На главную.
СЕРИЙНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Серийные убийцы.

"Социализм не порождает преступности...".
( серийная преступность в СССР: попытка историко-криминалистического анализа )
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2008-09 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2008-09 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)

стр. 5


     После убийства 14 апреля 1970 г. ворошиловградская милиция задержала ряд лиц БОМЖ, предположительно, имевших возможность совершать нападения в марте и апреле, однако их невиновность в конечном итоге была доказана и этих людей отпустили.
     Наконец, 16 мая в расследовании, вроде бы, последовал долгожданный прорыв - вечером в этот день милицейский наряд зафиксировал мужчину, занимавшегося слежкой за женщинами на трамвайной остановке. После того, как подозрительный мужчина последовал за одной из женщин вглубь квартала, милиционеры решили его задержать. Оказалось, что в руки милиционеров попал шофёр одного из автотранспортных предприятий соседнего с Ворошиловградом города. Звали его Виталий Власов, на момент задержания ему исполнилось 30 лет. Поначалу он запирался, но после проведения обыска по месту жительства, во время которого были найдены вещи, принадлежавшие жертвам изнасилований, признал факты нападений на женщин в 1969 г., а также в феврале и марте 1970 г. При этом задержанный категорически отказался признавать свою виновность в трёх апрельских изнасилованиях и в убийстве 14 апреля. В конечном итоге три мартовских эпизода "списали" на задержанного, тем самым исключив их из общего списка "луганского сериала". Несмотря на все ухищрения следствия апрельские эпизоды задержанный насильник "брать на себя" отказался, видимо, ясно понимая, что за убийство 17-летней девушки получит расстрел. Следствию же пришлось официально декларировать будто в сравнительно небольшом Ворошиловграде одновременно действовали сразу 2(!) очень опасных маньяка.

рис. 4: 30-летний Виталий Власов был обвинён в 22 изнасилованиях, совершённых в Ворошиловграде и его окрестностях в период 1966-70 гг. Убийств женщин этот преступник "за собою" не признал, что и спасло в конечном итоге ему жизнь. Был осуждён на максимальный срок - 15 лет заключения.



     Постулат этот стал официальной точкой зрения на луганские события 1970 г. и с тех пор никто из историков отечественного сыска в нём не усомнился.

     Между тем, анализ ситуации с точки зрения опыта и знаний современных криминальной психологии и криминальной сексологии даёт основания для критической оценки "успешного разоблачения" задержанного 16 мая шофёра. Дело в том, что на улицах и в парках осуществляется сравнительно небольшой процент общего чила изнасилований (~20%). Причём заметная доля этих посягательств ( более 40%) оказывается для насильника неудачной : либо жертве удаётся от него убежать, либо в происходящее вмешиваются посторонние лица, либо у нападающего из-за волнения не наступает эрекция. Другими словами, попытка изнасилования на улице наименее эффективна по сравнению с прочими вариантами осуществления такого рода посягательств. Однако, в "луганском сериале" все 7 первых нападений, совершённых за три недели марта-апреля 1970 г., оказались для преступника успешны. Это может означать лишь то, что в Ворошиловграде весной 1970 г. орудовал не просто дерзкий, но и очень опытный насильник. Он явно совершал прежде подобные деяния, но ни в Ворошиловградской области, ни в соседних регионах ничего подобного в предыдущие годы не фиксировалось.
     Далее. Криминологи давно отметили явную зависимость числа изнасилований от солнечной активности. На зимний период приходится всего 10% таких преступлений, в то время как на три летних месяца - почти 50% ( причём, статистика эта справедлива и для тёплых стран, где нет классической зимы, т.е. на преступников влияет не температура воздуха, а именно солнечная радиция. Кстати, явная зависимость от неё наблюдается и у наркоманов, и у алкоголиков ). В случае с "Луганским Маньяком" нельзя не отметить вспышку агрессивности насильника с приходом весны - видимо, у этого человека связь с солнечной активностью выражалась с особенной силой. Если исходить от высказанного выше предположения о наличии у "Луганского Маньяка" опыта совершения изнасилований, то можно было уверенно прогнозировать, что прежний пик сексуальной активности пришёлся на весну-осень 1969 г.
     Т.о. с большой вероятностью м.б. предположить, что разыскиваемый маньяк уже совершал преступления в другом регионе СССР, весьма далёком от Ворошиловградской области, возможно, вообще за пределами Украины и делал это весной-осенью 1969 г. или даже ранее. Возможно, он пеерехал в Ворошиловград или его ближайшие окрестности зимою 1969-70 гг. или в начале марта 1970 г. Как увидим из дальнейшего, подобное предположение очень точно соответствует жизненным обстоятельствам человека, изобличённого в конце-концов в качестве "Луганского Маньяка", однако совсем не соответствует биографии шофёра, задержанного 16 мая 1970 г. Нельзя избавиться от ощущения, что Власова просто "подтянули" под это дело, рассчитывая "сломать" и добиться признательных показаний. Частично этот расчёт оправдался - мужчина в конечном итоге признал свою виновность в трёх мартовских эпизодах, но дальнейшие эпизоды "своими" уже не признал. Хотя на Виталия Власова в конечном итоге "повесили" большое число изнасилований и попыток изнасилований (более 20), всё же основная их масса резко отличалась от той схемы, которой придерживался "Луганский Маньяк" ( Власов совершал изнасилования знакомых ему женщин либо по месту жительства, либо во время выездов на пикники, другими словами, кроме трёх мартовских эпизодов ничего похожего на нападения в парках он не совершал. Следует отметить, что некоторые его жертвы не делали заявлений об изнасилованиях до тех пор, пока сам Власов не дал признательных показаний, т.е. эти изнасилования сильно напоминали занятия сексом по обоюдному согласию ). Трудно отделаться от ощущения, что следствие хотело сделать Власова "крайним", "навесив" на него все эпизоды, связанные с "сериалом", однако его упорство не позволило реализовать этот план. Особо следует подчеркнуть то, что пойманный 16 мая шофёр был всё же не без греха ( у него нашли вещи некоторых жертв изнасилований ), но его преступления всё же мало походили на то, что творил "Луганский Маньяк".
     Вернёмся, впрочем, к хронологии "луганского сериала". На протяжении мая-июня 1970 г. на ежедневное патрулирование улиц и парков города выходили уже 300(!) милицейских патрулей при поддержке значительных сил ДНД. Активность работы по поиску преступника, видимо, не ускользнула от него. Насильник надолго затих.
     Несколько отвлёк оперативный штаб от работы по розыску маньяка инцидент, произошедший 30 июня. В тот день неизвестный попытался изнасиловать 13-летнюю девочку, загоравшую на берегу реки Лугань. Попытка сорвалась ввиду вмешательства окружающих, привлечённых криком потерпевшей. Преступник, перепуганный гневом подбежавших к кустам людей, оставил свою жертву и, бросившись в воду, переплыл речку, оторвавшись от погони. Его хорошо рассмотрели многочисленные свидетели инцидента, кроме того, неудачливый насильник оставил на берегу реки собственную одежду. Всё это давало правоохранительным органам неплохой шанс на скорое изобличение преступника. Оперативный штаб, созданный для поиска "Луганского Маньяка" с энтузиазмом взялся за розыск педофила. Городская прокуратура, видимо, посчитала, что имело место очередная вылазка серийного насильника ( хотя современный розыскник с самого начала уверенно бы заявил, что нападение на берегу Лугани не имеет отношения к "Луганскому Маньяку" ни малейшего отношения - уж больно различались их манеры действий и выбор объекта посягательств ).
     В кармане штанов, оставленных педофилом, были обнаружены старые наручные часы, явно не раз побывавшие в ремонте. Проверка часовых мастерских, хотя и потребовала больших человеческих сил, всё же позволила установить фамилию человека, ремонтировавшего их. Арестованный через 4 дня преступник быстро признался в посягательстве на девочку, но категорически отказался "брать на себя" апрельские изнасилования. Неизвестно, чем бы закончилась для него эта история ( вполне возможно, что его упорство, в конце-концов, удалось бы сломить и педофил "сознался" бы во всём, что ему инкриминировали ), но "Луганский Маньяк" неожиданно пришёл на выручку собрату по преступному промыслу. 4 июля преступник совершил новое убийство, сопряжённое с изнасилованием жертвы.
     И на этот раз нападение произошло не в парке, а неподалёку от гаражей, буквально в пятидесяти метрах от трамвайной остановки. Как установили оперативники, жертва - 17-летняя девушка, ученица токаря, возвращавшаяся после вечерней смены домой - появилась на этой остановке после 23:00. Преступник, видимо, поджидал её возле остановки, увидев, что девушка пошла вдоль малоосвещённых гаражей, последовал за нею и напал неподалёку от пересечения ул. Урицкого и 1-й линии. Жертва отчаянно сопротивлялась, помимо обычных в таких случаях следов на теле остались и четыре небольших пореза, свидетельствовавшие о наличии у преступника ножа ( который, однако, убийца в ход не пустил ). Смерть последовала не от ножевых ранений - как было бы логично ожидать - а от удушения руками. Преступник, скорее всего, использовал нож для запугивания жертвы, но воздерживался от причинения им ран. То, что убийца, имея оружие, не пустил его в ход, указывало на высокую степень самоконтроля на всех этапах совершения преступления.

  

рис. 5: Фотографии с места второго убийства "Луганским Маньяком" своей жертвы ( время совершения - незадолго до полуночи 4 июля 1970 г.). Нарисованные от руки стрелки указывают на небольшие рассечения кожи жертвы, явно оставленные ножом нападавшего.



     Рядом с трупом лежал номер газеты "Сельская жизнь" от 7 июня 1970 г., видимо, обронённый убийцей в процессе борьбы. На первом листе была хорошо видна карандашная надпись - "20" - так почтальоны советской эпохи обычно указывали номер почтового ящика, в который следовало опустить газету. Проверка всех жильцов квартир №20, проживавших в городах и населённых пунктах Ворошиловградской области и выписывавших в первом полугодии 1970 г. газету "Сельская жизнь", сделалась первоочередной задачей оперативного штаба. Другим направлением розыска "луганского маньяка" стала проверка всех комиссионных магазинов и скупщиков краденого для обнаружения золочёных женских часиков, снятых убийцей с руки жертвы.
     Несмотря на высокую активность и настойчивость правоохранительных органов ни одно из направлений розыска к убийце так и не привело. Список подозреваемых множился, но преступника среди них, видимо, не было, поскольку вечером, около 23 часов, 6 августа 1970 г. он решился на новую дерзкую вылазку. На этот раз его жертвой стала 20-летняя женщина, возвращавшаяся домой от подруги. Маньяк напал на неё неподалёку от улицы Декабристов - это был район сплошной жилой застройки, т.н. "частный сектор". Преступника не смутило окружение жилых домов с освещёнными окнами, видимо, он чувствовал себя вполне уверенно. Эта самонадеянность сыграла с ним злую шутку : в самом начале нападения преступник сбросил с плеч свой пиджак, после чего потащил жертву в кусты. На шум борьбы из ближайшего дома вышли жильцы - пожилая пара, которая подобрала пиджак и занесла его в дом. К сожалению, затаившегося в кустах на противоположной стороне улицы преступника и его жертву пожилые люди не заметили - сказалось плохое зрение и тёмное время суток, кроме того, женщина к этому моменту уже лишилась сознания.
     Потеря пиджака не остановила преступника - тот не отказался от изнасилование и уже принялся было разрывать одежду на теле жертвы, как тут на месте преступления возникло новое действующее лицо - возвращавшийся с тренировки по тяжёлой атлетике штамповщик местного паровозостростроительного завода. Заметив подозрительную возню в кустах, молодой мужчина без раздумий вмешался в происходившее. Преступник, несмотря на наличие ножа, не решился бороться с крупным и безусловно отважным противником : бросив свою жертву, "Луганский Маньяк" пустился наутёк. Свидетель преследовал его на протяжении пяти кварталов, после чего вернулся к потерпевшей для оказания помощи.
     Женщина была доставлена в больницу в состоянии клинической смерти. За её спасение врачи боролись 16 часов и в конечном итоге им удалось вернуть пострадавшую к жизни. Женщина, однако, осталась инвалидом и обширные провалы в её памяти, обнаружившиеся в скором времени, так и не позволили этому ценнейшему свидетелю в должной мере помочь следствию.
     Остаётся добавить, что именно после нападения 6 августа следователям стало ясно с какого рода преступником им приходится иметь дело. Тот факт, что "Луганский Маньяк" практически задушил свою жертву ещё до совершения изнасилования, недвусмысленно свидетельствовало о его некрофильских наклонностях. Он не только не боялся и не брезговал совершать половой акт с трупом, но возможно даже, такой половой акт был для него желанным. В дальнейшем предположение о некрофилии преступника получило полное подтверждение. В связи с этим можно упомянуть о том, что многим сотрудникам уголовного розыска термин "некрофилия" не был знаком и консультирующим розыскную бригаду психиатрам пришлось на специальном занятии вкратце рассказать о девиациях вообще и некрофилии в частности. Пример этот очень показателен для характеристики эрудиции оперативников того времени и общего уровня их подготовки...
     События 6 августа дали в руки розыскникам важную улику - оставленный преступником на месте преступления изготовленный в Болгарии пиджак 48-го размера. В его карманах находились довольно примечательные вещи, которые, возможно, имели отношение к роду занятий преступника : коричневый шнурок мужского ботинка, отрез белой ленты-тесьмы и кусок женского ситцевого платья со следами химического обесцвечивания. Криминалисты, изучившие попавшие в их руки вещдоки, предположили, что преступник работает на каком-то местном предприятии и связан с упаковкой или транспортировкой готовой продукции. К тому времени в распоряжении правоохранительных органов уже имелось несколько вполне схожих между собою словесных портретов преступника и потому надежда опознать его среди рабочих имела на первый взгляд неплохую основу основу. Кроме того, если бы коллеги насильника всё же не смогли опознать его по фотороботу и словесному портрету, оставалсь вероятность опознания предъявленного им пиджака.
     Уверенности в том, что разоблачение насильника-маньяка не за горами, добавили и результаты криминалистического исследования самого пиджака. Оказалось, что на его ткани находится кроличья шерсть, а на одной из двух пуговиц - капля сургуча. Так помимо рабочих, связанных с упаковкой товаров тесьмой, под проверку попали работники почтовых отделений. Подозреваемые, предположительно, должны были иметь подсобное хозяйство, в котором разводили кроликов.
     Несмотря на активность розыскных мероприятий поиск маньяка никаких ощутимых результатов не дал. В течение последующих семи недель оперативники местного уголовного розыска и сотрудники, командированные в Ворошиловград из соседних областей, буквально перевернули вверх дном в общем-то небольшой город, но личность преступника так установить и не смогли. В поле зрения правоохранительных органов попал ряд подозрительных лиц, но как стало ясно из последующих событий, ни один из них искомым маньяком не являлся.
     Необходимо отметить, что на данном этапе розыска определённую дезориентирующую роль сыграла анонимка, направленная в адрес начальника Каменнобродского районного отдела милиции (на территории именно этого района "Луганский Маньяк" начал свою работу). Письмо на четырёх неполных страницах - весьма сумбурное по содержанию - было написано женской рукой от лица мужчины и содержало рассказ о встрече автора с убийцей во время совершения последним одного из своих изнасилований. "Луганский Маньяк", якобы, заставил невольного свидетеля принять участие в изнасиловании, причём автор письма мужественно упрашивал преступника оставить жертву в живых, при этом абсолютно не переживая за собственные жизнь и здоровье. Анонимный опус явно сочинялся в несколько приёмов, разделённых некоторыми интервалами времени, причём автор умудрялся забыть написанное прежде. Так, например, в начале своего послания аноним утверждал, будто личность "Луганского Маньяка" ему неизвестна, а в конце письма назвал его имя и фамилию.

  

рис. 6: Анонимка, посвящённая одному из преступлений "Луганского Маньяка", хотя во многих своих деталях и выглядела недостоверно, на какое-то время всё же сбила следствие со следа.



     Упомянутые имя и фамилия принадлежали человеку, имевшему судимость за изнасилование и проживавшему на окраине Ворошиловграда. Несмотря на явную надуманность послания и недостоверность изложенных в нём деталией, "отработке" анонимки было уделено много внимания. Вряд ли будет ошибкой сказать, что упомянутый в анонимке насильник казался удобной мишенью для следствия - человек этот был уже скомпрометирован в глазах правосудия и имевшийся у него уголовный опыт служил наихудшей рекомендацией. Обстоятельства последних месяцев жизни оговорённого автором человека были восстановлены со всей возможной точностью. Оказалось, что в дни подавляющего числа преступлений "Лугаснкого Маньяка" он отсутствовал в Ворошиловграде. Нельзя не признать, что бедолаге здорово повезло - если бы такого alibi у него не оказалось, то возможно, его судьба претерпела бы немалые перемены к худшему! Помимо надёжного alibi в пользу подозреваемого сыграло и то обстоятельство, что внешность его была весьма далека от имевшегося в распоряжении следствия описания "Луганского Маньяка". После того, как стало ясно, что автор анонимки оговаривает прежде судимого мужчину, интерес следственной группы к письму несколько поумерился, однако не пропал - теперь оперативники и криминалисты принялись искать анонима. Тщательной отработке подверглись "связи" напрасно обвинённого человека, ведь логично было предположить, что автором является кто-то из его близкого окружения. Криминалисты провели более 100 почерковедческих экспертиз, рассчитывая определить принадлежность почерка, однако убедительного совпадения найти не удалось. Автор анонимки так и остался неизвестен.
     Скорее всего, инициатором написания анонимного письма действительно являлся кто-то из знакомых оговорённого, решивший таким образом свести с ним личные счёты. Однако всю техническую работу, связанную с написанием и отправкой послания, выполнило совершенно постороннее лицо. Последнее так и не попало в поле зрения правоохранительных органов.
     22 сентября 1970 г. преступник совершил очередное нападение - на этот раз, к счастью, тоже неудачное. Около 22:30 он схватил за горло женщину, возвращавшуюся домой по плохо освещённой улице, и, удерживая её шею в "стальном захвате", потащил в сторону расположенной неподалёку стройки. Жертва оказала отчаянное сопротивление, кроме того, на её удачу, из рядом расположенного дома вышла мужская компания - это заставило маньяка моментально прекратить нападение и, бросив женщину, убежать в темноту.
     На месте преступления никаких следов, выводящих на преступника, криминалистам обнаружить не удалось. Рассказ жертвы нападения также ничего не добавил к уже известной сыщикам информации. Преступник продолжал оставаться на свободе и мало кто сомневался в том, что он о себе ещё заявит...
     16 октября 1970 г. насильник совершил новое нападение. Развивалось оно по тому же сценарию, что и нападение 22 сентября - преступник около 23:00 проследовал за своей жертвой от остановки автобуса, затем схватил женщину за горло и под угрозой ножа потребовал не сопротивляться. Не мешкая, он засунул ей в рот кляп, а руки быстро связал за спиною, лишив тем самым женщину возможности сопротивляться. Затем он взял шею жертвы в захват, подобный удерживающему приёму из арсенала самбо или дзю-до, и потащил прочь от дороги. В какой-то момент, обходя лужу, насильник легко подхватил женщину на руки. Трудно сказать, чем бы закончилась эта история, но навстречу преступнику попалась компания из пяти человек и тот, бросив перепуганную жертву на землю, бросился наутёк.
     Нежданные спасители помогли потерпевшей освободиться от шнурка, которым были спутаны её руки, и вызвали наряд милиции. Криминалисты и оперативники внимательно обследовали маршрут в районе улицы Лермонтова, которым "Луганский Маньяк" тащил свою жертву, и отыскали тряпицу, которую преступник использовал в качестве кляпа. Оказалось, что тряпка представляет собою кусок казённой простыни с фрагментом штампа организации, которой она принадлежала. На оттиске штампа криминалисты прочли число "96" - с этой комбинации начинался номер организации. Это могла быть только воинская часть внутренних войск или вооружённых сил.
     Среди частей луганского гарнизона только одна воинская часть имела номер, начинавшийся с цифр "9" и "6". Именно вокруг её личного состава сосредоточилось внимание правоохранительных органов. К тому моменту было хорошо известно, что возраст "луганского маньяка" находится в диапазоне 30-35 лет, т.о. под подозрение попадали офицеры этой воинской части, а также ефрейторы сверхсрочной службы ( прапорщиков в Вооруженных Силах СССР тогда не существовало - это звание было введено только в 1971 г. ). К розыску преступника были привлечены сотрудники военной контрразведки - один из них, легендированный под нового политрабоника, получившего направление в Луганск из Бендер, прибыл в заинтересовавшую розыскников воинскую часть и принялся знакомиться с личным составом.
     Операция развивалась вроде бы динамично и вполне успешно, однако, с начала ноября 1970 г. началась "пробуксовка". Выяснилось, что небрежная работа прачечной, стиравшей постельное бельё упомянутой воинской части, привела к тому, что простыни и пододеяльники военных попадали в другие организации Ворошиловграда. По меньшей в 12 рабочих общежитиях города оказались найдены эти постельные принадлежности. Кроме того, легендированный под политработника "особист" установил, что заместитель командира в/ч по материально-техническому обеспечению (МТО) развернул широкую торговлю воинским имуществом, в т.ч. и спальными принадлежностями. Т.о. получалось, что постельное бельё со штампом воинской части могло попасть к преступнику самыми разными путями и версия о "насильнике-военнослужащем" теряла под собой всякое основание.
     Между тем, преступник не снижал своей активности : 23 и 26 октября последовали новые нападения неизвестного изувера. К счастью, оба эпизода оказались для него неудачны. В первом случае, сам того не ведая, "Луганский Маньяк" напал на свою жертву в ту минуту, когда та уже подошла к дому - на крик перепуганной девушки выскочила сестра и насильнику пришлось немедленно терироваться. Во втором карты преступнику спутали вышедшие из-за угла молодые люди.
     Не подлежит сомнению, что эти неудачи вызвали у насильника гнев, доходивший до бешенства. Невозможность добиться психологической компенсации в удобной для него форме неминуемо должна была в самое ближайшее время толкнуть его на новое, ещё более жесткое, преступление. Ждать долго не пришлось - уже через день, около полуночи 27 октября, "Луганский Маньяк" совершил новое убийство с последующим совокуплением с трупом. Жертвой изувера стала 20-летняя девушка. На этот раз убийца превзошёл самого себя : он раздавил жертве трахею и крутил ей голову так, что произошло смещение трёх шейных позвонков. Одежда погибшей была разбросана в радиусе 20 м., некоторые её вещи - одну серёжку, сумочку - убийца забрал с собою. Пропала и красная трикотажная кофта, в которую была облачена жертва.
     Трудно сказать, какие ещё перипетии мог претерпеть розыск "Луганского Маньяка" в дальнейшем, но неожиданный для всех финал этой истории последовал в ночь с 7 на 8 ноября 1970 г. Преступник был задержан по горячим следам, сразу после очередной попытки изнасилования. Он попытался напасть на женщину на территории одного из городских парков около 23 часов, но женщина, напуганная видом приставленного к её боку ножа, закричала. Крик был услышан патрулём из двух членов ДНД и милиционера, которые бросились к месту происшествия. Преступник, напуганный появлением мужчин, бежал, однако милицейский свисток привлёк внимание других патрулей, которых оказалось в районе парка немало. Кроме того, в течение короткого времени была поднята по тревоге часть внутренних войск, которая оперативно оцепила большой район города. Началось тщательное прочёсывание оцепленной территории и проверка документов всех лиц мужского пола, находившихся вне дома. Подозрительных задерживали и предъявляли жертве неудавшегося изнасилования для опознания. Всего женщине показали шестерых мужчин, задержанных в парке или прилегающих улицах ; один из которых был уверенно опознан ею как нападавший.

     Он-то и оказался "Луганским Маньяком". Примечательно, что в момент задержания этот человек был облачён в кофту убитой 27 октября женщины. Дабы застёжка на "женскую сторону" не демаскировала его, преступник одел кофточку задом наперёд. Эта нелепое облачение сразу привлекло внимание оперативников. Шокированный погоней, задержанием и последующим опознанием, преступник стал давать признательные показания уже на первом допросе.
     Насильником оказался ефрейтор-сверхсрочник Завен Алмазян, армянин из Ростова-на-Дону, где, как известно, проживает весьма многочисленная армянская диаспора.

    

рис. 7: Завен Алмазян после ареста. На правом фотоснимке - красная женская кофточка, одетая задом наперёд. Преступник прибегнул к этому нехитрому приёму, дабы выдать её за мужской свитер. Эта кофточка принадлежала убитой Алмазяном 27 октября 1970 г. женщине.


Он действительно являлся военнослужащим, только совсем не той воинской воинской части, в которой его искали ( номер в/ч, где служил Алмазян не начиналось с цифр "9" и "6", как полагало следствие, а заканчивалось цифрами "3" и "6" - эксперты перепутали начало и конец оттиска штампа и неправильно прочитали цифру "3"). Первые три успешных изнасилования он совершил ещё до того, как завербовался в армию. Почувствовав, что попал под подозрение, Алмазян отправился в военкомат и попросился на сверхсрочную службу. В результате, в конце 1969 г. он очутился в Ворошиловграде (Луганске), где вернулся к своим прежним развлечениям. Алмазян действовал крайне осторожно, обеспечивая себе alibi на время совершения преступления. В дни нападений он заступал в дежурство по столовой и, пользуясь отсутствием должного контроля со стороны дежурного по части, выходил в вечернее время в город, переодевшись в гражданскую одежду. Переодевался он на своём рабочем месте в свинарнике воинской части, к которому был прикомандирован на время службы. Именно в свинарнике сотрудникам уголовного розыска удалось обнаружить склад "трофеев" преступника (6 непарных серёжек, часы, две пудреницы).

  

рис. 8: Трофеи убийцы : золотые часики и пудреница, принадлежавшие задушенным "Луганским Монстром" женщинам. Эти вещицы, наряду с некоторыми другими, также похищенным у жертв нападений, были найдены в тайнике, оборудованном Алмазяном в каптёрке в здании свинарника.


Особенно важным было то, что среди этих "трофеев" оказались вещи убитых женщин - часы и пудреница. Эти находки, помимо одетой задом наперёд кофточки, накрепко связали Алмазяна с убийствами.

  

рис. 9: Спальное место преступника в каптёрке свинарника и его шкаф для личных вещей. При осмотре сложенных там спальных принадлежностей было сделано любопытное открытие : на полочке шкафа лежала старая простыня с оторванным углом, который был использован Алмазяном в качестве кляпа при нападении 16 октября. Оттиск штампа воинской части оказался прямо на линии разрыва - одна его часть осталась на простыне, а другая - на оторванном куске. При совмещении имевшегося в распоряжении следствия куска с найденной простынёй линия разрыва идеально совпала, кроме того, оказался в точности восстановлен и вид штампа. Скаредность Алмазяна, не пожелавшего избавиться от старой простыни, дала в руки правосудия ещё одно наглядное вещественное доказательство причастности арестованного к нападениям на женщин.



     Всего преступник признал за собою 12 нападений с целью изнасилования и грабежа, закончившихся убийством 3 женщин.
     Алмазян был приговорён к высшей мере наказания и, несмотря на поданное им прошение о помиловании, расстрелян в 1973 г.
    
( на предыдущую страницу )                                                 ( на следующую страницу )


eXTReMe Tracker