На главную.
СЕРИЙНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Серийные убийцы.

"Социализм не порождает преступности...".
( серийная преступность в СССР: попытка историко-криминалистического анализа )
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2008-09 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2008-09 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)

стр. 10 (окончание)


     Поскольку насильник проводил со своими жертвами довольно много времени, те имели возможность хорошенько его рассмотреть. Описания пострадавших отлично дополняли сведения о его внешности, которые сообщали жители окрестых домов и подъездов, к которым насильник обращался во время поисков нужной ему квартиры. Ведь преступник далеко не сразу натыкался на квартиру с одинокой девочкой, обычно он блуждал по подъезду и совершал несколько неудачных "подходов", так что видели его многие. Поэтому ни со словесным портретом, ни с фотороботом ("субъективным композиционным портретом") разыскиваемого затруднений не возникло.
     Во внешности преступника обращала на себя внимание довольно любопытная деталь - его всегда видели в очках. Следователи считали, что преступник пользуется ими в целях конспирации, для изменения внешности и затруднения последующего опознания. Кроме того, очки, видимо, придавали ему солидность и определённо усиливали доверие тому образу, который он создавал ("оперативник во время исполнения служебных обязанностей").
     Поскольку насильник демонстрировал знание некоторых криминалистических тонкостей, специфичной лексики и приёмов милицейской работы, то правдоподобной представлялась версия о его принадлежности в прошлом к правоохранительным органам. Первым делом под проверку попали все сотрудники милиции, уволенные по компрометирующим обстоятельствам, а также судимые; список подозреваемых дополнили уголовники, замеченные прежде в попытках выдавать себя за сотрудников правоохранительных органов. Третьей категорией лиц, к проверке которых приступили питерские "сыскари", явились лица с выявленными психосексуальными отклонениями, состоявшие на специальном учёте.
     Когда стало ясно, что на территории разных районов города дейсвует один и тот же преступник, была создана объединённая следственно-оперативная группа, в которую вошли работники городской прокуратуры и управления уголовного розыска ГУВД. Дела были изъяты из районных отделов и объединены в рамках единого расследования на уровне города.
     Всё эти мероприятия, конечно же, были своевременны и правильны. Но уже летом 1977 г. розыск неизвестного "любителя девочек" замедлился : преступник надолго затаился, в силу чего следствие склонилось к мысли о его возможном отъезде из Ленинграда, возможно, связанном с задержанием правоохранительными органами за иные преступления. Поэтому с конца лета 1977 г. к вышеназванным трём категориям проверяемых лиц добавилась четвёртая - арестованные либо судимые после июня.
     Пауза, взятая "оперативником", тянулась довольно долго - около полугода, однако с октября месяца "сериал" возобновился, причём манера поведения преступника во время совершения посягательств изменений практически не претерпела. Стало ясно, что обладатель фальшивого милицейского удостоверения и очков-"хамелеонов" никуда не делся - он жив, здоров и по-прежнему орудует в "городе Ленина, городе трёх-революций".
     После двух изнасилований поздней осенью цепочка преступлений, впрочем, вдруг опять прервалась. На этот раз пауза тянулась до весны 1978 г., после чего последовало три новых эпизода. Преступник явно набирался опыта и уверенности в себе, на месте совершения преступлений он начал вести себя более вальяжно, без суеты, вступал с жертвами в скабрезные разговоры, рассуждал о "девочках-целочках", которых ему следует наставить на путь истинный, разглагольствовал на всевозможные темы, связанные с сексом. Время, проводимое насильником со своей жертвой постоянно увеличивалось и уже измерялось часами ; по крайней мере дважды преступник покинул квартиры буквально за несколько минут до появления родителей изнасилованных девочек. Из разговоров насильника с девочками стало ясно, что тот не просто является педофилом, а зациклен на девичьей непорочности. Этот "пунктик", скорее всего, был обусловлен некими событиями из жизни насильника...


     Знакомый сотрудник уголовного розыска, рассказывая автору о расследовании этого дела, признался, что всякий раз, ожидая сообщения о новом посягательстве лже-"милиционера", члены следственной группы боялись того, что преступник начнёт убивать жертвы. Мол, насильник будет смелеть, набираться опыта и в какой-то момент решит, что ему следует не оставлять свои жертвы в живых. Признание, что и говорить, довольно неожиданное, свидетельствующее о полном непонимании опытным "сыскарём" психологии насильника. Тот факт, что преступник стал больше разговаривать с жертвами, больше проводить с ними времени, на самом деле свидетельствовал о важности для него персонификации жертвы, потребности общения с нею ( разумеется, общения извращённого, ненормального, травмирующего психику, но тем не менее именно общения, а не тупого насилия и членовредительства ). В принципе, это неплохой знак для жертв, поскольку преступники, персонифицирующие жертву, не совершают её последующего убийства ( разумеется, для этого утверждения существуют некоторые оговорки, важно, прежде всего, поведение самой жертвы преступления ). То, что сотрудник уголовного розыска с опытом работы в полтора десятилетия совершенно не понимал процессов, происходивших в голове насильника, лишний раз подтверждает тезис о крайней недооценке в советское время важности специальной подготовки сотрудников правоохранительных органов в области криминальной психологии и девиантного поведения.
     Между тем, такие знания могли бы сообщить следователям немало ценной информации. Попробуем с точки современных представлений охарактеризовать некоторые личностные черты неизвестного насильника школьниц :
        - 1) Криминальная психология твёрдо считает, что педофильная ориентация постоянна на протяжении жизни ( т.е. не приобретается со временем и не исчезает сама собою ). А это значит, что неизвестный маньяк, скорее всего, уже демонстрировал прежде любовь к малолетним. Следствие справедливо предположило, что насильник имел судимость, но не сделало следующего важного предположения - эта судимость скорее всего д.б. быть связана с сексуальным преступлением. Уточнение немаловажное : в те времена насильники и педофилы получали в местах лишения свободы позорные татуировки, с указанием статьи УК, по которой им выносился приговор (ст.121 или 117). Их насильно "опускали", переводя в низшую категорию лагерной иерархии, используя в качестве пассивных гомосексуальных партнёров, причём от исполнения функций таковых они не могли отказаться. Сразу после "опускания" насильники и педофилы получали ещё одну специальную позорную татуировку. И та, и другая татуировки ( т.е. с указанием на позорную статью и "опускание" обладателя ) наносились обычно на ягодицы. Примечательно, что осторожный "Охотник-на-девственниц" во время своих многочисленных преступлений ни разу не спустил трусы - это могло свидетельствовать о наличии на его ягодицах специфических татуировок, которые сами по себе являлись замечательными особыми приметами! Предположение это (довольно очевидное с точки зрения знающего психологию девиантного поведения специалиста) в конце 70-х гг. никому в голову не пришло. Между тем, оно бы могло дать ценный критерий отбора проверяемых лиц.
        - 2) С большой долей уверенности м.б. предположить, что насильник женат. Педофилы вообще склонны жениться чаще прочих сексуальных преступников - брак помогает им социально мимикрировать. В жёны они выбирают худеньких миниатюрных женщин, внешностью и манерами напоминающих девочек - так срабатывает подсознательная установка на поиск физически несформировавшегося полового партнёра. Однако брак для педофила является источником фрустрации, именно поэтому он продолжает процесс поиска малолетнего партнёра, соблазняя или насилуя подходящих на эту роль детей и подростков.
        - 3) Педофилы как никто из сексуальных преступников демонстрируют в своём поведении бисексуальность. В случае же с ленинградским "охотником-на-девственниц" м.б. предполагать человека, исполнявшего в "зоне" на протяжении нескольких лет роль пассивного гомосексуального партнёра, т.е. имеющего продолжительный соответствующий опыт. Даже если его "опустили" принудительно, многолетние занятия такого рода сексом должны были войти в привычку. С большой долей вероятности можно было считать, что и на свободе насильник время от времени возвращается к этому занятию и иногда добровольно берёт на себя роль пассивного гомосексуального партнёра. Причём, наличие жены и устойчивое влечение к малолетним девочкам не являются для него в этом деле помехой.
     Т.о. компетентный психологический анализ позволил бы довольно многое сказать о неизвестном преступнике, причём, как станет ясно из дальнейшего, весьма близко к истине ( женат, имеет позорящие татуировки, либо следы их сведения, весьма возможны его гомосексуальные контакты и знакомства в соответствующей среде ). Эта информация была бы очень ценна при проверке подозреваемых, поскольку число последних за 5 лет интенсивного розыска исчислялось многими тысячами. К сожалению, ни ГУВД при Ленгороблисполкомах, ни прокуратура города, ни образовательные учреждения Ленинграда ( университет, 1-й мед.институт, высшая школа милиции ) не располагали специалистами соответствующего профиля.
     Изнасилования ленинградского "Охотника-на-девственниц" тянулись с многомесячными перерывами до осени 1980 г. К этому времени уже чётко проявился график преступника - он действовал осенью и весной и прекращал активность летом и зимою. В орбиту всё разраставшегося следствия вовлекались новые категории подозреваемых : работники коммунальных служб, лица, покидающие Ленинград на время сезонных работ вахтовым методом. Проверяли даже преподавателей ВУЗов, выезжающих со студенческими отрядами на комсомольские стройки, хотя эти лица не совсем подпадали в нужную категорию лиц ( зимой преподаватели находились в городе и "сериал", теоретически, не должен был прерываться ).
     В сентябре 1980 г. одна из жертв таинственного маньяка неожиданно столкнулась с ним возле станции метро. Преступник не узнал повзрослевшую и сильно изменившуюся девушку, последняя же не сомневалсь в том, что повстречала именно своего обидчика. Девушка не потеряла голову, а проявив завидное самообладание, попыталась установить маршрут движения преступника. Она сильно рисковала, ведь невозможно было просчитать его реакцию в случае обнаружения слежки! К сожалению, на пути его движения девушке не попался ни один милиционер в форме, в противном случае она бы немедленно обратилась к нему за помощью. Не замечая за собой наблюдения, насильник прошёл пару кварталов, заглянул в продуктовый магазин за покупками, после чего свернул в тихий двор. Девушке пришлось отказаться от дальнейшего наблюдения, поскольку риск быть замеченной сделался слишком велик.
     В телевизионной передаче "Вне закона", снятой в 2009 г., рассказывалось об этом случае. Согласно озвученной версии событий, насильник будто бы столкнулся с жертвой в вагоне трамвая, узнал её и даже показал нож, а потом, будто бы, принялся уходить от девушки дворами и уехал в конце-концов на грузовкие "Совтрансавто". Сия детективная история в стиле лихого американского триллера непонятно кем и для чего выдумана, на самом деле таинственный насильник не узнал девушку и он не уезжал от неё на грузовике. Вообще, цикл передач "Вне закона" при всей своей безусловной познавательности, грешит упрощённым изложением обстоятельств многих расследований и не особенно строг в соблюдении хронологии (даты важнейших событий, увы, не указываются, а это весьма сказывается на восприятии динамики описываемых событий).
     Уголовный розыск приложил большие усилия по проверке жителей близлежащих микрорайонов, поскольку представлялось весьма вероятным предположение, что насильник является местным жителем. Проверялись также работники организаций и учреждений, расположенных окрест. Проверка окончилась безрезультатно - насильника выявить не удалось.
     Самым ценным, в сообщённой девушкой информации явилось то, что во время встречи преступник оказался в очках. Это могло означать только одно : насильник носил очки вовсе не для маскировки, в чём на протяжении нескольких лет было уверено следствие, а пользовался ими из-за дефекта зрения!
     В последующие годы изнасилования в Ленинграде продолжались. По уму, конечно, властям следовало бы показать фоторобот по местному телевидению, да предупредить горожан о существующей угрозе школьницам - может, тогда бы и поймали насильника много быстрее, да только такой шаг в условиях "развитОго социализма" был совершенно невозможен. Средства массовой информации являлись орудием мощнейшего идеологического прессинга со стороны КПСС и руководящая партия не могла допустить официального признания существующего негатива! Поэтому на протяжении всех лет розыска следственная группа была лишена эффективнейшей поддерки газет и телевидения.
     Осенью 1982 г. было решено "вынести сор из избы" - следственная группа обратилась за информационной поддержкой к органам внутренних дел в других регионах страны. Если насильник действительно периодически покидал Ленинград, то вполне могло статься, что свою преступную деятельность он продолжал в ином месте. Общесоюзный МВД не имел базы данных на сексуальные преступления в масштабах страны, поэтому запросы были направлены в более чем 50 управлений внутренних дел крупных городов и регионов СССР. Каково же было изумление ленинградских сыщиков, когда сообщения об изнасилованиях, во всём аналогичных расследуемому "сериалу", посыпались на них со всех сторон. Лже-"сотрудник уголовного розыска", оказывается, совершал свои преступления и в Орле, и в Москве, и в Пензе, и в Витебске, и в Красноярске, и в подмосковном Зеленограде... В одном только Питере за ним уже числилась четверть сотни изнасилований, а тут выяснилось, что ещё никак не меньше десятка эпизодов насчитываются в других городах Союза.
     Это открытие позволило отмести массу ошибочных версий и сконцентрировать внимание следственной группы на наиболее перспективной : насильник связан с каким-то транспортным предприятием, осуществляющим перевозку грузов по всей стране. Морской и речной транспорт отсеивался автоматически - зимой навигации по российским рекам нет, да и не все города, где побывал насильник, стояли на судоходных реках. Оставался, следовательно, автомобильный и железнодорожный транспорт.
     Особенно перспективной представлялась проверка предприятий последнего. Конец "эпохи застоя" характеризовался крайней загруженностью железных дорог, хронически несоблюдением расписаний движения поездов. Многочасовые опоздания пассажирских поездов стали к тому времени нормой жизни ; с перевозками грузов ситуация обстояла ещё хуже. Сами железнодорожники шутили, говоря, что "мы едем лишь один час, а стоим четыре". Железнодорожник имел в чужом городе намного больше свободного времени, нежели водитель-дальнобойщик, вынужденный не покидать кабину на протяжении почти всей поездки.
     С декабря 1982 г. всё внимание следственной группы, усиленной к тому времени численно и достигшей 30 человек, оказалось сосредоточено на проверках сотрудников 22 предприятий железнодорожного транспорта Ленинграда и области (как пассажирских, так и грузовых, в т.ч. рефрижераторного депо). Несмотря на всеобщее ожидание близкой развязки, к концу февраля 1983 г. стало ясно, что проверка эта оказалась безрезультатна : преступник либо не работал на железнодорожном транспорте, либо он сумел проскочить сквозь сито проверки. Поэтому в дальнейшем усилия по розыску разделились : часть сыскарей занялась повторной проверкой наиболее подозрительных железнодорожников, а часть переключилась на изучение кадрового состава предприятий междугороднего и международного автотранспорта, каковых в Ленинграде тогда насчитывалось 5.
     К немалому удивлению проверяющих выяснилось, что водители-"дальнобойщики" с очками не такая уж и редкость : таковых оказалось около 60 человек. В конце апреля 1983 г. внимание розыска сосредоточилось на некоем Сергее Григорьеве, 37-летнем водителе Ленинградского объединения междугородных автотранспортных перевозок №1, судимом в 1965 г. за изнасилования и грабёжи, совершённые на территории Ленинградской области. После отбытия семилетнего срока, Григорьев женился, обосновался в Питере, добился снятия судимости и устроился "дальнобойщиком" ( по тем временам это была весьма неплохая работа ). Он производил впечатление человека начитанного, обходительного, тщательно скрывал своё уголовное прошлое. Никто из его коллег по работе даже не догадывался, что Сергей Дмитриевич отбыл немалый срок по весьма "серьёзным" статьям Уголовного Кодекса. Во время отбытия срока Григорьев был "опущен", получил позорящие татуировки, что в силу понятных причин также всячески скрывал...
  

Григорьев Сергей Дмитриевич. Слева - фотография со служебного пропуска, оформленного в 1973 г., справа - снимок 1980 г. в домашнем, так сказать, интерьере.


     Проверка показала, что время и маршруты поездок Григорьева по стране совпадают с временем и местами появления насильника-"милиционера" в других городах Союза. Совпадения эти показались ленинградским сыщикам до такой степени очевидными, что в Красноярск ( куда Григорьев отбыл в конце апреля 1983 г.) даже была направлена телефонограмма с предложением взять под контроль его перемещения по городу.
     По возвращении Сергея Григорьева в Ленинград последовало его немедленное задержание. Произошло это 6 мая 1983 г. В тот же день был проведён обыск его квартиры и автомашины. В кабине последней был найден тайник, а в нём - золотой перстень, снятый "милиционером"-насильником с руки жертвы в подмосковном Зеленограде. Некоторые вещи, взятые преступником из квартир, в которых он совершал изнасилования, удалось отыскать в его квартире. Отличные результаты дали многочисленные опознания преступника и его вещей ( для увеличения доказательной силы жертвам изнасилований предъявлялся не только сам преступник, но и отдельные вещи Григорьева, т.к. многие девочки хорошо запомнили детали его одежды ): пострадавшие от действий насильника даже спустя годы уверенно указывали на Григорьева и узнавали среди похожих вещей именно его очки, пиджаки и брюки.

  

Григорьев неоднократно был опознан жертвами содеянных преступлений. Всякий раз, однако, он изображал оскорблённую невинность и принимался спорить как с потрепевшими, так и следователем.


     Преступник, несмотря на, казалось бы, очевидное изобличение, категорически отказывался признать свою виновность. Ни во время следствия, ни в суде он не выказал ни тени раскаяния, твердя о том, что явился "жертвой ошибки". Григорьев прекрасно понимал, что на новом процессе окажется уже в роли рецидивиста, а потому иллюзий насчёт снисхождения суда не питал. Как оказалось, он загодя готовил свою защиту : отчитываясь о поездках по стране, он систематически искажал представляемые документы, произвольно смещая на день или два даты в путевых листах. Надо сказать, что в этом ему оказалась на руку царившая во многих организациях в последние годы брежневского "застоя" халатность, приписки и отсутствие даже элементарного контроля со стороны руководства. Арестованный доказывал следователям, что бухгалтерская отчётность свидетельствует о его невиновности, однако, своё alibi ему на этом построить не удалось. Встречные проверки, проведённые в тех городах, куда он выезжал, позволили установить точные даты его поездок и вскрыть внесённые Григорьевым искажения отчётности.
     Важным моментом этого расследования явилось то, что следствие не решилось на полное раскрытие "сериала". Документы о поездках преступника по стране в бухгалтерии и плановом отделе Ленинградского объединения МАП №1 сохранились лишь за 4 последних года (начиная с 1979 г.). Более ранняя отчётность оказалась уничтожена. Исходя из этого обстоятельства курировавшие расследование чиновники Генпрокуратуры потребовали ограничить следствие рамками 1979-83 гг. (как вспоминал один сотрудников уголовного розыска, сделано это было буквально в таких выражениях :"Хватит махать кадилом! Хватит раздувать дело! Вы что, рекорды решили ставить? Нам не нужны такие рекорды..."). Фактически "за бортом" следствия остался период жизни Григорьева в период 1972-79 гг. Следствие изучило лишь преступные эпизоды, имевшие место в Ленинграде с марта 1977 г., но только потому, что с них розыск "серийника" и начинался. Принимая во внимание характер преступлений Григорьева, не приходится сомневаться в том, что он вернулся к своему сексуальному "хобби" практически сразу по освобождении "из зоны", т.е. ещё в первой половине 70-х гг. Однако никто "раскручивать" розыск так далеко в прошлое не захотел и отсутствие архивов о поездках преступника до 1979 г. послужило тому удобной для всех формальной причиной. Дело и так получалось многоэпизодным - более 30 изнасилований в десятке городов Союза!- и в Генпрокуратуре мудро решили : не надо "копать" дальше, хватит того, что есть...
     Григорьев прекрасно знал о приёмах криминалистической и судебно-медицинской работы при расследовании сексуальных преступлений. Именно поэтому он предусмотрительно требовал от своих жертв, чтобы те принимали душ, лично мыл их, расчёсывал лобковые волосы собственной расчёской, всё время оставался в перчатках, пускался на некоторые иные ухищрения... Григорьев стремился исключить малейшую небрежность в своих действиях, чётко планируя каждый шаг. Он считал, что предыдущая судимость стала возможна лишь в силу его непрофессионализма и был намерен не повторять совершённых прежде ошибок.
     Для следствия подозреваемый оказался, безусловно, крепким орешком. Тем не менее, Григорьева удалось однозначно связать с большинством эпизодов, которые предположительно относились к его "сериалу". Помимо опознаний, которые обычно проходили без сучка и задоринки (все жертвы хорошо помнили насильника, да и кроме них имелись свидетели, видевшие его неподалёку от мест совершения преступлений), злую шутку с Григорьевым сыграла его жажда стяжания. Педофил тащил из жилья своих жертв не только золото и деньги, но разного рода дефицитные вещи : грампластинки, книги, даже детские игрушки (в то время это был весьма ходовой товар, который без особого труда можно было сбыть либо через знакомых, либо на вещевом рынке-"толкучке"). И хотя значительную часть вещей преступник успешно продал, всё некоторые из них были найдены в его квартире. Кроме того, некоторые вещи, от которых Григорьев успел благополучно избавиться, припомнила его жена и её показания также способствовали изобличению преступника.
     В 1984 г. Сергей Дмитриевич Григорьев был предан суду, признан особо опасным рецидивистом и осуждён на 15 лишения свободы. Срок он отбыл полностью, вышел на свободу в 1999 г., вернулся в бывший Ленинград, переименованный к тому времени в Санкт-Петербург. На следующий год он погиб при невыясненных обстоятельствах.
     "Дело Сергея Григорьева" ярко демонстрирует ту бессмысленную идеологическую зашоренность, в условиях которой оказалось советское общество в конце "эпохи застоя". Страх перед мифическими "идеологическими диверсиями Запада" у тогдашних властителей СССР имел характер прямо-таки иррациональный, он сковывал даже разумные и вполне оправданные инициативы на местах. Можно не сомневаться, что Григорьева можно было без особых проблем изобличить ещё в 1977 г. : для этого было бы достаточно показать его фотороботы по местному телевидению и разместить словесные портреты в газетах. И десятки девочек в разных городах страны избежали бы физического поругания и психологических травм... Ан нет ! Партия, "руководящая и направляющая сила Советского общества", не могла допустить появления такого негатива в средствах массовой информации! Ведь СССР - Родина социализма, тут не может быть серийной преступности... А не то, что скажут на Западе ?! Странно, что правительствами стран Запада, криминальные новости в собственных СМИ почему-то не воспринимались как "идеологическая диверсия".


     Краткий исторический экскурс, предпринятый в этом очерке, с очевидностью показывает, что серийная преступность не была для советского общества чем-то невероятным и невозможным. Можно много спорить о причинах её появления и развития (полной ясности в этом вопросе не существует), но невозможно отрицать того, что этот вид криминальной активности напрямую связан с утратой обществом религиозных ориентиров и религиозной мотивированности. СССР явил миру образчик грубого, циничного, вандального атеизма и не приходится удивляться тому, что третье поколение "советских людей" выросло наиболее интернациональным по духу и в наибольшей степени утратило связь со своими историческими и религиозно-этическими корнями. Расплатой за эту селекцию, породившую "советских интернационалистов-атеистов", явилась серийная преступность.


     Безусловно, свою лепту в этот процесс внесло как значительное увеличение среди населения доли бионегативных лиц, так и повсеместное снижение психиатрического здоровья. Фактически в Советской России на протяжении трёх поколений осуществлялась невиданная в истории человечества бионегативная селекция населения : тяжёлые, кровопролитные войны, голод, продолжительные массовые репрессии, материальные лишения не только уничтожили миллионы молодых крепких и здоровых мужчин и женщин, но и отбили у выживших желание иметь детей. Десятикратный рост числа абортов и катастрофическое падение числа детей (приходящихся на среднестатистическую семью) имели место уже в первом поколении, рождённом при Советской власти. Так здоровые и ответственные люди отблагодарили власть за её разрушительную работу. Напротив, всякого рода "униженные и оскорблённые" получили возможность воспроизводиться в тепличных условиях благодаря созданному в обществе "победившего социализма" механизму их адаптации и поддержки.
     О том, сколь колоссален оказался регресс нашего общества можно судить по банальному сравнению фотографий разных эпох. Достаточно положить рядом групповые фотоснимки начала 20 века и, скажем, 70-80 гг. и лица зафиксированных фотоплёнкой людей всё скажут сами за себя без всякого пафоса. А за последние десятилетия процесс вырождения общества лишь усугубился : нынешнее "поколение ЕГЭ" производит впечатление до такой степени оглуплённого и дегенерировавшего, что вызывает снисходительную жалость одним только видом. И не надо винить в этом Ельцина - процесс дебилизации был запущен в далёком ныне 1917 г. И серийная преступность является лишь одним из его последствий...
     Надо ясно понимать, что религиозная идеология во всех обществах во все времена выполняла роль консервативно-стабилизирующую, чётко нормируя человеческое поведение и выбрасывая на периферию общества психопатов, сумасшедших и явных преступников (весь тот генетический и девиантный "мусор", которому ни в коем случае нельзя создавать тепличных условий во избежание его ускоренного воспроизводства). Советская же мораль, отбросив религиозную идеологию, безуспешно попыталась подменить её неким демагогическим суррогатом, подкреплённым штыками репрессивной власти. Не будет преувеличением сказать, что у нашего общества вынули скелет.
     Кстати, ту же самую картину можно наблюдать и в США, традиционно считающихся "родиной серийной преступности". Только в Соединённых Штатах традиционные ценности уничтожались не под маркой государственного воспитания "нового человека, интернационалиста и атеиста", а путём прививания космополитических идей и сектантских вероучений. В отличие от СССР, где "перековка человека" спрессовалась в два-три поколения, за океаном этот процесс растянулся более чем на столетие и проходил несравненно мягче, без концлагерей, ГУЛАГа и отселений из городов "бывших людей".
     Итог, впрочем, и в СССР, и в США оказался почти одинаков.
     Не надо удивляться серийной преступности. Перед нами логичный итог селекции человечества. Хотя и неожиданный для самих "селекторов", самонадеянно вознамерившихся улучшить человеческую породу без обращения к Богу....
    

( на предыдущую страницу )


eXTReMe Tracker