На главную.
Серийные убийцы.

Охота на антиподов.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2016 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2016 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)

стр. 9 (окончание)



     Между тем, напомним, что ни в 1983 г., ни в последующие годы (вплоть до сегодняшнего дня) вопрос о том, где содержались и умерщвлялись пленники фон Эйнема так и не получил ответа.

Полиция утверждала, что проверялись несколько адресов, связанных с фон Эйнемом и его друзьями, но никаких результатов эта работа так и не дала. Скорее всего, дом в Элбертоне, в котором жили трансвеститы, тоже подвергся обыску и этот обыск тоже оказался безрезультатным.
     Не менее интересным оказалось и другое совпадение, связанное со взаимным расположением объектов, значимых для расследования убийства Ричарда Кельвина. Дело заключалось в том, что в зимние месяцы 1983 г. (т.е. июнь-август) Пру Фирман со своими дружками снимал дом на Шипстерс-роад (Shipsters Rd) на северо-востоке Аделаиды и дом этот оказался странным образом равноудалён как от дома фон Эйнема, так и от места обнаружения трупа Ричарда Кельвина. Эти 3 точки - дома Фирмана, фон Эйнема и место "сброса" трупа - образовывали равносторонний треугольник со сторонами 6,5-7 км. Но тут автор считает необходимым сразу же подчеркнуть, что само по себе подобное совпадение не может рассматриваться как улика и ничего не доказывает. С одной стороны, равноудаленность объектов может свидетельсвовать об удобстве проезда к ним преступника и определенная логика в таком допущении есть. Но, с другой стороны, это может быть всего лишь совпадением и делать далеко идущие выводы на основании подобных открытий всё же нельзя. Скажем так - это всего лишь ориентирующий признак, обнаружив который, следствию надлежало озаботиться поиском улик, подкрепляющих высказанную догадку.
     В общем, в 2010 г. Пруденс Фирман умер и, возможно, он унёс в могилу важные секреты. Но возможно и прямо обратное - никаких секретов вообще не осталось - Фирман давным-давно рассказал правоохранительным органам всё, что знал, чем и купил индульгенцию себе самому и своим друзьям. Сообщения этого информатора остаются секретны и по сей день, что понятно - многие люди, названные им, всё ещё живы...
     Совсем недавно - 30 июня 2015 г. - стало известно о смерти ещё одного друга Бивана фон Эйнема. В тот день в доме престарелых в местечке Чесснок (Cessnock) оставил этот лучший из миров 80-летний Питер Лесли Миллхаус (Peter Leslie Millhouse). Поскольку фамилия эта ничего не скажет читателям очерка, поясним, что речь идёт об упоминавшемся выше докторе Гамбьере (Gambier), лечившем Нейла Мьюира незадолго до похищения последнего. После того, как в середине 1980-х гг. на Гамбьера пали подозрения в причастности к похищениям и убийствам подростков, тот почёл за благо сменить фамилию. Тем не менее, из поля зрения правоохранительных органов он не исчезал, его периодически вызывали на "беседы" в полицию и проверяли с учётом вновь открывавшихся обстоятельств. В 2008 г. у Миллхауза был официально, по постановлению прокурора, проведен забор биоматериалов для сопоставления с ДНК-маркерами, извлеченными к тому времени из улик по убийствам, описанным в настоящем очерке (это, кстати, хороший знак, судя по всему, в начале 2000-х гг. изучение улик современными методиками позволило обнаружить некий генетический материал, происходящий предположительно от убийцы или убийц). Совпадений обнаружено не было и после 2008 г. Питера Миллхауза правоохранители оставили в покое.
     На протяжении многих лет сотрудники правоохранительных органов жаловались на постоянно возникавшие во время расследования бюрократические препоны. Каждое следственное действие удавалось "пробивать" с огромным трудом, судебные власти ставили под сомнение любые, даже самые невинные, процедурные решения. Судьи отводили улики, добытые полицией, отклоняли ходатайства о проведении оперативных мероприятий (как "недостаточно мотивированные") и т.п. В настоящем очерке упомянуто чрезвычайное заседание руководства Аделаиды и шата Южная Австралия, имевшее место 25 июля 1983 г., необходимость которого была вызвана многочисленными жалобами руководящих чинов полиции и прокуратуры на саботаж со стороны судейского корпуса. Тогда полиция получила карт-бланш на активные мероприятия, в результате чего фон Эйнем был изобличён. Но вопрос о том, почему на протяжении ряда лет представители судебной власти тормозили расследование? ответа тогда не получил.
     Сами судьи всерьёз доказывали, что их принципиальность обусловлена защитой гражданских прав населения. И формально это было, вроде бы, так. Однако в 1999 г. закрутилась весьма занимательная интрига, позволившая увидеть эту проблему с совершенно неожиданного ракурса.
     11 июня 1999 г. детективы SAPOL надели наручники на Питера Майкла Лидди (Peter Michael Liddy), старейшего судью штата, вышедшего на заслуженный отдых годом ранее. Судья был обвинен в педофилии - полиции было известно об изнасилованиях по крайней мере 7 мальчиков в возрасте от 8 до 11 лет, совершенных судьёй в период с 1983 по 1986 гг. включительно. Более 10 лет правоохранительные органы ничего с этой информацией поделать не могли, не имея ни малейших шансов привлечь к ответу действующего судью. Прокуратуре пришлось дождаться, пока Лидди уйдет на пенсию и только после этого возобновлять старые расследования. К этому времени двое из потерпевших умерли по причинам, не связанным с изнасилованием, однако прокуратура поддерживала обвинение и от имени умерших.
     Лидди, узнав, что под него "копают", принял ответные меры. Его представитель вступил в контакт с потерпевшими и предложил им "досудебное урегулирование". Изнасилование малолетнего - это тяжкое преступление и никакого "досудебного урегулирования" по нему быть не может, так что речь шла фактически о попытке развалить расследование путём подкупа потерпевших. 11 июня Лидди встретился с одним из потерпевших и попытался вручить ему 5 тыс. австралийских долларов (сумма, кстати, совершенно смехотворная, принимая во внимание тяжесть обвинения!). Полиция была предупреждена о намерении подозреваемого и в момент передачи денег Лидди был арестован. А к семи пунктам обвинения в изнасиловании прибавился ещё один - противодействие Закону.
     Арест Питера Лидди стал сенсацией не только потому, что этот человек на протяжении десятилетий занимал серьёзную должность и, символизируя собою Закон, этот самый Закон цинично попирал, но ещё и потому, что Лидди... был другом Бивана фон Эйнема до ареста последнего! Эта деталь придала всей интриге с арестом неожиданное напряжение, появилась надежда на то, что судья-пенсионер, спасая себя, пожелает дать некие показания против своего бывшего дружка. Или по крайней мере, что-то скажет относительно похищений молодых людей в Аделаиде в конце 1970-х - начале 1980-х гг.

Судья-пенсионер, а также педофил и гомосексуальный насильник, Питер Майкл Лидди после ареста (2001 г.) .


     Но надежды эти не оправдались. Питер Лидди ни словом не обмолвился о своих делишках с Биваном фон Эйнемом и даже отрицал факт знакомства с последним. Бывшего судью в апреле 2001 г. отправили за решётку на 25 лет, попутно обязав выплатить по 10 тыс. австралийских долларов каждому потерпевшему. Суммы компенсаций, кстати, оказались весьма незначительны - уже в 21 столетии их минимальный размер по такого рода обвинениям повысили до 50 тыс., но поскольку преступления имели место в 1980-х гг., то судья счёл, что в данном случае закон обратной силы не имеет и жертвы должны будут ограничиться 10 тысячами. Правда, этот маленький успех вряд ли сильно порадовал Лидди, поскольку он всё равно оказался разорён вчистую.
     Его особняк купила подставная риэлтерская фирма, не перечислившая денег (директора компании потом отправили в тюрьму, но за свой дом Лидди денег так и не получил). Коллекция старинных монет и антикварных вещей, в т.ч. и поднятых с кораблей, затонувших у берегов Австралии, попала под государственный арест. В 2011 г. арест с ценных вещей сняли и продали для погашения долгов перед адвокатами. Лидди, владевший перед арестом состоянием на сумму более чем 1,3 млн. австралийских долларов, после продажи всего имущества и обязательных выплат потерпевшим и адвокатам, получил на руки не более 15 тыс.долларов. Что тут скажешь? Не о такой старости, наверняка, мечтал почтенный судья, это же полнейшее жизненное фиаско!
     После вынесения приговора Питера Лидди доставили в тюрьму "Йятала", в которой содержался и фон Эйнем. Встретиться, правда, старым друзьям не довелось. Лидди поместили в особый сектор G, заключенные которого содержатся в условиях строгой изоляции, в то время, как Биван содержался в секторе В (с более мягкими условиями). Тем не менее, согласно тюремным требованиям, 1 час в сутки Лидди должен был проводить на общетюремных работах. Бывшему судье назначили работать в прачечной. Там Лидди подвергался немыслимым унижениям и обидам. Бывший судья просил тюремное руководство в порядке исключения избавить его от общения с другими заключенными, но просьба осталась без удовлетворения. В ноябре 2011 г. Лидди перевели в тюрьму "Гамбьер" и там жизнь его стала ещё печальнее. Дело в том, что режим содержания в этой тюрьме хотя и мягче, но общения с уголовным элементом - гораздо больше.
     Завершая разговор о превратностях судьбы судьи-ветерана, остаётся добавить, что в 2000-х гг. против него было возбуждено новое расследование, связанное с изнасилованиями и приставаниями к подросткам на пляжах в районе Аделаиды в 1969-1983 гг. Речь шла в общей сложности о 10 эпизодах, из которых 2 случая являлись изнасилованиями, а ещё в 4-х имели место сексуальные контакты за деньги. Однако, в конечном итоге это расследование не привело к новому приговору, прокуратура сочла, что обвинительный материал недостаточен и отказалась от судебного преследования Лидди. Если Питер сумеет пережить четвертьвековой тюремный срок, то выйдет на свободу в 2024 г. в возрасте 82 лет (либо 80, поскольку в различных источниках даты его рождения разнятся).
     В апреле 2012 г. за педофилию угодил в тюрьму ещё один старый дружок фон Эйнема - некий Рэймонд Рожанковски (Raymond Rozankowski). Выяснилось, что осенью 1979 г. он неоднократно вступал в сексуальную связь с подростком 13 лет, а после того, как интерес к нему со стороны растлителя уменьшился, он передал его другому педофилу, ведущему популярной в то время радиопрограммы. Действовал Рожансковски в манере, описанной в настоящем очерке уже не один раз - поначалу угощал жертву "кока-колой" с наркотиком, а при последующих встречах уже прямо предлагал "косячок" с марихуаной.

Рэймонд Рожанковски перед дверью окружного суда (апрель 2012 г.).


     История с судом над Рэймондом Рожанковски вдвойне интересна тем, что в ней фигурирует и фон Эйнем. Дело в том, что потерпевший сообщил о некоем фотографе, который снимал "полароидом" то, как Рожанковски занимается с ним сексом. В этом фотографе потерпевший спустя много лет, уже после осуждения фон Эйнема, опознал Бивана. Правда, в 2012 г. в отношении последнего обвинений не выдвигалось - во-первых, за давностью лет рассказ потерпевшего не мог найти объективного подтверждения, а во-вторых, Рэймонд Рожанковски благоразумно всё отрицал и никаких заявлений, способных разоблачить фон Эйнема, сделать не пожелал.
     В начале 2014 г. произошло событие, которое следует признать весьма важным в контексте затронутой в настоящем очерке темы. В ноябре 2013 г. от онкологического заболевания скончался Тревор Питерс, гомосексуалист, вращавшийся в начале 1980-х гг. в тех же кругах, что и Биван фон Эйнем. Питерс не был близким другом последнего, поэтому в своё время ему удалось избежать пристрастного внимания полиции, но тем не менее, он знал как самого фон Эйнема, так и многих его дружков.
     Брат Тревора, убирая дом после его смерти, обнаружил на терассе под кадкой с большим кактусом полиэтиленовый пакет, а в нём дневник Тревора. Впрочем, если быть совсем точным, это был не дневник, а разрозненные воспоминания, записанные Питерсом по памяти в произвольном порядке. Записи эти не имеют строгой хронологии и сделаны без указания дат, но по косвенным признакам можно заключить, что Тревор писал их после 2000 г. Важной особенностью записей является то, что в них нет попыток шифрования, другими словами, имена действующих лиц и адреса приводятся полностью. А отсутствие многих важных дат, по-видимому, объясняется неспособностью автора их припомнить. То, как была спрятана тетрадь, наводит на мысль о намерении автора сохранить эти записки для того, чтобы с ними можно было ознакомиться после его смерти. Брат, прочитав найденную рукопись, понял, что она имеет ценность для следственных органов и принёс тетрадь в полицию.


     Так в начале 2014 г. появился пресловутый "дневник" Питерса, который ныне рассматривается правоохранительными органами в качестве важного свидетельства событий, происходивших среди гомосексуалистов Аделаиды в начале 1980-х гг. Проведя всестороннее исследование текста, криминалисты пришли к заключению, что перед ними не подделка - записи действительно сделаны Тревором Питерсом и содержат большое количество точных деталей, о которых никогда не сообщали средства массовой информации. Другими словами, полиция имеет дело не с попыткой мистифицировать следственные органы, а с истинными воспоминаниями человека, причастного к описанным событиям. Содержание "дневника" пока что засекречено. Особым судебным запретом, вынесенным в феврале 2014 г., текст запрещено разглашать в любой форме. Подобный режим, по-видимому, сохранится до тех пор, пока будут живы участники описанных в "дневнике" событий. Однако, в самых общих чертах о содержании записей Тревора Питерса стало всё же известно (возможно, мы имеем дело с "утечкой" информации, допущенной правоохранительными органами умышленно).
     Итак, что же можно сказать о событиях конца 1970-х - начала 1980-х гг., основываясь на информации, почерпнутой из "дневника" Питерса?
     1) Питерс утверждает, что Биван фон Эйнем однозначно причастен к похищениям и убийствам молодых людей в Аделаиде. Согласно записям Питерса, он видел фотографии, сделанные фон Эйнемом на "полароид", на которых легко можно было узнать Алана Барнса, лежавшего со спущенными джинсами на сидении в автомашине фон Эйнема. В ректум Барнса была введена пивная бутылка. Эти фотографии (числом 5-6) фон Эйнем в июне 1979 г. демонстрировал парикмахеру Сент-Дэни, с которым был очень близок. Тогда же их видел и Тревор Питерс. Согласно утверждению Питерса, фотографии Алана Барнса он видел ещё до того, как газеты сообщили об исчезновении молодого человека.
     2) За 4 дня до смерти Дэни Сент-Дэни (напомним, он умирал от онкологического заболевания в больнице "Calvary hospital"), Тревор посетил парикмахера в больничной палате, напомнил ему о фотографиях Алана Барнса, и спросил, понимает ли тот, что фон Эйнем - убийца? Сент-Дэни, странно улыбаясь, ответил, что не помнит фотографий, но признал, что фон Эйнем частенько опаивал пивом со снотворным молодых автостопщиков, после чего насиловал спящих и делал непристойные фотографии жертв с введенными в анальное отверстие предметами (бутылками, овощами и пр.). По смыслу этой записи, Сент-Дэни умышленно уклонился от прямого ответа на вопрос Тревора и на самом деле ему прекрасно было известно, что фон Эйнем - убийца.
     3) В другом месте своих воспоминаний Питерс, опять-таки, со ссылкой на Сент-Дэни, сообщает о том, что похищения молодых людей производились не только для их изнасилования самим фон Эйнемом, но и для "торговли". Разъясняя смысл этого слова, Тревор Питерс утверждал, что фон Эйнем предлагал своим друзьям насиловать похищенных за деньги, причём разрешались самые смелые садистские фантазии. Спрос на садисткий гомосекс в те годы был очень высок, а потому желающие были готовы платить за свои "развлечения" очень значительные суммы. Т.о. похищения являлись не только своеобразным хобби, но и реальным источником пополнения бюджета фон Эйнема.
     4) О том, что Биван фон Эйнем похищает и насилует молодых людей, на протяжении долгого времени знала некая женщина. Тревор Питерс сообщает её имя и фамилию, а также адрес проживания. В настоящий момент эта информация правоохранительными органами не разглашается. Невозможно сказать, идёт ли речь о матери Бивана или посторонней женщине, как и то, жива ли она сейчас?
     5) В своём "дневнике" Тревор Питерс полностью подтверждал информацию, известную от Пру Фирмана, согласно которой фон Эйнем содержал похищенных молодых людей в домах, арендованных на чужие имена. Автор "дневника" сообщил по крайней мере о 3 таких домах, находившихся в различных районах Аделаиды - Норвуд, Кент-таун и Далвич. Со ссылкой на парикмахера Сент-Дени, он утверждал, что арендатором домов выступал Сент-Дени, который бывал в этих зданиях и принимал участие в совершавшихся там преступлениях. Парикмахер рассказывал Питерсу, что владельцы домов ничего не знали о происходивших там оргиях гомосексуалистов.
     6) Также в "дневнике" содержится описание истории похищения Ричарда Кельвина. Согласно записям Тревора Питерса, полиция совершенно справедливо обвинила в этом фон Эйнема - тот действительно силой похитил подростка и привёз его к себе домой, однако, преступник не решился надолго оставлять там Ричарда, поскольку ожидал возвращения матери. В тот же вечер фон Эйнем вывез пленника в арендованный дом, в котором заблаговременно была оборудована "тюрьма", и спрятал Ричарда там. Кроме того, автор записей подтвердил ещё одну догадку следствия - Сент-Дени действительно стриг похищенного подростка примерно за неделю до его убийства.
     7) Питер Треворс, долгое время знакомый с Пру Фирманом, утверждал в своих записях, что трансвестит признавался ему в личном участии в похищениях молодых людей. Согласно рассказу Фирмана, записанному Питерсом, за рулём автомашины обычно находися фон Эйнем, а на заднем сидении располагались один или два трансвестита. Последние изображали женщин и призваны были усыплять бдительность потенциальных жертв. Когда фон Эйнем выходил "на охоту", он заблаговременно набивал кейс-холодильник бутылочным пивом. Среди этих бутылок находилось несколько "особенных", заблаговременно заправленных "мандраксом" или "сепапаксом", сильными успокаивающими средствами, призванными усыплять выпивших. В задачу трансвеститов входило поддерживать разговор с потенциальной жертвой и угощать её пивом со снотворным.
     Как видим, "дневник" Питерса хорошо коррелируется с известными рассказами Пру Фирмана, местами дополняя их. Австралийские правоохранительные органы расценивают этот документ как серьёзное подспорье продолжающемуся расследованию, хотя, разумеется, как улика он не рассматривается (многие записи сделаны с чужих слов, а также не все из них могут быть достоверно верифицированы).
     По состоянию на начало 2016 г. похищения и убийства Алана Барнса, Питера Стогнеффа и Ричарда Кельвина, кратко описанные в настоящем очерке, включены в австралийскую программу расследований "нераскрытых резонансных преступлений". Хотя Биван фон Эйнем отбывает наказание за похищение и убийство Ричарда Кельвина, это преступление формально считается не раскрытым полностью, т.к. сообщники фон Эйнема не понесли наказания.

     
Специальное хранилище улик и документов в здании штаб-квартиры SAPOL, в котором находятся все материалы по 13 особо резонансным нераскрытым преступлениям. Они специально собраны вместе и хранятся отдельно от улик по прочим делам, дабы исключить любую возможность их порчи или утраты.

Также формально нераскрытыми считаются убийства Стогнеффа и Барнса, хотя сомнений в причастности к ним фон Эйнема сейчас практически ни у кого не осталось. Всего же в упомянутой программе расследований числятся 13 преступлений, совершенных во второй полоивне 20-го столетия, за ценную информацию о каждом из которых правительство страны готово выплатить 1 млн. австралийских долларов (в частности, в неё включены случаи исчезновения "детей Бомонт" в январе 1966 г. и Джоан Рэтклифф и Кирсти Гордон в августе 1973 г. Оба эти преступления, напомним, также связывались с Биваном фон Эйнемом, хотя доказать это не удалось.).

Суперинтендант Дес Брай руководит постоянно действующей группой из 8 детективов и криминалистов, которые в настоящее время работают с материалами по 13 особо резонансным нераскрытым преступлениям.


     Несмотря на прошедшие десятилетия, шанс разобраться в деталях произошедших в Аделаиде преступлений остаётся. Сохраняются улики, полученные в ходе расследований, совершенствуются криминалистические технологии, в распоряжении правоохранительных органов предположительно имеется ДНК пособников фон Эйнема. Кроме того, пока что ещё жив сам Биван, а пути Господни, как известно, неисповедимы, нельзя исключать того, что в какой-то момент он прервёт собственное молчание и решится назвать поименно всех членов преступной группы.
     И вот только тогда растянувшаяся на десятилетия охота на антиподов будет, наконец, окончена...
    
(в начало)

.

eXTReMe Tracker