На главную.
Серийные убийцы.

Охота на антиподов.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2016 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2016 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)

стр. 8



     В марте 2008 г. фон Эйнем попал в новую передрягу. Охрана тюрьмы обнаружила, что среди заключенных стали циркулировать 3 порнографических рассказа, содержавшие описания изнасилований детей взрослыми мужчинами.

Популярность жанра объяснялась отнюдь не тягой уголовников к чтению, а дефицитом фото- и видеопродукции с контентом, способным заинтересовать взрослую мужскую аудиторию. Поэтому неудивительно, что ввиду явной недостачи журналов и отсутствия интернета, в ход пошли эпистолы, сочинённые самими же урками. Расследование показало, что рассказы написаны фон Эйнемом, более того, при обыске его камеры был найден экземпляр одного из рассказов. Биван отпирался как мог. Изготовление порнографических материалов педофильной направленности - это не просто нарушение режима содержания в тюрьме, это деяние само по себе содержит полноценный состав преступления.

Биван фон Эйнем (фотография 2007 г.).


     Когда встал вопрос о поездке фон Эйнема в суд, его адвокат попросил заслушать дело без явки обвиняемого (т.е. Бивана). Просьба звучала необычно поскольку тюремные сидельцы как правило с большим энтузиазмом относятся к редким поездкам за пределы тюрьмы - это весьма интересное развлечение в условиях их скучного времяпровождения. Биван, однако, захотел остаться в тюрьме, точнее, в своём усиленно охраняемом секторе для особо опасных преступников. В качестве причины, объясняющей такое необычное поведение, адвокат фон Эйнема указал опасения его подзащитного за личную безопасность. Трудно сказать, насколько объективна угроза жизни и здоровью фон Эйнема и от кого она вообще может исходить, но судья удовлетворил прошение и заслушал дело без явки Бивана.
     В мае 2009 г. фон Эйнем признал себя виновным в хранении порнографии педофильной направленности и за это преступление его через месяц осудили на 3 месяца тюремного заключения. В данном случае важен не размер дополнительного срока, который прибавляется к тому минимуму, который Биван фон Эйнем должен отбыть по решению суда 1984 г., а признание судом самого факта совершения сексуального преступления. Это позволяет считать заключенного рецидивистом, что практически снижает до нуля шанс освободиться условно-досрочно.
     В общем, по состоянию на апрель 2016 г. 70-летний Биван фон Эйнем тянет свою тюремнюу "лямку" и есть крепкая надежда, что в застенке он остантся до конца своей бесполезной жизни. Так сказать, по Сеньке и шапка.
     Несмотря на осуждение в конце 1984 г. фон Эйнема, работа правоохранительных органов по расследованию похищений и убийств молодых людей в Аделаиде не остановилась. Всем было очевидно, что осужденный действовал не один и на свободе остались его подельники.
     Но как их искать?
     Разумеется, полиция тщательнейшим образом взялась проверять связи фон Эйнема. И подозрительные люди в ближайшем окружении осужденного педофила оказались найдены во множестве.
     Один из них - некий мужчина, защифрованный в сообщениях правоохранительных органов буквой "R" - оказался единственным из многочисленных друзей Бивана, навещавший его в тюрьме. Полицейские пришли к выводу, что "R" приходил к товарищу не только из праздного любопытства и желания поддержать, но также выполняя поручения других гомосексуалистов, не посещавших тюрьму из соображений конспирации. "R" передавал фон Эйнему деньги, выполнял его различные поручения, помогал матери Бивана, в общем, всячески давал понять заключенному, что тот не забыт и может рассчитывать на всемерную поддержку в будущем. Именно поведение "R" укрепило правоохранителей в предположении о существовании весьма многочисленной, хорошо организованной и сплочённой группы педофилов, располагающей большим финансовым и административным ресурсами. Группа эта действовала конспиративно и фон Эйнем был до такой степени верен организации, что предпочитал оставаться лояльным ей, нежели сотрудничать с правоохранительными органами в обмен на смягчение участи.
     Упомянутый "R" был довольно богатым человеком, он владел домом в Восточной Аделаиде, на первом этаже которого располагался магазин секс-игрушек и порнопродукции. Этот человек владел также другим большим домом, в котором проживал вместе с матерью (как и фон Эйнем, кстати, проживавший вместе с пожилой матерью). Из сообщений трансвеститов-осведомителей полиция знала, что над магазином оборудованы несколько помещений, используемых для секс-вечеринок с элементами садо-мазо игр. Там находились разнообразные станки для фиксации тел, распятия, клетки, большая коллекция плетей и прочий специфический инвентарь. Осведомители утверждали, что некоторые из похищенных на улицах города подростков насиловались в этих помещениях над магазином, но никогда в них не содержались долгое время. Для удержания пленников использовались специально арендованные дома, владельцы которых не знали кому и для чего их сдают.
     Полиция организовала неглансое наблюдение за чрезвычайно их заинтересовавшим господином "R", причём использовались как наружное сопровождение, так и перехват телефонных и факсных сообщений. Было установлено, что "R" проводит много времени в разъездах по городу, появляется в местах гей-тусовок, активно знакомится с молодыми людьми. Поездки с целью знакомств он предпринимал обычно дважды в день - около полудня (или чуть позже) и в вечернее время; в поисках новых знакомств этот человек вёл себя точно одержимый. Однако в какой-то момент поведение "R" резко изменилось, он стал очень аккуратен в поведении, резко сократил круг общения, очистил комнаты над магазином от сексуальной атрибутики и провёл там большой ремонт. Возможно, в ходе этого ремонта были уничтожены ценнейшие улики, но полиция не могла этому помешать - ордера на арест подозреваемого и обыск его имущества оформить не удалось. Внезапная острожность "R" вряд ли может быть объяснена случайностью или совпадением, скорее всего, он либо заметил слежку, либо узнал о ней по своим каналам. Мало кто из сотрудников правоохранительных органов сомневался в том, что "R" связан с фон Эйнемом общими преступлениями, однако никаких фактических данных, подтверждавших догадки, добыть не удалось и в конечном итоге разработка этого подозреваемого была прекращена.
     У "R" имелся постоянный половой партнёр, который в силу понятных причин также привлёк к себе самое пристальное внимание полиции. Звали этого человека Стефен Джордж Вудард (Stephen George Woodard), по профессии он был врачом. Вудард быд одним из тех, кто снабжал фон Эйнема рецептами на психотропные лекарства. Привлечь его за это дело не удалось - все документы были оформлены согласно требованиям законодательства, а кроме того, Вудард настаивал на том, что фон Эйнем в действительности страдал от бессоницы долгие годы и он помогал ему сугубо как врач. В общем, с этой стороны "достать" его не представлялось возможным.
     Согласно сообщениям осведомителей-трансвеститов, Вудард с большим удовольствием участвовал в вылазках фон Эйнема, которые тот устраивал в поисках новых жертв. Отчасти это было связано с тем, что Стефен был моложе Бивана на 5 лет и потому действовал более активно и менее осторожно. Полиция много лет изучала статистику гомосексуальных нападений в Аделаиде и пригородах, пока в конце-концов не был составлен список из 5 несовершеннолетних юношей, которых Вудард изнасиловал в период с 1 января 1982 г. по 29 августа того же года. Двоим из изнасилованных подростков на момент совершения преступлений исполнилось только 14 лет, остальные имели возраст 15-17 лет. Первая попытка привлечь Вударда к ответственности за эти преступления успехом не увенчалась: может показаться удивительным, но против выступили родители или законные представители несовершеннолетних. Полицейские вполне здраво предположили, что их несговорчивость хорошо оплачена педофилом.

Доктор Стефен Джордж Вудард чувствовал себя глубоко оскорблённым подозрениями в педофилии, хотя гомосексуальной ориентации никогда не отрицал...


     Прокуратура, однако, Вударта в покое не оставила. На протяжении полутора десятилетий предпринимались неоднократные попытки уговорить потерпевших - повзрослевших к тому времени и полностью дееспособных - дать показания против растлителя. В конце-концов это, вроде бы, удалось и в 2011 г. судебный процесс по обвинению 61-летнего врача в педофилии, начался. Суд привлёк к себе немалое внимание общественности, гей-сообщество Аделаиды вполне ожидаемо заявило о преследовании бедного врача по мотивам сексуальной нетерпимости и ангажированности обвинителей-гомофобов. Процесс несколько раз откладывался и шёл с большим скрипом. Довольно странно повели себя потерпевшие - они явно достигли какой-то компромиссной договорённости либо с самим Вудартом, либо некими силами, игравшими на его стороне. Потерпевшие признавались в своей гомосексуальности, а один из них за прошедшие годы даже провёл комплекс операций по смене пола и явился в суд в женском обличьи. В конечном итоге обвинение в суде развалилось, врача вроде как и обвинять оказалось не в чем. Потерпевшие заявили о полном примирении с педофилом, а тот факт, что растлитель вступал в сексуальную связь с несовершеннолетними незаметно превратился в нечто второстепенное и как будто бы непринципиальное. Странна, конечно, и позиция судьи... Как бы там ни было, судебный процесс закончился довольно странным решением - Вударду официально было запрещено заниматься оказанием медицинских услуг, но он остался на свободе и после суда быстро уехал из штата. В одном из своих интервью Вудард с видом оскорбленной невинности заявил, что его совершенно ошибочно принимают за того врача, кто делал полостную операцию Марку Лэнгли, и настаивал на том, что его знаний и навыков в области хирургии совершенно недостаточно для подобных узко специализированных манипуляций с человеческим телом. Насколько такое утверждение соответствует действительности сказать трудно, судить об этом может, наверное, только судебный медик, знакомый со всеми материалами вскрытия тела...
     В друзьях Бивана фон Эйнема значился и некий Луиджи Гамбарделла (Gambardella), хиропарктик, т.е. мануальный терапевт, якобы лечащий людей посредством исправления дефектов развития позвоночника. Что именно лечил Луиджи в точности неизвестно, во всяком случае, массаж простаты интересовал его гораздо больше массажа спины. Луиджи держал массажный кабинет, который на самом деле был ориентирован на оказание секс-услуг, нежели медицинскую помощь. Этот персонаж в середине 1980-х гг. чрезвычайно заинтересовал SAPOL, его проверка показала, что ранее Гамбарделла проживал в Италии и просил называть себя Джино. Он "засветился" в ряде педофильных скандалов и в 1979 г. был вынужден уехать в Австралию, якобы, потому, что боялся преследования со стороны родственников потерпевших. На "зелёном континенте" Джино-Луиджи своим пристрастиям не изменил и быстро влился в гей-сообщество Аделаиды. Он был очень дружен с фон Эйнемом и они частенько проводили вечера вместе, разъезжая по городу в автомашине, взятой напрокат или у кого-либо из друзей. После ареста фон Эйнема, Гамбарделла, по-видимому, почувствовал интерес правоохранительных органов к своей персоне (впрочем, его, возможно, об этом предупредили), во всяком случае он не стал дожидаться ареста, а скрылся в неизвестном направлении. Он даже не продал свой массажный салон, а просто собрал все деньги, какие смог, и подался в бега. Сначала Гамбарделлу искали в Австралии, затем прокуратура оформила международный ордер на арест и обратилась за содействием в Интерпол. Человек этот по мнению австралийских правоохранителей являлся одним из наиболее вероятных подельников фон Эйнема и причастен по крайней мере к нескольким эпизодам похищений и убийств, описанным в этом очерке. К сожалению, судьба Джино неизвестна и нам остаётся лишь гадать о том, где он сейчас и жив ли вообще?
     Ещё одним очень хорошим другом и доверенным лицом фон Эйнема являлся владелец парикмахерской в районе Хэйзелвуд-парк в Аделаиде со странными именем и фамилией Дэни Сент-Дэни (Denis St.Denis). По мнению правоохранительных органов этот человек играл важную роль в похищениях подростков. Согласно утверждениям трансвеститов-осведомителей именно Сент-Дени занимался арендой домов, в которых содержались похищенные молодые люди. Сам парикмахер непосредственного участия в похищениях не принимал, однако не отказывался от участия в изнасилованиях жертв, а кроме того... он стриг Ричарда Кельвина.
     Момент этот интересен и требует некоторого пояснения. Ричард Кельвин пробыл пленником не менее 32 дней и если считать, что за месяц человеческие волосы отрастают примерно на 11-12 мм., то за время заточения подросток должен был заметно обрасти. Между тем, после осмотра трупа выяснилось, что он аккуратно и притом весьма профессионально подстрижен. Следствие пришло к выводу, что среди похитителей должен быть парикмахер. И Сент-Дени привлёк к себе интерес правоохранительных органов.
     Правда, забегая вперед, отметим, что ничего вменить этому человеку не удалось. После ареста фон Эйнема парикмахер резко изменил как круг общения, так и манеру. Трансвеститы, принявшие на себя роль полицейских осведомителей, пытались заводить с ним провокационные разговоры, но Дэни стал чрезвычайно осторожен и на любые попытки "вытащить" его на откровенный беседу отвечал только двумя фразами: "такого не помню" и "такого не было". Не подлежало сомнению, что Сент-Дэни был крайне напуган поимкой фон Эйнема, он минимизировал свои контакты с гомосексуалистами и в последующем так их и не восстановил. В конце 1980-х гг. у Дэни были диагностирован СПИД, после этого прежние друзья сами отвернулись от него. В 1994 г. он умер от онкологического заболевания, спровоцированного иммунодефицитом, болезнь сопровождалась сильными и продлжительными страданиями. Но даже в последние дни своей жизни он не пожелал раскрыть детали "общих делишек" с фон Эйнемом, хотя такого рода вопросы ему задавались (об этом будет сказано в своём месте).
     Хотя Дэни Сент-Дэни убежал от полиции на тот свет, не все дружки Бивана фон Эйнема оказались столь удачливы.
     В этом отношении интересна и даже показательна история ещё одного педераста - Дональда Джона Сторена (Donald John Storen) - бывшего на протяжении полутора десятилетий другом фон Эйнема и застреленного адвоката Дерренса Стивенсона. Сторен одно время даже был соседом фон Эйнема, проживая на одной с ним улице. В Аделаиде Дональд зарабатывал услугами боксёрского промоутера - он подыскивал перспективных молодых спортсменов, преимущественно малообеспеченных, брал над ними шефство, организовывал тренировки, проживание и досуг, после чего заявлял на поединки. Крупных спортсменов Сторен вырастить не смог, но такую задачу он, по-видимому, перед собою и не ставил. Он удачно совмещал приятное с доходным, увлекая своих молодых друзей прелестями однополой любви, но после того, как фон Эйнем присел на тюремную лавку, стал действовать аккуратнее. В 1990 г. он покинул Аделаиду и перебрался в Сидней, там ему через некоторое время снова стало некомфортно и он подался далее - за пределы нелюбезной родины. Он попутешествовал по странам Юго-Восточной Азии и в 1999 г. осел в Индонезии.
     Там он устроился старшим менеджером в отель в местечке Сенджиджи Ломбок на побережьи Яванского моря (по терминологии европейских путеводителей - Senggigi resort area). Имея возможность безнаказанно помыкать туземной прислугой, Дональд Сторен, похоже, совсем потерял берега и начал предаваться своему пороку без всякого стеснения. В июне 2006 г. он совершил групповое изнасилование - в один из вечеров его жертвой стала компания из 4 индонезийских мальчишек в возрасте 13-15 лет, которых он сначала одурманил на пляже наркотиками, растворёнными в "пепси-коле", а затем привёл в свою квартиру при гостинице, где принудил смотреть гей-порнофильмы, после чего совокупился с каждым. При расставании Сторен вручил каждому из подростков по 30 тыс. индонезийских рупий (это примерно 90 руб. в ценах 2006 г.). Фокус, однако, не удался - подростки заявили о случившемся в полицию, а Дональд не моргнув глазом обвинил их в воростве и оговоре. По его словам, мальчишки проникли в его жильё, похитили дорогие наручные часы, а чтобы не быть наказанными за кражу, поспешили возвести на него напраслину.


     Надо отдать должное индонезийским правоохранителям - те весьма деятельно взялись за расследование инцидента, проигнорировав респектабельность иностранного "специалиста". Выяснилось, что Дональд Сторен не в первый раз был замечен в контактах с местными подростками, охрана отеля прекрасно была осведомлена о специфических пристрастиях управляющего, но закрывала на эти "шалости" глаза, т.к. получала от менеджера хорошие премиальные. В итоге уголовное дело возбудили как против сотрудников службы безопасности отеля, так и Сторена, ему не помог даже австралийский паспорт. В Индонезии строго преследуется не только педофилия во всех формах, но и гомосексуализм, который расценивается обществом не только как деяние наказуемое, но и крайне постыдное. В ходе расследования полиции удалось отыскать подростков, с которыми Сторен проделывал свои фокусы прежде, а потому не осталось никаких сомнений в том, что он - серийный педофил.

Педофил и гомосексуалист Дональд Сторен, пострадавший от индонезийского правосудия, был превращён гей-сообществом Австралии в эдакий флаг демократии, свободы и толерантных ценностей. За него вступались парламентарии, лидеры общественных движений, журналисты и разного рода творческие деятели. Наиболее ретивые из них даже требовали провести силами австралийского спецназа операцию по освобождению педофила. К чести индонезийских властей следует отметить, что попытка давления эффекта не возымела и преступник получил по заслугам.


     В итоге индонезийским судом Сторен был осуждён на 3 года тюремного заключения. Крайне возмущенный обвинительным приговором, Дональд подал апелляцию в Верховный суд Индонезии. Ничего хорошего из этого не вышло, судья Верховного суда со сложными именем и фамилией Ида Багас Пата Мадег (Ida Bagus Putu Madeg) в свою очередь возмутился наглостью австралийского извращенца, который мало того, что получил весьма мягкий приговор, так ещё и осмелился его оспорить! В результате Дональду Сторену накинули ещё годик за строптивость.
     Это в свою очередь вызвало приступ ярости австралийских педерастов. К 2006 г. сексуальная толерантность в Австралии достигла таких всеобъемлющих размеров, что осуждать - даже на словах - однополую любовь стало просто неприлично. Понятно, что уголовное осуждение австралийского педераста на территории другой страны не могло оставить равнодушным гей-сообщество "Зелёного континента". Тот факт, что Сторен, вообще-то, был не просто гомосексуалистом, а ещё и педофилом, никого в Австралии не интересовал, точнее говоря, эту деталь тамошние сторонники однополой любви попросту проигнорировали. Некоторые австралийские парламентарии выступили с предложением освободить Сторена посредством проведения спецоперации, дабы проучить "нецивилизованных" соседей. Австралийцы посчитали, что такого рода "урок" приведёт к тому, что впредь индонезийцы поостерегутся сажать в свои тюрьмы граждан "цивилизованных стран". Рассматривались различные варианты спецоперации, в частности, планировался перехват австралийскими истребителями F-18 транспортного самолёта, на котором партию уголовников должны были перевезти с острова на остров. Истребители должны были принудительно посадить индонезийский "борт" на одной из авиабаз на севере Австралии. Правда, следует признать, что "наезд" обнаглевших педерастов индонезийские власти с честью отбили - главком военно-воздушных сил мягко заявил, что перелёты транспортных самолётов с осужденными на борту будут охраняться истребителями Су-27 и Су-30. Против этих самолётов у австралийских F-18 шансов не было, поэтому инициатива со смелой "спецоперацией" по освобождению педераста Сторена провалилась даже не начавшись.
     Дональд Сторен добросовестно досидел в индонезийской тюрьме до июня 2010 г. и надо думать, ему непросто дались эти годы. Освободившись, он вернулся в Австралию, провёл там буквально неделю или чуть больше и сразу же покинул страну. Очевидно, он боялся каких-то вопросов о своих старых связях с фон Эйнемом. Согласитесь, то, как Дональд Сторен опоил и изнасиловал четверых индонезийских подростков, рождает массу аналогий с тем, в чём подозревали фон Эйнема. Как бы там ни было, Сторен сбежал с "Зелёного континента" и нынешнее его местонахождение неизвестно.
     В 2010 г. скончался тот самый трансвестит-проститутка, который на протяжении ряда лет в 1980-х гг. обеспечивал правоохранительные органы штата Южная Австралия ценнейшей информацией о Биване фон Эйнеме и его друзьях. Только после смерти этого человека полиция назвала его имя и фамилию - Пруденс Фирман (Prudence Firman). Поскольку собственное имя трансвеститу не нравилось, он сокращал его до лаконичного Пру - именно так он имел обыкновение представляться и именно под этим именем Фирман был известен большинству приятелей. Информация о нём, сообщенная полицией, вновь подхлестнула интерес общественности как к самой личности осведомителя, так и к содержанию его доносов.
     В 1978 г. Пру вместе с двумя друзьями (тоже трансвеститами, один из которых был эмигрантом из Новой Зеландии, маори по национальности, а другой - родным братом известного спортсмена, члена Олимпийской сборной Австралии по плаванию) арендовал большой дом в районе Элбертон на северо-западе Аделаиды.
     Троица промышляла проституцией и место проживания само-собой превратилось в притон - туда трансвеститы приглашали друзей, там устраивались попойки и сексуальные оргии, там неоднократно бывал как Биван фон Эйнем, так и его друзья, поименованные в этом очерке. Фирман был очень популярен в гей-тусовке, для объяснения этого достаточно сказать, что для лучшего ублажения оральным способом партнёров, он выдернул себе все зубы (такое иногда проделывают профессиональные женщины-проститутки). Компания гребла деньги лопатой и всё в их жизни было безоблачно, пока в конце 1983 г. не загремел на нары фон Эйнем. Пру Фирман быстро сориентировался в обстановке и поспешил заявить правоохранителям о желании сотрудничать. Взамен трансвестит выторговал кое-какие бонусы, в частности, непривлечение к уголовной ответственности за соучастие в преступлениях фон Эйнема, сохранение анонимности, а также помощь при переезде в другой штат.
     Фирман и его дружки многое сообщили правоохранителям, строго говоря, именно их информация позволила следствию составить представление о круге общения фон Эйнема и его возможых подельниках. Без Фирмана, скорее всего, не удалось бы отправить фон Эйнема в тюрьму. Настойчивость прокуратуры, методично собиравшей обвинительный материал в отношении Бивана, во многом объяснялась именно тем, что Пру очень хорошо ориентировал следствие. Поэтому неудивительно, что у Фирмана и двух его друзей-трансвеститов имелись серьёзные основания опасаться мести со стороны бывших клиентов.
     Вместе с тем, бросая ретроперспективный взгляд, нельзя было не отметить некоторые странности в поведении доносчиков. Прежде всего, до сих пор остаётся непонятным, что именно побудило Пру Фирмана и его дружков начать "стучать" на своих гомосексуальных друзей и клиентов? Полиция утверждала (и в 2010 г. ещё раз подтвердила), что никакого компромата на них не имела - информаторам не грозило судебное преследование. Но если это действительно было так, то поведение трансвеститов заставляло подозревать с их стороны особую корысть - своей помощью полиции они могли маскировать собственную вовлечённость в преступления. В самом деле, ещё в начале расследования похищения Алана Барнса в июне 1979 г. появились подозрения относительно соучастия в преступлении женщин или - как вариант - переодетых в женское мужчин. Впоследствии такого рода предположения появлялись неоднократно. Даже если считать, что фон Эйнем осужден заслуженно - а сомнений в этом практически нет - то кто же те люди в женских платьях, чьё присутствие вводило жертвы в заблуждение?
     Уже в 2010 г. были открыто высказаны предположения, что Пру Фирман и его друзья-трансвеститы непосредственно участвовали похищениях подростков и молодых людей. Также их заподозрили в том, что трансвеститы привлекались к сокрытию тел убитых. Многие журналисты обратили внимание на весьма интересное обстоятельство - дом в Элбертоне, который снимали Пру Фирман и его дружки в конце 1970-х - начале 1980-х гг., находился всего в 850 м. от пирса в районе Порт-ривер, возле которого в конце августа 1979 г. были найдены мешки с расчленёнными останками Нейла Мьюира. Появились даже предположения, что именно в этом доме Мьюира на протяжении нескольких дней содержали и насиловали. Правда, тут сразу же просится разумное возражение - вряд ли детективы SAPOL в ноябре 1983 г. были до такой степени наивны, что не озаботились должной проверкой своих информаторов и не изучили вопрос об их активном участии в преступлениях. На тот момент дом в Элбертоне стоял целый и невредимый, в нём даже не проводился серьёзный ремонт, так что улики, связанные с убийством Нейла Мьюира и других жертв, вполне ещё можно было отыскать.
    
(в начало)                                                                                             (окончание)

.

eXTReMe Tracker