На главную.
Фотоархив. Сектанты, маньяки, серийные убийцы.

Фотоархив.


   На представленный ниже текстовой материал распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" ( либо замещение их иными ) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции ( антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
    Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов ( получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды ) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права ( т.е. по меньше мере до 2080 г.).

©А.И.Ракитин, 2010
©"Загадочные преступления прошлого", 2010

Нейланд Аркадий Владимирович (г. Ленинград, 1964 г.).


     А р к а д и й    Н е й л а н д хотя и не является классическим серийным убийцей, всё же с полным правом может занять почётное место в ряду отечественных изуверов и нравственных уродов. Не будет преувеличением сказать, что этот юноша являлся потенциальным "серийником", но благодаря успешному разоблачению в самом начале своего криминального пути, его уголовные потенции так никогда и не были реализованы.

  

Аркадий Нейланд. Фотографии февраля 1964 г. из уголовного дела.


     Аркадий Владимирович Нейланд родился в 1949 г. в Ленинграде. Мать была замужем вторым браком и Аркадий имел двух сводных старших братьев, а также младшую сестру. Семья из 6 человек проживала в одной комнате в "малонаселённой" коммунальной квартире ("малонаселённая" коммуналка по питерским меркам той поры - это квартира, в кторой ютились менее 4 семей либо ответственных квартиросъёмщиков ). В 1963 г. жилищный вопрос семьи Нейландов ещё более обострился - старший из братьев привёл жену. Родители Аркадия были людьми сильно пьющими, отец работал слесарем на ПО "Светлана", а мать - санитаркой в онкологической больнице на Каменном острове. Семья жила очень бедно, скудно, дети ковырялись в помойках, собирали бутылки, одевались в выброшенные кем-то вещи. По признанию Аркадия, он стал воровать уже в 4-летнем возрасте.
     В 12 лет он был исключён из школы за неуспеваемость (это ж как надо было неуспевать, чтобы быть исключённым из советской школы!). К этому времени он уже состоял на учёте в Детской комнате милиции как малолетний хулиган и вор. По "милицейской линии" был направлен на учёбу в школу-интернат №67 г.Пушкина, где обучались такие же "трудные подростки", как и он сам. Отношения в новом коллективе у Аркаши не сложились : его несколько раз поймали на "крысятничестве", т.е. воровстве у соседей, а кроме того, Нейланд страдал энурезом, что вызывало вполне понятное раздражениме окружающих. Несколько раз юношу били соученики и по окончании 6 класса его из интерната отчислили. Нейланд органами внутренних дел был направлен на работу подсобным рабочим на производственное объединение "Ленпищемаш", расположенное неподалёку от места его проживания в Ждановском (ныне Приморском) районе Ленинграда. Там Аркадий проработал вплоть до декабря 1963 г.
     В октябре-декабре 1963 г. 14-летний подросток совершил несколько правонарушений, в которых был довольно быстро изобличён. В частности в это время он попытался ограбить женщину, а затем одинокого мужчину ( оба раза неудачно ), совершил кражу из киоска "Союзпечать", несколько хищений из помещения бани, парикмахерской и дома быта. Помимо этого, Аркадий украл у одного из братьев единственный костюм и деньги, хотя этот эпизод не вошёл в возбуждённое против Нейланда прокуратурой Ждановского района уголовное дело.
     Трудно сказать, каковой оказалась бы судьба подростка, если бы "советская Фемида" не вздумала изображать сострадание. Уголовное дело на юного подлеца в декабре 1963 г. закрыли и тот на радостях, что называется, "пустился во все тяжкие". В январе 1964 г. он вместе со своим дружком Виталием Кубаревым совершил ещё несколько мелких правонарушений, после чего дружки принялись готовить "крупняк", т.е. преступление, которое должно было обеспечить их деньгами для поездки на Чёрное море.
     Молодые люди провели разведку места преступления. Таковым по их мнению мог стать дом №3 по Сестрорецкой улице на территории Ждановского района, хорошо знакомого обоим. Днём 24 января 1964 г. Нейланд и Кубарев под видом школьников-сборщиков макулатуры обошли один из подъездов этого дома, разговаривая с жильцами и попутно изучая обстановку в квартирах. Именно тогда Нейланд впервые повстречался со своей будущей жертвой - Ларисой Купреевой - проживавшей в квартире №9. Квартира эта показалась юному негодяю зажиточной - в большой комнате он успел увидеть импортный цветной телевизор, считавшийся по тем временам неслыханной роскошью! (Необходимое пояснение: время от времени разного рода тупейная молодёжь из "поколения ЕГЭ", обсуждая на разных форумах эту заметку, начинает сокрушаться: "ну какие такие цветные телевизоры в СССР в 1964 году? ну что за глупости пишет этот Ракитин, до появления советско-французского SECAM'а ещё больше трёх лет! ой не могу читать эти перлы..." и т.п. Так вот специально для великовозрастных балбесов, не знакомых с историей науки и техники Советского Союза, автор считает необходимым пояснить, что в СССР в конце 1950-х гг. был разработан стандарт цветного ТВ-вещания под названием "ОСКМ" - это был несколько измененный американский формат NTSC и импортные цветные телевизоры прекрасно его воспроизводили. В январе 1960 г. началось регулярное тестовое, три раза в неделю, цветное ТВ-вещание в формате ОСКМ. Поэтому на вопрос "какой такой цветной телевизор в январе 1964 г. стоял в квартире Купреевых?" следует простой ответ: "Немецкий "Грюндиг". Учите историю техники, дорогие друзья!".)

  

Лариса Купреева и её сын Георгий. С ними Аркадий Нейланд впервые столкнулся 24 января 1964 г. Если бы в тот день доброжелательная женщина не пустила юного проходимца в свой дом, судьбы Ларисы и её сына сложились бы совсем иначе...


     Впрочем, в тот момент Нейланд был ещё не готов к убийству, поэтому парочка продолжила обход подъезда. Установив, что в квартире №7 никого нет, "сборщики макулатуры" проникли в неё и обворовали. Воры сложили в одеяла и наволочки понравившиеся им вещи после чего Нейланд и Кубарев спокойно покинули место преступления. Во дворе, однако, они столкнулись с дворником Орловой, которая с помощью прохожих задержала подозрительную парочку. В конечном итоге Аркадий Нейланд вновь оказался в знакомом ему здании Ждановской районной прокуратуры, где на него завели новое уголовное дело.
     Нейланд в этой ситуации проявил неожиданную наглость и присутствие духа. После того, как помощник прокурора велел ему подождать продолжения допроса в коридоре, Аркадий спокойно вышел из кабинета и... ушёл из прокуратуры. Его никто не задержал и юный подонок оказался на свободе. Правда без шапки - его головной убор остался в кабинете.
     Нейланду хватило ума не являться домой и он три январские ночи провёл в подвалах жилых домов, греясь на трубах отопления. В это самое время он выработал план ограбления "зажиточной" квартиры №9 с цветным телевизором. По замыслу Аркадия хозяйку квартиры, стоявшую на пути к богатству, надлежало убить. Злоумышленник знал, что вместе с матерью проживает и маленький мальчик (Нейланд видел его, разъезжающим в комнате на 3-колёсном велосипеде), и ребёнка он также решил убить. Для реализации своего замысла ранним утром 27 января Аркадий забежал к себе домой, где не сказав никому ни слова, схватил топор и скрылся.

Утром 27 января 1964 г. Аркадий Нейланд забежал на минутку к себе домой, где разжился топором, ставшим чуть позднее орудием преступления. В некоторых источниках ошибочно указывается, будто убийца орудовал лёгким туристическим топориком, но это не так - в его руках был самый обычный топор с деревянной рукоятью и длиной лезвия 12 см., какие продавались в любом хозяйственном магазине.


     Ещё не было 10 часов утра 27 января, а Нейланд уже стоял под дверью заветной квартиры. Он позвонил в звонок и заявил, что "собирает металлолом". Хозяйка квартиры узнала долговязого парня, который тёрся в подъезде несколькими днями ранее, и на этот раз не пустила его в квартиру, довольно нелюбезно захлопнув дверь перед его носом. Некоторое время растерявшийся злоумышленник стоял на лестничной площадке, соображая, что же ему теперь делать, после чего, набравшись наглости, вновь позвонил в квартиру №9, изменив голос и представившись почтальоном. Лариса Купреева отворила дверь и Нейланд набросился на неё с топором прямо у порога.
     Завязалась борьба, сопровождаемая шумом, который слышали по крайней мере двое соседей. Нападавшему не удалось быстро подавить сопротивление жертвы, около 10 ударов топором пришлись по рукам и плечам женщины. Как впоследствии констатировала судебно-медицинская экспертиза эти удары не представляли угрозы для жизни. Если бы Лариса бросилась вон из квартиры, то скорее всего, это спасло бы ей жизнь и сорвало планы негодяя. Но женщина, видимо, боясь оставить сына, отступила вглубь квартиры, где её в конце-концов настиг убийца, бросил в кресло и там нанёс несколько тяжёлых ран головы. Думая, что убил женщину, Нейланд отступил, однако, Лариса нашла силы подняться и вновь бросилась на грабителя. В ходе борьбы женщина сумела схватить рукоять топора двумя руками и едва не вырвала оружие. Лишь с большим трудом Нейланд вновь повалил жертву на кресло и добил её там. Судебно-медицинская экспертиза насчитала не менее 4 смертельных ударов топором по голове Ларисы. После этого Нейланд 6 ударами топора зарубил маленького мальчика.
     Дальнейшие его действия на месте преступления нельзя не признать рассудительными и предельно циничными. Прежде всего Нейланд умылся в ванной, после чего быстро обыскал квартиру : его добычей стали кошелёк с 54 рублями, фотоаппарат "Зоркий" с заправленной фотоплёнкой, а также паспорта хозяина квартиры и дочери Ларисы Купреевой от первого брака. Затем убийца стащил свою жертву с кресла на пол, обнажил её половые органы и сделал 11 фотоснимков, которые он рассчитывал впоследствии продать под видом порнографических. И уже после этого мучимый измученный голодом преступник приготовил яичницу из 5 яиц и с аппетитом позавтракал.
     Около часа Нейланд провёл в квартире с двумя трупами. Уходя, он с помощью найденных газет развёл огонь в комнате и открыл газовый вентиль на кухне. Нейланд рассчитывал, что пожар и последующий взрыв замаскируют преступление. То, что взрыв газа обрушит целый подъезд и приведёт к новым жертвам его не заботило...

    

Несмотря на активное тушение огня и вынужденное присутcтвие на месте преступления пожарных, квартира Купреевых сохранила весьма важные для расследования улики : отпечатки пальцев, многочисленные кровавые пятна и помарки на стенах, дверях и предметах обстановки, а самое главное - огонь не повредил трупы.


     По счастливой случайности взрыва не произошло (из-за низких температур давление газа в магистралях было понижено). Пожарники приступили к тушению огня в 12:45. Поскольку в подъезде пахло газом, пожарники с самого начала подозревали несчастный случай и действовали предельно осторожно : сначала выбили окно в кухне и один из них быстро перекрыл вентиль газовой плиты. Пожарнику хватило нескольких секунд, чтобы увидеть многочисленные следы крови в прихожей и два трупа. Поэтому к моменту окончания тушения пожара возле дома на Сестрорецкой улице уже собрались руководители правоохранительных органов города.
     Первоначально под сильное подозрение в причастности к преступлению попал супруг погибшей Ларисы Купреевой. Двойное убийство выглядело слишком уж хорошо продуманным и немотивированно жестоким. Косвенными доводами в пользу того, что ограбление лишь маскировало убийство, служила незначительная ценность пропавшего имущества, отсутствие орудия преступления, а также то, что входная дверь не была взломана или открыта при помощи отмычки. На самом деле, правда, убийца оставил орудие преступления в квартире, но это выяснилось лишь на третий день, когда закопчёный топор криминалисты отыскали на балконе (он находился в эпицентре возгорания, его рукоять сгорела и пожарники выгребли его на балкон вместе с прочим мусором).
     Однако всё стало на свои места когда 28 января удалось обнаружить кровавый отпечаток ладони Нейланда на боковой поверхности платяного шкафа. Поскольку Кубарев знал о намерении Аркадия отправиться на Кавказское побережье Чёрного моря, Нейланд был объявлен во всесоюзный розыск и соответствующие ориентировки были направлены во все территориальные подразделения милиции Грузии и Краснодарского края.
     Чем же в это время занимался убийца? Первым делом он приобрёл зимнюю шапку, по бутылке шампанского и коньяка и выехал в Москву с Варшавского вокзала поездом в 15:55. В столице Аркаша отправился в обзорную экскурсию по городу, познакомился с малолетним бродягой Нестеровым, вместе с которым двинулся далее на юг. 30 января 1964 г. парочка сошла с поезда в Сухуми и буквально через 10 минут угодила в руки милицейского патруля. На вопрос милиционеров: "как твоя фамилия?", Нейланд, не задумываясь, брякнул : "Нестеров!" Чем, понятное дело, немало поразил своего нового дружка, настоящего Нестерова.
     При обыске у Нейланда нашли вещи, похищенные в квартире Купреевых, причём в фотоаппарате всё ещё находилась плёнка, с фотографиями обнажённого тела убитой негодяем женщины. В тот же день в Сухуми спецрейсом из Ленинграда вылетела следственная группа, которая, удостоверив личность задержанного и предварительно опросив его, тут же полетела с Нейландом обратно.
     Аркадий, поначалу крайне подавленный арестом, довольно быстро сумел восстановить бодрость духа. Он охотно дал показания о содеянном преступлении, не выказав ни тени раскаяния или сочувствия жертвам. Более того, он неоднократно заявлял (и затем повторил это утверждение в суде), что будет убивать людей впредь. Его смелость и наглость являлись следствием твёрдой уверенности в том, что ему, как несовершеннолетнему, может грозить приговор "всего лишь" к 10 годам лишения свободы. И это в худшем случае!

Фотоснимок 1964 г. Справа на снимке - следователь Ленинградской городской прокуратуры О.Прокофьев, проводивший следствие по делу Нейланда и Кубарева.


     Однако в это же самое время в Москве произошли события, имевшие к судьбе Нейланда самое непосредственное отношение. 17 февраля 1964 г. Президиум Верховного Совета СССР принял постановление, допускавшее применение в отношении несовершеннолетних высшей меры наказания - расстрела. Формально, своим рождением это постановление обязано зверскому преступлению Нейланда, однако, думается, на самом деле причину причину появления этого документа следует искать не в уголовной, а политической плоскости. С самого начала 50-х гг. Советский Союз сталкивался со всё растущим валом хулиганства и молодёжной преступности. Многие города, особенно на периферии и в нац.окраинах, буквально оказывались во власти распоясавшихся молодёжных группировок. С начала 60-х гг., т.е. времени неудачных экономических новаций Хрущёва, по стране прокатился вал многотысячных беспорядков и даже открытых бунтов, откровенно принимавших форму социального протеста молодёжи (подробнее о массовых конфликтах на Целине, в вооружёных силах и местах лишения свободы можно прочесть в весьма информативной книге В. А. Козлова "Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти. 1953-1985 гг.", Москва, ОЛМА-ПРЕСС, 2006 г.). Коммунистическая власть, значительно смягчившая после смерти Сталина уголовное законодательство, столкнулась с угрозой роста молодёжного насилия в стране. Власти необходимо было обуздать этот процесс и Нейланд, совершивший отвратительное преступление, идеально годился для показательной акции устрашения.
     КПСС развернула массовую кампанию по "народному волеизъявлению требования смертной казни" преступнику. В обеденные перерывы "городские и сельские труженики" по всей стране собирались на "добровольные митинги" и принимали резолюции, адресованные Верховному Совету СССР, а также прокурорским и судебным инстанциям всех уровней, с "требованием" вынести Аркадию Нейланду смертный приговор. Из 3 томов уголовного дела №78-ск4-2 целый том заняли такие вот "обращения граждан".

  

В уголовном деле Кубарева и Нейланда целый том заняли обращения граждан в адрес ленинградских горпрокуратуры и суда с "требованием" приговорить Нейланда к расстрелу. Никакой юридической силы подобные обращения ни в одной цивилизованной стране мира иметь бы не могли, но СССР таковой страной не являлся. "Добровольность" выдвижения подобных требований не следует принимать за чистую монету - в те строгие времена несанкционированное обращение в высокие государственные инстанции вполне могло привести к навешиванию на обращающегося ярлыков, типа, "склочник", "скандалист" или "демагог". В данном же случае подшитые к делу 3 с лишним сотни обращений "трудовых коллективов" всей страны были призваны подвести базу под приговор, волюнтаристски навязанный ленинградскому городскому суду из Москвы.


     Понятно, что сами по себе эти бумажки не имели никакой юридической силы, поэтому для того, чтобы дать судье основание вынести Нейланду смертный приговор, была устроена воистину беспрецедентная в истории отечественного суда акция - среди судей города устроили письменный опрос, предложив им решить, следует ли считать постановление Президиума ВС СССР от 17 февраля 1964 г. имеющим обратную силу и позволяющим осудить Нейланда на смерть? Сама по себе идея опроса судей, незнакомых с обстоятельствами судебного расследования, противоречила фундаментальным принципам уголовного судопроизводства. Ещё более вопиющим нарушением Конституции СССР, а также здравого смысла, юридических правил и обычаев выглядела попытка придания постановлению Президиума Верховного Совета обратной силы. Подобного в цивилизованных обществах не делали со времён Древнего Рима. Но ленинградские судьи жили не в Древнем Риме, а в Советском Союзе, они понимали, какого ответа от них ожидает Власть, а потому дружно ответили "да".


     И 23 марта 1964 г., после рассмотрения обстоятельств дела в закрытом судебном процессе, Аркадий Владимирович Нейланд был приговорён к смертной казни. Осуждённый подал прошение о помиловании. Существует легенда, будто бы глава Верховного Совета СССР Л.И. Брежнев, получив заключение юристов об очевидной незаконности казни, обратился к Генсеку КПСС Н.С. Хрущёву с предложением санкционировать помилование. Это позволило бы Советской власти "сохранить лицо", продемонстрировав одновременно твёрдость и великодушие. Но Хрущёв лишь обругал Брежнева и велел исполнить приговор.
     12 июня 1964 г. Верховный Суд РСФСР отклонил прошение Нейланда о помиловании и 11 августа того же года Аркадий был расстрелян.
     Хотя по формальным признакам Аркадий Нейланд не может быть отнесён к серийным преступникам и сексуальным маньякам, не будет ошибкой отметить, что потенциально он принадлежит к преступникам именно этой категории. Нейланд - очевидный психопат (подробнее о психопатии можно прочесть в книге Р.Хаэра "Лишённые совести", практически все описанные Хаэром признаки можно видеть у Нейланда). Его преступление имело определённую сексуальную подоплеку, о чём свидетельствует как выбор жертвы, так и постмортальные манипуляции преступника. Либидо Нейланда, хотя и не окончательно оформившееся ввиду его молодости, тем не менее твёрдо связывало половое влечение с насилием и унижением партнёра (соответствующий опыт Аркадий получил в интернате и этот опыт накрепко запечатлелся в его подсознательных установках). Предполагать коррекцию поведения подобного юноши по меньшей мере несерьёзно, если не сказать глупо. Если бы в 1964 г. жизненный путь этого морального и нравственного урода не пресекла пуля палача, то по его освобождении общество получило бы предельно циничного и безжалостного женоненавистника-садиста, который замучил бы столько людей, сколько смог.
     Несмотря на неспособность к обучению в школе, Аркадий Нейланд являлся человеком, безусловно, неглупым и притом способным к анализу, планированию и перспективному мышлению в целом. При наличии соответствующего уголовного опыта, он стал бы со временем изощрённым и исключительно опасным преступником. Поэтому хотя его казнь явилась по своей юридической форме актом совершенно беззаконным, с точки зрения здравого смысла логике Н.С. Хрущёва возразить нельзя. Такие, как Нейланд, не поддаются исправлению и для окружающих неважно, кто или что тому виною : пьяное зачатие, дурная наследственность или родовая травма. В интересах общества сделать так, чтобы подобные люди были однозначно и протом со 100%-ой надёжностью исключены из социума. Как это будет это проделано технически - расстрелом или пожизненным заключением под стражу - для общества совершенно неважно.
    

на предыдущую страницу                                                                 на следующую страницу

.

eXTReMe Tracker