На главную.
СЕРИЙНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Серийные убийцы.

"Рочестерский душитель" Артур Шоукросс.
(интернет-версия*)


     На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" (либо замещение их иными) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
     Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов (получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права (т.е. по меньше мере до 2069 г.).

©А.И.Ракитин, 2004 г.
©"Загадочные преступления прошлого", 2004 г.

Страницы:     (1)     (2)     (3)

стр. 1


    Несмотря на раннюю весну вода в небольшой речке Сэлмон, протекающей по территории Норхемптон-парка в штате Нью-Йорк, США, оставалась в конце марта 1988 г. очень холодной. Именно поэтому полураздетый женский труп, обнаруженный рыбаками 24 марта, оказался на удивление хорошо сохранившимся. Он даже не пострадал от рыб, изобилием которыми река Сэлмон традиционно славится. Полицейские врачи получили в свое распоряжение тело, на основании исследования которого смогли довольно подробно реконструировать обстоятельства гибели женщины.
    Не подлежало сомнению, что смерть наступила в результате насилия. Обширные гематомы на лице, груди и животе свидетельствовали о нанесенных побоях, гортань была сплющена, что указывало на душение жертвы убийцей. Ногти на руках погибшей были обломаны, что служило косвенным указанием на имевшую место попытку сопротивления с ее стороны. В таких случаях из-под ногтей жертвы обычно удается извлечь фрагменты эпидермиса нападавшего, но в этот раз исследование ногтей оказалось безрезультатным: вода смыла все микроскопические следы, которые мог оставить преступник.


    При патологоанатомическом исследовании трупа стало ясно, что причиной смерти женщины явилось удушение. Отсутствие выраженного странгуляционного следа наводило на мысль, что преступник не пользовался веревкой или ремнем, а скорее всего задушил женщину руками.
     Погибшая была одета топлесс и это служило косвенным указанием на сексуальный характер преступления. Берега реки Сэлмон были обследованы вверх по течению на протяжении более 10 км., но недостающих частей одежды отыскать так и не удалось.
    Зато полицейским удалось без труда идентифицировать погибшую. Это была Дороти Блэкберн, 30-летняя профессиональная проститутка из городка Рочестер в штате Нью-Йорк. В службе окружного шерифа ее знали очень хорошо, поскольку эта женщина несколько раз штрафовалась за мелкие правонарушения. В своей "профессиональной" среде Дороти Блэкберн имела кличку "Дотси" и славилась неуживчивым характером. "Работала" Блэкберн на Лэйк-авеню в Рочестере - это был своеобразный район "красных" фонарей, распологавшийся среди заброшенных корпусов промышленных предприятий. Опросом ее компаньонок удалось выяснить, что Дороти исчезла примерно за месяц до момента обнаружения ее тела, т. е. в 20-х числах февраля 1988 г. Любопытно, что точную дату исчезновения женщины никто из ее знакомых так и не смог припомнить.
     Поскольку "Дотси" была остра на язык и весьма конфликтна, то очевидной представлялась самая банальная версия убийства - ссора с клиентом. Именно в этом направлении повел следствие отдел расследования убийств полиции Рочестера. Нетрудно догадаться, что спустя месяц установить фамилию последнего клиента погибшей было делом почти безнадежным. Можно было разве что надеяться на чудо, но чуда не произошло: расследование убийства Дороти Блэкберн повисло "глухарем" без всяких перспектив скорого раскрытия.
    Закончился март, миновала первая половина апреля. И опять в реке Сэлмон всплыл женский труп. 20 апреля 1988 г. полиция извлекла из воды сильно разложившиеся останки, которые, как показало дактилоскопирование, принадлежали еще одной рочестерской проститутке - Энн Стеффен.
     Обширные гематомы на лице и животе свидетельствовали о жестоком избиении, которому подверглась погибшая перед смертью. Женщину душили руками, но непосредственной причиной смерти послужило захлебывание в воде; другими словами, Стефен утопили. Смерть наступила дней за 5-6 до того, как тело было обнаружено; теплая погода в значительной степени способствовала быстрому разложению тканей.
    Вода смыла все следы убийцы. На теле и одежде погибшей женщины не осталось никаких улик, которые могли бы помочь криминалистам персонализировать убийцу: ни волос, ни кожи, ни спермы, ни волокон одежды - ничего. Попытка проследить связи погибшей дала противоречивые результаты: в жизни Энн Стефен подозрительных контактов и конфликтных ситуаций было слишком много для того, чтобы сразу отдать предпочтение одной из нескольких равноценных версий. В конце-концов следствие вроде бы склонилось к тому, чтобы считать убийство следствием криминальной разборки: дело в том, что Энн Стефен за несколько месяцев до гибели сменила опекавшую ее "крышу". Она ушла с Лэйк-авеню и стала промышлять проституцией на автодорогах, а эти "промыслы" курировались различными бандитскими группировками. Это обстоятельство вполне могло спровоцировать месть со стороны прежнего сутенера.
     Хотя эта версия представлялась довольно перспективной, продвинуться в этом направлении следствию не удалось.
    Никто не связал убийства Блэкберн и Стефен, хотя обе женщины были проститутками и погибли одинаково. Никому в полиции не пришло в голову внимательнее присмотреться к "клиентуре" женщин этого сорта; никто не заподозрил начала серии убийств. Так продолжалось вплоть до августа 1989, когда поблизости от все в той же реке Сэлмон было найдено еще одно женское тело.
     Сильно разложившиеся останки немолодой женщины, спрятанные под поваленной сосной буквально в десяти метрах от воды, обнаружили рыбаки. Погибшая была обезглавлена, голову ее так и не нашли. Полицейский врач, осматривавший тело на месте его обнаружения, уверенно заявил, что убийство было совершено довольно давно, восемью-десятью неделями ранее, т. е. в середине июня 1989 г. Тем не менее, личность погибшей установили быстро - ее фамилия была написана на внутренней стороне дешевого кошелька, найденного неподалеку от тела. Погибшую звали Дороти Келлер, ей было 58 лет. Помимо надписи на кошельке было и еще одно обстоятельство, способствовавшее установлению личности погибшей: лица, знавшие Дороти Келлер, опознали ее одежду.
    Эта женщина не была проституткой: она работала официанткой в небольшом придорожном кафе. Строго говоря, она была бродяжкой, дома своего не имела, путешествовала по стране автостопом, несколько последних месяцев провела в штате Нью-Йорк. За свои 58 лет эта женщина не накопила денег, так что всякую меркантильную мотивацию преступления м. б. смело отбросить.
    Насильственный характер смерти был очевиден. Голова была отрезана ножом в несколько приемов. На теле Келлер были найдены следы жестокого прижизненного избиения, в частности, оказалось сломано одно из ребер.
    Итак, за 15 месяцев в реке Сэлмон либо в непосредственной близости от нее полиция обнаружила три женских трупа. Все погибшие относились к категории легкодоступных женщин. Все они были жестоко избиты перед смертью. Преступник, явно имевший при себе нож (которым он отрезал голову Дороти Келлер), не спешил пускать его в ход и предпочитал действовать кулаками и ногами. Это, очевидно, отвечало какой-то его внутренней потребности. Все эти соображения заставляли думать, что в окрестностях Рочестера стал действовать серийный убийца.
    Что можно было сказать об этом преступнике на основании материалов, накопленных к тому моменту полицией? Фактически только то, что он имел автомобиль, поскольку без машины он никак не смог бы транспортировать трупы к воде. Кроме того, убийца, по-видимому, неплохо знал окрестности, неслучайно же он отвозил трупы именно к реке, а не бросал их где-либо в лесу. Исходя из этих предпосылок следствие приступило к первым поисковым мероприятиям.
    Прежде всего, полиция приступила к прочесыванию того района Драйвинг-парка, который примыкал к реке Сэлмон. И очень быстро сделала еще одно неприятное открытие: буквально в двухстах метрах от поваленной сосны, под которой было найдено тело Дороти Келлер, было обнаружено еще одно женское тело. Погибшая была брошена в неглубокую яму и забросана лесным мусором: ветками, листьями и пр. Это была жертва явно недавнего убийства. Труп удалось дактилоскопировать и благодаря этому личность погибшей была установлена очень быстро. Ею оказалась некая Патрисия Ивз, профессиональная проститутка, не раз задерживавшаяся прежде за мелкие правонарушения.
     Также как и все предшествующие жертвы Ивз подверглась жестокому избиению. Непосредственной же причиной смерти явилось удушение руками. Преступник по-прежнему не использовал для убийства какие-либо орудия, всецело полагаясь на силу рук. Убийство Пэт Ивз до такой степени напоминало прежние преступления, что теперь даже убежденные скептики согласились с тем, что в Рочестере орудует серийный убийца.
    Патрисия Ивз "работала" на Лэйк-авеню и это дало основание думать, что убийца появляется в том районе. Скорее всего, тамошние проститутки должны были его знать и вполне доверяли ему. Именно в силу этого соображения полиция бросила большие силы на опрос местных проституток и проверку полученной от них информации. Под полицейскую проверку попадали все мужчины, замеченные в склонности к насилию в отношении проституток, а также лица с необычными сексуальными фантазиями. Существенно мешало следствию нежелание многих профессиональных проституток взаимодействовать с полицией. Предпосылки подобного недоброжелательного отношения понятны и не требуют особых пояснений. Расследование убийств проституток всегда были весьма специфичным видом сыска. В этой связи имеет смысл процитировать американского криминального психолога, офицера ФБР, специализировавшегося на расследованиях серийных убийств, Джона Дугласа, который в своей книге "Охотники за умами" таким образом характеризовал подобные расследования: "Задача остается сверхсложной. Проститутки ведут кочевой образ жизни. Если приятель или сутенер сообщает, что девушка пропала, никому не известно, то ли с ней что-то случилось, то ли она просто перебралась в другое место (...). Многие из них используют только клички, что превращает идентификацию в сущий кошмар. А сотрудничество между полицией и сообществом проституток, мягко говоря, оставляет желать лучшего".
    Опросами проституток с Лэйк-авеню детективы пытались сформировать как можно более полный список потенциальных преступников. Сама по себе подобная идея была неплоха, но в силу нечетко сформулированных критериев отбора в категорию подозрительных лиц попало очень большое число мужчин. Полиция фактически захлебнулась в проверке полученных материалов.
    И, разумеется, детективы не могли пройти мимо того обстоятельства, что убийца неплохо ориентировался в лесном массиве Норхемптон-парка. Это соображение сразу бросало тень подозрения на местных рыболовов и охотников. Полиция приступила к методичной и скурпулезной проверке лиц, покупавших когда-либо охотничьи или рыболовные лицензии. Объем проверки был очень большим. Конечно, значительную часть людей можно было сразу отсеять по формальным признакам, но тем не менее счет людей, чье alibi потребовалось скурпулезно проверить, шел на сотни. Понятно, что при таком объеме работы рассчитывать на быстрый успех не приходилось.
    Полицейские, разумеется, обратили внимание на то, что преступник изменил свою манеру действия: если в 1988 г. он бросал тела убитых женщин в реку, то теперь прятал трупы на берегу. Зачем он так поступал?
    Вопрос этот был совсем не праздным. Какая-то мотивация подобному изменению должна была сущестовать. Следователи предположили, что убийца начал прятать тела для того, чтобы иметь возможность периодически к ним возвращаться. Видимо, он стал чувствовать себя увереннее и, убедившись в неэффективности действий полиции, заметно осмелел.
    Пытаясь проследить путь Дороти Келлер и Пэт Ивз, полицейские опросили большое число людей, которые могли бы видеть женщин. Нашлись свидетели, которые в июне 1989 г. видели Келлер, загоравшей на берегу реки Сэлмон неподалеку от той самой поваленной сосны, под которой позже нашли ее тело. Женщина была в обществе немолодого мужчины, ловившего рыбу спиннингом. Был получен неплохой словесный портрет рыбака: белый мужчина в возрасте 45-50 лет, умеренно полный, он имел волосы с сильной сединой и заметную лобную залысину. Самое интересное заключалось в том, что человека, подходящего под это описание, встречали на этом месте и позже. Можно было предположить, что это и есть преступник, возвращавшийся к телу убитой им женщины.
    Вместе с тем, ценность полученного описания не следовало преувеличивать. Никто из свидетелей не мог назвать точную дату, когда именно он видел Дороти Келлер в лесу, и эта неясность существенно снижала ценность полученной информации. В самом деле, Дороти Келлер могла в одиночку явиться на понравившееся ей живописное место спустя несколько дней после рыбалки и именно тогда стать жертвой нападения. Хотя, конечно, ее друга-рыбака в любом случае следовало отыскать и тщательно допросить. В течение сентября - октября 1989 г. полиция Рочестера проверила большое количество мужчин, информация о подозрительном поведении которых поступала из среды местных проституток, но ни один из проверенных не был тем рыболовом с которым загорала Дороти Келлер.
    Исходя из того, что убийца был явно привязан к реке Сэлмон, было решено организовать регулярное обследование ее берегов. Примерно раз в неделю несколько десятков полицейских густой цепью прочесывали различные участки Норхемптон-парка, прилегающие к реке Сэлмон. Хотя подобные действия полиции можно считать хаотичными и бессистемными, эти прочесывания все же дали результат: 11 ноября 1989 г. в кустарнике возле самой воды был найден очередной - пятый по счету - женский труп.
    Как и в предыдущих эпизодах, убийца жестоко избил свою жертву, а затем задушил руками. Женщина погибла дней за 7-10 до момента обнаружения тела. Кустарник не был местом убийства; анализ микрочастиц, найденных в волосах и на одежде женщины, свидетельствовал, что первоначально тело находилось в таком месте, где было много строительной пыли. Лишь впоследствии, в силу каких-то своих соображений, убийца перевез труп в лес.
     Погибшая не значилась в базах криминального учета полиции и ФБР и потому дактилоскопирование не позволило идентифицировать тело. Полицейским пришлось приглашать для опознания местных сутенеров; они-то и сообщили детективам имя и фамилию погибшей. Ею оказалась лишь недавно приехавшая в штат Нью-Йорк молодая проститутка Франсис Браун. Ее еще плохо знали на Лэйк-авеню, а потому никто не мог вспомнить когда именно и при каких обстоятельствах она исчезла.
    Если до этого момента полиции удавалось не афишировать тот факт, что на территории графства действует серийный убийца, то после обнаружения тела Франсис Браун дальнейшее молчание сделалось уже невозможным. Местные газеты поместили заметки, полные справедливых упреков в адрес властей, а обсуждение хода расследования сделалось с этого времени неотъемлемой частью региональных новостей. Орудовавший в окрестностях реки Сэлмон преступник получил неофициальное прозвище "рочестерский душитель". Были у него и другие клички: "речной убийца", "Сэлмон-ривер-киллер". Последнее прозвище перекликалось с другим - "убийца с Грин-ривер"- которым американская печать наградила одного из самых кровожадных и удачливых серийных убийц в истории страны. "Убийца с Грин-ривер" действовал почти два десятилетия в штате Вашингтон (если точнее, с июля 1982 г. по ноябрь 2001 г.). Осенью 1989 г. родилась версия, согласно которой убийства женщин на реке Сэлмон осуществляет "убийца с Грин-ривер", специально для этого регулярно пересекающий Соединенные Штаты с запада на восток и обратно (подробнее о раследовании преступлений знаменитого "Убийцы с Грин-ривер" и его разоблачении можно прочесть в очерке нашего сайта "Охотник за головами с берегов Грин-ривер").
    Предположение это было вовсе не таким уж фантастичным, как могло показаться на первый взгляд. Хотя традиционно серийные убийцы предпочитают действовать в привычной им обстановке (т. е. не отдалясь от дома или даже прямо в собственном жилище), тем не менее некоторые яркие представители этой категории преступников были склонны к разъездам, причем, подчас, весьма дальним. Немало поколесили на своем фургончике Норрис и Биттейккер, далеко от Сан-Франциско уезжал так и не пойманный полицией ZODIAC (очерк о нем можно прочесть на нашем сайте в разделе "Серийные преступления"), а один из самых известных серийных убийц - Тед Банди - совершал нападал на женщин в 5 штатах! Мигрирующие серийные убийцы вовсе не миф - к концу 80-х годов 20-го века криминалисты это уже знали.
    К середине ноября у полицейских Рочестера стало крепнуть чувство собственной беспомощности. Сказывалось отсутствие опыта в расследовании подобного рода преступлений. Руководство полиции официально обратилось в территориальное управление ФБР с просьбой оказать любую помощь, на которую эта служба была бы способна. К тому времени специалисты ФБР США уже около 10 лет отрабатывали совершенно новую методику раскрытия серийных преступлений на основе построения "профиля личности" убийцы и добились неплохих результатов. В составе центрального аппарата ФБР было создано особое подразделение - т. н. Исследовательский отдел поддержки - оказывавший методологическую и консультационную помощь в раскрытии конкретных преступлений на всей территории страны. Специалисты по "профилированию личности" появились во всех территориальных управлениях ФБР. Эта спецслужба приняла весьма деятельное участие в розысках "сэлмон-ривер-киллера" о чем подробнее будет рассказано ниже.
    Между тем, 23 ноября 1989 г. была сделана новая страшная находка: в густом кустарнике возле местного пляжа мальчишки наткнулись на женский труп, залитый кровью. Погибшей оказалась 46-летняя Джун Скотт.
    Патологоанатомическое исследование показало, что смерть женщины наступила за 3-4 дня до обнаружения тела. Преступник впервые пустил в ход нож, которым он неудачно попытался отрезать кисть руки и искромсал половой орган. Однако, маленький (длина лезвия 5 см.) перочиный ножик не был орудием убийства. "Рочестерский душитель" остался верен себе: избив женщину, он задушил ее руками и лишь после этого принялся резать тело. Джун Скотт перед гибелью имела половое сношение, но это, скорее всего, не было изнасилование. Женщина была одета, а это означало, что с момента полового акта до убийства прошло некоторое время. Возможно, именно тогда преступник принимал решение о нападении.
    Джун Скотт не была проституткой. Однако, эту разведеную женщину м. б. отнести к категории "легкодоступных жертв" в том смысле, что убийце было нетрудно заманить ее в уединенное место под видом любовного свидания.
    Несмотря на активные розыскные мероприятия полиции так и не удалось найти свидетелей, которые бы видели спутника Джун Скотт. Тем не менее, мало кто из местных жителей сомневался в том, что убийство этой женщины совершил "рочестерский душитель".
    Детективы еще активно отрабатывали все версии, связанные с гибелью Джун Скотт, как поступила информация об исчезновении другой женщины. Речь шла о молодой проститутке Дарлин Триппи. Она "работала" на Лэйк-авеню, где ее и видели в последний раз 23 ноября 1989 г. Триппи не собиралась покидать Рочестер и все выглядело так, будто в тот день ее куда-то увез "клиент". Ни самого "клиента", ни его машины никто не видел.
    В полиции самым серьезным образом отнеслись к поступившему сообщению, тем более, что это был первый случай, когда полученная информация была упреждающей, т. е. поступившей до момента обнаружения трупа. Были начаты массированные розыскные мероприятия, в ходе которых полиция и национальная гвардия осматривали берега реки Сэлмон. В последний день ноября 1989 г. труп Дарлин Триппи нашли спрятанным в лесу, примерно в километре от реки. Убийца - без всяких сомнений - уже понял, что река попала в зону пристального внимания полиции и изменил своей традиции оставлять тело в воде, либо в непосредственной близости от нее. В остальном преступник повторил ставшую для него традиционной манеру действия: тело убитой им женщины носило следы жестоких побоев, а непосредственной причиной смерти послужило удушение руками.

    Ноябрьские убийства с очевидностью продемонстрировали, что преступник осмелел и стал действовать увереннее. Публикации в местных газетах были полны самых мрачных прогнозов. Представители полиции воздреживались от комментариев, но было ясно, что расследование преступлений "рочестерского душителя" буксует. В обществе росло осознание того, что возможны еще многие жертвы, прежде чем полиция нейтрализует убийцу. Все это создавало предпосылки для всеобщей неуверенности и страха.
    Большие надежды возлагались на специалистов из ФБР, которые по всеобщему мнению д. б. придать розыску необходимый толчок.
    Прежде чем коснуться разработанного в ФБР "профиля личности" "cэлмон-ривер-киллера" необходимо сделать небольшое отступление. Отечественная и зарубежная криминалистика выделяет два основных (весьма несхожих между собой) типа серийных убийц: организованный несоциальный и дезорганизованный асоциальный.

рис. 1: Роберт Хейзелвуд, психолог центрального аппарата ФБР США. Именно этому человеку мы обязаны рождением термина "серийные убийства". Этим понятием Хейзелвуд описывал совокупность преступлений, совершаемых одним и тем же лицом в схожей манере для снятия периодически накапливающегося сексуального по своей природе внутреннего напряжения. Строго говоря, до сих пор не существует юридически корректного определения этого понятия. Всего в мире существует более 400 его определений.


    Первый тип объединяет преступников, имеющих высокий уровень самоконтроля и социальной адаптации. Эти люди умеют контролировать проявления своих чувств, их поведение можно сравнить с поведением опытного охотника, постоянно совершенствующего свои навыки в процессе выслеживания и уничтожения жертвы. Организованные преступники загодя подготавливают убийство, подгоняя его под заранее разработанную оптимальную на их взгляд схему. Если в процессе реализации этой схемы наступает сбой, организованный преступник способен отложить реализацию плана. Эта категория серийных убийц склонна к похищению жертв, их продолжительным истязаниям и умерщвлениям посредством различных орудий, зачастую весьма экзотических. Термин "несоциальный" в названии преступников этого сорта означает их сознательное отстранение от человеческого сообщества; живя внутри общества они, тем не менее, остаются внутренне свободны от традиционной человеческой морали, нравственности, этики, искреннего религиозного чувства. Это холодные эгоисты, эгоцентрики, интраверты, нередко демонстрирующие черты шизофренических расстройств психики. При этом они не являются психически больными в брутальном, клиническом значении этого понятия. Из числа серийных убийц, очерки о которых помещены на нашем сайте, можно назвать таких организованных несоциальных преступников, как Дин Коррл, Кеннет Бьянки, Джон Гейси, австралийский маньяк Уильям МакДональд.
    Второй тип серийных убийц - дезорганизованные асоциальные - во многом отличается от первого. Эти преступники несдержанны в эмоциях и совершают нападения нередко под воздействием внезапно овладевающей ими неконтролируемой ярости. Понятие "дезорганизованные" в названии этой категории преступников обозначает как раз их неспособность к самоконтролю и самодисциплине. Они имеют низкий социокультурный статус, что в значительной степени обуславливает то чувство ущербности, с которым они идут по жизни. Презирая образование, они оказываются не в силах получить полезные для жизни и высокооплачиваемые специальности, что предопределяет их положение на самом дне общества и лишь укрепляет чувство собственной неполноценности. Движущим мотивом совершаемых этими людьми преступлений является ненависть к человечеству вообще и каждому отдельному человеку в частности; невозможность обладания красивой женщиной формирует у них устойчивую ненависть к женскому полу. Классический женоненавистник - это как раз дезорганизованная асоциальная личность. Вместе в тем, такие преступники обыкновенно демонстрируют сильную психологическую зависимость от матери или сестры. Спонтанность проявления ненависти заставляет таких убийц совершать преступления без предварительной подготовки. Иногда их называют "ситуационными преступниками", поскольку они совершают неожиданные нападения безо всякой предварительной подготовки, обусловленные всего лишь удачным для них стечением обстоятельств. В отличие от организованных несоциальных серийных убийц эти люди не задумываются над выбором оружия и не готовят его заранее: они пускают в ход кулаки, поднятый с земли камень, табуретку - словом, любое оружие, которое в минуту нападения окажется в их распоряжении. Если "несоциальный" преступник ощущает себя стоящим вне человеческого сообщества, чувствует себя выше других людей в силу неких особых черт своей личности, то "асоциальный" - ненавидит людей, завидует им, комплексует перед ними. Из числа серийных убийц, очерки о которых представлены на нашем сайте, можно назвать такого классического дезорганизованного асоциального преступника, как Питер Кюртен. Хорошо известный в России маньяк - изувер Чикатило тоже был ярким представителем именно этого сорта серийных убийц.

(продолжение)


eXTReMe Tracker