На главную.
СЕРИЙНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Серийные убийцы.

Кладбище на свиноферме.
(интернет-версия*)


   На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" (либо замещение их иными) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
    Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов (получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права (т.е. по меньше мере до 2069 г.).

©А.И.Ракитин, 2009
©"Загадочные преступления прошлого", 2009

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)

стр. 1


     Канадский город Ванкувер, центр провинции Британская Колумбия, получил специфическую мрачную известность в 1981 г., когда здесь был разоблачён педофил и убийца Клиффорд Олсон. И надо же было такому случиться, что по прошествии двух десятилетий этот город снова оказался в центре внимания мировых средств массовой информации, причём в силу весьма схожих драматичных обстоятельств. Правда, на этот раз масштаб криминального явления, с которым столкнулись городские власти и службы защиты правопорядка, оказался несравнимо значительнее, а детали раскрытых преступлений - много ужаснее. Хотя, казалось бы, куда уж более?
     Началось это дело, вернеё, его расследование, весьма своеобразно. Скандалы и столкновение ведомственных интересов с общественными демонстрировала уже сама прелюдия полицейского расследования. И дурное начало получило своё логическое развитие в последующем ведении розыска и следствия.
     Собственно, даже само начало дела сейчас невозможно восстановить в точности. Разные лица совершенно различно трактуют завязку полицейского расследования. Для того, чтобы понять, как такое может быть в современном высокоразвитом государстве, необходимо сделать небольшое вступление и описать экономическую и криминогенную обстановку в районе Ванкувера в 90-х гг. прошлого столетия.
     Динамично развивавшийся город к этому моменту уже являлся крупнейшим по грузообороту портом на тихоокеанском побережии Северной Америки. Численность населения, перевалив за 500 тыс. человек, устойчиво росла год от года, по уровню жизни горожан и комфорту проживания Ванкувер вошёл в пятёрку лучших городов планеты, цены на недвижимость в котором в разы превышают таковые в других городах Британской Колумбии. Не в последнюю очередь строительному буму способствовала весьма значительный приток иммигрантов. К середине 90-х гг. 20-го века болеё половины жителей Большого Ванкувера (таковым называют сам Ванкувер и 20 его пригородов) являлись выходцами из Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока и Африки. Более 80% населения проживали в индивидуальных домах, на полмиллиона жителей приходилось болеё 1 млн. автомашин - что нагляднеё может характеризовать зажиточность горожан?
     И на фоне безусловных успехов городского строительства эдаким отвратительным бельмом в глазу зиял исторический центр Ванкувера - Ист-сайд. В принципе, не такой уж и большой, всего 10 кварталов вдоль протянувшейся с севера на юг Грэнвилл-стрит (Granville str.) - сплошь дешёвые гостиницы, рестораны, клубы - район этот на протяжении десятилетий являлся прибежищем всякого рода деклассированных элементов. Здесь традиционно процветала проституция, нелегальный игровой промысел, всевозможная запрещённая торговля - от детской порнографии, до оружия и наркотиков.

Никто точно не знал, сколько народу в Ист-сайде кормится тем, что в той или иной степени нарушает канадское законодательство. Ни в одном другом городе Канады нет подобной клоаки, сложившейся вроде бы стихийно, но при этом самоподдерживающейся на протяжении уже чуть ли не полувека.
     Социологи, медики и психологи (как из Университета Британской Колумбии, так и из других научных центров Канады) пытались изучать Ист-сайд и его жителей как некий феномен городской субкультуры. Уже к началу 90-х гг. прошлого столетия считалось, что там трудится от 5 до 10 тыс. проституток; именно они вносили и вносят поныне самый, пожалуй, ощутимый вклад в теневую экономику этого сообщества. Статистика свидетельствует, что 90-95% ист-сайдских проституток регулярно употребляют наркотики, 30% или чуть болеё заражены СПИДом и гепатитом, примерно 10% - той и другой болезнью одновременно. К началу 21 столетия эта мрачная статистика сделалась ещё более угрожающей : доля инфицированных СПИДом проституток достигла в Ист-сайде 80% - это район наивысшей плотности лиц, страдающих синдромом иммунодефицита, на всём североамериканском континенте. Начиная с 1995 г. полицейская статистика регистрирует 180-200 смертей проституток в год от передозировки наркотиков (фактически, каждые 2 дня умирает 1 женщина). Это очень большие цифры для такого спокойного города, как Ванкувер, в котором число умышленных убийств не превышает двух десятков в год. Ежедневное потребление тяжёлых наркотиков в Ист-сайде составляет 8 тыс. и болеё доз - цифра эта известна довольно точно, поскольку городским бюджетом начиная с середины 90-х гг. финансируется программа бесплатного обмена одноразовых шприцев на использованные. Кстати, и по величине ежедневного потребления героина Ванкувер последние 15 лет тоже стоит на первом месте среди городов Северной Америки.
     Истинная жизнь Ист-сайда всегда была скрыта от посторонних глаз. В 2000 г. организация РАСЕ (Prostitution alternatives counsellig and education), пытающаяся решать проблемы социальной адаптации проституток и наркоманов, провела анонимное анкетирование обитателей Ист-сайда. Собранная статистика выглядела удручающе : примерно 1/3 опрошенных признали, что за предыдущие 12 месяцев хотя бы раз оказывались в ситуациях, реально угрожающих жизни ; при этом 4/5 из них заявили, что никогда бы не заявили об этом полиции или органам власти, ввиду недоверия последним. Эти цифры следует запомнить : в контексте затронутой нами темы они очень важны. Вопрос доверия полиции со стороны населения в настоящем очерке придётся затрагивать не раз.
     Нельзя сказать, что администрация города не пыталась бороться с этой язвой. Ещё в первой половине 80-х гг. прошлого века, в рамках подготовки к всемирной выставке ЭКСПО-86, обсуждался проект строительства скоростных автомагистралей, предусматривавший уничтожение Ист-сайда и т.н. Чайна-тауна (китайских кварталов). Тогда скоростными магистралями решили не заниматься, ограничились строительством лёгкого метрополитена, но проекты переустройства центра Ванкувера возникали и после этого. До их практического воплощения, правда, руки у городских начальников за все эти годы так и не дошли : всякий раз находились дела поважнеё...
     Тем не менее, нельзя не признать, что городские власти всё же пытались придать социальным язвам Ист-сайда приемлемые формы. На протяжении многих лет действовала программа анонимного и бесплатного обмена использованных шприцев на новые; проводились программы по бесплатной раздаче презервативов; всячески поддерживалась работа благотворительных организаций, ставивших перед собою задачи лечения наркозависимых лиц и их последующей социальной реабилитации. Именно работники этих организаций впервые заговорили вслух о том, что давно знали и обсуждали в своём кругу ист-сайдские проститутки и их сутенёры - в Ванкувере орудует серийный убийца, которого полиция не желает замечать. Мол, женщины исчезают, а полицейские даже заявлений об этом не принимают.
     По прошествии времени разные люди станут приписывать себе лавры авторства данного открытия. Вполне возможно, что схожие наблюдения сделали независимо друг от друга одновременно (или почти одновременно) несколько человек. Но вполне определённо можно утверждать, что в их числе с самого начала был некий гомопроститутка Джейми Ли Хамильтон (Jamie Lee Hamilton), отец-основатель некоммерческого партнёрства с весьма оригинальным названием "Центр торгующих сексом работников" ("Center for sex-trade workers") (автор отдаёт себе отчёт в том, что эпитет "отец-основатель" применительно к транссексуалу, каковым являлся Хамильтон, выглядит не совсем уместным).
     Другим человеком, обратившим внимание на подозрительные исчезновения проституток, был детектив Дэйв Диксон, начинавший свою работу патрульным в Ист-сайде и имевший там хороших осведомителей. В сентябре 1998 г. он составил первый приблизительный список пропавших женщин из 16 фамилий. Именно это время порой объявляют моментом начала полицейского расследования, но на самом деле это не так - Диксон действовал тогда сугубо в инициативном порядке, что называется на свой страх и риск.
     Обнаруженная детективом тревожная статистика заставила его внимательнеё отнестись к поступавшей информации. В обоснованности возникших подозрений детектива укрепил следующий весьма примечательный случай. В конце ноября 1998 г. из Ист-сайда исчезла профессиональная проститутка Эйнджела Джардин (Angela Jardine). Дамочка была аутичной, имела задержку в развитии, школу не закончила, ещё в совсем юном возрасте была замечена в побегах из дому, к своим 28 годам имела 10-летний стаж профессионального занятия проституцией, чуть ли не с 13 лет демонстрировала наклонность к употреблению наркотиков - в общем, как принято говорить в таких случаях, фрукт был ещё тот. 6 декабря 1998 г. родители Эйнджелы - отец Айвен и мать Дебора - обратились в полицию с заявлением об исчезновении дочери. В полиции сообщение родителей интереса не вызвало, причём до такой степени, что никто из полицейских не предпринял элементарных действий по проверке поступившего сигнала. Хозяин гостиницы целый месяц хранил у себя вещи пропавшей женщины, рассчитывая, что из полиции кто-нибудь явится, чтобы их осмотреть : никто, однако, не явился и даже не позвонил, чтобы сделать распоряжение насчёт того, как поступить с вещами.

рис. 1: Эйнджела Ребекка Джардин.



     Родители пропавшей женщины, возмущённые равнодушием и бездеятельностью полицейских, через месяц с момента своего первого обращения, подали жалобу. Именно благодаря ей детектив Дэйв Диксон узнал о происшедшем. Детектив не без оснований предположил, что история с Джардин для полиции Ванкувера вовсе не частный случай, а система; настоящеё число исчезнувших женщин может быть куда больше того, что регистрирует полицейская статистика. Диксон продолжил свою работу над списком пропавших, причём так успешно, что в феврале 1999 г. тот насчитывал уже 40 фамилий, причём самый ранний случай исчезновения женщины датировался 1971 г. На этом этапе "частного розыска" детектив почувствовал потребность поделиться с кем-либо достигнутыми результатами и выводами. Диксон обратился к инспектору уголовного розыска Киму Россмо, имевшему славу талантливого сыскаря. Его участие в этом деле, хотя и очень краткое, имело немалое значение для последующей цепи событий, а потому имеёт смысл подробнеё остановиться на личности этого незаурядного человека. Дабы продемонстрировать аналитические способности Кима Россмо, можно рассказать о его участии в знаменитом "деле Чандры Ливи".
     Под таковым понимают историю исчезновения симпатичной 24-летней женщины, пропавшей без вести 1 мая 2001 г. в Вашингтоне, столице США. Сильно повреждённые останки Чандры были найдены почти через 13 месяцев - 22 мая 2002 г. в парке Рок-грик (Rock-creek), округ Колумбия; судебно-медицинское исследование показало, что смерть женщины была насильственной, хотя многие детали произошедшего ввиду давности срока смерти прояснить не удалось. Сенсационность этому делу придало то обстоятельство, что исчезнувшая женщина являлась любовницей конгрессмена Гэри Кондита, которого сразу же заподозрили в сведении счетов. Репутационный ущерб для конгрессмена оказался очень велик, хотя официальных обвинений в его адрес прокуратура так и не выдвинула. Убийство Чандры Ливи на протяжении ряда лет оставалось "висяком"; весной 2008 г. его вытащили из архивной пыли репортёры "Вашингтон пост" Сильвия Морено, Сэри Горвиц и Скотт Хайхэм. Они решили провести собственное журналистское расследование, ретроперспективный анализ всех накопленных к тому времени данных, и в помощь себе пригласили Кима Россмо. Последний к тому времени уже проживал в США и являлся профессором Университета Техаса, в начатом журналистами расследовании он выступил независимым экспертом.
     Изучив материалы официального расследования, опросив большое количество свидетелей, Ким Россмо пришёл к однозначному выводу: убийство Чандры Ливи совершил человек, не связанный с нею длительными отношениями, нападение было спонтанным и протекало хаотично. Россмо предположил, что убийцу неоднократно видели в Рок-грик - это был высокий, худощавый молодой человек в шортах-трубах со светоотражающими полосами по бокам. Выяснилось, что человек со схожими приметами был арестован 1 июля 2001 г., т.е. спустя 2 месяца со дня исчезновения Ливи, за нападение на девушек, занимавшихся джоддингом (бегом трусцой). Звали его Ингмар Гуандайк (Ingmar Guandique). Последующая проверка Гуандайка, осуществлённая журналистами и Кимом Россмо, позволила вскрыть серьёзные огрехи в работе столичной полиции : выяснилось, например, что личные вещи арестованного из его квартиры не были изъяты для проведения криминалистического исследования (изучалась лишь одежда, в которую он был одет в момент задержания). В течение двух месяцев домохозяйка держала вещи арестованного Гуандайка у себя, рассчитывая, что они заинтересуют полицию, но в сентябре 2001 г. выбросила. Ингмара толком не проверили на возможную причастность к исчезновению Ливи, хотя в июле 2002 г. он признал факт общения с нею во время одной из прогулок в парке. Болеё того, один из детективов, побывавший на месте обнаружения трупа Чандры Ливи 22 мая 2002 г., заявил, что увиденное там весьма напоминает картину на месте нападения Гуандайка на Кристи Вэйганд, одну из двух официально признанных его жертв. Это сообщение работники окружной прокуратуры проигнорировали.
     Дальше - больше. Ким Россмо разыскал бывшую любовницу Ингамара, с которой тот расстался в марте 2001 г. Женщина рассказала о садистских наклонностях своего бывшего бойфренда, его склонности заниматься сексом на природе и т.п. деталях, немаловажных в контексте возникших подозрений. Причём выяснилось, что полиция допросила бывшую любовницу и её мать всего однажды и случилось это лишь в августе 2002 г., когда Ингмар Гуандайк по приговору суда уже почти год "мотал" срок за два своих нападения на девушек, занимавшихся бегом. А в тюрьме он заявил сокамернику, что убил Ливи за 25 тыс.$, которые ему пообещал заплатить конгрессмен Гэри Кондит. Осведомитель сообщил эту информацию тюремной службе режима, но там слова Гуандайка интереса не вызали - их сочли обычной бравадой, призванной поднять авторитет заключённого во внутритюремной иерархии.

рис. 2: Ингмар Гуандайк. Милый субтильный молодой человек, с романтической поволокой в глазах, которого можно видеть на этой фотографии сидящим на газоне с мягкой игрушкой, совсем не похож на одержимого сексуальным насилием маньяка. Тем не менее, именно за свою склонность к сексуальному насилию Ингмар вполне обоснованно схлопотал в 2001 г. тюремный срок. По результатам журналистского расследования, инициированного в 2008 г. газетой "Вашингтон пост", именно он оказался основным подозреваемым в убийстве Чандры Ливи.



     В общем, журналистское расследование дало очень богатую пищу для размышлений. По его результатам в "Вашингтон пост" были опубликованы 13 статей, посвящённых новым обстоятельствам убийства Чандры Ливи. Прокуратура округа Колумбия в начале 2009 г. сообщила о выдвижении против Ингмара Гуандайка обвинения в убийстве Чандры Ливи (на момент написания этих строк результат расследования неизвестен). В контексте же темы нашего очерка важно подчеркнуть, что вклад Кима Россмо в независимое расследование по "делу Ливи" был охаратеризован журналистами как "неоценимый". Один из них такими словами описал его манеру ведения розыска : "Он концентрируется на криминальном поведении и криминологии, но при этом Ким в основном математик (...). В отличие от первой волны "профилёров", которые вышли из ФБР и опирались в основном на психологию, Ким в своих действиях основывается на логике."

рис. 3: Ким Россмо, в 1999 г. - инспектор уголовной полиции Ванкувера. Этот человек являлся одним из главных инициаторов большого расследования исчезновения женщин в Ист-сайде. Ценой своей карьеры ему удалось этого добиться, однако в самом розыске таинственного серийного убийцы он участия так и не принял.



     Впрочем, вернёмся в Ванкувер, к февральским событиям 1999 г. Детектив Диксон рассказал инспектору Россмо о подозрительных случаях исчезновения женщин и ознакомил коллегу со своим списком. Услышанное произвело на последнего немалое впечатление, причём он сделал ряд дельных замечаний, ставших позднее в рамках настоящего дела аксиоматичными.
     Прежде всего, Ким Россмо предложил Дэйву Диксону переработать список, дабы исключить из него случаи исчезновения женщин, не связанные с Ист-сайдом. Тут надо сказать, что Диксон действительно фиксировал подозрительные случаи такого рода, имевшие место не только в Ист-сайде, но и в других районах Ванкувера. Россмо же считал, что такой подход вносит "статистический шум" и мешает вычленить пропажи людей, имеющие действительно криминальные причины. Кроме того, инспектор посчитал, что следует точнеё определить социальную и профессиональную принадлежность жертв - в списке следовало оставить лишь проституток, поскольку для серийного убийцы именно они представлялись наиболеё доступной жертвой. Наконец, из первоначального списка следовало исключить пропавших женщин, тела которых удавалось находить в течение короткого времени с момента исчезновения.
     Последний пункт требует некоторого пояснения. Ким Россмо хорошо знал о том, что в 1995-96 гг. на сравнительно небольшом участке в районах Агассиз (Agassis) и Мижн (Mission) на севере Ванкувера были найдены тела 3 задушенных женщин. Об исчезновении двух из них стало известно незадолго до того, как нашли тела, а об исчезновении третьей вообще никто не знал пока не отыскали её труп. Тело ещё одной - четвёртой по счёту - жертвы, оказалось обнаружено несколько в стороне от этого района, на горе Сеймур. Изучение мест обнаружения тел и причинённых телесных повреждений не оставляло сомнений в том, что во всех четырёх случаях полиция имела дело с одним и тем же серийным убийцей. В декабре 1999 г. имя его оставалось неизвестно, хотя кое-какие подозрения на сей счёт у правоохранительных органов существовали (подробнеё об этом будет написано несколько ниже). Во всех четырёх случаях жертвами неизвестного маньяка оказались проститутки из Ист-сайда. На этом основании Дэйв Диксон привёл фамилии погибших женщин в своём списке. Но Ким Россмо посчитал, что случаи убийств в Агассиз, Мижн и на горе Сеймур также не должны приниматься во внимание, поскольку их убийца явно не являлся тем, кто им нужен. "Их" убийца действует так, что тел его жертв вообще не находят - так считал Ким Россмо.
     Осмыслив и творчески переработав сообщенную детективом Диксоном информацию, Россмо сократил его список так что в нём остались фамилии лишь 31 женщины. Инспектор подготовил служебную записку, адресованную руководству городской полиции, в которой доказывал, что на территории Ванкувера на протяжении многих лет орудует серийный убийца проституток. Он похищает женщин, убивает их и уничтожает тела столь искусно, что до сих ни одного фрагмента трупа исчезнувшей женщины так и не найдено. За все эти годы преступник умудрился не допустить ни одной явной ошибки, а потому о нём практически ничего неизвестно. Строго говоря, о нём известно только то, что он существует.
     Россмо привёл отредактированный список предполагаемых жертв неизвестного серийного убийцы. Имеет смысл назвать их поимённо, тем болеё что о судьбах этих женщин в настоящем очерке предстоит говорить ещё не раз.

     Итак :
         1. Патрисия Перкинс, 22 лет, пропала без вести в июне 1981 г. Мать осталась с годовалым внуком, сыном Патрисии, на руках.
         2. Ребекка Джуно, 23 лет; в последний раз её видели живой 22 июня 1983 г. В полицию сообщено об исчезновении Ребекки через 3 дня. Пропавшая женщина не имела причин, чтобы скрываться, и не планировала переёзд.
         3. Шерри Рэйл, 43 лет, пропала без вести в январе 1984 г. Полиция долгое время игнорировала сообщения о её исчезновении, розыск официально объявлен лишь в январе 1987 г.
         4. Илэйн Алленбах (в некоторых интернет-источниках её фамилию воспроизводят как "Auerbach", что неверно. Правильное написание "Allenbach". Кроме того, эта женщина иногда фигурирует под псевдонимом Лайза Мария Моррисон), 20 лет на момент исчезновения. В последний раз её видели 15 марта 1986 г. При росте 168 см. имела броскую, запоминающуюся внешность, а кроме того, узнаваемую особую примету - следы удалённых прыщей на обоих щеках. Была проституткой на трассе Ванкувер-Сиэттл, много путешествовала, имела широкий круг общения, однако нигде никогда за истекшие годы замечена не была.
         5. Тересса Энн Уилльямс, 15 лет, исчезла в июле 1988 г., объявлена в розыск в марте 1989 г. Первая индеанка в списке Россмо.
         6. Ингрид Соэт, 40 лет, без вести пропала в августе 1989 г. Страдала шизофренией. Объявлена в розыск полицией Ванкувера 1 октября 1990 г.
         7. Рози Энн Дженсен, 23 лет, ичезла в октябре 1991 г. Заявление о розыске подала мать в ноябре того же года.
         8. Кэттлин Уэттли, 39 лет, в последний раз её видели живой в середине июня 1992 г. Полицией объявлена в розыск 29 июня того же года. Первая негритянка в списке Россмо.
         9. Катерина Гонзалес, 47 лет, исчезла в марте 1995 г. Имела наибольший возраст из всех предполагаемых жертв неизвестного маньяка. Власти объявили о её розыске спустя почти год - 9 февраля 1996 г.
         10. Катерина Найт, 32 лет, исчезла в апреле 1995 г., объявлена в розыск полицией лишь 9 ноября того же года.
         11. Дороти Спенс, 36 лет, пропала без вести в апреле 1995 г., о розыске объявлено 30 октября 1995 г.
         12. Дайана Мельник (Diana Melnick), 23 лет, исчезла 27 декабря 1995 г. О её подозрительном отсутствии 29 декабря того же года заявила в полицию хозяйка гостиницы, где проживала Дайана. Мельник четыре раза задерживалась полицией Ванкувера за проституцию. 2 июня 1995 г. задержана с поличным при попытке хищения из аукционного зала, выпущена под залог, на рассмотрение дела в суде 24 августа 1995 г. не явилась. Находилась в розыске, однако особенно не пряталась, проживая в гостинице в Ист-сайде. Ким Россмо допускал, что Дайана в декабре 95-го могла скрыться от полиции, но считал это маловероятным : три года анонимности - слишком большой срок для женщин этой категории.
         13. Таня Голик (Tanya Holyk), 24 лет, в последний раз была замечена в Ист-сайде в конце октября 1996 г. Заявление на розыск подано 3 ноября того же года.
         14. Оливия Уилльямс, 22 лет, индеанка, пропала в декабре 1996 г. Несмотря на несколько обращений подруг, полиция приняла заявление о розыске Уилльямс лишь 4 июля 1997 г.
    
(на следующую страницу)


eXTReMe Tracker