На главную.
Убийства детей.

Мичиганская история.
( интернет-версия* )
©А.И.Ракитин, 2015 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2015 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)     (11)     (12)     (13)     (14)     (15)     (16)     (17)

стр. 5



     Ситуация с исчезновением Марка Стеббинса с самого начала выглядела тревожно - от здания "Американского легиона" до дома ему следовало пройти вдоль "9 мили" (напомним, это не расстояние, а наименование трассы!) никуда не сворачивая примерно 1,2 км. Это всего четверть часа неторопливой ходьбы, ну, может чуть больше с учётом каких-то отвлечений или случайных встречь с друзьями... Причём в условиях регулярной застройки и давно обжитой местности. В любом случае, потеряться мальчику было решительно негде. По пути имелся тот самый кондитерский магазин, куда Рут запретила Марку заходить; было подозрение, что мальчик ослушался и, имея карманные деньги, своевольно пошёл туда купить любимых жевательных леденцов, но... проверка показала, что Марка в магазин не видели. Вообще, по словам всех, знавшим Марка, он был дружелюбным и покладистым, проблем матери не доставлял, в отличие от старшего брата Майкла, которому на момент описываемых событий исполнилось 17 лет (впоследствии Майкл стал преступником и был неоднократно судим). И если Марк был похищен - а судя по всему именно так дело и обстояло - то случилось это именно на прямолинейном отрезке "9 мили" длиной чуть более километра.

Дональд Гири, начальник полиции района Ферндейл, лично возглавил розыск Марка Стеббинса. Являлся одним из опытнейших полицейских Мичигана, отработавший к моменту выхода на пенсию 38 лет. Фотография сделана через пять лет после описываемых событий, в 1981 г. во время избирательной компании в органы местного самоуправления.


     Начиная с утра 16 февраля сотрудники полиции тщательнейшим образом принялись проверять предполагаемый маршрут движения исчезнувшего мальчика - входили в каждый дом, опрашивали жильцов в надежде отыскать свидетелей каких-либо подозрительных происшествий накануне. Розыск возглавил начальник департамента полиции Ферндейла Дональд Гири (Donald R.Geary). О проводимой в Ферндейле розыскной операции были поставлены в известность службы шерифов соседних округов и подразделения полиции крупных городов юга Мичигана. Разумеется, не остались в стороне и журналисты.

Одна из многочисленных газетных заметок, посвящённых истории похищения Марка Стеббинса .


     Тревожных криминальных новостей с начала 1976 г. было слишком много - читатель сам может судить об этом на основании прочитанного - поэтому весь Детройт и прилегающие к нему районы буквально застыли в напряженном ожидании. На самом деле, никто хороших новостей не ждал - всем было ясно, что с Марком Стеббинсом приключилась беда.

     Самые мрачные ожидания оправдались очень скоро: 19 февраля труп мальчика был найден возле бизнес-центра под названием "Fairfax Plaza", расположенного по адресу: дом №15660 по "Западной 10-й миле", район Саутфилд (Southfield). Если быть совсем точным, то тело лежало возле мусорного бака на краю парковки упомянутого бизнес-центра примерно в 1,5 метрах от стены из красного кирпича. Тело обнаружил местный бизнесмен Марк Ботингхеймер, решивший поставить автомашину на свободное место (по-английски имя и фамилия этого человека пишутся как Mark Boetigheimer, хотя известны, впрочем, и другие их написания. По-видимому, это нормально для американского делопроизводства того времени, поскольку даже в полицейских документах букву "t" в его фамилии иногда путают с "d"). Тело было обнаружено в 11:40. Расстояние от места, где Марка Стеббинса видели в последний раз, то парковки, где оказался найден его труп, не превышало 4,5 км. по прямой.
     Немаловажным представлялось то, что охранник бизнес-центра обходил территорию парковки в 09:30 и клятвенно заверял, что в то время трупа возле стены не было. Т.о. можно было довольно точно определить интервал времени, когда убийца осуществил "сброс" тела.

Место обнаружения трупа Марка Стеббинса на парковке у офисного центра "Fairfax Plaza". Снимок сделан около полудня 19 февраля 1976 г., тело мальчика ещё не увезено, можно видеть носилки с трупом, не загруженные в автомобиль "скорой помощи". Читая об этой истории, нередко приходится натыкаться на упоминание сугроба, в которй труп уложили, якобы, с целью маскировки. По этой фотографии можно понять, что никаких сугробов на парковке не было и в помине, убийца вообще не задавался целью маскировать труп.


     Расследование возглавил лейтенант Пэт Салливан из полиции Саутфилда и казусы, имевшие место в первые часы с момента обнаружения тела, напрямую связаны с особенностями его инициативного и пытливого разума. Впрочем, об этом мы скажем несколько слов чуть позже, а пока кратко обрисуем картину, зафиксированную возле ограждения автостоянки (это немаловажно).
     Тело Марка Стеббинса лежало в "позе эмбриона" с притянутыми к груди ногами. Тело частично было сковано трупным окоченением и потому зафиксированная окоченением поза указывала на транспортировку трупа в багажнике автомашины. Официально было объявлено о том, что труп был одет, но это верно лишь отчасти: тело действительно было одето в джинсы, футболку и легкую куртку-"кенгуру" с капюшоном, но вот обуви и верхней куртки с тёплым капюшоном на трупе не было. Куртка была аккуратно свёрнута и уложена в 1,5 м. от тела. Сверху на неё были поставлены ботинки мальчика, причём ботинки оказались застёгнуты на "молнии".
     Вся одежда Марка была свежестирана и просушена. На ней сохранились хорошо различимые заломы, оставшиеся от её хранения в свёрнутом виде. Это означало, что мальчик долгое время содержался либо полностью голым, либо одетым в другую одежду. За это время его одежда была выстирана, просушена и, скорее всего, успела даже полежать в свёрнутом виде в шкафу. Лишь после убийства она была извлечена преступником из хранилища и использована для облачения трупа. На одежде были обнаружены белые прямые ворсинки животного происхождения, по-видимому, это была собачья шерсть. Криминалисты затруднились с точным определением принадлежности шерсти конкретной породе собак.
     Как показал последующий осмотр в морге, тело Марка Стеббинса было омыто водой. Очевидно это было проделано с целью устранения потенциальных улик. Впоследствии появилась и надолго укоренилась легенда, будто труп Марка был вымыт с использованием довольно редкого мыла для животных, называлась даже его марка (редким это мыло было потому, что его производство было прекращено и лишь кое-где в магазинах распродавались последние остатки). Но это именно легенда, мыло использовалось для омывания другого трупа, о чём в своём месте будет сказано, но Марк Стеббинс был вымыт водой без использования каких-либо специальных моющих средств. Согласно другой легенде, убийца остриг ногти мальчику, также с целью устранения улик, но и эта деталь не соответствует действительности. Ногти Марка Стеббинса не были острижены, просто убийца тщательно вычистил под ногтями мальчика.
     Судебно-медицинскую экспертизу трупа провела группа специалистов во главе с Томасом Пентингой (Thomas Pentinga). Причиной смерти явилась механическая асфиксия - на шее мальчика остался выраженный след сдавления верёвкой. На руках и лодыжках были обнаружены обдиры кожи, свидетельствовавшие о связывании, возможно, неоднокоратном, однако на момент обнаружения тела руки и ноги были свободны. Мальчик подвергался грубым анальным изнасилованиям, на что указывали надрывы кожи в области ректума и аномально расширенный задний проход. Скорее всего, преступник не просто осуществлял половые акты с жертвой, но и использовал для своих забав какие-то сексуальные игрушки неестественных размеров.
     Большим недостатком начатого лейтенантом Салливаном следствия явилось то, что на место обнаружения тела не был вызван судебный медик. Первичный осмотр на месте обнаружения очень важен - специалист, оценив степень развития окоченения (а трупное окоченение, как известно, сильно изменяется в зависимости от внешних условий) и сделав поправку на температуру воздуха, может сделать заключение о времени наступления смерти. В случае с Марком Стеббинсом санитары службы коронера нарушили естественное окоченение, принудительно разогнув суставы для удобства транспортировки тела. Кроме того, криминалисты почему-то не опечатали ботинки и куртку жертвы и не забрали их для осмотра. В результате этого вещи, к которым безусловно прикасался преступник, первоначально были увезены в полицейское управление, там некоторое время они просто пролежали на столе, где к их мог брать в руки и осматривать любой желающий. Понятно, что подобная небрежность могла привести к утрате ценных улик.
     Вопрос определения времени наступления смерти Марка Стеббинса вызвал у судмедэкспертов большие затруднения. Как было отмечено выше, они были лишены возможности осмотреть труп на месте его обнаружения. Кроме того, до некоторой степени сбивало с толку предположение о хранении и перевозке трупа в легковой автомашине, где температура могла быть гораздо выше уличной. После долгих совещаний, судебные медики решили, что смерть Марка Стеббинса последовала в интервале от 8 до 36 часов до момента обнаружения тела. Такая датировка, конечно же, мало что давала следствию и не только не проясняла общую картину, а лишь запутывала её. В самом деле, если считать, что минимальная граница интервала (8 часов) верна, то получлось, что мальчик был убит около 3 часов ночи 19 февраля. Даже если на обмывание и одевание трупа убийца затратил 2 часа, а это допущение сделано с большим "запасом", то уже около 5 или 6 часов утра он мог избавиться от тела. Понятно, что заниматься столь опасным делом лучше в тёмное время, но почему убийца дожидался светлого времени суток и оставил труп на активно используемой автостоянке после 09:30? И вообще, как можно объяснить тот факт, что преступник решил избавиться от трупа в столь людном месте, как автостоянка перед бизнес-центром? Рядом расположен большой магазин со своей собственной парковкой, где также постоянно приезжают и отъезжают машины, а значит вероятность того, что какой-то случайный свидетель обратит внимание на подозрительные манипуляции преступника была совсем даже не нулевой. И тем не менее, убийца почему-то осознанно пошёл на этот риск.
     Спустя примерно час со времени обнаружения трупа Марка Стеббинса лейтенант Салливан удумал позвонить психиатру Брюсу Данто, оказывавшему прежде консультационные услуги полиции. Лейтенант на словах рассказал о событиях на автостоянке и необычной "инсталляции" из ботинок и куртки мальчика, устроенной преступником. После чего поинтересовался, что психиатр думает по этому поводу? Доктор на основании одного только пятиминутного телефонного разговора брякнул: преступник может вернуться к телу жертвы. На основании чего Данто озарило столь необычное прозрение сказать трудно, впоследствии доктор никогда не упоминал об этом казусе в многочисленных интервью (а их было весьма немало!). Тем не менее, слова психиатра, сказанные совершенно наобум, поразили лейтенанта своей новизной и Салливан решился на в высшей степени необычный шаг.

Психиатр Брюс Данто. Пусть читатель запомнит этого клоуна в лицо - нам придётся ещё вернуться к рассказу о том щапито, какое Данто устроил из полицейского расследования. Этот консультант "накопытил" столько, что без упоминания его истории рассказ об убийствах в Мичигане во второй половине 1970-х гг. просто невозможен. История сотрудничества Брюса Данто с органами защиты правопорядка весьма выпукло ставит вопросы о профессиональной этике, врачебной компетентности и человеческой скромности. Проще говоря, либо специалисты убийцу ловят, либо - в газетах пиарятсяя, выбрать надо что-то одно, поскольку делать одновременно и то, и другое невозможно. Разумеется, есть некоторые вопросы без ответов и к тем полицейским руководителям, что привлекали Брюса Данто к расследованию, потому что помимо ошибок существует ещё и такое понятие, как непростительная глупость. Если ошибки можно понять и до известной степени оправдать, то глупость - никогда.


     Лейтенант приказал взять в ближайшем магазине манекен, одеть его в синие джинсы и футболку, имитируя одежду трупа Марка Стеббинса, и положить на то же самое место у ограды, где было найдено тело млаьчика. Для придания картине большей достоверности, по приказу Салливана на автостоянку привезли ботинки и куртку млаьчика, которые оставили на том же самом месте, где они были найдены часом ранее. После этого полиция сняла оцепление и устроила засаду... Да-да, с биноклями и снайперскими винтовками в автомобилях.
     Невероятно! Честное слово, если бы была возможность пообщаться с полицейскими, сидевшими в этой засаде, то очень бы хотелось спросить: сами-то они не чувствовали себя в те часы полными идиотами?
     А ведь лейтенант, по-видимому, искренно верил в то, что ему удастся такими наивными ухищрениями обмануть убийцу.
     Как без особого труда догадается любой вдумчивый читатель, подобными проделками перехитрить убийцу было невозможно. Потому, хотя бы, что изначальный посыл рассуждений как психиатра Данто, так и лейтенанта Салливана был неверен - убийце просто незачем было возвращаться к трупу мальчика, ведь он сам, убийца, этот труп выбросил! Тело жертвы стало преступнику неинтересно и тот избавился от тела... так для чего же к нему возвращаться?!
     Постепенно эта простая мысль посетила и закоулки разума лейтенанта. После почти 12-часовой смехотворной "засады" полицейским в штатском было велено убрать манекен и возвращаться в отдел. Странную проделку Салливана трудно понять и ещё труднее объяснить, по-видимому, действия полицейского руководителя объяснялись банальной паникой и растерянностью. Именно поэтому он столь некритично воспринял суждение доктора Данто, человека совершенно незнакомого с подлинными обстоятельствами расследования и весьма далёкого от практической полицейской работы.
     Полиция деятельно принялась за расследование: было опрошено большое количество потенциальных свидетелей как похищения мальчика, так и "сброса" его трупа. Много внимания было уделено изучению подростковой среды, в которой общался погибший. На возможную причастность проверялись лица, жившие в Ферндейле и Саутфилде, прежде замеченные в педофильских наклонностях. Никакого видимого результата вся эта работа не принесла - никому не выдвигалось обвинений, никто не попадал под арест... Просто мистика какая-то - шёл мальчишка домой, его схватил кто-то невидимый и бестелесный, изнасиловал, задушил, выбросил труп на автостоянке и - никаких следов!
     Убийца, однако, оставался где-то рядом и словно издевался над усилиями местных правоохранителей.
     Через неделю после обнаружения трупа Марка Стеббинса охранник всё того же бизнес-центра "Fairfax Plaza", возле которого было найдено тело мальчика, позвонил одному из детективов, занятых расследованием, и попросил приехать. Причина для звонка оказалась в высшей степени нетривиальной - при обходе парковки на том самом месте, где находилось тело Марка Стебинса, охранник обнаружил... чёрно-красную карточку из плотной бумаги с типографским текстом на одной из сторон. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что это была особая карточка, отпечатанная в память об отпевании и похоронах Марка Стеббинса. В день похорон такие карточки получили все, пришедшие проститься с погибшим (подобная практика существует во многих католических приходах Америки).
     Итак, получалась довольно неожиданная картина: некто приходит проститься с жертвой насильственного преступления, получает памятную карточку, а потом отправляется на место обнаружения этой самой жертвы и оставляет карточку там. Зачем это делать?
     Полицейские сломали немало копий, рассуждая о логике действий таинственного незнакомца, но в конце-концов, сошлись в том, что проделки с карточкой являются делом рук убийцы Марка Стеббинса и никого другого. В принципе, эта точка зрения признаётся и ныне, считается, что именно убийца подбросил карточку на парковку, хотя неясно, как же он её заполучил? Нюанс заключается в том, что отпевание и похороны проходили под наблюдением полиции, которая идентифицировала всех, незнакомых ей лиц. Кажется невероятным, чтобы убийца явился на похороны, скорее всего, он получил карточку каким-то более изощрённым способом...
     Буквально на следующий день после обнаружения злосчастной карточки - т.е. 27 февраля 1976 г. - произошло ещё одно очень важное событие, правда, никак не связанное с убийством Марка Стеббинса.
     Выше упоминалось о странной истории исчезновения в ночь с 6 на 7 января 19-летней Пенни Ли Смоголески. Утром 27 февраля её труп был найден всего в 3,5 км. от трейлера, в котором жила девушка. Конец зимы 1976 г. выдался в Мигичане теплее обычного, снег стал сходить, не дожидаясь весны, и именно поэтому проезжавший по сельской дороге фермер увидел на обочине то, что ещё накануне было скрыто в сугробе. Это был розово-жёлтый халат, который при ближайшем рассмотрении оказался надет на... женский труп. Тело в тот же день идентифицировали, а уже на следующий провели судебно-медицинскую экспертизу. Результаты оказались неожиданными.

  
Слева: Пенни Ли Смоголески при жизни. Справа: могильный камень.


     Пенни получила 7 ножевых ударов, но все они были несмертельны. Лезвие имело длину примерно 3 дюйма (это менее 8 см.) и скорее всего, нападавший использовал в качестве оружия перочинный нож, причём не очень внушительных размеров. Девушка долго шла по снегу босиком - на это указывали повреждения кожи и подкожные кровоизлияния, вызванные продавливанием наста. По-видимому, к тому месту, где впоследствии обнаружили её тело, она пришла самостоятельно, там в силу замерзания и кровопотери ослабла до такой степени, что была вынуждена остановиться. На обочине глухого сельского просёлка сильно продрогшая девушка остановилась в надежде поймать проезжающую автомашину, но чуда не случилось, машин на ночной дороге не оказалось и Пенни в конце-концов скончалась. Как показала экспертиза, Пенни не подвергалась изнасилованию.
     Общая картина случившегося представлялась понятной, но всё же рождала множество вопросов. И главный из них - почему преступник не преследовал жертву? На первых порах основным подозреваемым по-прежнему оставался всё ещё не пойманный сексуальный преступник Первинклер, однако, с первых чисел марта 1976 г. следствие приобрело неожиданное направление.
     Толчок ему дали сослуживцы Джозефа Мэтьюса, того самого сотрудника службы шерифа, что ухаживал за убитой Пенни Смоголески. Один из них припомнил, что в первых числах января, как раз тогда, когда стало известно об исчезновении девушки, Джозеф ходил больше недели с завязанной правой рукой. Якобы, поранил ладонь о лезвие топора при рубке дров. После того, как повязку он снял, на ладони действительно обнаружилось здоровенное рассечение кожи (примерно 3 дюйма - это более 7 см.). Рассечение было глубоким и Джозеф долго не мог подавать руку для рукопожатия: примерно с месяц или около того. Это интересное воспоминание, подтвержденное многими, знавшими Мэтьюса, дополнилось другим, не менее интересным. Кто-то из сослуживцев припомнил, что Джозеф всегда носил с собою небольшой перочинный ножик с длиной лезвия 7-8 см. - как раз таким, который описал коронер в качестве орудия убийства Пенни. Этот ножичек постоянно видели в руках Джозефа: им он то кожуру яблока срезал, то карандашик очинял... а вот с середины января ножичек вдруг пропал, Джозеф перестал им пользоваться.


     Сначала разговоры эти велись шёпотом и казались сущим вздором, однако довольно скоро они дошли до руководства местными правоохранительными органами. Шериф Уолтер Шпренгер (Walter Sprenger) вызвал к себе тех сотрудников, которые утверждали, что лично видели и порез на руке Джозефа Мэтьюса, и принадлежавший ему складной нож с коротким лезвием, и лично побеседовал с каждым. Убедившись, что речь идёт не просто о слухах, а о вполне достоверной и проверяемой информации, шериф решил допросить самого Мэтьюса.
     Допрос был проведён 14 марта, подозреваемый не выдержал психологического давления, да и свежий шрам попрёк ладони был уж слишком красноречивым. Поэтому Джозеф вполне ожидаемо провалил тест на полиграфе, а после этого уже не мог найти в себе сил для дальнейшего запирательства. Он сознался в том, что в ночь с 6 на 7 января приехал к Пенни, они поссорились и сотрудник службы шерифа вытащил свой перочиный ножик. Мэтьюс уверял, что убивать девушку не хотел, а имел намерение только попугать. Её активная защита и последующее бегство в зимнюю тьму явились для него полной неожиданностью, он растерялся, не соображая толком, что же следует предпринять. Вместо того, чтобы отыскать девушку и оказать ей необходимую помощь, он поспешил покинуть место преступления, опасаясь того, что его машину может заметить какой-либо случайный свидетель.
     Следствие было проведено в кратчайшие сроки, суд над бывшим работником службы шерифа провели уже 27-28 апреля 1976 г., т.е. буквально через полтора месяца с момента признания им вины. На суде Джозеф Мэтьюс пытался отказаться от собственных слов, доказывал, будто его первый допрос проводился без соблюдения процедуры (ему якобы не сообщили о праве не свидетельствовать против себя), но все эти уловки ему не помогли, так что свои 25 лет тюремного заключения он всё-таки получил. Так в высшей степени неожиданно повернулся весьма интригующий сюжет с исчезновением Пенни Смоголески.
     Гэри Первинклер оказался совершенно непричастен к трагической судьбе девушки.

    
(на предыдущую страницу)                                                            (на следующую страницу)

.

eXTReMe Tracker