На главную.
УБИЙСТВА. Виновный не назван.

Убийство Роберта Шварца, или "заговор молчания" вокруг "заговора молчания"....
(интернет-версия*)

©А.И.Ракитин, 2008 г.
©"Загадочные преступления прошлого", 2008 г.

Страницы:     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)

стр. 6 (окончание)


     Может показаться, что история в мирной лаборатории, работавшей, кстати, по некоторым программам ООН, направленным на медицинскую помощь слаборазвитым странам Африки, не имеет к нашему сюжету ни малейшего отношения. Однако, всего через месяц с момента гибели Ван Нгуена стало известно, что в лаборатории в Джилонге создан новый, никогда не существовавший в природе штамм оспы. Создание новой разновидности опаснейшей болезни, фактически уничтоженной на Земле несколько десятилетий назад, может представлять интерес только для военных. Оспа, иммунитета к которой не имеют уже несколько поколений людей, в случае развязывания бактериологической войны, способна будет выкосить целые материки. Конспирологи совершенно оправданно указывают на то, что ООН не имеет программ, ставящих цель создание новых разновидностей опаснейших болезней. Стало быть, генерация нового штамма оспы не имеет к гуманитарной программе ООН ни малейшего отношения.
     Очевидно, что лаборатория в Джилонге работала в интересах Пентагона, ибо вооружённые силы Австралии не имеют бактериологического оружия и не ведут работы с целью его создания. Между тем, связи австралийских спецслужб и научных центров с "Большим Братом" из-за океана широко известны. Т.о. смерть Ван Нгуена вполне оправданно ставится конспирологами в один ряд с другими случаями такого рода, произошедшими на территории США и перечисленными выше.


     Итак, что же получается? За период с 16 ноября по 14 декабря 2001 г. в США и дружественных им Австралии и Великобритании при подозрительных обстоятельствах скончались 6 известных микробиологов и генетиков. Никогда прежде выдающиеся представители этих мирных научных дисциплин не умирали с такой частотой. В принципе, в США в те дни погибло меньше полицейских, т.е. людей, рискующих жизнью так сказать профессионально, в силу служебных обязанностей.
     Почему так случилось? Попробуем реконструировать события осени и зимы 2001 г. с позиций "теории заговора 11 сентября" и посмотрим насколько правдоподобно окажется получившаяся картина.
     Все конспирологические версии совершенно справедливо указывают на то, что в середине октября 2001 г. (т.е. когда "биотеррористические атаки" стали реальностью и подняли волну паники среди населения США) Администрация Президента Буша столкнулась с необходимостью публично назвать источник угроз. Руководство США всерьёз рассматривало в качестве таковых Россию или Ирак, видимо, однозначный выбор на тот момент сделан ещё не был. Научная истина никого из американского политического истэблишмента не интересовала - выбор объекта предъявления претензий диктовался сугубо политическими соображениями. Конспирологи считают (и доказывают это), что заговор против народа США вызрел вовсе не в "Аль-Кайде", а внутри самой Администрации Буша. Если мусульманские террористы что-то там и фантазировали насчёт самолётных атак, то эти замыслы уж всяко были вторичны по отношению к планам самих американских заговорщиков (напомним, что таковым "заговорщиком №1" обычно называют Вице-Президента Дика Чейни).
     Заговорщикам требовалась придать своим последующим действиям силового характера легитимность в глазах мирового сообщества, прежде всего, в глазах своих союзников по НАТО. Для этого требовалось научное подтверждение того, что споры сибирской язвы, использованной "биотеррористами", выращены или в России, или в Ираке, или на худой конец, в подпольной лаборатории на территории США (оборудование для которой получено, опять-таки, либо из Ирака, либо из стран СНГ - читай России!). Это позволило бы средствам массовой информации развернуть компанию в стиле "Страны-изгои снабжают оружием массового поражения своих наймитов! Ату их! Ату!". В конечном итоге американские СМИ такую компанию в отношении Ирака и развернули, но это произошло чуть позже.
     Подготовить научное заключение, призванное послужить обоснованием последующей пропагандистской шумихи, должна была негосударственная компания. Специалисты из Форт-Детрик являлись, безусловно, очень компетентными людьми, но все они находились на государственной службе, а потому их объективность могла быть поставлена под сомнение. Именно поэтому на роль экспертного центра, проводящего анализ образцов биологического оружия, следовало подобрать авторитетную частную компанию. Помимо того, в интересах заговорщиков было бы заручиться поддержкой независимых экспертов из других стран, разумеется, таких, которые гарантированно бы дали бы необходимое заключение.
     Институт Говарда Хагиса (HHMI) идеально отвечал требуемым условиям - этот крупнейший научный центр пользовался доверием в научном мире и являлся негосударственным. Для заговорщиков важно было то, что в HHMI имелись случаи растрат и нарушений финансовой дисциплины - это делало руководство института принципиально управляемым. Напомним, что после убийств Жозе Триаса и Цунао Сайто в 90-х годах прошлого века никто из руководителей не понёс никакой ответственности, другими словами, все воры остались на своих местах. В силу этого первоначальный план сводился к тому, чтобы поручить HHMI подготовить заключение, подтверждающее происхождение спор сибирской язвы из "стран-изгоев".
     План этот, видимо, перешёл в плоскость практической реализации. В последнюю декаду октября 2001 г. специалисты из Форт-Детрик трижды озвучили нужный заговорщикам тезис перед многомиллионной аудиторией. Скорее всего, в то же время группа микробиологов из HHMI под руководством Донована Уайли приступила к анализу полученных от ФБР образцов биологического оружия. А вот дальше возник какой-то сбой. Трудно сказать, что именно произошло, но видимо события начали развиваться в неблагоприятном для "Чейнки и Ко" направлении. Анализ, проведённый специалистами HHMI, явно дал не тот результат, на который рассчитывали заговорщики из президентской администрации. Именно поэтому 5 ноября 2001 г. осторожно была запущена информация о том, что порошок со спорами сибирской язвы оказался изготовлен на другой основе, нежели предполагалось ранее. Важность данного сообщения рядовой обыватель оценить не мог, но оно определённым образом помогало заговорщикам сохранить видимость объективности информирования общественности.
     К середине ноября 2001 г. узел затянулся до такой степени, что заговорщики решили оказать на Дона Уайли прямое воздействие. Вечером 16 ноября учёный встречался с их представителем; именно в ожидании предстоявшей ему важной встречи он ничего не пил на банкете в отеле "Пибоди". Оттуда он ушёл в 20:00, когда мероприятие находилось в самом разгаре. Не подлежит сомнению, что Уайли ждали совсем другие дела...
     Никто никогда не узнает как протекал разговор учёного с представителем заговорщиков. Наверное, начинался он вполне мирно и доброжелательно, участники беседы выпили коньяку и притом много. Затем Уайли сделали предложение, от которого он не должен был отказаться, но он... отказался. Беседа закончилась конфликтом, причём Донован прекрасно понял возникшую его жизни угрозу. Он бросился вон из города, отказавшись даже от мысли переночевать в доме отца, понимая, что там он не будет в безопасности. Донован после переговоров с представителем заговорщиков не сделал ни одного телефонного звонка, вернее, не смог сделать. Видимо, его сотовый был заблокирован; заговорщики, безусловно, имели в своих рядах высокопоставленных представителей спецслужб, чей статус позволял проделать это быстро и без малейших затруднений.
     Подобный исход беседы, хотя и нежелательный для заговорщиков, всё же просчитывался ими заранее, а потому не застал их врасплох. Акция по устранению опасного свидетеля было проведена без сучка и задоринки: последовала принудительная остановка автомашины Уайли на мосту "Хернандо де Сото", короткое избиение пожилого учёного и бросок безжизненного тела в реку.
     К середине ноября 2001 г. возникла также необходимость избавиться от другого учёного, узнавшего о заговоре слишком много. Речь идёт о Владимире Пасечнике. То, что этот предатель был готов пойти на любую подлость в отношении своей бывшей Родины, сомневаться не стоит. Он бы безусловно подтвердил, что сибирская язва из конвертов "биотеррористов" самая что ни на есть русская, но к этому времени политическая целесообразность такого заявления уже миновала. Российские власти информировали Буша-младшего, что станция в Лурдесе будет закрыта, Путин пообещал американцам всяческое содействие в борьбе с "мировым терроризмом". Другими словами, лояльность России уже была гарантирована и стало ясно, что она не станет мешать американской агрессии в Персидском заливе (надо ясно понимать, что Россия являлась единственной страной в мире, способной создать американцам серьёзные помехи в этом деле). Поэтому Пасечник со своим набором стандартных услуг предателя стал заговорщикам попросту не нужен.
     Вместе с тем, отказ от сотрудничества с Пасечником мог его насторожить - всё-таки это был человек ушлый и хорошо понимавший скрытые пружины происходившего. Его осведомлённость, как и в случае с Уайли, предопределила неизбежность расправы. Убийство было замаскировано под смерть по естественным причинам; это было тем более просто сделать, что жил Пасечник одиноко и притом вне населённого пункта. Американцы попросили своих британских союзников не поднимать из-за смерти предателя шума - те и не поднимали, воздерживаясь от любых публикаций на данную тему целых 5 недель. Это, конечно, неслыханно для страны со столь свободной прессой, как Великобритания, но просьба о молчании исходила со столь высокого этажа власти, что на журналистскую братию пришлось-таки надеть намордник. Чего не сделаешь во имя борьбы с "мировым терроризмом", правда?
     Между тем задача проведения анализа образцов бактериологического оружия нуждалась в решении. Причём именно таком, какое требовалось организаторам этого шоу. Вместо Института Говарда Хагиса "Дик Чейни и Ко" решили обратиться в другое известное учреждение подобного профиля - Центр Исследовательских Технологий (CIT) в г. Херндон. Заведение это было авторитетным, работало по программам ООН и вполне годилось для целей заговорщиков. Так в поле их зрения попал Роберт Шварц - именно ему предполагалось поручить научное оформление нужного заговорщикам решения. Параллельно отрабатывались аналогичные задачи в отношении других крупных научных центров - Университетов Айовы и Флориды, а также лаборатории в Джилонге. Участие иностранной организации должно было придать весомость вердикту.
     Роберт Шварц, видимо, неслучайно заинтересовал заговорщиков. Дело крылось не только в его научных заслугах и авторитете, но и кое в чём другом. Он имел серьёзный конфликт с младшей дочерью, которая жаловалась на отца своим друзьям. Этот конфликт можно было использовать в том случае, если бы взаимодействие с Шварцем незаладилось и его тоже пришлось бы убирать. Из истории с Донованом Уайли заговорщики извлекли необходимый урок: нельзя было убивать всех опасных свидетелей путём сбрасывания их с моста, ведь это в конце-концов могло кого-то насторожить. Способы убийств надлежало разнообразить и Клара Шварц предоставляла тому отличную возможность! Она играла в идиотские игры, дружила со странными ребятами "не от мира сего", а её любовник - Кайл Халберт - вообще был незамутнённым шизофреником, клейма ставить негде! О лучшей кандидатуре в убийцы и мечтать не приходилось!
     В конце ноября CIT получил образцы бактерий для изучения. Исследователям, видимо, мягко подсказали, какого именно вывода от них ждут. Работу по изучению ДНК спор сибирской язвы и выявлению родственных штаммов курировал Шварц; ему же надлежало своей подписью заверить заключение и придать ему видимость научно установленного факта.
     Но у заговорщиков опять что-то незаладилось. Специалисты CIT'а установили, что сибирская язва, рассылаемая "биотеррористами" адресатам в США, происходит не из Ирака и не из России. Попытки воздействовать на Роберта Шварца успеха не возымели: учёный отказался подписывать фальсифицированный отчёт, прекрасно понимая, что рано или поздно истина станет достоянием научного сообщества. Подкупить его было невозможно - это был богатый человек, имевший недвижимость, автомобили, счета в банках на сумму более 1 млн.$. Кроме того, как и многие другие увлечённые своим делом учёные, это был честный человек, живший в мире своих интересов и дороживший честным именем.
     В общем, купить Шварца у заговорщиков не получилось. И встал вопрос об очередной ликвидации...
     Как именно Кайла Халберта убедили убить Роберта Шварца мы скорее всего никогда не узнаем. Такого рода секреты очень специфичны, в этом деле нет шаблонов. Но сотрудники спецслужб хорошо знают, что даже разумного, вменяемого и адекватного человека можно многое заставить делать помимо его воли. Например, нелегально перевозить оружие, наркотики, принять на себя роль провокатора, стать убийцей, наконец. Во всех серьёзных спецслужбах мира для этого существуют особые люди, именуемые "вербовщиками". Они не просто вербуют агентов (это слишком узкое понимание данного термина); в более широком смысле они убеждают нужного человека в необходимости поступить определённым образом, а не как-то иначе. В ход может пойти очень широкий арсенал методов и средств - от физического принуждения, до шантажа, подкупа, лести, убеждения, приёмов нейро-лингвистического кодирования и т.п. Имеет значение большое количество индивидуальных качеств объекта воздействия: пол, возраст, национальная и расовая принадлежность, вероисповедание, образование, наличие семьи, степень социальной адаптации и т.п. "Вербовщики" обычно ориентируются на строго определённую категорию лиц, с которой они могут работать - кто-то специализируется по мусульманам-шиитам, кто-то - по гомосексуалистам...
     Психически больные люди относятся к категории наиболее легко управляемых. Манипулировать больным много проще, чем здоровым, поскольку здоровый человек живёт в чёткой системе нравственных координат, определяющей допустимость тех или иных действий. У больного такая система координат очень сильно сбита, а нередко и вообще отсутствует.
     У заговорщиков - "Дика Чейни и Ко" - был очень большой административный и финансовый ресурс. Они могли привлекать для работы в своих интересах лучших сотрудников американских спецслужб (хотя, разумеется, было бы ошибкой считать, что ЦРУ и ФБР в полном составе работали на них. Конспирологи, впрочем, этого и не утверждают, более того, они исходят из того, что абсолютное большинство сотрудников спецслужб честно исполнили свой долг и пытались защитить США от "мирового терроризма"). Какие слова направленный к Кайлу Халберту "вербовщик" нашёл для шизофреника, останется тайной навеки. Возможно, он сказал что-то вроде: "Послушай, ты ведь талантливый человек, ты напишешь о своей любви и совершённом подвиге книгу, она станет бестселлером, ты заработаешь миллионы и любимая девушка будет с тобой!" Невозможно сказать, какие именно струны в больной душе Халберта задел "вербовщик", но профессионалу сделать это было вполне по силам. В начале декабря он убедил Халберта в том, что его возлюбленная Клара Шварц нуждается в защите и только Кайл может ей помочь. "Вербовщик" подсказал, как лучше убить отца девушки, объяснил, что Кайл ничем не рискует - ведь он официально признанный шизофреник и в случае разоблачения его даже в тюрьму посадить не смогут! И разумеется, подчеркнул, что действовать надлежит в одиночку и тайно - вот тогда точно никто никогда до истины не докопается.
     Кайл Халберт понял сказанное по-своему. Это ведь был настоящий псих, чудак из тех, кто "всё делает не так". Мысль спасти девушку ему очень проимпонировала, тем более, что Клара Шварц действительно не раз и не два ворчала на отца. Он уговорил принять участие в преступлении своего дружка - Майкла Пфохля, чтобы подъехать к месту убийства солидно, на "тачке". А Пфохль подтянул к делу Кэтрин Инглис, дабы девушка знала, что крутит роман с "крутым перцем". Инглис была им совершенно не нужна, она ничем не могла помочь (и не помогла!), но придурков, видимо, пёрло от осознания серьёзности миссии, за которую они взялись.
     Вся компания отправилась на "дело", которое провела предельно бездарно. Машина Пфохля застряла при развороте, водитель эвакуатора записал их номер. Убить свидетелей преступники даже и не подумали, ибо это было выше их сил и разумения... В общем, когда 11 декабря 2001 г. их допросили детективы местной полиции, заговорщики (те, что в Белом доме) поняли: Кайл Халберт умудрился завалить даже верное дело и его разоблачение - это вопрос ближайших часов. Тогда-то "Чейни и Ко" приняли решение полностью остановить комбинацию по фальсификации ДНК-анализа спор сибирской язвы и перейти к другому алгоритму действий (таковых алгоритмов, разумеется, было несколько, они могли корректироваться и заменяться в зависимости от развития событий). Операция была полностью свёрнута, а все специалисты, посвящённые к тому времени в детали, уничтожены, как опасные свидетели. Именно поэтому в последующие дни - 12-14 декабря 2001 г. - погибли ещё три известных микробиолога.
     Разумеется, Кайла Халберта нельзя было оставить без внимания, его надо было засадить за решётку на максимальный срок, а убийству Роберта Шварца придать видимость расправы на почве внутрисемейного конфликта. Кто-то из группы заговорщиков явно курировал ход прокурорского расследования и последующих судов, дабы там не вышло неожиданных "проколов". Найти слабое звено в троице арестованных молодых людей для профессионалов оказалось делом несложным. Кэтрин Инглис без долгих колебаний ухватилась за предложенную ей роль, согласившись дать необходимые показания. И хотя Клара Шварц на самом деле не планировала убийства отца, впутать её в это дело при поддержке Инглис оказалось проще простого. Клару представили злостной лгуньей, пытавшейся ввести следствие в заблуждение; для этого её показания детективу Локу изъяли из материалов дела, а самого детектива устранили искусственно вызванным кровоизлиянием в мозг. Современная фармакопея позволяет это сделать без особых затруднений, особенно в тех случаях, когда объектом воздействия оказывается пьющий мужчина 40 с лишком лет.
     Поэтому когда Клара Шварц стала настаивать на собственной невиновности и в доказательство оной потребовала огласить в суде оба рапорта детектива Лока, обвинителю осталось лишь улыбнуться - ни рапортов, ни самого детектива в суде никто не увидел. Клару Шварц сделали крайней, назначили виновной, а юношеское упрямство и "несознанка" в суде ей же самой вышли боком - Клару "укатали" за решётку всерьёз и надолго.
     На такую ("конспирологическую") версию событий косвенно работает то соображение, что никаких объективных доказательств вины Клары Шварц в суде предъявлено не было. Фактически обвинение строилось на оговоре Кэтрин Инглис, получившей за своё сотрудничество максимальное снисхождение. Ни Халберт, ни Пфохль так и не признали того, что Клара Шварц прямо просила их убить отца и занималась организацией их деятельности в этом направлении. Да, она жаловалась на него, но она не совершала тех действий, которые американская юриспруденция трактует как "организация заговора с целью убийства".
     Важно отметить особенности поведения Кайла Халберта. Он явно рассчитывал на то, что его вытащат из передряги и столкновение с законом закончится для него благополучно. Трудно сказать как именно он это себе представлял, возможно, думал, что его оправдают по суду (кто знает? вдруг такое оправдание ему пообещал "вербовщик"). Именно в силу этой странной уверенности он пожелал суда над собою, а ведь от этого адвокат отговаривал Халберта чуть ли не два месяца! В общем, когда Кайл понял, что его жестоко обманули и он не получит ни лечения в спецбольнице, ни тем более свободы, менять что-либо было уже поздно.
     И даже если ныне он пожелает рассказать правду, то она окажется никому не нужна. В самом деле, кто поверит параноидальному шизофренику, совершившему кровавое бессмысленное убийство?
     Инициаторы шоу под названием "террористические атаки на Америку" создали вокруг правды о содеянном подлинный заговор молчания. Убийство же Роберта Шварца было одним из элементов этого заговора. И надо ли удивляться тому, что вокруг него тоже оказалась создана зона умолчания и подтасовок? Получился своеобразный "заговор молчания" вокруг "заговора молчания" - звучит как тавтология, но лучше ведь и не скажешь...
     Но правда о чудовищных провокациях, устроенных в США осенью 2001 г., постепенно пробивается наружу. Как и предполагали конспирологи, бактериологическое оружие из "арсеналов стран-изгоев" оказалось самого что ни на есть американского происхождения. Уже в феврале 2002 г. на это туманно намекнула Барбара Хэтч Розенберг, изучавшая изъятые ФБР образцы спор. После того, как в июне 2002 г. ей удалось встретиться с представителями Сената США эту тайну стало уже невозможно замалчивать. Американский микробиолог Уильям Патрик-третий, создавший принятый на вооружение армии США вид сибирской язвы и защитивший 5 связанных с этим патентов, официально признал, что споры, использованные "биотеррористами" генетически восходят к образцам, хранимым в криогенных хранилищах USAMRIID в Форт-Детрик.
     Доступ к этим смертоносным материалам имели всего 10 человек. ФБР приступило к их методичной проверке, растянувшейся на несколько лет. Сначала под подозрение попал доктор Стивен Хэтфилл, о нём, как о подозреваемом даже сообщили прессе. Позднее, однако, невиновность Хэтфилла была доказана и учёному в конце июня 2008 г. выплатили компенсацию за моральный ущерб в размере 5,8 млн.$.

     В декабре 2002 г. в штате Мэриленд был найден прозрачный сосуд (типа кюветы для выращивания недоношенных детей), в котором неизвестный преступник (или преступники) осуществлял свои манипуляци, снаряжая письма порошком со спорами сибирской язвы. Летом 2003 г. ФБР откачало воду из расположенного рядом озера, рассчитывая отыскать на дне водоёма какие-либо вещи, связанные с преступной деятельностью "биотеррористов". Ничего найдено не было, тем не менее ФБР продолжило проверку 10 подозреваемых, считая, что находится на верном пути.
     В конце июля 2008 г. сотрудники ФБР США официально сообщили Брюсу Ивинсу, научному сотруднику USAMRIID из Фотр-Детрик, что он рассматривается в качестве подозреваемого и ему предстоит вызов на допрос к окружному прокурору. 27 июля 2008 г. он купил в аптеке по упаковке "тайленола" и "кодеина", перетёр таблетки с фруктовым пюре и съел его. Медик знал, как надо отравиться, чтобы не быть спасённым. Двое суток врачи-реаниматологи боролись за жизнь важнейшего свидетеля и потенциального подозреваемого по делу о "биотерроре", но ничего поделать не смогли - 29 июля 2008 г. Ивинс скончался, унеся с собою в могилу ответы на важнейшие вопросы.

рис. 6: Брюс Ивинс, 62-летний микробиолог из Форта-Детрик. Этот человек создал эффективные вакцины против сибирской язвы, защищённые принадлежавшими ему патентами. Он был одним из 10 микробиологов, имевших доступ к коллекции штаммов сибирской язвы, помещённой на долговременное хранение в арсенале американской армии. Если следовать официальной версии событий, то именно Ивинс от имени мусульманских террористов осенью 2001 г. рассылал смертоносные письма американским сенаторам и журналистам. Делал он это якобы для того, чтобы разбогатеть на продаже своих патентов компаниям-производителям вакцин.


     Конспирологи, разумеется, не поверили официальной версии. Смерть Ивинса слишком уж похожа на запрятывание концов. Не подлежит сомнению, что Ивинс действительно являлся тем террористом, кто рассылал "письма смерти", но вопрос о мотивации его действий пока не может считаться полностью прояснённым. ФБР заявило, что учёный предполагал разбогатеть на продаже своих патентов вакцин, однако такое объяснение не может считаться исчерпывающим.
     Как тут не вспомнить вопли американских политиков и журналистов о "бактериологическом оружии Саддама Хуссейна"! Рассуждая по совести, Президенту США надо бы теперь воскресить Хуссейна, вывести американские войска из Ирака и Афганистана и на протяжении 60 лет выплачивать населению этих стран компенсацию на учинённый там террор (немцы же платят за холокост, правда?). Ну и конечно же, не забыть застрелиться в прямом эфире CNN...
    

(на предыдущую страницу)

eXTReMe Tracker