На главную.
Загадки без ответов.

Сон в летнюю ночь.

( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2010-2011 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2010-2011 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)      (10)     (11)     (12)

стр. 12 (окончание)


     Речь идёт о т.н. "Железнодорожном Убийце" Рафаэле Ресендесе, включённом в список 10 самых разыскиваемых преступников США, манера совершение преступлений которого очень напоминала то, что мы видим в массовом убийстве в Виллиске. Этот профессиональный преступник являлся гражданином Мексики, который регулярно проникал на территорию США для совершения разного рода противоправных действий. Впервые его задержали ещё аж в 1977 г. при попытке угона автомашины. Всего же американская полиция задерживала Ресендеса 13 раз. Обычно эти задержания оканчивались депортацией на родину, где Ресендес, кстати, тоже не в песочнице играл, а промышлял грабежами по-взрослому. Уже сидя в камере смертников он признался в 7 убийствах, совершённых на территории Мексики.

  
Гражданин Мексики Рафаэль Ресендес более 20 лет промышлял воровством и грабежами на территории США, куда нелегально проникал по несколько раз в месяц. Он 13 раз задерживался силами охраны правопорядка различных штатов за сравнительно мелкие правонарушения и отделывался депортацией на родину. В конечном итоге Ресендес перешёл к убийствам своих жертв. После того, как с именем этого преступника ФБР связало гибель 8 человек, Ресендес попал в список 10 самых разыскиваемых преступников страны и за его голову был объявлен приз в 125 тыс.$. С этого момента земля под ногами свирепого убийцы загорелась - за ним принялись гоняться не только американские правоохранители, но и мексиканские мафиозо, решившие заполучить обещанный бонус. А это было куда страшнее самой страшной полиции! Спасаясь от мафии, Ресендес сдался властям США.


     Склонный к бродяжничеству, нигде не задерживающийся подолгу, этот преступник постоянно переезжал с места на место, используя в качестве транспортного средства грузовые железнодорожные составы (отсюда и прозвище, присвоенное убийце искавшими его детективами).
Он никогда не пользовался междугородним автобусом или самолётом, что свидетельствует об отличных навыках конспирации. Кроме того, Ресендес взял за правило называться в разных местах различными именами и менять документы при любом удобном случае. Когда им вплотную занялось ФБР США, выяснилось, что преступник в разное время использовал более 30 имён и фамилий - Карлос Родригес, Рафаэль Ресендес-Рамирес, Леонсио Рейс Ресендес, Энджел Матурино Ресендес и пр.
     "Железнодородный Убийца" привлёк к себе особое внимание властей США 17 декабря 1998 г., совершив убийство в очень спокойном и безопасном районе Хьюстона, где до этого не было убийств целых 13 лет. Жертвой явилась 39-летняя женщина, преподаватель детской нейрологии в медицинском колледже, которую преступник изнасиловал и, нанеся предварительно несколько несмертельных порезов ножом, забил до смерти подсвечником. В запертый дом он проник через гараж. Крайне осторожный преступник, всегда действовавший в перчатках, Ресендес на этот раз допустил промах - разбирая рулевую колонку автомашины, которую собрался угнать, он оставил отпечатки пальцев на снятом пластиковом кожухе. Это позволило полицейским сразу понять, кого именно они ищут. К розыску подключилось ФБР США. Отличная аналитическая работа позволила быстро и довольно точно связать в одну "серию" несколько несхожих на первый взгляд убийств в различных штатах - Техасе, Кентукки, Иллинойсе. К лету 1999 г. Ресендеса уже подозревали по меньшей мере в 8 убийствах на территории США, его внесли в список 10 самых разыскиваемых преступников Америки и объявили награду в 125 тыс.$ за содействие поимке. Столь высокое вознаграждение вызвало настоящий ажиотаж в среде частных детективов и самодеятельных "охотников за головами" (так в Северной Америке именуют людей, профессионально занимающихся розыском скрывающихся от Закона лиц, в отношении которых имеются вынесенные судом приговоры или постановления. "Охотники за головами" гоняются за кем угодно, будь то тривиальный алиментщик, безобидный мошенник или даже опасный убийца - главное, чтобы за поимку этого человека была обещана награда). За "Железнодорожным Убийцей" началась настоящая охота в самой Мексике, несколько крупных преступных группировок вознамерились поймать его и доставить в США живым или мёртвым. Родственники разыскиваемого подверглись интенсивному прессингу со стороны мексиканских уголовников и отказали Ресендесу в поддержке. Перепуганный всем происходящим, Ресендес поспешил вступить в переговоры с ФБР США об условиях добровольной сдачи и 12 июля 1999 г. на пограничном переходе на мексикано-американской границе по взаимной договорённости позволил себя задержать.
     "Железнодорожный Убийца" предполагал "закосить под дурака" и заявил, что мотивом его убийств было стремление "очистить мир от плохих людей". Проведение психолого-психиатрической экспертизы было одним из условий его сдачи американским властям и преступнику, разумеется, такую экспертизу устроили. Врачи поставили ему диагноз "психопатия, отягощённая неврозом навязчивых состояний", но никакой серьёзной болезни, способной вывести Ресендеса из-под судебного преследования, у преступника не нашли. Когда перед ним замаячила угроза смертной казни, "Железнодорожный Убийца" начал торговаться и клянчить всевозможные сделки с представителями Закона. Если первоначально его подозревали в 8 убийствах на территории США, то затем он добровольно сознался ещё в 5, а после этого следователям ФБР удалось связать его ещё с 3 случаями убийств. На сегодняшний день считается, что Ресендес повинен в смерти 16 человек на териитории США и 7 - в Мексике.
     "Железнодорожный Убийца" был казнён путём путём введения ему смертельной инъекции 27 июня 2006 г. Истории его розысков и разоблачения посвящена одна из серий документального телесериала "Архивы ФБР" канала "Дискавери". По мотивам охоты за Ресендесом существует и весьма неплохой художественный сюжет - это одна из серий 4-го сезона сериала, известного в России под названием "Мыслить, как преступник"("Сriminal minds", хотя, наверное, лучше было бы перевести как "преступное мышление").
     То, как действовал Рафаэль Ресендес во время выбора жертвы, при нападении и после совершения убийств, рождает прямые аналогии с тем, что мы видим в истории с массовым убийством в Виллиске.
     О чём идёт речь?
        - Ресендес нападал на дома, расположенные в непосредственной близости от железнодорожных станций. Приезжая в город в вагоне товарного состава в вечернее или ночное время, преступник спрыгивал с поезда и шёл по улице, высматривая подходящий дом. Одним из главных критериев выбора объекта посягательств являлось отсутствие возле дома сторожевой собаки. Некоторые дома, в которые влезал "Железнодорожный убийца", находились буквально в 30-40 м. от железнодорожного полотна. Грохот проходящих поездов маскировал шум, производимый преступником при проникновении в жилище (обычно он отжимал или выламывал подвальное окно или приподнимал гаражные ворота, если хозяева забывали их запереть). Дом семьи Мур вполне мог явиться объектом нападения преступника, вроде "Железнодорожного Убийцы" - расстояние до железнодорожных путей не превышало 500 м., собаки семья не держала, замки, с оставленными в них ключами, как уже было сказано в настоящем очерке, не представляли серьёзной преграды для профессионального вора;
        - Преступник, проникая в дом, не знал сколько людей может там оказаться - он был готов убивать всех, кого повстречает. Если он находил дом пустым, то просто обворовывал его, если же внутри оказывались на свою беду хозяева, то Ресендес убивал их не задумываясь. "Железнодорожный Убийца" не вступал в разговоры с жертвой, а сразу переходил к нападению. Практически все погибшие от рук Ресендеса были найдены либо в кровати, либо рядом с кроватью. В этом также можно видеть прямую аналогию с тем, что наблюдалось в Виллиске;
        - Всегда имея при себе холодное оружие, Ресендес, тем не менее, неизменно пускал в ход предметы окружающей обстановки и именно ими наносил смертельные ранения жертвам. В различных эпизодах он использовал в качестве таковых обломок кирпича, подсвечник, керамическую статуэтку, кувалду, принесённую из гаража и т.п. Тут мы видим 100%-ое совпадение с логикой поступков убийцы из Виллиски, который, вне всяких сомнений, имел при себе какое-то оружие, но предпочёл действовать именно топором. Убийца явно отдавал предпочтение "грязному" убийству, т.е. убийству с большим количеством крови, сопровождавшемуся избыточным травмированием жертв и чрезмерной жестокостью;
        - Ресендес после убийства проводил долгое время в доме, рассматривая личные вещи хозяев, пробуя приготовленную ими пищу, читая их газеты. Однажды он собрал на кровати детскую железную дорогу, принадлежавшую внуку убитых им людей, а в другой раз - вскрыл и внимательно изучил все детские игрушки, которая убитая им женщина приготовила детям в качестве подарков к Рождеству. Вечный бродяга (а Ресендес убежал от родителй в 12 лет и всю жизнь провёл в скитаниях по белому свету), он, по всей видимости, в такие минуты отождествлял себя с хозяином дома и пытался представить, каково быть обладателем всего этого имущества? Можно предположить иное - в нём пробуждались детские фантазии, которые надолго завладевали его воображением. Преступник, проникавший в дом обычно около полуночи, оставался на месте преступления до утра, т.е. не менее 4-5 часов. Поскольку вид окровавленных трупов разрушал его иллюзии, Ресендес накрывал тела убитых им людей постельными принадлежностями. И в этом элементе пост-мортального поведения мы также отмечаем полное совпадение с тем, как вёл себя неизвестный массовый убийца в Виллиске;
        - Как уже было сказано выше, для "Железнодорожного Убийцы" индивидуальные характеристики жертвы не имели существенного значения - залезая в тёмный дом, он в известной степени действовал наобум, поскольку не знал, с кем там повстречается и повстречается ли вообще. Среди его жертв мы видим и мужчин, и женщин, и совсем юных, и уже в старческом возрасте. Сексуальный мотив не был определяющим в его действиях, однако, если жертва оказывалась сексуально привлекательной, "Железнодорожный Убийца" сначала наносил ей несмертельные ранения с целью запугивания, затем насиловал и только после этого убивал. Именно для запугивания жертвы ему и нужен был нож, который он обычно в дело так и не пускал (либо наносил несколько несмертельных порезов). И тут мы снова проводим вполне очевидную параллель с тем, как повёл себя на месте преступления убийца из Виллиски. Он без колебаний убил всех, находившихся в доме людей, в т.ч. Сару Мур и Лину Стиллинджер, и лишь после этого обратил внимание на последнюю как на сексуальный объект. Уже после умерщвления Лины он развернул её тело поперёк кровати, поднял ночную рубашку, раздвинул ноги, отчего на бедре погибшей осталась кровавая помарка от пальца убийцы. Скорее всего, преступник намеревался совкупиться с трупом. Половой акт, однако, он осуществить не смог, видимо, его сексуальный порыв был сдержан физиологическим или психологическим тормозом.
     В принципе, можно сказать, что Ресендез очень похож на того серийного убийцу, что проник в дом семьи Мур в ночь на 10 июня 1912 г. Если бы не интервал в 80 лет, преступление в Виллиске с полным правом можно было бы приписать "Железнодорожному Убийце". В обоих случаях перед нами классические убийцы-разрушители, "дестройеры" (от английского "destroyer"), как их весьма точно называют в криминалистической литературе, издаваемой на Западе. Это один из четырёх основных видов серийных преступников, если классифицировать их по мотивам совершения убийства.
     Мы можем не сомневаться в том, что человек, убивший семью Мур и сестёр Стиллинджер, не являлся наёмным убийцей и не выполнял поручение сенатора Джонса. При всей кажущейся привлекательности и мотивированности, теория "заговора сенатора" в том виде, как её сформулировал детектив Уилкерсон, имеет серьёзный и притом неустранимый недостаток - профессиональный убийца не полез бы в неизвестный дом, полный людей, чтобы убивать их топором. Слишком нерационально такое убийство с точки зрения расхода времени и сил; слишком оно рискованно с точки зрения собственной безопасности - ведь в доме находились двое взрослых людей и кто знает, каким оружием они могли воспользоваться! Поднимавшийся по лестнице убийца вполне мог схлопотать пулю в лоб от Джозии Мура, разбуженного скрипом ступеней. Наёмный убийца выбрал бы более быстрый и рациональный способ убийства.
     Также можно с достаточной уверенностью утверждать, что преподобный Келли непричастен к убийству в Виллиске. Во-первых, он принадлежит к категории т.н. "мягких" педофилов, предпочитающих прибегать к уговорам, либо обману наивной жертвы, но избегающих угроз, насилия или похищения ребёнка. Кроме того, с точки зрения педофила глупо убивать объект своего вожделения, не удовлетворив предварительно похоть. Во-вторых, Келли не просто педофил, а педофил с вуайеристическими элементами сексуальной игры. Его, видимо, чрезвычайно волновал момент, связанный с подглядыванием, рассматриванием обнажённого тела, именно поэтому он так зацикливался на том, чтобы его "секретарша" работала в обнажённом виде. Обычный педофил не стал бы делать на подобном условии акцента, точнее, он бы вообще обошёл его стороной, тем более во время переписки по почте, не видя человека перед собою. Видимо, в этом вопросе Келли не владел собою, его желания были сильнее осторожности и здравого смысла. С одной стороны, связка педофилии и вуайеризма косвенно свидетельствует о слабой половой конституции её обладателя, а с другой - на отсутствие в его поведении выраженной агрессивной компоненты. Проще говоря, такой человек не решился бы на жестокое и кровавое преступление. Можно практически безошибочно сказать, что такое преступление ему просто не по плечу. В-третьих, психическое заболевание преподобного (скорее всего, это была параноидальная шизофрения) не позволило бы ему осуществить столь сложное преступление "без сучка, без задоринки". Явная неадекватность, отрыв от реальности, утрата самоконтроля обязательно привели бы к тому, что Келли оставил на месте преступления либо кровавые отпечатки рук и обуви, либо личные вещи, либо допустил бы ещё какую-либо иную грубую оплошность. В-четвёртых, и это тоже немаловажное соображение! - топор является подходящим оружием для человека выраженного маскулинного типа, физически крепкого, динамичного, резкого. Конечно, известны случаи, когда убийства топором совершали женщины, но это были весьма крепкие преступницы, как правило выросшие в сельской местности и ещё в детстве получившие навыки обращения со столь тяжёлым и не очень-то удобным орудием. Причём топор, которым орудовал убийца в Виллиске был крайне неудобен - он имел 1-ярдовую рукоять (т.е. длиной 90 см.). Топор - это оружие не только "не-женское", но даже далеко не для каждого мужчины. Очень трудно себе представить маленького (162 см. роста), щуплого, нескладного Келли, наносящим десятки сокрушительных ударов в течение минуты-двух.
     Человек, проникший в дом семьи Мур, безусловно, совершал убийства прежде. Выбранный им способ умерщвления, ужасающий своей безжалостностью, свидетельствует о крайней ярости, которая владела убийцей в момент нападения. Вместе с тем, преступник удивительно хорошо контролировал собственный гнев, на что указывает отстутсвие в его действиях паники и спешки. Он выполнил очень сложное убийство на удивление "чисто", конечно, в той степени, в какой возможно употребление этого слова в данном контексте. Он практически беззвучно проник в запертый дом и убил всех находившихся там людей настолько быстро, что никто из них не успел даже понять смысл происходившего. Более или менее осмысленные действия успела предпринять только Лина Стиллинджер, попытавшаяся закрыть голову руками и получившая рану предплечья. Возможно, она даже вскрикнула, но только однократно и притом не очень громко, а не так, как рассказывал о криках в ночи Эдвард Лендэрс. Ведь не надо забывать, что ближайшие соседи семьи Мур ничего подозрительного той ночью не слышали.
     Скорее всего, преступник проник в дом через кухонную дверь, выходившую на задний двор, открыв её одним из описанных в настоящем очерке способом. Перед тем он прихватил топор, который увидел под навесом во дворе и хотя имел при себе оружие, решил пустить в ход именно топор. Почему он выбрал топор, ответить однозначно трудно. Возможно, потому, что он уже убивал топором в Колорадо-Спрингс и других местах Среднего Запада годом ранее (в точности этого сейчас утверждать нельзя, но предположение вполне допустимое). А возможно, потому, что удар топора имеет такую сокрушающую мощь, что позволяет однозначно выбить сознание из самого крепкого мужчины. Проникнув в дом, планировка которого ему была незнакома, преступник, скорее всего, быстро огляделся и решил, что на первом этаже спящих нет. Дверь из кухни вела, как известно, в гостиную, а там действительно никого не было. Поэтому убийца двинулся на второй этаж по лестнице, которая начиналась на кухне. Он должен был двигаться быстро, поскольку понимал, что у него всего два союзника - темнота и внезапность. Если хозяева поймут, что в доме чужак, они могут схватиться за ружья и пистолеты, благо огнестрельное оружие на Среднем Западе имелось тогда практически в каждом доме. К тому времени деревянному зданию было уже 44 года и ступени лестницы не могли не скрипеть. Джозия Мур, услыхавший шаги на лестнице, скорее всего, никакой тревоги не испытал, решив, что поднимается кто-то из сестёр Стиллинджер. Мы знаем, что он поднялся и либо сел на кровати, либо встал, во всяком случае его правая нога в момент нападения уже была обута в ботинок, поставленный возле самой кровати, а левая - осталась босой. Именно в этом мгновение убийца шагнул в спальню и оказался лицом к лицу с хозяином дома.
     Далее последовало скоротечное избиение, вернее - убийство беззащитных Джозии и Сары Мур. Всё произошло очень быстро и почти беззвучно, во всяком случае, дети, спавшие в соседней комнате не проснулись, а если и проснулись, то не испытали тревоги, поскольку не поняли смысла происходившего. Нанеся взрослым членам семьи несколько смертельных ударов и обезопасив себя от нападения сзади, преступник двинулся далее по тёмному дому. Он заглянул в нежилой чердак над кухней и убедился, что там никого нет, после чего вошёл в детскую комнату и методично, переходя от кровати к кровати, ударами обуха забил насмерть всех, кого нашёл в ней. Лишь после этого, считая, что убиты уже все, находившиеся в доме, убийца озаботился освещением. Свет ему был нужен для того, чтобы осмотреться и убедиться в том, что все его жертвы мертвы. Керосиновую лампу убийца отыскал, скорее всего, в спальне родителей; чтобы не разбить стеклянный дымоотвод, не имевший надёжного крепления с корпусом, убийца его просто снял. Подсвечивая себе лампой, преступник быстро обошёл второй этаж и осмотрел тела убитых им людей. Возможно, он нанёс ещё несколько добивающих ударов агонизировавшим жертвам. Тогда же, видимо, он накрыл разможжённые головы убитых одеждой и одеялами - преступник не хотел, чтобы их вид отвлекал его от основного занятия - обыска дома.
     Лишь после этого убийца спустился вниз, чтобы внимательнее осмотреть и обыскать помещения первого этажа. Для него, видимо, оказалось полной неожиданностью наличие спальни, в которую можно было пройти через гостиную. А в спальне, как мы знаем, находились Лина и Айна Стиллинджер. Старшая из сестёр не спала, вероятно, её разбудили шаги над головою и странные звуки, которыми сопровождались перемещения убийцы наверху. Вполне возможно, что она разбудила младшую сестрёнку и обе девочки внимательно прислушивались к непонятному движению в доме. Но они находились на чужой территории, им было некуда бежать из запертого хозяевами дома, да и вряд ли такая мысль им вообще приходила в голову. Они оказались невольными заложниками гостеприимства семьи Мур. Увидев девочек, преступник немедля пустил в ход топор: Лина успела прикрыть голову и скользящий удар лезвия порезал ей руку ниже локтя, а младшая Айна так и осталась лежать в кровати с вытянутыми руками.
     Понимая, что блуждающий по дому свет керосиновой лампы может вызвать подозрения соседей или случайных прохожих, убийца первым делом озаботился тщательным завешиванием окон и устранением любых щелей, способных пропускать свет наружу. Он потратил довольно много времени на то, чтобы развесить одежду в многочисленных окнах первого и второго этажей. Лишь покончив с этим, убийца перешёл к следующей фазе преступления, самой приятной и интересной для него - тщательному осмотру дома. Тут его, должно быть, ожидало полное разочарование - он смог поживиться лишь сравнительно небольшой суммой наличных денег, поскольку, как точно известно, Джозия Мур значительных сумм никогда при себе не носил и в доме не хранил. На месте преступления денег найдено не было, а это означает, что преступник отыскал всё, что имелось у погибших, и забрал найденное с собой. Его, безусловно, заинтересовал труп Лины Стиллинджер - самой взрослой из убитых детей, уже подростка. Возможно, преступник раздумывал над тем, не осуществить ли ему половой акт с трупом, но в силу каких-то причин отказался от этого (не надо думать, что причины эти лежат в области этических ограничений, скорее всего убийца имел проблемы с эрекцией). Тем не менее, он мастурбировал над обнажённым телом, на что недвусмысленно указывает принесённый с кухни кусок бекона (впоследствии найденный возле кровати с трупами Стиллинджер). Кусок парной свинины, по-видимому, использовался им при онанизме для придания ощущениям большей достоверности. Это довольно очевидный приём, хорошо известный любому современному сексопатологу, но в начале века подобная мысль никому из следователей в голову не пришла. Именно поэтому кусок сырого мяса возле кровати с окровавленными трупами девочек поставил следствие в тупик, никакого объяснения его присутствию в этом месте следователи так и не нашли.
     Покончив "с удовольствиями", убийца вымыл руки, отмыл от крови топор, возможно, почистил одежду, либо даже сменил её, переодевшись в одежду Джозии Мура. Известно, что переодевание в одежду убитых им людей, часто практиковал Рафаэль Ресендес. Жаль, что никто из следователей в 1912 г. не озаботился проверкой принадлежности одежды, найденной на месте преступления. Очень вероятно, что какие-то детали одежды (прежде всего, испачканные кровью мужские брюки и рубашка) были брошены убийцей и не принадлежали хозяину дома. После этого убийца ещё довольно долго бродил по тихому дому, возможно, ел на кухне, читал найденные письма и газеты. Именно так переживал спад психологического возбуждения Ресендес, приходивший в состояние умиротворения и покоя. Что-то подобное должен был пережить и убийца семьи Мур.

     Он покинул место преступления в ранние утренние часы, возможно, уже после того, как проснулась Мэри Пэкхам, соседка Муров. Услышав шум со стороны её участка, преступник беззвучно вышел из дома и запер за собою дверь. Он действительно двинулся на северо-запад и переправился через реку Нодавэй, похожую, правда, в июне больше на ручей, нежели полноценную реку. Убийца несколько раз пересекал водный поток, переходя с одного берега на другой - в этом мы можем вполне полагаться на результат его преследования собаками братьев Нортрап. Следствие решило, что преступник путал следы для того, чтобы замаскировать своё намерение остаться в Виллиске или где-то поблизости от города. Но скорее всего, он просто маскировал свой выход к конечной точке маршрута - железной дороге, которая западнее города поворачивает к северу. Фактически, двигаясь на северо-запад, в сторону реки Нодавэй, убийца приближался к железной дороге. Там, вне городской черты, он мог без проблем запрыгнуть на подножку железнодорожного состава и никем не замеченным покинуть округ Монтгомери или даже штат Айова.
     После преступления в Виллиске массовые убийства на Среднем Западе с использованием топора прекратились. Можно только гадать, почему так случилось, вполне вероятным кажется, что на волне всеобщего психоза и повышения бдительности, преступник был схвачен как обычный бродяга и помещён в тюрьму за какое-то незначительное правонарушение. Нельзя исключать и того, что в скором времени после убийства в Виллиске убийца скончался. С точки зрения виктимности, он вёл весьма небезопасный образ жизни, мало способствующий сохранению здоровья - на самом дне общества, среди таких же маргиналов, каким был он сам, злоупотребляя алкоголем или наркотиками. Насильственная смерть при таком образе жизни вполне вероятна. Да и с точки зрения санитарии, образ жизни убийцы был далёк от идеала. Надо помнить, что вплоть до появления антибиотиков любая сколь-нибудь серьёзная открытая травма или ранение были потенциально смертельны; порез босой ступни мог привести к столбняку, а использование при татуировании нестерилизованного инструмента могло дать заражение крови. Особую опасность для здоровья несли с собою запущенные венерические заболевания, которые приводили к общему ослаблению имунной системы. Поэтому нельзя исключать того, что сравнительно молодой и физически крепкий мужчина в течение нескольких лет мог превратиться в полную развалину и умереть естественной смертью.
     Именно поэтому сообщение священника Берриса, якобы, причащавшего перед смертью в июле 1913 г. убийцу из Виллиски, не следует сбрасывать со счетов и расценивать как недостоверное. Вполне возможно, что тогда на самом деле умер настоящий преступник. Другое дело, что хозяин гостиницы в силу каких-то соображений, оставшихся нам неизвестными, не пожелал подтвердить рассказ священника.
     Сон в замечательно тихую летнюю ночь с 9 на 10 июня 1912 г. для всех членов семьи Мур и их гостей стал вечным. Но по чьей злой воле и почему вообще это случилось не скажет уже никто и никогда.
    
( в начало )



eXTReMe Tracker