе, но и длина ствола пистолета, поэтому в зависимости от типа оружия разброс дульной энергии пули м.б. весьма большим.). Из пневматического пистолета можно убить голубя или крысу, стальной шарик пробивает пустую консервную банку и сложенную пару раз газету, но как оружие ближнего боя против человека его рассматривать, конечно же, не следует.

   
Одна из современных пневматических "реплик" настоящего револьвера "Глетчер". Она выполнена из металла и по своим массо-габаритных характеристикам практически идентична боевому оружию (обратите внимание на вкладыш в стволе, понижающий калибр до 4,5 мм., его хорошо видно на фотографии справа.). Если Джонни Шарп носил с собою такого рода игрушку, он вполне мог считать, что хорошо защищён, посколько пневматическая копия неплохо воспроизводит оригинальную модель. В каком-то смысле он был прав - таким пистолетом можно напугать девушку-кассира и ограбить небольшой магазин, можно даже рискнуть ограбить банк, но при этом надо ясно отдавать себе отчёт в том, что пневматический пистолет - это не оружие ближнего боя. Возможно, именно иллюзия безопасности (или, точнее, иллюзия защищённости), обусловленная наличием у Джонни Шарпа пистолета, и привела к трагедии в доме №28. Но в этих нюансах нам ещё только предстоит разобраться...


     Маленький пример: автору известен реальный случай, когда группа питерских хулиганов в количестве 8 подростков 16-18 лет, решила ограбить двух мужчин 33 и 35 лет. Хулиганы использовали в качестве оружия довольно неожиданный набор инструментов - ножки от табуретов и пневматический пистолет (хорошо, хоть кухонные ножи взять не догадались!). Расчёт они делали, видимо, именно на психологическое подавление посредством демонстрации импортной "реплики", мол, мужики увидят штуку, похожую на настоящий пистолет, и сразу отдадут кошельки. Мужчины же несколько лет занимались различными контактными единоборствами, регулярно ходили в спортзал и, хотя особых успехов в спорте не демонстрировали, определённые навыки настоящего рукопашного боя имели. А потому "дрыщавых сопляков" не испугались и кошельки отдавать не пожелали. И даже продемонстрированного им "железного пистолета" не испугались, а рассмеялась обнаглевшим гопникам в лицо, мол, на курок-то нажать сумеете, дурачки? В ходе завязавшейся драки владелец пневматической "реплики" принялся из неё стрелять, разить, так сказать, мужиков направо и налево. "Разить" получилось не очень. 8 стальных шариков попали в руки и лоб одного из защищавшихся мужчин, но по его собственной оценке, эти ранения никак не сказались на способности активно сопротивляться. В итоге, мужики не просто отбились от дворовых идиотов, но отправили двоих в нокаут (а затем - в милицию), а остальных попросту разогнали, как шелудивых псов. Тот из мужчин, который получил ранения, был вынужден обратиться в травмпункт, поскольку шарики довольно глубоко (до 1 см.) вошли в мягкие ткани предплечий и их пришлось извлекать медицинскими инструментами (попадания в лоб обильно кровоточили, но никаких особых последствий не вызвали - ни сотрясения мозга, ни даже заметной боли). В общем-то, мужчины отделались малой кровью, не пропустив ни одного удара в голову (понятно, что удар ножкой табуретки по голове, мог бы иметь самые печальные последствия).
     Пример этот очень удачен - он показывает, что подросток, не имеющий понятия о поражающей способности боевого оружия, может питать большие иллюзии относительно попавшей в его руки пневматической "реплики". Испытав её на консервных банках и кошках, он может всерьёз решить, что в его руках "мощное оружие", а это очень опасное заблуждение! Для зрелого человека, тем более с опытом обращения с настоящим огнестрельным оружием, никаких иллюзий на сей счёт быть не может, но инфантильность подростка в том и проявляется, что ему кажется, будто он всё знает и понимает лучше других. Если Джонни Шарп носил с собою пневматическую "реплику", то он мог рассчитывать на игрушку, как на "почти настоящий пистолет" и прибегнуть к ней в конфликтной ситуации, как инструменту устрашения. И очень вероятно, что просчитать последствия такого шага он попросту не мог.
     Так что запомним сейчас этот шарик в стенной панели и наши рассуждения об эффективности пневматической "реплики", и продолжим повествование о расследовании ФБР. По предложению специального агента Ларри Отта, члены следственной группы в конце мая 1981 г. разыскали и провели повторные допросы подружек Дэйна Уингейта - Келли Макнут, Пегги Мок, Кимберли Мосс и Триши Петтис.
     Как видно, подружек у погибшего подростка хватало. Все они, как и сам Дэйн, принадлежали к категории "проблемной молодёжи" - росли в неполных семьях, употребляли спиртные напитки, лёгкие наркотики, курили, бросили обучение в школе, либо намеревались это сделать в ближайшее время. Девушки росли как сорная трава, неудивительно, что такой, мягко скажем, невзрачный парнишка, дистрофик и астматик, как Уингейт, считался в их компании за "приличного мужчину". Может показаться невероятным, но Дэйн даже демонстрировал некоторые признаки "романтического ухаживания", что, вообще-то, было довольно необычно для той молодёжной среды, где крутились он сам и объекты его воздыханий. МакНут Келли (McNut Kelly) дала Дэйну на допросе прямо-таки ангельскую характеристику: по её словам, их знакомство состоялось 28 февраля 1981 г., они часто перезванивались по телефону и Дэйн даже написал ей письмо... Вот как! Очень романтично. Келли уверяла, что ничего не знает о проблемах погибшего дружка, тот вообще был миролюбивым и добрым парнем, мухи не обидит. В общем, характеристика почти идиллическая, с такой вполне можно было в семинарию поступать, вот только молитвы подучить следовало...
     Одновременно погибший Ромео пытался закрутить роман с другой девушкой - Тришей Петтис (Pettis Trisha) - с которой виделся гораздо чаще, нежели с Келли, и написанием писем которой себя не утруждал. Триша перед встречей с детективами, видимо, была уже основательно "накачана" родственниками, поэтому старалась отвечать на все вопросы самыми общими фразами и не демонстрировала своей осведомлённости хоть в чём-то, связанном с погибшими Шарпами и Уингейтом. Триша утверждала, будто ничего не знала об употреблении Дэйном марихуаны и других наркотиков - и это кажется почти невероятным, поскольку погибший не делал особой тайны из своих увлечений и даже хвастался ими, говоря, что курение "травки" снимает его астматические приступы. Не менее красноречивым оказалось и нежелание Триши говорить и на другую тему, а именно - возможной беременности Тины Шарп. Вообще, сплетни по этому поводу в той или иной форме возникали в ходе расследования не раз, но их источник долгое время не удавалось установить. Наконец, одна из одноклассниц Джонни Шарпа уверенно назвала человека, от кого слышала рассказ о беременности Тины - источником такого рода осведомлённости оказалась Триша Петтис. В этом не было ничего необычного - Триша близко общалась с Дэйном, тот в свою очередь почти ежедневно виделся с Джоном Шарпом, так что цепочка прослеживалась довольно чёткая и притом источник информации можно было расценивать как внушающий доверия. Однако едва только с Тришей заговорили о беременности Тины Шарп, свидетельница буквально взвилась, категорически отвергнув любую свою осведомлённость в этом вопросе. Трудно отделаться от ощущения, что Триша знала много больше того, что говорила, но стойко придерживалась линии "не болтать лишнего".

     Ещё менее информативным оказался допрос Кимберли Мосс. Эта девица с порога заявила, что не общалась с Дэйном Уингейтом с осени прошлого года и ничего не знает о том, чем занимался погибший в последние дни и месяцы жизни. Для Уингейта она нашла самые нелицеприятные эпитеты, которые можно было оставить в протоколе, назвав его "глупым", "вечно немытым" и "дурно пахнущим". Допрос свёлся к серии эмоциональных выпадов, но ничего существенного для понимания специфики времяпровождения Дэйна и круга его общения не дал.
     Тем не менее, попытки разобраться в отношениях Уингейта со знакомыми девушками, всё-таки вывели следственную группу на весьма неожиданную информацию. Внимательный читатель помнит, что в этом очерке уже упоминалось о возможном хищении погибшими подростками большой партии (10 "листов") ЛСД, о чём детективам сообщили одноклассники Джона Шарпа со ссылкой на самого же Джона Шарпа. Теперь же одна из девиц, завсегдатаев взрослых "party" в Мэдоу-вэлли, по фамилии Макмаллен, сообщила о том, что погибшие совершили хищение "кислоты" во время одной из "вечерин" в долине. Своё заявление Карла Макмаллен сделала 1 мая 1981 г. детективу Доновану Стою и было не до конца ясно идёт ли речь об уже известном факте или эта информация относится уже к другому эпизоду. Сам по себе рассказ о хищении наркотика показался следственной группе очень интересным. Во-первых, он свидетельствовал о том, что Джонни Шарп и Дэйн Уингейт действительно бывали на взрослых "party", а не только на "школьных дискотеках за городом" (хотя Джон скрывал этот факт от матери и старшей из сестёр Шейлы). А во-вторых, во время этих своих вылазок они явно решали какие-то проблемы, связанные с добычей или сбытом наркотиков (хищение - это лишь вариант добычи, ведь товар можно купить, украсть или отнять, по крайней мере теоретически). Корни конфликта, приведшего к убийству в доме №28, могли произрастать именно из проделок молодых людей в Мэдоу-вэлли.
     И вот тут-то неожиданно кстати пришлись невнятные рассказы, циркулировавшие в молодёжной среде, согласно которым вечером перед убийством Джон Шарп и Дэйн Уингейт направлялись вовсе не на дискотеку на горе Хуг (как это официально считалось следствием и о чём говорил сам Джон Шарп своей матери утром 11 апреля). Конечной точкой их таинственного маршрута должна была явиться долина Мэдоу-вэлли, где проводилась "вечерина для больших мальчиков"! И более того, нашлись люди, утверждавшие, будто Джонни и Дэйн на это мероприятие попали!
     Об этом говорили школьные друзья Джона Шарпа, некие Кеннет и Дэниел (фамилии их не оглашались), но узнать об этом от самого Джона они никак не могли - молодые люди в Мэдоу-вэлли не бывали, а Джонни, как мы знаем, был убит в ночь на 12 апреля. Когда по настоянию ФБР следственная группа пошла "по следу" и стала выяснять источник странного слуха, выяснилось, что своим происхождением он обязан рассказам некоего Кеннета Т. (это не тот Кеннет, с которым Джон Шарп учился в школе). Кеннет Т. утверждал, что Джон Шарп и Дэйн Уингейт действительно появлялись на ночной дискотетке около 23 часов, пробыли там недолго и быстро исчезли. С кем и куда свидетель сообщить не мог - он едва знал этих мальчишек и они его совсем не интересовали.
     Сообщение Кеннета не только отлично согласовывалось с заявлением Карлы Макмаллен, но и прекрасно дополнялось другими свидетельскими показаниями. А именно - товарищи убитых подростков, некие Дэвид и Джоуи, уверенно утверждали, что проезжая автозаправочные станции в районе Кресчен-стрит в 23:10 они уже не увидели там Джона и Дэйна. Между тем, они специально сделали круг по району, рассчитывая отыскать товарищей и доставить их в "Кедди резёт". Не найдя их, они решили, что Джон и Дэйн поймали попутку и добрались до дома сами - собственно, что ещё должны были подумать дружки?
    
( на предыдущую страницу )                                                                ( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker