На главную.
УБИЙСТВА. Виновный не назван.

Убийство Роберта Шварца, или "заговор молчания" вокруг "заговора молчания"....
(интернет-версия*)


   На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" (либо замещение их иными) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
    Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов (получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права (т.е. по меньше мере до 2069 г.).

©А.И.Ракитин, 2008 г.
©"Загадочные преступления прошлого", 2008 г.

Страницы:     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)

стр. 1


     Понедельник 10 декабря 2001 г. в Центре Инновационных Технологий (по-английски CIT) в г. Херндон, штат Вирджиния, США, начался как обычный будний день крупного научного центра. Единственным необычным обстоятельством явилось, пожалуй, то, что на своём месте не появился Роберт Шварц, ведущий научный специалист и один из старейших сотрудников CIT, работавший здесь практически с момента его создания. Задержка эта многим показалась странной, поскольку Шварц был известен своим педантизмом и практически никогда не опаздывал; в тех редких случаях, когда пробки на дорогах оказывались сильнее, он всегда звонил и заблаговременно предупреждал о возможной задержке. В тот же понедельник он ничего подобного не сделал.
     Начиная с полудня сотрудники секретариата Центра начали звонить на домашний и сотовый телефоны Шварца без перерыва. На 13:00 была назначена важная встреча, результат которой мог непосредственно повлиять на финансирование CIT в будущем году. Роберт Шварц на этой встрече должен был делать сообщение о создании специалистами CIT первой в США Национальной Базы Данных "генетических профилей" населения. Шварц курировал эту разработку, обещавшую огромное прикладное значение для специалистов широкого профиля - от хирургов-трансплантологов, до генетиков и криминалистов.


     К 13 часам Шварц в Центре так и не появился, поэтому встречу пришлось начинать без него. К этому моменту уже стало ясно, что задержка Роберта носит экстраординарный характер, а потому было принято решение позвонить его соседям и попросить их осмотреть дом Шварца явочным, так сказать, порядком.
     Такая просьба имела характер несколько необычный и в каком-то смысле даже нескромный. Роберт Шварц был довольно богатым человеком, миллионером, и проживал в престижном районе рядом с городком Гамильтон, в 75 км. к западу от столицы США г. Вашингтон. На участке площадью более 2 акров стоял двухэтажный дом, обложенный бутом, гараж, большая пристройка для хозяйственных помещений, скотный сарай. Понятное дело, соседи Шварца тоже были людьми вполне обеспеченными и занятыми. Некоторое время пришлось потратить на их уговоры, наконец, около двух часов дня один из соседей вместе с младшим сыном отправился к дому Роберта.
     Входная дверь оказалась закрыта не на замок, а на подпружиненную щеколду, что выглядело весьма подозрительно. Заглядывая в окна первого этажа, мужчины увидели то, что уже ожидали увидеть: на полу в гостиной лицом вниз лежало человеческое тело, предположительно, хозяина дома. Следы крови на полу и окружающих предметах обстановки не оставляли сомнений в криминальной причине смерти.
     Прибывшие к дому Роберта Шварца криминалисты, коронёр, детективы отдела уголовного розыска службы шерифа округа Лоундаун, получили в своё распоряжение место преступления практически в первозданном виде. Убийца, уходя, захлопнул за собою дверь, поэтому первыми людьми, переступившими после него через порог, оказались работники правоохранительных органов.
     Осмотр места преступления растянулся почти на сутки и закончился только утром 11 декабря. Основные результаты его сводились к следующему:
        - погибший, найденный в гостиной первого этажа, являлся хозяином дома Робертом Шварцем;
        - погибший, овдовевший 4 года назад, на момент смерти проживал в одиночку. Следов постоянного проживания в доме второго человека обнаружено не было;
        - в скотном сарае содержались животные: лошадь, три козы и собака. По их поведению можно было понять, что они не получали пищу и воду более суток, что косвенным образом позволяло судить о времени нападения на Роберта Шварца;
        - дверные замки и оконные запоры были заперты и находились в исправном состоянии. Они не подвергались взлому, либо открытию слесарными приспособлениями;
        - отсутствовали следы несанкционированного проникновения в дом через окна второго этажа либо пристройки;
        - труп хозяина дома находился почти в центре гостиной комнаты на удалении примерно 6 м. от входной двери. Очевидно, Роберт Шварц впустил убийцу в дом и прошёл с ним вглубь комнаты;
        - смерть хозяина дома последовала в результате причинения ему многочисленных ранений холодным оружием. После совершения убийства преступник прошёл в ванную комнату первого этажа, где под струёй воды вымыл орудие убийства и вытер его бумажным полотенцем, которое тут же и бросил;
        - обстановка в доме не носила следов ограбления или обыска. Убийца, судя по всему, не проходил на второй этаж;
        - убийство сопровождалось значительной кровопотерей жертвы, из-за чего следы крови оказались обнаружены практически на всех предметах окружающей обстановки: мебели, полу и даже потолке. Убийца не смог избежать попадания на руки и одежду крови жертвы; хотя он оставил руками большое количество кровавых помарок, отпечатки его пальцев криминалистам получить не удалось. Это означало, что он, скорее всего, действовал в перчатках.
     Убийца нанёс Шварцу большое количество колото-резаных ран, определить их точное число при первичном осмотре трупа на месте преступления не представлялось возможным. Тем не менее, в первом официальном заявлении для прессы шериф округа Лоундаун Стивен Симпсон умышленно выразился таким образом, что можно было подумать, будто смерть Роберта Шварца последовала в результате однократного ранения. На эту уловку было решено пойти с целью разоблачения возможных самооговоров. Поскольку дело обещало стать по-настоящему сенсационным, правоохранительным органам приходилось учитывать неизбежную в таких случаях активность психически нездоровых людей.
     То, как выглядело место преступления, наводило на мысль, что объектом посягательства явилось не имущество, а сам хозяин дома. Другими словами, преступником двигала не жажда стяжания, а некий личный мотив: неприязнь, сведение старых счётов и т.п. Подобное предположение автоматически ставило в центр расследования личность самого потерпевшего. Но погибший, подобно всем большим учёным, казалось, был очень далёк от меркантильных перипетий жизни обычного обывателя.
     Родившийся в 1944 г. Шварц окончил Католический университет и быстро сделал имя в американском научном сообществе. Он имел докторантуру по кафедре биофизики в Стэнфордском университете, а также в качестве приглашённого профессора читал лекции в Джорджтаунском и Мэрилендском университетах. В 1986 г. он был приглашён в открывшийся под эгидой Организации Объединённых Наций двумя годами ранее Центр Инновационых Технологий в г. Херднон. Предполагалось, что CIT возглавит международную научную кооперацию по разработке средств лечения страшнейших болезней, терзавших страны "третьего мира" (речь прежде всего шла о СПИДе и "лихорадке Эбола"). За 15 лет работы в CIT Роберт Шварц сделал неплохую карьеру, как научную, так и административную; на момент смерти он фактически являлся заместителем директора по научным вопросам. В его компетенцию входил выбор направлений научного поиска, формирование исследовательской политики, распределение ресурсов между структурными подразделениями научного центра.
     В 1997 г. жена Шварца скончалась от рака. Он остался с тремя детьми - старшим сыном Джесси и двумя дочерьми - Кэтрин и Кларой. К 2001 г. дети жили уже отдельно от отца; сын получил образование, а дочери учились в престижном частном Университете им. Джеймса Мэдисона (англ. аббревиатура - JMU). Пожилые родители Роберта Шварца были живы; они постоянно проживали в городке Силвер-Спрингс в штате Мэриленд.
     Утром 12 декабря Президент CIT Энн Армстронг сделала официальное заявление, посвящённое трагической гибели своего заместителя, в котором назвала Шварца "блестящим учёным". Судебно-медицинское освидетельствование трупа было намечено на вторую половину дня 12 декабря.
     Но ещё до этого следствие получило информацию, важность которой трудно было переоценить. В результате расспросов соседей о подозрительных событиях последних дней стало известно о застрявшем неподалёку от дома Шварца автомобиле, водитель которого поздним вечером 8 декабря искал телефон, чтобы вызвать на помощь тягач. Смельчаков, готовых пустить в дом незнакомца в чёрном, среди соседей Шварца не оказалось, но кто-то, сжалившись, дал бедолаге свой сотовый телефон, чтобы тот позвонил в автосервис. Случай этот мог ничего не значить, но поскольку владелец застрявшей автомашины был не местным, его следовало проверить. Он выглядел молодым, хорошо сложённым, был одет во всё чёрное, автомашину его в ночной темноте (да ещё в дождь со снегом!), никто из соседей Роберта Шварца не разглядел.
     Без особых затруднений полицейским удалось выяснить, куда именно позвонил незадачливый автомобилист и кто прибыл его выручать. Рассказ водителя "аварийного" грузовика из авторемонтной мастерской не только не уменьшил подозрительность полицейских, но лишь её усугубил. Выяснилось, что в автомашине (это была чёрная "хонда" с вирджинскими номерами) сидели три человека: два парня и девушка. Компания выглядела довольно мрачновато - все молодые люди были одеты в чёрное. Принимая во внимание поздний час (дело шло к полуночи) и пустынность места, можно было понять то неприятное впечатление, которое произвела эта компания на водителя грузовика-эвакуатора.
     Но даже не это особенно заинтересовало детективов. Водитель "аварийки" с абсолютной уверенностью утверждал, что причиной застревания неизвестной машины явился непродуманный разворот на просёлочной дороге перед домом Шварца. То, что манёвр этот имел место в действительности он не сомневался, поскольку ясно видел в мягком грунте колёсную колею. Получалось, что машина с тремя подозрительными молодыми людьми сначала двигалась в одну сторону, а затем именно напротив дома Шварца попыталась развернуться и поехать обратно. То обстоятельство, что попытка разворота имела место рядом с местом преступления, лишь укрепило желание детективов установить личности молодых людей, находившихся в машине, и допросить их.
     Сделать это оказалось на удивление просто. Шофёр "аварийного" грузовика записал номер вытащенной из грязи автомашины и даже опознал по фотографии из картотеки дорожной полиции молодого человека, который числился её владельцем. Звали его Майкл Пфохль (Mike Pfohl), родился он в 1980 г. Более того, сосед Роберта Шварца опознал в Пфохле молодого человека, попросившего телефон для вызова тягача.
     Обращение к родителям Майка обеспечило детективов адресом его фактического проживания. Молодой человек нашёл приют в доме своей 19-летней любовницы Кэтрин Инглис (Kathy Inglis) в небольшом городке Хэймаркет в штате Вирджиния. Парочка разместилась в доме родителей девушки, оказавшись на положении приживал, что вообще-то, весьма нехарактерно для американских традиций. Тем не менее Майк уже месяц жил в Хэймаркете, перебиваясь случайными заработками и явно не испытывая желания возвратиться домой.
     11 декабря Пфохль и Инглис были допрошены полицейскими. Молодые люди признали, что поздним вечером 8 декабря действительно подъезжали к дому Роберта Шварца, надеясь застать там младшую дочь хозяина - 19-летнюю Клару. По словам молодых людей в доме Шварца свет не горел и на звонок визитёров дверь никто так и не открыл. Предположив, что хозяева отсутствуют, они решили отправиться восвояси. Машина Пфохля, однако, при развороте застряла в грязи и им пришлось вызывать тягач из автосервиса. Кэтрин Инглис заявила, что Клара является её лучшей подругой, они вместе учились в школе и особенно сошлись в выпускном классе на почве обоюдного увлечения "ролевыми играми". В машине вместе с Кэти и Майком находился 19-летний Кайл Халберт (Kyle Hulbert), друг Майкла Пфохля. Все трое были хорошо знакомы с Кларой Шварц, поскольку их компания регулярно собиралась для совместных игр в стиле LARP ("ролевое игровое действие"- перевод американской аббревиатуры не дословный, но наиболее точный по смыслу). Последние представляли собою довольно популярное в молодёжной среде увлечение, последователи которого посвящали своё свободное время разыгрыванию различных исторических и фэнтезийных сцен "вживую", т.е. собираясь многочисленными компаниями на природе или среди каких-либо руин. "Хозяин игры" обычно задаёт правила и характеры персонажей, согласно которым участники и действуют на протяжении всей игры, руководствуясь общим сценарием и собственной логикой.
     В общем-то, ничего предосудительного в увлечении LARP не было; пусть уж лучше молодёжь бегает по развалинам в жестяных касках и имитаторами холодного оружия, чем ширяется наркотой и совершает преступления, чтобы заработать на "дозу". Тем не менее информация о совместных играх в стиле LARP не могла не насторожить полицейских: такие игры подразумевают хорошую организацию участников, неплохие отношения внутри групп, которые могут в какой-то степени рассматриваться как прообраз криминальной организации.
     Клара Шварц была впервые опрошена полицейскими вечером 10 декабря. Она проживала в общежитии университета Мэдисона, для разговора с нею и её старшей сестрой (которая возглавляла студенческую общину университета) специально приехал детектив Грегори Лок. Тогда он сообщил девушкам о гибели отца. После допроса Инглис, Пфохля и Халберта 11 декабря Лок был снова направлен для разговора с Кларой Шварц в университет. Детективу надлежало проверить детали, сообщенные тремя молодыми людьми.
     И тут сразу же начались странности. Прежде всего Клара заявила детективу Локу, что никогда особенно не дружила с Пфохлем, которого знала лишь как "друга" Инглис; что же касается Халберта, то последний вообще был едва ей знаком. Она якобы видела Кайла "раза два и не больше"; он не вызвал у неё особой симпатии, поскольку кто-то сказал Кларе, что Халберт - шизофреник. Кроме того, он был младше Клары на два года: и то, и другое вместе привело к тому, что она едва запомнила неинтересного молодого человека.
     У всей этой компании (Инглис, Пфохль и Халберт) по словам Клары Шварц не имелось никаких оснований приезжать в дом к её отцу вечером 8 декабря. Инглис знала, что Клара проживает в студенческом общежитии в Рокингхэме и появляется дома не чаще раза или двух в месяц. Подруги всегда могли созвониться по сотовому телефону и потому не было нужды отправляться в дом Роберта Шварца, когда сама Клара там отсутствовала.
     Показания Клары Шварц заставили полицию иначе взглянуть на версию событий, изложенную тремя подростками. Теперь их слова не вызывали доверия, стало ясно, что они что-то скрывают. Чтобы скорее разрешить возникшие неясности было решено арестовать всю троицу: арест с одной стороны позволял провести полноценный допрос в энергичной, наступательной манере, а с другой сам по себе являлся серьёзной мерой психологического подавления, способной оказать сильное воздействие на молодых людей, не имевших криминального опыта.
     Во второй половине дня 12 декабря 2001 г. Инглис, Пфохль и Халберт были арестованы. Их жилища и личные вещи подверглись досмотру, но в тот момент ничего изъято не было, поскольку никаких подозрительных следов на одежде и обуви обнаружить не удалось. Полицейские лишь забрали "винчестеры" с компьютеров молодых людей для изучения их интернет-переписки...
     Уже на первом допросе первоначальная версия событий 8 декабря неожиданно претерпела существенное изменение. Все трое заговорили о том, что помимо них в машине находился четвёртый человек - некий Генри Портер - который, якобы, и звонил в дверь дома Шварца. Вся троица, якобы, к зданию и близко не подходила. Лишь после того, как автомобиль застрял в грязи, Майк Пфохль отправился в соседний дом, чтобы вызвать по телефону тягач.
     Новая версия событий в сравнении с первоначальной выглядела ещё более недостоверной. Стало ясно, что вся троица боится продемонстрировать связь с местом преступления. В этом не было бы ничего особенно подозрительного, если бы о неизвестном Портере было упомянуто во время первых опросов детективами. Теперь же подозрения в адрес молодых людей лишь окрепли.

     Пока полиция пыталась отыскать неизвестного Генри Портера, криминалисты из службы коронёра занимались изучением улик, обнаруженных на месте преступления. Наибольший интерес вызвало бумажное полотенце, о которое убийца вытер клинок орудия убийства после того, как обмыл его под струёй воды в туалете первого этажа. На мягкой бумаге ясно отпечаталась поверхность клинка, а по величине сгиба полотенца м.б. довольно верно судить о его ширине и толщине. Вывод криминалистов оказался довольно неожиданным: преступник воспользовался для убийства отнюдь не ножом или топором, как можно было решить при первом взгляде на раны жертвы, а рубящим оружием типа кавалерийской сабли с шириной лезвия 35 мм. Выбор оружия представлялся весьма странным.
     Судебно-медицинское исследование тела Роберта Шварца проводилось 12 декабря 2001 г. Его результаты вкратце можно было свести к следующему:
        - в крови погибшего не были найдены следы спиртных напитков, седативных, либо стимулирующих препаратов, что означало его полную адекватность в момент нападения;
        - примерно за час до наступления смерти Роберт Шварц съел два горячих бутерброда с ветчиной и сыром;
        - погибший оказал нападающему отчаянное сопротивление, на что указывали многочисленные глубокие порезы ладоней и пальцев обеих рук. В процессе борьбы ему удалось схватить клинок, что и привело к появлению упомянутых ран. Во время нападения и борьбы за обладание оружием убийца никак не мог избежать попадания на собственную одежду крови жертвы;
        - убийца нанёс Роберту Шварцу 40-45 ранений. Неопределённость числа ран при причинении подобного рода повреждений объясняется тем, что при взаимном пересечении разнонаправленных разрезов кожи происходит разделение одной раны на несколько, что затрудняет их подсчёт. Как станет ясно из дальнейшего, число ранений, полученных Робертом Шварцем, никем из официальных лиц никогда не уточнялось; обвинительное заключение оперировало довольно расплывчатой формулировкой "более 30 ран". Тем не менее, не вызывал сомнений факт крайней жестокости нападавшего, совершившего очень кровавое убийство и причинившего своей жертве чрезмерные ранения;
        - непосредственной причиной смерти явилась острая недостаточность сердечной деятельности, обусловленная быстрой и чрезмерной кровопотерей, развившейся на фоне болевого шока. Возможность жертвы активно сопротивляться и двигаться судебный медик ограничил двумя минутами с момента получения первых ран - нападение вряд ли продолжалось более этого времени.
     В некоторых средствах массовой информации содержались упоминания о некоем особом знаке, оставленном на шее погибшего убийцей (Х-образном разрезе кожи). Это дало журналистам основание подозревать особый умысел, вложенный преступником в содеянное. Высказывалось даже предполодения о ритуальном характере убийства. Однако, никаких объективных свидетельств существования подозрительной отметки (фотографий, записи в протоколе вскрытия трупа, упоминания в обвинительном заключении и т.п.) не существует.


(на следующую страницу)

eXTReMe Tracker