На главную.
УБИЙСТВА. Виновный не назван.

Убийство Роберта Шварца, или "заговор молчания" вокруг "заговора молчания"....
(интернет-версия*)

©А.И.Ракитин, 2008 г.
©"Загадочные преступления прошлого", 2008 г.

Страницы:     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)

стр. 2


     Поскольку из дома Роберта Шварца ничего не пропало, а характер телесных повреждений указывал на крайнее ожесточение нападавшего, то в качестве мотива убийства напрашивалось предположение о неприязненных отношениях погибшего и убийцы. Это предположение автоматически означало признание факта их знакомства, что подтверждалось отсутствием следов взлома жилища. Шварц, скорее всего, сам пустил убийцу в дом, причём сделал это довольно поздно: время возвращения погибшего домой вечером 8 декабря 2001 г. удалось установить точно, кроме того, было выяснено, что он после этого успел вычистить скотный сарай и поесть. По всем прикидкам получалось, что убийца позвонил в дом своей жертвы никак не ранее 20:00 8 декабря 2001 г., т.е. примерно в то самое время, когда Инглис, Пфохль и Халберт выруливали неподалёку на своей машине.
     Несмотря на интенсивные розыски, никаких следов существования Генри Портера правоохранительным органам отыскать так и не удалось. 13 декабря арестованные молодые люди признались, что выдумали сообщение о присутствии в машине этого человека, однако, отказались объяснить для чего именно это сделали. Вынужденное признание того факта, что с их стороны имела место попытка введения следствия в заблуждение, ещё более усилило подозрительность полицейских, проводивших допросы арестованных.


     Наконец, на следующий день Кайл Халберт сделал заявление, в котором утверждал, что убийство Роберта Шварца было совершено им с целью спасения Клары Шварц, которую отец неоднократно пытался отравить. Халберт особо подчеркнул, что Пфохль и Инглис ничего не знали о его намерении совершить преступление и не должны рассматриваться в качестве соучастников. По версии Халберта события, следствием которых явилось убийство, развивались следующим образом: узнав в октябре 2001 г. из случайного разговора с Кларой Шварц, что отец будто бы пытается её отравить, он стал обдумывать различные варианты спасения девушки. В конечном итоге Кайл склонился к мысли совершить убийство Роберта Шварца - этот радикальный шаг д.б. решить проблемы Клары раз и навсегда. В качестве орудия убийства Кайл избрал 60-сантиметровый декоративный самурайский меч, которым довольно неплохо фехтовал. Этим оружием он обычно пользовался в постановках игр в стиле LARP. Понимая, что использование такого оружия приведёт к обильному кровотечению и создаст угрозу испачкать кровью жертвы собственную одежду, Халберт купил кожаные перчатки и прорезиненный водоотталкивающий плащ. Под его полой он спрятал меч. Экипированный таким образом, он приехал вместе с Инглис и Пфохлем к дому Шварца вечером 8 декабря 2001 г. и, попросив друзей подождать в автомашине, отправился "на разборку" к отцу Клары. Халберт уверял, что не был до конца уверен в том, что Роберта Шварца надо убить - окончательное решение он предполагал принять после разговора с потенциальной жертвой. Роберт Шварц пустил Кайла в дом, узнав, что тот является другом дочери. В гостиной первого этажа между ними завязался разговор, который по словам Халберта, подтвердил его самые мрачные опасения. На вопрос, для чего он хочет отравить Клару? Роберт Шварц только рассмеялся; когда же Халберт сказал, что ему известно о сексуальных домогательствах Роберта к дочери, тот выразился в том духе, что и самим Халбертом движет похоть. Разъярённый Кайл пустил в ход меч; рассказывая об этом, он со смехом упомянул о том, как Роберт Шварц схватился голыми руками за лезвие, причинив тем самым глубокие порезы самому себе.
     Версия событий, произошедших в доме Роберта Шварца вечером 8 декабря, в изложении Кайла Халберта произвела на детективов двоякое впечатление. С одной стороны, осведомлённость арестанта об обстоятельствах гибели хозяина дома не вызывала сомнений. Напомним, что 14 декабря ещё никто, кроме нескольких работников правоохранительных органов, не знал о том сколько и каких ранений получил перед смертью Шварц - официальная версия гласила, что он умер от единственной раны, причинённой холодным оружием.
     Версия событий, произошедших в доме Роберта Шварца вечером 8 декабря, в изложении Кайла Халберта произвела на детективов двоякое впечатление. С одной стороны, осведомлённость арестанта об обстоятельствах гибели хозяина дома не вызывала сомнений. Напомним, что 14 декабря ещё никто не знал о том сколько и каких ранений получил перед смертью Шварц - официальная версия гласила, что он умер от единственной раны, причинённой холодным оружием. Но с другой стороны рассказ Кайла рождал множество вполне обоснованных вопросов: почему он принял близко к сердцу историю малознакомой Клары Шварц, даже если допустить, что та действительно жаловалась на преследования отца? каким образом он добился от Роберта Шварца чтобы тот открыл ему дверь и впустил в дом? как он объяснил Пфохлю и Инглис необходимость вечерней поездки по неизвестному адресу? и т.д. и т.п.
     Разумеется, правоохранительными органами была проведена необходимая проверка фактической стороны сообщённых Халбертом сведений. По месту жительства последнего были изъяты предметы одежды, в которой тот совершил преступление, а также орудие убийства. При осмотре прорезиненного плаща кто-то из полицейских вспомнил, что видел точно такой же плащ на вешалке в шкафу Пфохля, при осмотре его вещей 12 декабря. При повторном обыске в доме Инглис (где Пфохль проживал последний месяц) действительно был обнаружен чёрный прорезиненный плащ, полностью идентичный тому, что находился у Халберта. Не составило труда выяснить, что обе вещи покупались в одном и том же магазине одновременно. А сосед, к которому Пфохль обратился с просьбой вызвать "аварийный" грузовик, припомнил, что Халберт вечером 8 декабря был облачён как раз в такой плащ.
     Получалась презанятная картина. В одной автомашине сидят два молодых человека, одетых в одинаковые плащи (удобные для осуществления кровавого убийства, купленные в один день в одном и том же магазине), при этом один из них является убийцей, а другой, вроде бы, совершенно не при чём. Выглядело подобное совпадение как-то очень уж подозрительно.
     Существовало ещё одно существенное соображение, которое непременно следовало принять во внимание: Кайл Халберт являлся тяжёлым параноидальным шизофреником; его болезнь сопровождалась двигательной гиперактивностью и расщеплением личности. Последний феномен, получивший в американской психиатрии наименование "dissociative identinity disorder" (пожалуй, наиболее точный по смыслу перевод: "расщеплённая дезорганизация самоидентификации"), в своей выраженной форме наблюдается довольно редко, но в случае с Кайлом Халбертом, видимо, м.б. говорить о его наличии. Задолго до ареста он уже утверждал, что в его душе живут три человека, каждый из которых по очереди владеет телом. Записи о такого рода признаниях содержались в документах медицинского наблюдения Халберта с 14-летнего возраста. В отличие от классических шизофреников, демонстрирующих разнообразные и выраженные нарушения волевой сферы (например, абулию - т.е. ослабление побуждений и желаний; аутизм - утрату контактов с окружающей действительностью и пр.), Кайл Халберт оставался деятелен и весьма активен даже в моменты обострения заболевания. Он по меньшей мере четырежды надолго убегал из дома, а после назначения опеки - от опекунов. За шесть лет его помещали в семь опекунских семей - он конфликтовал всегда и со всеми. Франклин Брумалл (Fr.Broomall), в доме которого в Вудбридже Халберт проживал осенью 2001 г., рассказ полиции, что Кайл очень интересовался сатанизмом и оккультизмом, читал литературу соответствующего направления и своей одеждой, а также поведением в быту старался создать имидж человека, сведущего в колдовстве. Тяжёлое психическое нездоровье Халберта не подлежало сомнению, а это означало, что по меркам американского правосудия осудить его за убийство второй степени (совершенноё без предварительного сговора, без соучастников, без умысла) практически невозможно. Другими словами, если Халберт и в самом деле орудовал в одиночку, то разоблачение ему ничем, кроме направления в профильную клинику, не грозило. Идеальная кандидатура убийцы!
     Уже 14 декабря 2001 г. шериф округа Лоундаун Стивен Симпсон сделал официальное заявление для средств массовой информации, сообщив, что получено признание лица, сознавшегося в убийстве Роберта Шварца. Фамилия Халберта при этом не называлась. Шериф особо подчеркнул, что Клара Шварц не рассматривается как лицо, имеющее отношение к делу, хотя преступник был ей знаком. Впрочем, фамилия сознавшегося недолго оставалась неизвестна журналистам. Присутствовавший на пресс-конференции окружной прокурор Роберт Андерсон, отвечая на один из заданных ему вопросов, сказал, что Инглис и Пфохль в предположительной форме допустили возможность своего соучастия, т.е. "вовлечённость в планирование, выполнение и сокрытие этого запланированного убийства". Тем самым не составляло труда понять, что из арестованной троицы сознался в убийстве именно Халберт.
     Хотя накануне подозреваемые отказались от своих сообщений о присутствии в автомашине "Генри Портера", шериф Симпсон сообщил на пресс-конференции, что полиция занята розысками длинноволосого молодого блондина в круглых очках. Именно так трое арестованных описывали не существовавшего соучастника. То, что полиция ещё несколько дней продолжала искать "Портера" свидетельствовало о недоверии словам арестантов; потребовалась тщательная проверка, убедившая правоохранительные органы в том, что такой человек на территории Вирджинии никогда не проживал.
     После того, как о сознании Кайла Халберта стало широко известно, в полицию обратилась старшая из сестёр Шварц - Кэтрин - и сообщила прелюбопытнейшую историю. Согласно её рассказу, незадолго до убийства отца - в последних числах ноября 2001 г. - Кайл Халберт бывал в доме Шварца, причём он оказался там в роли... гостя Клары, младшей из сестёр. Неподалёку от городка Гамильтон, где находился дом, ставший местом преступления, участники какой-то "ролевой игры" устроили лагерь. Оттуда-то и явился Кайл Халберт, вооружённый самурайским мечом. Клара Шварц в это время находилась в доме, она впустила приятеля и познакомила его с сестрою и отцом. Халберт выглядел чрезвычайно довольным собою, хвастался своей "воинской" амуницией и с упоением рассказывал об играх в стиле LARP. По словам Кэтрин смотрелся он довольно нелепо, но этого не чувствовал. Некоторое время Шварцы общались со странноватым гостем, после чего Клара увела его из дома.
     Рассказ этот объяснял то, каким образом убийца вечером 8 декабря попал на место преступления: Роберт Шварц знал Халберта как друга младшей дочери, а потому безбоязненно открыл перед ним дверь.
     Вместе с тем, полученная информация заставляла усомниться в искренности рассказа Клары Шварц о её отношениях с Халбертом. Напомним, что будучи допрошенной детективом Грэгори Локом, она утверждала, будто видела убийцу своего отца "всего-то раза два". Теперь же получалось, что она не только видела его, но даже приглашала в собственный дом и знакомила с отцом.
     Сообщение Кэтрин Шварц побудило детективов тщательно изучить взаимоотношения погибшего с собственными детьми. Контакты отца со старшими из них - сыном Джесси и дочерью Кэтрин - выглядели вполне простыми и понятными: Роберт любил детей и они платили ему взаимностью. К 2001 г. они уже выросли в разумных, адекватных членов общества, которыми по праву могли гордиться любые родители. С Кларой Шварц всё обстояло несколько сложнее. В последнем классе средней школы она увлеклась субкультурой "готов" с соответствующими атрибутикой и антисоциальными проявлениями. Девочка рано попробовала наркотики и секс, водила в высшей степени подозрительные знакомства. Клара доставила отцу много головной боли. Стремясь оторвать дочь от маргинальной "тусовки", Роберт Шварц купил ей лошадь для занятий верховой ездой. После того, как лошадь пала из-за болезни, он купил вторую. В последнем классе средней школы Клара заинтересовалась играми в стиле LARP. Это увлечение отец расценил как своего рода благополучную альтернативу разного рода нездоровым молодёжным тусовкам. В каком-то смысле это действительно оказалось так, Клара вроде бы сделалась рассудительнее, круг её общения резко изменился и притом в лучшую сторону. Однако в этих играх стали усугубляться и явственнее проявляться некоторые негативные черты характера Клары, прежде всего стремление властвовать, нетерпимость к чужому мнению, жестокость. Девочка окончательно отдалилась от отца и остальных родственников, сделалась равнодушнее.
     Детективы внимательно изучили содержание жёстких дисков с компьютеров арестованных и обнаружили там большое количество записей из чатов поклонников LARP-игр. Записи эти многое сообщили следствию о взаимоотношениях арестантов. Прежде всего выяснилось, что все трое - Инглис, Пфохль и Халберт - образовывали единую команду, группу, игравшую всегда вместе. Руководителем этой группы оказалась... Клара Шварц. Внутри игры она обладала властью Бога: распределяла роли, давала новые вводные, сообразуясь с которыми игроки д.б. поступать, принимала решения об эффективности предпринятых игроками действий, выступала в роли третейского судьи при спорах. Остальные члены группы находились по отношению к ней в безусловно подчинённом положении. Интересно, что в интернет-переписке Клара Шварц пользовалась именем "Богиня Хаоса", а Халберт подписывался nic'ом "Демон".
     Обычно группа устраивала LARP-постановки самостоятельно, совершенно автономно, но время от времени принимала участие в больших слётах многих подобных групп. Подобные "тусовки" на языке LARP-фанатов назывались "фестивалями", в них порой участвовало по несколько десятков групп со всего штата. Кстати, на одном из таких фестивалей в начале октября 2001 г. Кайл Халберт и познакомился с Кларой Шварц. А в конце ноября 2001 г. подобный "фестиваль" состоялся на острове Вирджин-айсленд неподалёку от города Гамильтон, т.е. того самого места, где находился дом Роберта Шварца. Тогда-то Клара Шварц и привезла Кайла Халберта в дом отца, познакомив будущего убийцу с жертвой и своей старшей сестрой. Т.о. рассказ Кэтрин Шварц о визите Кайла Халберта получил подтверждение.
     Кроме того, изучение детективами содержимого электронных почтовых ящиков арестантов позволило обнаружить большое количество писем от Клары Шварц. В некоторых из них содержались упоминания о человеке, которого Клара именовала "очень старый пень". Она ни разу не назвала его по имени, но из текста м.б. заключить, что речь шла о погибшем отце Клары - Роберте Шварце.
     Изучая среду, в которой вращались арестованные молодые люди, детективы установили, что в августе-сентябре 2001 г. Клара Шварц поддерживала интимные отношения с неким Патриком Хоусом. Это был симпатичный, спортивный шатен в возрасте 21 года, обычно принимавший на себя в LARP-постановках роль ассасина (т.е. профессионального убийцы) или вора. Одно время он был членом "бригады Клары Шварц", но в начале осени отошёл от этой группы; фактически его место занял Кайл Халберт. Не могло быть сомнений в том, что Патрик Хоус прекрасной информирован о делах LARP-тусовки вообще и Клары Шварц в частности.
     Детективы вступили в контакт с молодым человеком и тот после некоторых колебаний дал развёрнутые показания о характере своих отношений с Кларой. Он рассказал, что некоторое время являлся любовником Клары Шварц. Также он сообщил, что последняя неоднократно обращалась к нему с предложением... убить собственного отца. В качестве мотива выступали соображения корыстного свойства: Роберт Шварц имел, якобы, на руках большую сумму денег, которую Клара в случае его смерти без труда смогла бы заполучить. По её словам речь шла по меньшей мере о 300 тыс.$. Эти деньги Клара предлагала потратить на совместное с Патриком кругосветное путешествие. Хоус клялся, что рассуждения на подобную тему слышал от любовницы неоднократно, но до поры не придавал им значения, полагая, что кровожадные планы Клары являются всего лишь следствием дурного расположения духа. Лишь убедившись, что девушка всерьёз намерена лишить отца жизни, он категорически отказался помогать ей в этом и разорвал с нею отношения. Произошло это (разрыв отношений) в первой половине сентября 2001 г. Хоус утверждал, что Пфохль и Инглис также, как и он, знали о кровожадных намерениях Клары…
     Патрик Хоус оказался ключевым свидетелем, его показания означали прорыв в расследовании. И самое главное заключалось в том, что теперь с их помощью м.б. заставить говорить двух других подозреваемых - Инглис и Пфохля - всё ещё глухо запиравшихся и не признававших соучастия.

     Слабейшим звеном оказалась Кэти Инглис, что, в общем-то, не должно удивлять. Узнав о показаниях Патрика Хоуса, девушка приняла решение вступить с правоохранительными органами в сделку: в обмен на невыдвижение против неё обвинения в убийстве первой степени, Инглис обязалась сообщить всю известную ей информацию о деле и свидетельствовать против Клары Шварц в суде, если в этом возникнет необходимость.
     Рассказ Кэтрин Инглис вкратце сводился к следующему: Клара в кругу друзей действительно неоднократно высказывалась на тему о возможном физическом устранении своего отца. Первоначально, когда Патрик Хоус ещё являлся членом группы фанатов LARP-постановок, Клара мотивировала своё желание материальными интересами. После ссоры с Патриком, отказавшимся помогать ей в убийстве и покинувшим группу, Клара быстро подыскала ему замену. Место Хоуса занял 18-летний Кайл Халберт, дружок Майкла Пфохля, с которым Клара Шварц познакомилась в октябре 2001 г. на фестивале фанатов LARP-игр в городе Краунсвилл (Crownsville). Клара вступила в интимные отношения с Кайлом, полностью подчинив себе молодого человека, жившего в полуфантастическом мире грёз и видений. Памятуя о неудачной попытке "вербовки" Патрика Хоуса, девушка выбрала совсем иную мотивацию своей ненависти к отцу. Она стала доказывать Кайлу, будто Роберт Шварц после смерти жены попытался совратить её, для чего предпринимал различные действия развратного характера. Теперь же, когда Клара выросла, отец начал опасаться возможной компрометации с её стороны и чтобы устранить эту угрозу, предпринял несколько попыток отравления. Клара говорила друзьям, будто ей известно по меньшей мере о 14 таких попытках.
     Кэтрин Инглис утверждала, что однажды - где-то в ноябре 2001 г.- вся их компания стала свидетелем такой "попытки отравления" в одном из ресторанов. Тогда Кларе Шварц подали сильно перчёное мясо; Клара заявила, что мясо отравлено, а острая приправа призвана заглушить горечь яда. "Отец, видимо, подкупил кого-то из поваров,"- уверенно заявила Клара. Возразить ей никто не осмелился. Компания в спешке покинула ресторан и более туда не возвращалась.
     Инглис подчёркивала, что поведение Клары в этом и некоторых других подобных случаях всегда выглядело очень достоверным. Её доводы представлялись столь убедительны, что никому из друзей не приходило в голову их оспаривать. Кроме того, высказать недоверие словам Клары значило вызвать с её стороны антагонизм, а этого никто в их тесной компании не желал. Поэтому когда Кайл Халберт заявил о своём намерении защитить Клару Шварц от преследований отца, его никто не попытался отговорить. Более того, Майкл Пфохль даже вызвался помочь будущему убийце в реализации плана. Дело ему нашлось - Пфохлю предстояло привезти Кайла Халберта к месту преступления и отвезти его обратно на автомашине, кроме того, Пфохль д.б. в случае необходимости помочь своему товарищу совершить убийство.


(на предыдущую страницу)                                                                      (на следующую страницу)

eXTReMe Tracker