На главную.
СЕРИЙНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Серийные убийцы.

"Социализм не порождает преступности...".
( серийная преступность в СССР: попытка историко-криминалистического анализа )
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2008-09 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2008-09 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)

стр. 4


     Имелись ли в отечественной истории преступники, похожие своей кровожадностью на Ионесяна? Конечно, и во множестве. Внимательные читатели нашего сайта знают о Фёдоре Широколобове, безжалостном грабителе, убившем в последней четверти 19-го столетия 26 человек. О наёмном убийце Антонове-Балдохе, число жертв которого, признанное судом, составило 11 человек. Уже в начале 20-го века, но ещё в царское время, прогремел на всю Россию другой безжалостный грабитель и убийца - Александр Самышкин, совершивший во главе банды за 4 месяца 1913 г. 11 вооружённых грабежей, в ходе которых пострадали более 20 человек. Самышкин со своими присными безжалостно пытал пленников, жарил их утюгом, ломал ноги кувалдой, резал ножом. Почти все, попадавшие в его руки, погибали страшной смертью, выжил лишь один человек, получивший тяжёлое ранение и принятый грабителями за мёртвого. Примечательно, что освобождённый февральским 1917 г. переворотом из каторжной тюрьмы Самышкин, с приходом большевиков к власти подался сначала в Красную милицию, а затем в ВЧК, где доблестно бился с "гидрой контрреволюции и интервенции" на Украине. Зигзаг судьбы неслучайный, ведь вся эта каторжанская шушера была для большевиков "классово близкой" прослойкой. В конечном итоге Александра Самышкина расстреляли сами же чекисты. Случилось это в 1920 г., знаменитый грабитель провинился перед новой властью отнюдь не патологической жесткостью, которая никому в ЧК в вину не ставилась, а банальной растратой казённых денег.
     Эпические грабители и живодёры после Октября 1917 г., разумеется, никуда не исчезли, а скорее наоборот - расплодились по всей Руси в невиданных доселе количествах. О грабителях 20-30-х гг. можно говорить очень много, но для иллюстрации нашего тезиса достаточно будет упомянуть о таком феноменальном ( и незаслуженно забытом! ) бандите, как Егор Башкатов. Этот человек, промышлявший грабежами на протяжении 1922-32 гг., принципиально не оставлял в живых ни одной своей жертвы. Начав свои грабежи в возрасте 43 лет и действуя первые годы в одиночку, Егор Иванович Башкатов за 10 лет активной преступной деятельности убил 459 чел.(!) Это, пожалуй, своеобразный мировой рекорд. Огромное число погибших от рук Башкатова и его подельников подтверждается записями приходной книги, в которой убийцы отражали поступления денег и материальных ценностей в свой "общак". Постепенно вокруг удачливого бандита сложилась многочисленная преступная группа, в состав которой помимо главаря входили ещё 5 убийц, а также 15 пособников. Последние были заняты тем, что помогали легализовать награбленное - отстирывали одежду погибших, продавали их вещи, держали квартиры-явки. Кроме того, по меньшей мере ещё 5 чел. знали о преступном промысле банды, но никому об этом не сообщали, т.е. были повинны в недонесении о преступлении. В январе 1932 г. банда Башкатова была разгромлена правоохранительными органами и все её участники, повинные в убийствах, были приговорены к "высшей мере социальной защиты", так в те времена называли сметную казнь через расстрел.
     И после Башкатова по просторам России и СССР носились многие сотни кровавых убийц и бандитов, чьи руки были обагрены кровью десятков людей. Уже в эпоху "развитОго социализма", т.е. на памяти нынешнего поколения (в т.ч. и автора этих строк), прогремели на весь Союз братья Самойленко - Дмитрий, Юрий и Валерий - убившие в период с 6 июля по 30 декабря 1979 г., т.е. за 5,5 мес., 32 человека!


     Т.е. многоэпизодные преступления, сопряжённые с убийствами и насилиями над десятками людей, вовсе не были для дореволюционной России и Советского Союза чем-то исключительным. И как можно заметить, в ряду перечисленных выше "работников ножа и топора", Ионесян-"Мосгаз" ничем особенным не выделяется; более того, в этом ряду он занимает, в общем-то, довольно скромное место. Действовал Ионесян предельно тупо, оставляя массу свидетелей, губил людей зазря, за мелочёвку, попался из-за скудоумия и жадности, носился с украденным телевизором, как дурень с писаной торбой, за что и поплатился.
     Хотя Ионесяна и причисляют совершенно незаслуженно к серийным убийцам, таковые существовали в СССР и без него. Причём, задолго.
     Например, л е н и н г р а д с к и й    "с е р и й н и к"    Т ю р и н    Ф и л и п п    П е т р о в и ч (период активности май 1945 г.- декабрь 1946 г.).
     Расследование, приведшее к разоблачению этого убийцы, началось с весьма будничных для 1946 г. сообщений об исчезновении людей. С интервалом в 1 день в районах Смоленского и Предтеченского рынков Ленинграда пропали 5 человек : 27 ноября - 62-летняя женщина; 29 ноября - 25-летний мужчина, бывалый фронтовик, орденоносец ; 1 декабря - 23-летний офицер, также в прошлом фронтовик и, наконец, 3 декабря - ещё два человека, жених с невестой. От случившегося нельзя было отмахнуться - уж больно подозрительна была цикличность происходившего и территориальная локализация. Кроме того, в памяти сотрудников ленинградского уголовного розыска ещё были свежи воспоминания о блокадной поре, когда преступления на почве каннибализма приняли массовый характер ( об этом не принято говорить, но случаи людоедства были очень многочисленны. Достаточно привести две цифры : в период с 1 декабря 1941 по 10 января 1942 г. отмечено 77 случаев употребления в пищу человеческого мяса, а в первую декаду февраля 1942 г. - уже 311. В основном объектами посягательств каннибалов являлись трупы военнослужащих, умерших от ранений в госпиталях и больницах города, но имелись случаи и целенаправленных покушений на убийства и убийств с целью последующего поедания жертвы. Это очень горькая правда о блокаде Ленинграда, но забывать её нельзя - это тоже история, выстраданная нашим народом и обществом ). В 1946 г. страна пережила тяжёлый голод и хотя продовольственное снабжение Ленинграда было куда лучше, чем в в среднем по стране, нельзя было исключать того, что кто-то из горожан вернулся к своим каннибальским привычкам.
     Помимо версии о появлении в городе людоеда, нельзя было отбросить и куда более прозаическое объяснение исчезновения людей - убийство с целью завладения их имуществом. Все пропавшие д.б. иметь на руках либо денежные средства, либо ценные вещи; люди, пропавшие 29 ноября и 3 декабря продавали патефоны.
     Обращала на себя внимание и локализация мест, где видели исчезнувших людей в последний раз. Предтеченский и Смоленский рынки относились к числу самых маленьких и потому спокойных городских рынков. Наибольшая криминальная активность наблюдалась совсем в других местах города, соответственно, и внимание правоохранительных органов также было приковано к другим, более крупным и криминогенным рынкам.
     Розыскные дела сотрудники РУВД завели быстро и отработали их добросовестно. Определённым образом помогла и бдительность ленинградцев - люди, пережившие блокаду, были очень внимательны друг к другу, предупредительны, всегда откликались на обращения правоохранительных органов и сохраняли бдительность, присущую военному времени. Благодаря этому милиционерам удалось проследить путь пропавших без вести людей. Оказалось, что все пятеро, приходя на рынки, вступали в контакт с неким человеком, предлагавшим картошку и уводившим покупателей с собою. Приметы неизвестного во всех случаях оказывались если и не совпадающими, то всё же весьма схожи.
     Уже к концу первой недели декабря уголовный розыск города был ориентирован на установление судеб исчезнувших людей. Однако более месяца ни агентурная работа в уголовное среде, ни криминалистическая - по изучению находимых время от времени неопознанных трупов - никаких результатов не давали. Пятеро человек словно бы испарились...
     Серьёзным толчком для розыска послужило обнаружение двух мужских трупов 19 января 1947 г. Полностью раздетые тела находились в помещении заброшенной долговременной огневой точки, входившей в линию обороны Ленинграда на правом берегу Невы за пределами городской черты. Район этот уже почти столетие именовался Уткиной Заводью в силу того, что река Нева в этом месте образовывала большой затон. Тела нашли рабочие завода "Большевик", занимавшиеся сбором металлолома. Зимние холода обеспечили сравнительно неплохую сохранность тел. Судебно-медицинское исследование показало, что смерть мужчин последовала в результате причинения обоим черепно-мозговых травм тупым предметом ( молотком, гантелей ). Лица были крайне обезображены, явно напрашивалась мысль об их сознательном повреждении с целью затруднения последующего опознания.
     Тем не менее, личности погибших удалось довольно быстро установить. Помогло то обстоятельство, что во время сбора металлолома перед 7 ноября 1946 г. рабочие уже осматривали упомянутый ДЗОТ и тогда никаких трупов там не находилось. Т.о. время появления тел локализовалось последними последними двумя с половиной месяцами. Кроме того, на одном из тел имелись следы заживших пулевых ранений, а это сразу рождало предположение, что погибший при жизни был фронтовиком или военнослужащим. Оказалось, что в ДЗОТе были найдены тела тех самых молодых мужчин, что числились в розыске с 29 ноября и 1 декабря минувшего года.
     Место сокрытия тел также многое рассказало об убийце.
     Во-первых, ДЗОТ находился в поле, вдали от дорог, к нему невозможно было подъехать на автомобиле, следовательно преступник транспортировал тела на себе. Понятно, что даже здоровый мужчина никак не мог тащить волоком или на руках 80-килограммовое человеческое тело многие километры и делать это открыто. Значит, убийца совершал преступление где-то неподалёку и перенос трупов осуществлял в тёмное время суток. Последнее предположение заставляло предполагать, что убийца живёт или работает где-то недалеко.
     Во-вторых, ввиду того, что район Уткиной Заводи был малонаселён и изобиловал всевозможными укрытиями как естественными ( овраги, перелески ), так и искусственными ( траншеи, ходы сообщений и пр. элементы оборудованной здесь линии обороны времён войны ), м.б. предположить, что неизвестный убийца оставил здесь ещё какие-то свидетельства собственных преступлений. Район требовалось как следует осмотреть.
     Жилых построек в районе ДЗОТа не существовало - их уничтожили ещё во время строительства оборонительных сооружений. Однако в 90 м. от ДЗОТа находился барак, в котором помещалась кухня и столовая т.н. "полевого стана" завода "Большевик". Дело в том, что значительные земельные участки в Уткиной Заводи были отданы этому заводу под огороды, которые каждый год засевались картофелем, капустой, огурцами и т.п. Подобное сельхозпроизводство помогало решить продовольственную проблему работников завода и для того времени являлось в Советском Союзе нормой. В январе 1947 г. столовая оказалась закрыта за ненадобностью, однако проверкой было установлено, что администрация завода в 1944-46 гг. разрешала проживать в бараке группе иногородних работников, привлекаемых для сельхозработ в тёплое время года.
     Пока часть сотрудников уголовного розыска выясняла личности проживавших в бараке людей, другая занималась осмотром местности. Их внимание привлекли два небольших водоёма, расположенных неподалёку от барака - один на расстоянии 120 м., второй - в 180 м. Сначала было решено осмотреть ближайший прудик : буквально через десять минут зацепили багром и подняли с его дна раздетый женский труп, к ногам которого был привязан массивный обрезок железнодорожного рельса. После этой находки вызвали военных водолазов, которые в обоих водоёмах нашли 3 трупа: в первом - ещё одной нагой женщины, а во втором - мужчины и женщины, также раздетых. Последняя являлась той самой 62-летней Ириной Рожиной, что исчезла 27 ноября.
     Довольно быстро опознали мужской труп - это был рабочий, пропавший 19 ноября 1946 г. Его исчезновение до этого момента не связывалось с пропажей других людей, хотя от соседей по рабочему общежитию, где он проживал, было известно, что в последний раз его видели отправляющимся на Предтеченский рынок. Опознание остальных потребовало большего времени, однако мало кто из оперативников сомневался в том, что эти люди также окажутся в числе пропавших прежде без вести жителей Ленинграда. Судебно-медицинское исследование найденных в обоих водоёмах трупов показало, что смерть этих людей последовала в результате причинения каждому из них открытой травмы мозга, другими словами, погибших били по головам топором, буквально расклывая череп на части. Следы прижизненного связывания указывали на обездвиживание жертв. Все трупы были найдены с привязанными грузами, предотвращавшими их возможное всплытие. Характер причинённых ранений и специфика постмортальных манипуляций ясно указывали на то, что всё содеянное является делом рук одного и того же преступника (либо преступников). Время совершения всех убийств датировалось ноябрём-декабрём 1946 г.
     Дело приняло совсем уж неожиданный оборот. Убийства в Уткиной Заводи явно были поставлены на поток и нельзя было исключать того, что погибших могло оказаться куда больше.
     Вся эта информация заставила самым тщательным образом изучить проживавших в бараке. Внимание розыскников быстро привлёк некий Филипп Петрович Тюрин, работавший при столовой извозчиком. В его распоряжении находилась бричка с лошадью, на которой он объезжал работавшие в поле бригады, доставляя им обеды. Тюрин был из рязанских крестьян, повоевал на фронте, был тяжело ранен, лечился в ленинградском госпитале и после комиссования из армии остался в городе. С апреля 1945 г. Тюрин работал при столовой завода "Большевик" - это было шикарное по тем временам место ! Ему выделили комнату в бараке, в которой он отжил более полутора лет, вплоть до декабря 1946 г. Филипп Петрович отлично соответстовал словесному портрету неизвестного мужчины, уводившего с Предтеченского и Смоленского рынков пропавших без вести людей.
     На момент описываемых событий Тюрин в городе отсутствовал - 12 декабря он выехал на свою "малую родину", на Рязанщину. Удалось установить, что с собою труженик передвижной полевой столовой прихватил изрядный багаж - аж даже 11 чемоданов! Видать неплохо погужевал в культурной столице...
     Весьма интересный результат дал обыск заколоченного барака и устроенного рядом с ним отхожего места. В комнате, которую занимал Тюрин, нашли многочисленные следы крови - на плинтусах, стенах, оконном наличнике и письменном столе. Под полом оказался просторный погреб - внушительных размеров подземное помещение с деревянной загородкой, похожей на клетку. На улице, подле туалета криминалисты научно-технического отдела ГУВД отыскали дюралевый тазик, почти на 5 см. заполненный... замёрзшей кровью. Много замёрзшей крови оказалось также и в самом сортире.
     Подозрительного работника столовой было решено вернуть в Ленинград, чтобы провести его опознание работниками рынков. Два сотрудника ленинградского уголовного розыска отправились в Рязань. Тюрин был задержан в родной деревеньке с невесёлым названием Сумерки и под охраной привезён в Ленинград. Были изъяты и вещи, принадлежавшие Филиппу Петровичу, среди них особое внимание оперативников привлекли восемь мужских наручных часов три патефона - их м.б. предъявить родственникам пропавших людей с целью опознания. Однако забрать с собою вещи подозреваемого сотрудники НКВД не могли физически - в опечатанном виде они поехали в Питер фельдпочтой и прибыли в город на Неве лишь на третьи сутки после приезда самого Тюрина.
     Изучение видовой принадлежности крови, найденной в комнате Тюрина, показало, что она является кровью животного. Между тем, кровь в тазике и уличном туалете была человеческой, но это ни в чём Тюрина не уличало, поскольку в бараке в ноябре-декабре 1946 г. проживал не он один. Т.о. на момент доставки Тюрина в Ленинград 27 января 1947 г. следствие по существу ничего не могло ему предъявить. Филипп Петрович запирался, категорически отвергал все подозрения в свой адрес и первые его допросы ничего не дали.
     Лишь после прибытия вещей Тюрина и их опознания родственниками погибших людей в начале февраля 1947 г. ситуация стала постепенно меняться. Подозреваемый признал сначала свою вину в убийствах людей, пропавших в конце ноября 1946 г., а затем стал рассказывать о преступлениях более ранней поры, о которых ни следователь прокуратуры, ни сотрудники уголовного розыска, не имели ни малейшего понятия.
     Всего Филипп Петрович Тюрин признался в совершении на территории Ленинграда 29 убийств, датированных периодом апрель 1945 г.- декабрь 1946 г. В ходе следственных экспериментов он показал места захоронений 14 трупов : 13 из них были обнаружены, а 1 - нет ввиду того, что прямо над местом захоронения осенью 1945 г. оказалсь проложена железнодорожная колея. Ещё 9 тел убитых им людей Тюрин сбросил в воды Уткиной Заводи. В марте и апреле 1947 г. их деятельно искали водолазы Ленинградской военно-морской базы, но эти попытки оказались безрезультатны - дно оказалось сильно заиленным.
     Дело было передано в суд 4 мая 1947 г. Обвинительное заключение трактовало действия Тюрина как "систематические убийства с целью завладения имуществом и деньгами людей". Процесс проходил в знаменитом доме №16 по набережной Фонтанки ( в царское время там помещалось Третье отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии, а потом Департамент полиции ) в закрытом режиме. Тюрин был приговрён к высшей мере наказания и расстрелян, что в общем-то, совсем не представляется удивительным.
     Хотя обвинительное заключение расценивало действия Филиппа Петровича Тюрина как грабёж, подобная квалификация вряд ли справедлива. Собственно, недостаточность и неточность официальной квалификации признали сами власти, сделав процесс по делу Тюрина закрытым. В СССР в "закрытом режиме" обычно слушались дела связанные с сексуальными преступлениями ( их тогда именовали "половыми" ). Дела обычных убийц, грабителей, растратчиков и хулиганов не только слушались открыто, но нередко и с приглашением журналистов, которым надлежало затем по материалам процессов сочинять репортажи и фельетоны. Буквально в те же самые годы ( если точнее, в 1949 г.) большой процесс по "банде Слона", убившей 7 человек в ходе более чем 40 нападений в Ленинграде и Ленобласти, наделал много шума и был проведён открыто, как своеобразная демонстрация успехов "борьбы за соцзаконность". Слушания же по делу Филиппа Тюрина не только проходили в закрытом режиме, но и само следственное производство засекретили, на многие десятилетия сделав его как бы несуществовавшим. Остались лишь невнятные предания о каком-то очень необычном убийце, орудовавшем в Питере в 40-х годах.
     Необходимо подчеркнуть, что следствие не очень интересовала сексуальная подоплёка преступлений Тюрина. Корыстные побуждения в качестве мотива убийств вполне устраивали прокуратуру ; сам же обвиняемый в силу очевидных причин не имел ни малейшего желания погружаться в отвратительные детали своих деяний и просто соглашался с тем, что грабил своих знакомых. Лишь руководствуясь косвенными соображениями мы можем сейчас прийти к заключению, что Тюрин являлся вовсе не грабителем, а именно серийным убийцей.
     На следствии он утверждал, будто заманивал свои жертвы в барак якобы с целью продажи им картофеля и предлагал залезть в погреб, чтобы набрать его самостоятельно. В момент, когда жертва начинала спускаться по лестнице под пол, преступник совершал нападение - бил по голове топором, молотком или обрезком трубы. Между тем, ни в погребе, ни на лестнице, ни в жилой комнате Тюрина следов человеческой крови найдено не было - убийства явно осуществлялись вне барака. Одежда погибших, найденная в вещах преступника, также не имела следов крови - это могло означать лишь то, что в момент получения жертвой смертельных ранений она уже была раздета. Эти соображения заставляют предполагать более сложную картину преступления, нежели ту, которую нарисовало следствие.
     Скорее всего, Тюрин сначала принимал меры для обездвиживания жертвы и подавления её способности к сопротивлению. Трудно сказать, как именно он это делал - оглушал ударом по голове или угощал спиртным, с растворённым лекарством - вариантов может быть несколько. Как бы там ни было, выведя на время жертву из строя, убийца связывал и раздевал её, возможно помещал в погреб, который, напомним, имел загородку, похожую на клетку. Трудно сказать, как скоро после этого следовала расправа - можно допустить, что смерть пленника была отнюдь нескорой и заточение в подземной тюрьме растягивалось на несколько дней. Ничего не известно о сексуальных предпочтениях Тюрина, вполне возможно, что одиноко живущий 37-летний мужчина не без удовольствия насиловал своих пленниц и пленников. Можно допустить и прямо противоположное, что он являлся импотентом и вообще не осуществлял явных сексуальных манипуляций ( как известно, серийные убийцы-дестройеры не насилуют свои жертвы, что отнюдь не исключает сексуальной природы мотива, толкающего их на преступления ). В любом случае, картина преступлений Филиппа Тюрина совсем не так однозначна, как может показаться, если исходить лишь из официальной их трактовки. Тот факт, что суд над Тюриным проходил в закрытом режиме, сам по себе говорит о многом - там, видимо, говорилось о таких деяниях, которые невозможно было сообщить общественности.
     Ещё бы ! Ведь идеологический догмат вдалбливал в головы всем гражданам СССР : "социализм не порождает преступности!" И на вопрос обывателя, откуда же берутся такие выродки ? ни медицинская, ни юридическая науки ответить не могли при всём желании. Поэтому, чтобы избежать лишних вопросов, Советская власть поступила так, как неоднократно поступала до- и после "дела Филиппа Тюрина" - она просто сделал вид, будто разоблачила банального грабителя, и поспешила забыть о странном прецеденте.
     Но непонятное и опасное явление от этого не исчезло. Оно напоминало о себе вновь и вновь многими десятками новых кровавых преступлений.
     При анализе расследования убийств Филиппа Тюрина обращает на себя внимание ещё одна существенная деталь, кстати, характерная для прочих уголовных дел такого профиля - низкий уровень аналитической работы в системе уголовного розыска даже на уровне городского управления ( о республиканском или общесоюзном уровнях и говорить не приходится - там всё обстояло ещё хуже!). Фактически Филипп Тюрин успешно закончил свою преступную работу в городе на Неве и благополучно уехал с вещами убитых им людей. Внимание розыскников привлекли лишь 4 последних эпизода исчезновения людей и то потому лишь, что они произошли через день. Остальные 25 эпизодов прошли, как говорится, "мимо кассы". Сотрудники 6 отдела УУР показали себя молодцами, настоящими профессионалами - они в считаные дни "раскрутили" дело после обнаружения первых трупов, но до того момента, пока Тюрин не стал давать признательных показаний никто из сыскарей и предположить не мог, сколь необычный монстр попался им. Будь Тюрин осторожнее, действуй он более расчётливо, не начни пороть горячку в последние дни своего пребывания в Ленинграде - и всё бы ему сошло с рук. Никто его не искал, никто даже не предполагал, что в городе орудует подобное чудовище ! Прошёл бы год-два, истлела бы плоть на костях трупов и никто бы не сумел идентифицировать их, а значит, никто бы и не связал случайно найденные останки с исчезновениями людей на Смоленском и Предтеченском рынках.
     И Филипп Петрович Тюрин, простой возчик передвижной столовой ОРСа завода "Большевик", благополучно ушёл бы от назначенной ему расплаты. Как уходили, видимо, многие другие его собратья по преступному цеху серийных убийц.
     С е р и я    и з н а с и л о в а н и й    в    В о р о ш и л о в г р а д е    (н ы н е    Л у г а н с к) ( "Луганский Маньяк" Алмазян, период активности : март-ноябрь 1970 г.). Данное многоэпизодное преступление является своеобразной "классикой жанра" - в нём задолго до Чикатило, Кулика и пр. монстров 80-х гг. проявились специфические черты серийных преступлений. Причём черты интернациональные, т.е. характерные как для стран Запада, так и советского общества.
     Этот сериал" начался 26 марта 1970 г. с банального, в общем-то, изнасилования ( эпитет "банальный" означает тривиальность сценария произошедшего, и разумеется, отнюдь не выражает эмоциональную оценку автора ). Неизвестный догнал возвращавшуюся с работы в тёмное время суток женщину и, угрожая ей ножом, принудил к половому сношению. В последующие мартовские дни происшествие повторилось ещё дважды, причём его картина каждый раз воспроизводилась столь точно, что никаких сомнений в появлении в городе сексуального маньяка быть не могло.
     В первую декаду апреля 1970 г. последовали ещё три аналогичных изнасилования. Преступник демонстрировал прямо-таки сексуальную одержимость: менее чем за три недели шесть эпизодов ! Все нападения совершались в одинаковой манере :
        - преступник действовал в городских парках в интервале 19:00-22:00;
        - нападавший демонстрировал весьма широкий "диапазон приемлемости", его жертвами стали женщины в возрасте от 28 до 47 лет весьма отличавшиеся друг от друга ростом, сложением, цветом волос и пр.;
        - маньяк угрожал жертвам ножом, говорил, что они "проиграны в карты" и либо должны заплатить значительную сумму денег, либо погибнуть, но он согласен их не убивать, а "лишь изнасиловать". Все его действия сопровождались словесными угрозами, но подчинявшимся жертвам он не причинял сколь-нибудь серьёзных физических травм;
        - преступник потрошил женские сумочки, забирал деньги и ценные вещи;
        - для посягательств была характерна крайняя дерзость: нападавший совершал изнасилования буквально в десятке метров от парковых дорожек, по которым ходили люди, причём продолжительность нападений постоянно увеличивалось ( в шестой раз он глумился над жертвой почти 30 мин.).
     Безнаказанность явно вскружила голову преступнику. На этом его и попытались поймать правоохранительные органы. Начиная с 10 апреля 1970 г. под руководством созданного в местном ГУВД оперативного штаба на патрулирования в городские парки стали выходить до 200 нарядов милиционеров и членов ДНД ( Добровольных Народных Дружин ). БОльшая часть нарядов действовала в штатском.

     Преступник, видимо, оценил масштаб развернувшейся на него охоты и отказался от нападений в парках. 14 апреля он изнасиловал, а затем задушил 17-летнюю девушку. Нападение произошло на улице в плохо освещённом и малонаселённом районе старой застройки. Жертва была затащена ( видимо, под угрозой ножа ) в здание полуразвалившейся трансформаторной подстанции. Это был первый случай убийства, связанный с активностью "Луганского Маньяка". Достоверно было известно, что насильник вооружён ножом, однако смерть девушки последовала от удушения руками. Рядом с трупом было найдено вафельное полотенце, которое убийца использовал как кляп, кроме того, руки погибшей первоначально были связаны двумя короткими отрезками голубой тесьмы, которую преступник после убийства снял и бросил рядом с трупом. И полотенце, и тесьму убийца принёс с собою и правоохранительные органы приложили немало усилий для того, чтобы установить их происхождение и тем самым проследить путь к убийце.

    

рис. 3: На фотографии слева: развалины трансформаторной подстанции, явившиеся местом первого убийства "Луганским Маньяком" своей жертвы. В снимке в центре: место преступления, хорошо видно, что руки жертвы свободны. Справа: детальный фотоснимок предплечий погибшей; отмечены следы связываниия рук тесьмой, снятой после совершения убийства самим же преступником.



     Как оказалось, тесьма производилась в Риге и на Украину поставлялась через оптовую базу в Киеве. Тесьму там заказывали около 40 торговых точек из Ворошиловграда (так в советское время назывался нынешний Луганск); все их сотрудники, соответствовавшие приметам насильника, прошли проверку. Также был организован розыск покупателей тесьмы из числа физических лиц - всех их проверяли на предмет наличия alibi в дни нападений. В конечном итоге направление розыска, связанное с проверкой происхождения тесьмы, зашло в тупик и было остановлено.
     В течение нескольких месяцев устанавливалось происхождение полотенца, которое убийца использовал в качестве кляпа, однако эта линия также завела розыск в дебри. Подобные дешёвые полотенца выдавались военнослужащим местного гарнизона и рабочим некоторых луганских предприятий. Они свободно продавались в многочисленных торговых точках как Ворошиловградской области, так и соседних регионов Украины. Число подозреваемых при широкой распространённости данного товара увеличивалось до десятков тысяч мужчин, очевидно, что такое их количество не поддавалось проверке.
    
( на предыдущую страницу )                                                 ( на следующую страницу )


eXTReMe Tracker