На главную.
СЕРИЙНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Серийные убийцы.

"Социализм не порождает преступности...".
( серийная преступность в СССР: попытка историко-криминалистического анализа )
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2008-09 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2008-09 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)

стр. 8


     Передача эта натворила немалый переполох среди партийных руководителей, ответственных за идеологическую работу. Теперь даже закоренелым ретроградам из ведомства тов.Суслова стало ясно, что отмалчиваться или отделываться глуповатыми фельетонами уже нельзя - дело грозило дискредитацией не только московской милиции, но и самого советского строя ! Ещё бы, ведь 57 лет он якобы "не порождал преступности", а тут вдруг оказалось, что по столице СССР бродит непойманным точно такой же урод, каких можно видеть в Соединённых Штатах ! Поэтому уже 5 ноября 1974 г. в той же самой "Вечерней Москве" появилось пространное интервью начальника Московского Уголовного Розыска Владимира Фёдоровича Корнеева, замаскированное под "победный рапорт" столичных милиционеров "годовщине Октября" ( которую как раз надлежало с помпой отметить 7 ноября ). Главный столичный сыщик был вынужден признать факты нападений на женщин рядом с Таганской площадью 8 октября 1974 г., в общих словах рассказал о том, как они протекали, сообщил о наличии словесного портрета убийцы, его фоторобота, и сдержанно заверил читателей в неизбежном скором его разоблачении. Значительная часть рассуждений начальника МУРа оказалась посвящена разоблачению "всевозможных домыслов обывателей", связанных с деяниями "Таганского Маньяка". Примечателен заголовок, под которым появилось это интервью в газете : "Длинный язык болтуна". Разумеется, это бездарное заглавие придумал не генерал милиции, а кто-то из идеологических мудрецов от агитпропа, они же подредактировали и слова Корнеева, в силу чего интервью получилось не столько успокоительно-обнадёживающим, сколько угрожающим.
     В общем, "идеологическая диверсия" удалась на славу! Жители столицы убедились, что слухи о жутком маньяке вовсе не беспочвенны и преступления на самом деле имели место; кроме того, стало ясно, что до поимки загадочного убийцы ещё далеко. Надо сказать, что победного рапорта об изобличении "Таганского Маньяка" москвичи так никогда и не дождались.
     Убийцу не поймали ни в 1974 г., ни в 75, ни в 76 годах... Неудачи московских сыщиков на этой стезе послужили одной из причин отставки В.Ф. Корнеева с должности начальника МУРа в 1976 г. Несмотря на большую активность правоохранительных органов, значительность задействованных в розыске материальных и человеческих ресурсов, никаких серьёзных подвижек в розыске таинственного убийцы не происходило вплоть до 1977 г. За это время преступник в разных районах Подмосковья совершил ещё по меньшей мере 25 нападений ; к счастью, подавляющее их число не привело к смерти жертв, однако всякий раз потерпевшие получали около дюжины ножевых ударов; почти все пострадавшие становились инвалидами. Всего же за период 1974-77 гг. от рук "Таганского Маньяка" погибли 9 мужчин и женщин.
     Пойман преступник оказался совершенно неожиданно как для следователей, так и для себя самого. Подвела его выработавшаяся на третьем году криминальной карьеры самонадеянность и полная потеря острожности. В апреле 1977 г. он совершил убийство женщины ( с последующим совокуплением с трупом и ограблением ) буквально в 200 м. от места своей работы в котельной небольшого городка Хотьково Загорского р-на Московской области. Убийца пьянствовал на своём рабочем месте вместе с товарищами всю ночь, а поутру отправился на поиски бутылки, чтобы "догнаться". Слоняясь по ещё сонному городку, "Таганский Маньяк" приметил женщину, направившуюся к железнодорожной станции через двор магазина "Хозтовары". Магазин в этот час был ещё закрыт, людей вокруг, вроде бы, тоже не было, и преступник решился на нападение.


     В своей привычной манере, он быстро догнал жертву и без лишних разговоров нанёс ей четыре удара самодельной заточкой в голову ( выше уже упоминалось, что в Советском Союзе практически не было качественных ножей заводского производства, поэтому всякий уважающий себя мужчина имел самодельный нож из хорошей инструментальной стали. Такие ножи обычно изготавливались из полотна широких пил или напильников, ручки вытачивали из эбонита, плексиглаза, дерева. Кустарным изготовлением ножей занимались рабочие многих предприятий и зэки. "Таганский Маньяк" убедившись на личном опыте в ненадёжности "магазинных" ножей, которые дважды ломались во время нападений, в 1976-77 гг. стал использовать именно "самоделки".) Женщина, сопротивляясь, оцарапала левый висок напавшего - и это поранение впоследствии помогло изобличить преступника. Подавив сопротивление своей жертвы, убийца принялся было потрошить сумочку умиравшей женщины, но тут через двор магазина один за другим прошли несколько человек. Все эти люди, как и убитая женщина, спешили к железнодорожной станции и не могли не обратить внимание на странную пару - высокого брюнета в грязной рабочей спецовке с дамской сумочкой в руках и лежавшую перед ним женщину. Убийца, стремясь придать происходившему видимость безобидного недоразумения, принялся довольно натурально "ругаться" на жертву, изображая дело так, словно женщина пьяна, а он пытается поставить её на ноги. Более того, он даже отчитал мужчину, остановившегося, чтобы понаблюдать за происходившим, дескать, что тарашишься, мужик ? не видишь, что ли, перебрала моя подруга портвейна ? Благодаря этому свидетели не только рассмотрели преступника, но и слышали его голос.
     После того, как люди прошли к электричке, "Таганский Маньяк" затащил тело своей жертвы за гору пустой тары и совершил с трупом половой акт. Преступник был до такой степени уверен в себе, что даже не озаботился сокрытием тела - он просто присыпал его шлаком из расположенной рядом кучи и отправился за водкой. Раздобыв пару бутылок, он вернулся в котельную к друзьям, где продолжил пьянку. Примечательно, что кровоточившую рану на виске заметили собутыльники и поинтересовались её происхождением ( в самом деле, где можно было за получасовое отсутствие поранить висок ?), но даже это нисколько не смутило "Таганского Маньяка".
     Тело убитой им женщины было найдено в тот же день. Время преступления с точностью до минуты удалось установить без особых затруднений, т.к. маршрут движения погибшей женщины был хорошо известен её близким. Обнаруженные во дворе магазина следы крови не оставляли сомнений в том, что преступление произошло именно здесь. Дальнейший розыск был делом милицейской техники, тем более, что за преступником далеко ходить не пришлось. С момента убийства не прошло и 48 часов, как "Таганский Маньяк" был задержан сотрудниками уголовного розыска и опознан свидетелями.
     По месту жительства задержанного был проведён обыск и в мешке с мукою оказались обнаружены женские украшения - часики, кольца, серёжки. Эта находка сразу расширила круг расследования, заставив подозревать, что задержан преступник, связанный с другими преступлениями против женщин на территории Москвы и Московской области. Проверка показала обоснованность данного предположения - очень быстро удалось установить причастность задержанного к 38 нападениям на мужчин и женщин, в т.ч. и возле Таганской площади в Москве в октябре 1974 г.
     Беспощадным и бессовестным убийцей оказался некто Евсеев Андрей Николаевич, 1955 года рождения, ранее несудимый. Свой преступный путь он начал в 19 лет, сделавшись на долгое время ( наряду с Юрием Раевским ) самым молодым серийным убийцей СССР. Евсеева следует признать классическим социопатом ( о лицах этой категории в "Архиве" нашего сайта можно прочесть фрагмент интереснейшего исследования канадского криминального психолога Р. Хаэра "Лишённые совести. Пугающий мир психопатов" ). Он демонстрировал редкостную неуживчивость, неспособность воспринять общепринятые нормы поведения и нормальные человеческие ценности. Школу Евсеев бросил, не окончив седьмого класса, принялся бродяжничать, убегал из дому. Такое поведение привлекло к нему внимание сначала сотрудников детской комнаты милиции районного РУВД, а затем и психиатров, к которым трудный подросток был направлен для коррекции поведения. В конце-концов - случилось это в 1972 г. - будущий убийца попал в местную психиатрическую больницу, где на протяжении двух месяцев переносил весьма болезненные процедуры. Примечательно, что врачи так и не смогли диагностировать ему какую-либо конкретную болезнь, хотя и описали целый букет девиаций. Пример Евсеева лишний раз подтверждает то, что психопатия ( и её разновидность - социопатия ) является не болезнью психики, а дефектом поведения. Евсеев всю свою жизнь был разумен, вменяем и адекватен. Из своего пребывания в больнице будущий преступник вынес весьма важный урок - он понял, что больше не хочет туда возвращаться, а для этого ему надлежит исключить из своего поведения наиболее вызывающие антисоциальные черты. С этого времени будущий убийца стал следить за собою, отпустил "бачки", стал по утрам совершать пробежки на стадионе, принялся наращивать мышцы тренеровками с гантелями. Знакомого спортсмена-самбиста попросил показать простейшие приёмы самбо, которые старательно разучил и в дальнейшем не раз демонстрировал друзьям-собутыльникам. Он устроился на работу - правда, нигде надолго задержаться не мог ввиду присущих ему разбросанности в делах, небрежности и безответственности. За пять лет Евсеев сменил около 20 мест работы, перебрововав весьма широкий круг занятий ( от натурщика в художественной мастерской до матроса "речного трамвая" в Москве ). Последним местом его работы явилась котельная в родном Хотькове.

Евсеев после ареста. Преступник с одной стороны, опытный в своём ремесле убийцы, наглый и жестокий, а с другой стороны - лишённый специфической для настоящего уголовника осторожности. Не имея понятия о методах и приёмах оперативной работы, Евсеев неосторожно признался сокамерникам о наличии спрятаных в доме украшений жертв. Он предусмотрительно поместил их в мешочки с крупами и сахаром на кухне и задумка его отлично сработала! Эти важнейшие улики не были обнаружены в ходе обыска квартиры, что, кстати, тоже в известной мере характеризует степень компетентности советской милиции. Это в дореволюционных наставлениях по проведению обысков предписывалось обязательно просеивать все сыпучие материалы и продукты, найденные по месту проведения обыска, но... советские милиционеры не читали дореволюционных книжек! Однако, Евсеев сдал самого себя, как стеклотару, сболтнув лишнего в присутствии внутрикамерного осведомителя. Опытный убийца просто не знал азбучной истины, которая известна любому лагерному сидельцу: в камере болтать лишнего нельзя! Допущенная Евсеевым неосторожность в конечном счёте предопределила его путешествие в камеру смертников и принудительное окончание его бесполезной жизни выстрелом в затылок.



     Наряду с явно негативными социопатическими чертами поведение Евсеева имело и определённые позитивные элементы. Все знакомые преступника отмечали его открытость ( разумеется, показную ), добродушие, общительность. Он казался "своим в доску парнем", всегда был готов прийти на помощь ( правда от его помощи толку, как правило, было мало, поскольку Андрей быстро терял интерес к порученному делу и начинал им тяготиться, но если требовалось его разовое участие, например, в переноске мебели при переезде, то Евсеев охотно помогал ). Кроме того, сильной чертой характера убийцы являлось отсутствие жадности, готовность поделиться. Последнее качество особенно ценилось его друзьями-собутыльниками, вечно нуждавшимися в "трёшке до получки". Евсеев спокойно ссужал дружков деньгами и никогда "не напрягал" с отдачей долгов. Евсеев поддерживал интимные отношения с несколькими женщинами "не очень строгого поведения" и все они говорили о его щедрости и любви дарить подарки ( подобно большинству серийных убийц, Евсеев предпочитал своим любовницам дарить украшения и бижутерию, снятые с тел своих жертв ). Надо сказать, что подобный набор поведенческих черт демонстрируют многие психо- и социопаты : в глазах друзей и соседей они нередко предстают эдакими "отличными" ребятами, жизнерадостными и оптимистичными бодрячками, готовыми поддержать словом и делом, в то время, как присущая им социальная деструктивность, неорганизованность и леность раскрываются в полной мере лишь перед членами семьи и лицами, связанными с ними по работе.
     По своей криминальной типологии Евсеев, безусловно, должен быть отнесён к организованным несоциальным убийцам. Набор элементов, характеризующих эту преступную категорию достаточно подробно изложен в других очерках нашего сайта ( например, тут и тут ), так что нет особой нужды перечислять их здесь. Криминальный "почерк" Евсеева характеризовался методичностью исполнения выработанного плана и тщательностью подготовки ; преступник обдумывал детали одежды, рассчитывал время нападения таким образом, чтобы успеть на последнюю электричку домой ; он приносил и уносил с собою оружие ( последний момент следует считать очень важным для правильной классификации типа серийного убийцы ) и пр. Хотя отдельные элементы поведения в момент совершения преступления, вроде бы, характеризуют Евсеева как дезорганизованного асоциального убийцу ( например, он не пытался связывать свои жертвы и не разговаривал с ними, либо разговор его был минимален ), но на самом деле они свидетельствуют лишь о том, что убийца не задавался целью манипулировать жертвой. Подавляющее большинство серийных убийц получает удовольствие от унижения жертвы и помыкания ею ( в т.ч. и сексуального унижения ), но Евсеева интересовало нечто иное - его привлекал сам процесс убийства, ощущение полной власти над человеческой жизнью.
     Вообще, криминальная психология выделяет следующие основные причины убийства жертвы в ходе совершения сексуального преступления :
        - для сокрытия факта преступления или максимального затруднения выяснения его обстоятельств ( в этом случае убийство изначально планируется преступником );
        - убийство как следствие утраты преступником контроля за событиями в момент совершения посягательства ( т.е. убийство жертвы не планируется изначально и является лишь следствием паники, охватившей преступника из-за того, что события стали развиваться не по выработанному им сценарию );
        - убийство может явиться "вынужденным" для преступника актом, обусловленным поведением жертвы ( в этом случае преступник также изначально не планирует убийства, а совершает его в силу того, что жертва ведёт себя "неподобающим образом", например, глубоко оскорбляет его, уязвляет самолюбие, причиняет опасную травму и пр.);
        - убийство жертвы может явиться самоцелью преступного посягательства ( убийство в этом случае изначально планируется и тщательно обдумывается, преступник много фантазирует на эту тему, изобретая подчас очень изощрённые способы умерщвления. Процесс убивания другого человека может до такой степени возбуждать преступника, что он даже откажется от обычных сексуальных манипуляций с жертвой. Очень часто обстановка на месте такого рода убийства не имеет признаков, характерных для сексуального преступления, т.е. половые органы жертвы не обнажены, нет следов анального или вагинального проникновений, отсутствуют следы спермы и пр. ).
     Преступников, совершающих убийства последней из перечисленных выше категорий, иногда называют убийцами-дестройерами ( от англ. слова destroyer-"разрушитель"). Евсеев - классический "дестройер", наслаждавшийся ощущением власти над беззащитным человеком. Пол жертвы для него не играл существенной роли, он был готов убивать и мужчин, однако, выяснив опытным путём, что мужчины представляют собою куда более опасную мишень, чем женщины, сосредоточил весь свой интерес на последних. "Всеядность", готовность убивать любую доступную жертву - характерная черта именно убийц-"дестройеров" ( например, подобную всеядность демонстрировал другой отечественный убийца-"дестройер" Сергей Ряховский, фотоочерк о котором имеется в нашем "Фотоархиве". Жертвами Ряховского становились и женщины, и мальчики, и зрелые мужчины, и даже 73-летний старик ). Другим важным признаком такого рода "серийника" является отсутствие чётко выраженного сексуального мотива посягательства. "Дестройеры" очень часто не насилуют свои жертвы и вообще не совершают над ними никаких сексуальных манипуляций ( например, другой известный отечественный "дестройер" Юрий Гриценко, бивший женщин по голове молотком и убегавший с их сумочками и зонтами, разыскивался как банальный грабитель ). Несмотря на кажущееся отсутствие в действиях "дестройера" сексуального мотива, он всё же существует, просто его реализация имеет отложенный характер : "дестройер", как правило, занимается мастурбацией, вспоминая совершённое убийство, но делает это не прямо на месте преступления, а в другой обстановке и спустя некоторое время.
     Из 38 эпизодов, отвественность за которые принял на себя Евсеев, лишь в двух случаях имели место половые акты преступника с жертвой. Это были последние эпизоды, они относились к весне 1977 г. В обоих случаях Евсеев оказывался сильно пьян, половые акты он совершил уже после нанесения женщинам смертельных ранений ; фактически он совокуплялся с трупами. Оба преступления совершались неподалёку от места проживания Евсеева, что вообще-то, следует признать нехарактерным для его манеры действия : обычно для своих преступных вылазок он выезжал в другие районы Московской области и в Москву, руководствуясь, очевидно, принципом "где живёшь - там не гадишь". В предпоследнем случае Евсеев совершил убийство женщины и совокупление с трупом неподалёку от ж/дорожной станции "Абрамцево" ( примерно в 2,5 км. от Хотьково ), в последнем - в самом Хотькове. Кроме того, своё последнее нападение убийца совершил рано утром, что также следует признать крайне нехарактерным для него ( все иные известные преступления Евсеева локализованы в интервале 19:00-24:00 ч.).
     Эти значительные изменения преступного почерка ( совокупления с трупами, нападения в ближайших окрестностях от места проживания, сдвиг по времени ) объясняются, скорее всего, чрезмерным употреблением спиртного. В последний год Евсеев практически постоянно был "на кочерге". Алкогольное опьянение помогало бороться с дисфорией, но одновременно и снижало самоконтроль. Именно утрата самоконтроля в конечном итоге и привела преступника к совершению фатальных для него ошибок. Вместе с тем, данное наблюдение показывает справедливость хорошо известного ограничения применимости метода "построения поискового психологического портрета", разработанного криминалистами ФБР США. Речь идёт о некорректности данного метода в отношении лиц, совершающих преступления в состоянии наркотического или алкогольного опьянения ( т.е. изменённого сознания ).
     Преступления Евсеева могли бы дать отечественным криминалистам и криминальным психологам много ценнейшей информации о различных феноменах, связанных с серийной преступностью, однако в СССР просто не нашлось специалистов, способных такую информацию воспринять и должным образом обработать. Евсеев был классифицирован как банальный уличный грабитель, ну, может, просто более жестокий и удачливый, нежели основная масса таковых... Когда на допросах он утверждал, что выходил на свою охоту вовсе не из-за нехватки денег, ему не верили, считая, что он просто "косит под психа". Своё нападение в окрестностях Таганской площади Евсеев объяснил жаждой славы, стремлением посеять ужас среди москвичек, дабы впредь они при виде ножа сразу же отдавали сумочки - и такое объяснение следствие тоже сочло малодостоверным. Между тем, с точки зрения современных представлений можно почти не сомневаться в правдивости Евсеева - он убивал просто потому, что ему нравилось охотиться на людей...
     Разоблачение Евсеева оказалось во многом случайно - его подвела собственная самонадеянность, утрата всякой осторожности, пренебрежение выработанными собственной же практикой мерами безопасности. Правоохранительная же система СССР в который раз продемонстрировала неготовность противостоять новым криминальным вызовам. Лучшие сыщики страны по подсказке лучших психологов искали а) фетишиста ( но Евсеев не был фетишистом ), б) грабителя ( но Евсеев не был классическим грабителем ), в) психически больного человека ( но "Таганский Маньяк" не был таковым в строгом медицинском понимании данного словосочетания ). Не будет ошибкой сказать : отечественные правоохранительные органы понятия не имели кого же они ищут.
     При этом необходимо подчеркнуть, что Евсеев, в общем-то, действовал довольно грубо, небрежно, зачастую оставляя множество следов. О том, что "Таганского Маньяка" видели люди во время его нападений 8 октября 1974 г. уже было написано выше, но это, кстати, отнюдь не самый показательный случай. В другой раз - во время нападения осенью 1976 г. - убийца погнался за жертвой, вошедшей в здание рабочего общежития, пробежал мимо женщины-вахтёра, догнал девушку на лестнице, зарезал её там ( 14 ножевых ранений в лицо, шею и плечи !), а потом, залитый кровью жертвы, спокойно вышел на улицу. Опять-таки, мимо вахтёра и людей, входивших в это время в общежитие. И в этом случае свидетели дали отличное описание нападавшего, только это ничуть не помогло его розыску.
     Примечательно, что Евсеев даже и не особенно прятался - жил с мамашей в Хотьково, документов не менял, в иные населённые пункты на постоянное жительство не переезжал... Трудно отделаться от ощущения, что его вообще не очень-то и искали. Удалось поймать по горячим следам - отлично, ну, а если бы не удалось, что ж ! подождали бы до следующего раза, в надежде, что может, там, наконец-то, проколется… Трудно отделаться от ощущения, что именно таковой была логика следственной машины.
     Так работала правоохранительная система в Москве и Московской области, без преувеличения сказать, в самом центре страны... А что же тогда творилось на периферии ?
     Завершая рассказ об Андрее Николаевиче Евсееве, остаётся добавить, что в октябре 1977 г. он был осуждён к высшей мере наказания, прошение о помиловании подать отказался и в декабре того же года был расстрелян.
     "О х о т н и к    з а    м л а д е н ц а м и"    А н а т о л и й    Б и р ю к о в ( период активности : сентябрь - октябрь 1977 г. ) Преступления Бирюкова в истории отечественной преступности занимают особенное место, подобное тому, которого удостоился Андрей Чикатило. В отличие от последнего, правда, Бирюков не сыскал общенародную известность - "развитОй социализм" такой возможности ему не предоставил.
     16 сентября 1977 г. жители одного из домов по улице Маршала Бирюзова в Москве обнаружили в подъезде между третьим и четвёртым этажами грудного ребёнка, лежавшего на подоконнике поверх раскрытых пелёнок. Младенец был мёртв, причиной смерти явился сильный удар ножом в живот, едва не разрезавший маленькую жертву пополам. Судя по потёкам крови, младенца убили именно там, где нашли тело, а это означало, что ребёнка принесли сюда ещё живым.
     Преступление казалось безмотивным и лишённым всякой логики. Прибывшие на место убийства сотрудники Московского Уголовного Розыска и столичной Прокуратуры поначалу рассчитывали отыскать преступника по горячим следам. Следственная практика свидетельствует, что убийства младенцев обычно осуществляют собственные матери, либо их ближайшие связи ( сожители, родители матери ). Для того, чтобы с высокой вероятностью выйти на убийцу, надо лишь верно определить семью в которой недавно появился младенец. Правда, всё тот же криминалистический опыт показывает, что родители обычно маскируют убийство собственного младенца под несчастный случай ( переохлаждение, отравление угарным газом, случайное удушение подушкой и т.п.) и почти никогда не прибегают к столь кровавому способу, как нанесение ножевых ранений. Однако в любом деле, как известно, не обходится без исключений, а потому следствие в первые часы сосредоточилось на розыске семьи с младенцем, проживавшей в этом или соседнем домах.
     Довольно скоро начались неприятные открытия. В кустах возле подъезда была найдена пустая детская коляска, не принадлежавшая жильцам дома. Это заставляло думать, что ребёнка привезли издалека. Кроме того, наличие коляски косвенно указывало на участие в преступлении женщины, поскольку мужчина вполне мог принести младенца на руках или в обычной сумке. Кстати, последний вид транспортировки гарантировал и куда бОльшую маскировку.

     Уже предварительный судебно-медицинский осмотр трупа показал, что убита была девочка в возрасте до 6 мес. Причиной смерти явилась острая кровопотеря, вызванная единственным ножевым ранением. Никаких иных повреждений и ран жертва не имела. В отличие от большинства жерт материнской небрежности или злого умысла, погибший младенец не имел дефицита веса. Осмотр одежды и пелёнок однозначно свидетельствовал о том, что за младенцем при жизни заботливо ухаживали.
     Сотрудники следственно-оперативной группы, созданной для расследования этого убийства, ещё вели опрос жителей подъезда, пытаясь выяснить, не видел ли кто из них людей с младенцем на руках, как поступила информация о том, что в ближайшем отделении милиции находится женщина, заявляющая об исчезновении ребёнка. По словам матери, её трёхмесячная дочка была похищена вместе с коляской в тот момент, когда она вошла в помещение "Детской молочной кухни", расположенной в начале улицы Маршала Бирюзова. Женщина утверждала, что отсутствовала всего несколько минут; похищение имело место примерно за час до того момента, как стало известно об обнаружении младенческого трупа в подъезде. Описание пропавшей коляски соотвествовало найденной возле подъезда, также отмечалось и точное соответствие одежды младенца и пелёнок, в которые он был завёрнут. Последовавшее опознание подтвердило догадку - трёхмесячная девочка действительно была похищена вместе с коляской от "Детской молочной кухни", доставлена в другой конец улицы и затем зарезана ножом в подъезде дома.
     Такое вот чудовищное, лишённое всякого разумного мотива, преступление...
     Родители жертвы попали под подозрение первыми. Хотя мать погибшей девочки имела абсолютно надёжное alibi, подтверждавшееся работниками молочной кухни, нельзя было исключать её вовлечённости в преступление - уж больно "удачно подыграла" она неизвестному похитителю, оставив на улице коляску с ребёнком.
     Однако всего через несколько дней ошибочность этой версии проявилась вполне очевидно. 19 сентября 1977 г. из детской коляски у магазина "Детский мир" на проспекте Мира была похищена трёхмесячная девочка. В тот же самый день сотрудникам МУРа удалось получить показания нескольких свидетелей, обративших внимание на мужчину с ребёнком на руках, спешно удалявшегося от магазина. Внимание к себе он привлёк в основном тем, что был один, без женщины, и не имел детской коляски, а ведь любой взрослый человек знает, что отправляясь на прогулку с ребёнком, разумно взять коляску с собою, дабы не носить малыша на руках. Согласно полученным описаниям подозреваемый выглядел вполне тривиально - это был мужчина в возрасте около 30 лет, среднего роста, имевший редкие тёмно-русые волосы, с залысинами, одет был в мятые брюки и закатанную до локтей клетчатую рубашку. Никаких особых примет видевшие этого человека припомнить не смогли - мужчин, отвечавших описанию, в огромной Москве могла быть не одна сотня тысяч.
    

( на предыдущую страницу )                                                                     ( на следующую страницу )


eXTReMe Tracker