На главную.
Серийные убийцы.

Охота на антиподов.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2016 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2016 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)

стр. 2



     Летом 1972 г. из Лондона прибыли два детектива, которым надлежало вывести на "чистую воду" убийц Данкана. По иронии судьбы в самом Скотланд-ярде лишь полугодом ранее закончилась скандальная чистка, вызванная обвинениями полиции в тотальной коррупции. В тюрьму были отправлены высокопоставленные чины, в т.ч. и начальник отдела по борьбе с порнографией, который, как выяснилось, "крышевал" лондонские бордели. Именно сотрудники этого отдела и прилетели в Аделаиду разбираться с преступлением на почве "сексуальной нетерпимости". Нельзя не сказать и о том, что кроме высоких чинов из различных отделов и управлений полиции Англии и Уэльса были отправлены в отставку по компрометирующим обстоятельствам порядка 500 детективов.

В общем, выражаясь просторечно, у английских правоохранителей у самих "рыло изрядно было в пуху".

  
Газеты Южной Австралии довольно долго жевали тему с расследованием убийства Джорджа Данкана, которому, скажем прямо, была придана несоразмерно большая социальная значимость. Гомосексуалисты непримиримо воевали с полицией, полиция всячески отбивалась от гомосексуалистов и внаглую покрывала "своих", а над всей этой нелепой и постыдной во всех отношениях трагикомедией парили якобы беспристрастные средства массовой информации, которые на самом деле поддерживали строго одну сторону конфликта. Какую именно автор предлагает читателям угадать с первой попытки.


     Англичане бодро взялись за расследование и завершили его за пару месяцев. По результатам своего сыска в октябре 1972 г. ими был представлен правительству штата секретный доклад, который, кстати, не опубликован до сих пор. После этого детективы с чувством честно выполненного долга удалились обратно в Великобританию. К этому остаётся лишь добавить, что в течение последующих пяти лет оба заслуженных английских сыскаря оказались скомпрометированы разного рода нарушениями законов и уволились из полиции, не выслужив пенсию.
     На этом расследование утопления Джорджа Данкана застопорилось и фактически не велось вплоть до июля 1985 г., когда один из высокопоставленных офицеров полиции Аделаиды признал, что 10 мая 1972 г. в парке у реки Торренс действительно находились три детектива отдела "полиции нравов" в штатском. И даже назвал их имена. К тому моменту все трое уже находились на пенсии. Расследование возобновили, в отношении троих поименованных детективов выдвинули обвинения в непредумышленном убийстве, потом с одного из них обвинение сняли, а двух всё же отправили под суд. А суд их в конечном итоге оправдал.
     Примерно так - если излагать в самом общем виде, развивалось "дело Джорджа Данкана".
     Подводя итог всему изложенному и возвращаясь к событиям июня 1979 г., когда был убит Алан Барнс, следует подчеркнуть, что отношения между полицейскими Аделаиды и гомосексуальным сообществом всё это время оставались на грани плохо скрытой нетерпимости. Понятно, что это создавало массу проблем для решения той задачи, что стояла перед правоохранительными органами. При расследовании убийства Алана Барнса следствие исходило из следующих данных, которые определенным образом ориентировали розыск:
        - убитый юноша добровольно сел в машину к убийцам;
        - преступники располагали белой автомашиной марки "holden";
        - убийцы являлись гомосексуалистами;
        - по крайней мере один из соучастников преступления имеет возможность получать хлоралгидрат ("noctec") по рецепту;
        - в составе преступной группы действует женщина, либо лицо, выдающее себя за женщину. Поскольку убийцы являются гомосексуалистами, в их компании, скорее всего, находится трансвестит или транссексуал, возможно, не один. Это соображение основывалось на том, что Алан Барнс вряд ли бы сел в автомашину, набитую незнакомыми мужиками, скорее всего, в белом "holden'е" находился кто-то, кого он принял за женщину.

Примерно на таком белом "холдене" австралийской сборки в июне 1979 г. и был увезён неизвестными Алан Барнс. В автомашине по словам свидетелей помимо двух мужчин находилась одна или даже две женщины. Когда детективам стало ясно, что молодого человека похитили гомосексуалисты, то появилось предположение, что "женщины" в автомашине были вовсе не женщинами, а транссексуалами. Их присутствие и сбило с толку Алана, не сообразившего, с кем он имеет дело.


     Детективам отдела расследования тяжких насильственных преступлений полиции Аделаиды пришлось засесть за изучение имевшихся в их распоряжении баз данных на сексуальных преступников, а также обратиться за поддержкой к коллегам из отдела расследования преступлений против общественной нравственности (т.н. "полиция нравов"). Последнее подразделение традиционно вело статистику сексуальных правонарушений различной степени тяжести, а также контролировало деятельность сферы интимных услуг. "Полиция нравов" знала городскую гей-тусовку практически поименно, можно сказать, это была сфера её профессиональных интересов.
     Работа оперативников сконцентрировалась в районе излюбленных мест времяпровождения гомосексуалистов. Это были бар "Марс" (строго говоря, являвшийся ночным клубом с двумя танцполами и двумя барами), отели "Грин драгон хотел" ("Green dragon hotel"), "Колонель лайт" ("Colonel light") и "Бакингем армс" ("Buckingham arms") с размещенными в них барами и ресторанами. Также интерес представляла сауна на улице Палтени (Pulteney), дом 431, которая также использовалась гомосексуалистами как место интимных встречь. Пока одна часть оперативных сотрудников полиции вела фотографирование и идентификацию посетитетелей всех этих злачных мест, другие выясняли кто из выявленных гомосексуалистов владеет белой автомашиной и получает по рецепту хлоралгидрат.

       
Места, в которых в конце 1970-х гг., как впрочем, и поныне, традиционно кучковались аделаидские гомосексуалисты: бар "Марс", отели "Бакингем армс", "Колонель лайт", сауна на улице Палтени.


     На этом этапе расследование убийства Алана Барнса очень удачно дополнило расследование другого резонансного преступления, также связанного с гей-сообществом Аделаиды, с той лишь только разницей, что гомосексуалист оказался не подозреваемым, а жертвой убийства. Речь идёт об убийстве адвоката Дерренса Стивенсона (Derrence Stevenson), найденного застреленным из огнестрельного оружия во второй половине дня 5 июня 1979 г. (т.е. за две недели до исчезновения Алана Барнса).

Дерренс Стивенсон.


     Если быть совсем точным, то Стивенсон был найден не просто в собственном доме, а в морозильном ящике на кухне. Убийца выстрелил ему в затылок с расстояния более 1 м. из ружья или пистолета 22-го калибра, надел на голову полиэтиленовый пакет, положил тело в морозильник и прикрыл его сверху пластиковыми мешками с продуктами. После этого замыл следы крови на полу в кухне и... благополучно исчез. Исчезла также из гаража и автомашина адвоката. Отсутствовало на месте преступления и оружие. Как стало ясно после осмотра дома родственниками адвоката, пропали также деньги и некоторые ценные вещи.
     Некоторые обстоятельства случившегсоя наводили на мысль, что убийцей адвоката явился человек, с которым тот намеревался вступить в сексуальный контакт. Убитый перед смертью поставил себе клизму, кроме того, он был найден в расстёгнутой рубашке и со спущенными до колен трусами. Кстати, спущенные трусы могли быть следствием действий убийцы, который таким образом постарался унизить жертву. Если это действительно было так, то подобное поведение косвенно свидетельствовало о пережитой преступником ярости, который не смог удержать себя от оскорбительной выходки. Для убийцы содеянное было очень личным делом...
     Убитый адвокат являлся личностью по своему знаменитой в гей-сообществе Аделаиды. Харизматичный, остроумный, блещущий умом и профессиональной эрудицией, Дерренс Стивенсон символизировал собою успех в всех аспектах этого широкого понятия. Помимо богатства, он имел серьёзные связи в деловых и политических кругах, а в кругу сексуальных друзей его называли "Хантером" ("Охотником"). Прозвище это он получил за свою свою склонность к растлению несовершеннолетних. Стивенсон был педерастом в буквальном значении этого слова (слово "педерастия" происходит от греческого словосочетания "paidos erastos", которое переводится как "горячо любимое дитя" и означает гомосексуальное влечение к мальчикам и подросткам). Он открыто нарушал закон, который хотя и разрешал добровольные гомосексуальные связи между лицами старше 21 года, но преследовал тех, кто в качестве партнёра выбирает лиц моложе этого возраста. Стивенсон открыто плевал на закон, очевидно, полагая, что при его связях и роде деятельности полиция и прокуратура управы на него не найдут, вернее, даже не станут искать.
     Однако, нашёлся кто-то, кто принял на себя роль судьи без привлечения существующих органов власти.
     Итак, что же случилось с "Охотником" Стивенсоном? Проводивший судебно-медицинскую экспертизу Колин Мэйнок (снова он!) озаботился установлением времени смерти. Момент этот и вправду был неоднозначен, поскольку температура внутри морозильной камеры составляла -20°С, на улице и в доме адвоката +14°С, а температура печени трупа на момент её измерения в 8 часов утра 6 июня, т.е. на следующий день после обнаружения тела, оказалось равной +7°С. Уточним, что труп в морозильной камере находился в "позе эмбриона", т.е. с ногами, приведенными к груди, раздетый, со спущенными до колен трусами и тремя пакетами с морожеными овощами, поставленными на тело сверху. В российском интернете тусуется масса разного рода специалистов по всем специальным вопросам, а уж на тему судебной медицины не высказывается разве что мастерица по вышиванию крестиком, так вот для всех знатоков судебной медицины задачка из реальной жизни: когда наступила смерть Дерренса Стивенсона, если криминалисты и судебные медики зафиксировали описанные выше температурные показатели и особенности сохранения трупа в морозильной камере? (Понятно, что для знатоков из Рунета проблемы в этом вопросе нет никакой, но хочется заметить, что на самом деле проблема в этом вопросе имеется. Автор, зная сомнительную репутацию Мэйнока, попытался самостоятельно рассчитать момент наступления смерти адвоката, считая, что человеческое тело - это тепловая машина, которая перестаёт генерировать тепло в момент наступления смерти. Сразу оговорюсь, что расчитывал не по судебно-медицинской науке, а по законам классической физики и термодинамики. И результат у автора получился совсем иной, нежели у господина Мэйнока, главного судмедэксперта штата Южная Австралия. Запомним этот маленький нюанс, впоследствии он окажется тем самым чихом, который обрушит лавину!)
     Итак, Колин Мэйнок, рассудив, что подогнутые ноги трупа будут сокращать теплоотдачу в окружающую атмосферу на 40%, пришёл к выводу, что адвокат Стивенсон был помещён в морозильный ящик чуть позже полудня 4 июня 1979 г.
     Вывод этот, как стало ясно позднее, имел решающее значение.
     Поскольку "мерседес" адвоката отсутствовал, розыск убийцы было решено начинать именно с поисков автомашины. Её описание с указанием номерных знаков было разослано по всей стране и - внезапно!- пришло сообщение об обнаружении автомашины там, где никто и не ожидал её найти. Машина Стивенсона оказалась припаркована перед гостиницей в городке Кубер-Педи в 850 км. севернее Аделаиды. Это известный центр туризма, в Кубер-Педи находится крупнейшее в мире месторождение благородных опалов, а архитектура этого местечка знаменита тем, что почти половина жилых построек обустроена под землёй. Сделано это с целью уменьшения нагрева жилищ в условиях исключительно жаркого континентального климата. В Кубер-Педи постоянно проживает не более 1700 чел., но место это является крупным туристическим центром, поскольку знаменито на весь мир упомянутыми выше опалами и необычными подземными домами. И вот в этаком месте - в самом сердце австралийской пустыни - вдруг обнаруживается автомашина убитого несколькими днями ранее адвоката...
     Местные полицейские по просьбе своих коллег из Аделаиды быстренько отыскали того, кто пригнал машину в городок. Оказалось, что этим человеком являлся 19-летний Дэвид Цач (David Szach), приехавший в Кубер-Педи из Аделаиды. На вопрос, знаком ли он с Дерренсом Стивенсоном? Дэвид ответил утвердительно и даже пояснил, что 3 года поддерживает с ним интимные. Вы чувствуете, в какую сторону стала поворачиваться история? Полицейские Кубер-Педи почувствовали то же самое... Машину обыскали, ничего подозрительного не обнаружили и отпустили Дэвида до поры.
     В это же самое время детективы в Аделаиде стали собирать информацию о Дэвиде и выяснили, что тот давно уже планировал поездку в Кубер-Педи и даже оплатил билет на автобус... однако 4 июня билет вернул и отправился в поездку на машине старшего любовника.
     Нетрудно догадаться, что дальнейший ход следствия оказался сосредоточен вокруг молодого человека. Его взяли под стражу, живо вернули в Аделаиду и стали "колоть" с целью признания вины в убийстве. Дэвид Цач возмутился, он объяснил, что Стивенсон, узнав о его желании отправиться в поездку, сам предложил воспользоваться его автомашиной. Дело в том, что адвокат выиграл крупное дело и планировал устроить себе недельные каникулы, во время которых хотел следует оттянуться. Глагол "оттянуться" применительно к развлечениям Стивенсона следует понимать как "покататься, подснять нового мальчика". Сам Стивенсон не стеснялся рассказывать о том, как ищет и соблазняет "мальчиков-целочек", для них на сленге местной гей-тусовки даже существовало специальное слово - их называли "пони" (соответственно, активные гомосексуалисты называли сами себя "наездниками"). Дэвид Цач признался, что за три года до описываемых событий Стивенсон соблазнил и его самого, потом они на какое-то время расстались, но через несколько месяцев встретились опять и после этого Цач стал при адвокате кем-то вроде "официальной любовницы". Хотя данное обстоятельство ничуть не мешало Стивенсону постоянно находиться в поиске новых сексуальных партнёров. В такие поездки адвокат никогда не отправлялся на своей автомашине, разумно опасаясь, что роскошный "мерседес" может привлечь внимание грабителя или шантажиста. Он брал недорогую машину в прокате, катался в ней со своим новым знакомым, а потом прощался с ним и возвращал машину, минимизируя тем самым возможные риски интимного общения с малознакомыми людьми. Именно поэтому Дерренс Стивенсон и предложил Цачу свою автомашину на недельку - самому адвокату она была в эти дни просто не нужна. В такой передаче автомашины не было ничего удивительного, Стивенсон вполне доверял своему старому, проверенному "пони", которого "объезжал" уже три года...
     Детективы не поверили рассказу молодого гомосексуалиста в силу довольно очевидной причины. Образ адвоката, отдающего добровольно дорогущую машину своему любовнику, в головах бойцов невидимого фронта не укладывался никак. Кроме того, сбор информации о Дэвиде рисовал образ малосимпатичного и не в меру предприимчивого молодого человека: Цач нигде не работал, школу не окончил, перебивался случайными заработками, что в реальности означало торговлю запрещёнными медицинскими препаратами. Нет, он не являлся наркоторговцем в классическом понимании, т.е. не предлагал "дозу" героина на углу, а просто добывал для своих знакомых разного рода таблетки, позволявшие тусоваться в ночных клубах до утра. Это была эпоха диско, тогда впервые ночные клубы стали работать до утра и именно тогда появилась мода уединяться с девушками в мужских туалетах. Кто-то мог это делать неоднократно в силу данного природой здоровья, ну а кто-то был не прочь простимулировать слабеющее после первого раза либидо разрешённым лекарством. Молодёжь деятельно принялась искать медицинские средства, способные поддержать удовольствие после первой эякуляции. С помощью разного рода "вкусных" таблеток это окзаалось вполне возможно. Именно тогда молодёжь догадалась употреблять миорелаксант "мандракс" вместе с шампанским и курить его разновидность "сопор" с гашишом. Вопреки классическим медицинским представлениям вдруг выяснилось, что при общем седативном действии некоторые успокаивающие препараты замечательно поддерживают эректильную функцию и человек оказывается способен заниматься сексом по несколько раз за ночь. Заметьте, без всякой "виагры"! Дэвид Цач благодаря своему влиятельному другу Дерренсу Стивенсону мог заказывать необходимые рецепты и всегда имел под рукой нужные таблетки. Он даже не нарушал особенно закон, просто помогал тому, кто просил, снабжал друзей, идущих в клуб дюжиной "колёс" и всегда был при деньгах. Не то, чтобы деньги были большими, но их хватало для того, чтобы с утра по фабричному гудку не спешить к станку.
     То, что Цач приторговывал таблетками, оказалось достаточным для его превращения в основного подозреваемого. Понятно, что гей-тусовка Аделаиды, прекрасно осведомлённая о том, кем являлся убитый адвокат и кто таков Дэвид Цач, встала на дыбы. Общее мнение гей-сообщества сводилось к тому, что с Дерренсом Стивенсоном расправился некий гомофоб, имевший к тому особые причины - либо из соображений мести, либо просто из неприязненного отношения к гомосексуалистам. Подобная обстановка никак не способствовала установлению отношений доверия и сотрудничества между правоохранительными органами и представителями гей-сообщества: первые считали, что гомосексуалисты не говорят правды и выгораживают "своего", а вторые утверждали, будто детективы предвзяты и недображелательны.
     И вот в такой обстановке произошло убийство Алана Барнса. Понятно, что следствию в подобных условиях расчитывать на сотрудничество со сторонниками нетрадиционных сексуальных отношений не приходилось.
     Довольно быстро удалось выяснить число возможных мест, через которые преступники могли получать хлоралгидрат. Их оказалось - всего-то! - чуть менее пятисот; в это число входили больницы, психиатрические лечебницы, практикующие психологи и психиатры. Проверялись выписанные рецепты, если среди получателей таблеток оказывались лица из списка известных полиции гомосексуалистов, то их опрашивали. В числе таковых оказался, к слову, упоминавшийся выше Беван Спенсер фон Эйнем, человек, замешанный в истории убийства доктора Данкана, тогда он спас Роджера Джеймса, свидетеля убийства. Оказалось, что фон Эйнем страдал бессоницей и получал по рецепту хлоралгидрат, Попутно шла "отработка" владельцев белых автомашин марки "holden".
     Вся эта возня могла продолжаться очень долго, причём без всякого практического результата, но в скором времени произошло событие, подтолкнувшее до известной степени расследование. Около полудня во вторник 28 августа 1979 г. рыбак, удивший рыбу с полуразрушенного причала на реке Порт-ривер, на северо-западе Аделаиды, обратил внимание на два мусорных пакета из чёрного пластика, прибитых течением к бетонной опоре причала. Конечно, в мусорном мешке, скорее всего, сложен мусор, но рыбаку показалось странным то, что мешки были слишком уж тщательно завязаны. С бесполезным хламом так обычно не поступают...

     В общем, рыбак не поленился оставить удочки без внимания и потратить некоторое время на то, чтобы сойти с причала и с помощью палки подтянуть один из мешков поближе к берегу. Добившись нужного результата и почти не замочив ног, мужчина вытащил мешок из воды и удивился его весу - там было нечто довольно массивное, хотя не очень большое и непонятной формы. Аккуратно вскрыв пластик при помощи ножа, рыбак так и сел на песок у воды - в мещке лежали части человеческого тела, были хорошо различимы кисти рук с пальцами, предплечья, по крайней мере одна ступня... Забыв про удочки, рыбак помчался к ближайшему телефону.

Та самая заброшенная пристань, возле которой рыбак обнаружил два пластиковых пакета с человеческими останками.


     Прибывшие полицейские вытащили из воды второй пластиковый мешок и тщательно осмотрели оба берега реки вверх и вниз по течению на протяжении полукилометра. Предполагая, что в воде могут находиться какие-то части тела и вещи (например, одежда или оружие), имеющие отношение к преступлению, большая группа полицейских была отправлена в воду для осмотра дна на небольшой глубине. А на большой глубине осмотром дна занялись водолазы.
     По итогам всей этой работы, растянувшейся более чем на двое суток, стало ясно, что к преступлению имеют отношение только те два пластиковых мешка, что были обнаружены в самом начале. Ничего более преступник в водах Порт-ривер не прятал и не топил.

  
Прочёсывание полицейскими дна в районе заброшенной пристани в Порт-ривер привлекло внимание журналистов и 29 августа 1979 г. репортаж об этом был показан в одном из блоков местных теленовостей.


     Итак, что же правоохранительные органы получили, так сказать, в "сухом остатке"?
     В двух пластиковых пакетах синего и чёрного цветов вместимостью баррель каждый (т.е. около 164 литров) находились расчленённые останки одного человека.

  
Кадры оперативной видеосъёмки полиции: погрузка пластиковых мешков, найденных возле пристани на реке Порт-ривер, в автомашину службы коронёра для доставки в морг.

Его тело оказалось разделено в общей сложности на 43 фрагмента, кроме того, в 5 местах были тонко срезаны лоскуты кожи. Криминалисты предположили, что целью этого срезания являлось удаление каких-то повреждений кожи,которые могли помочь в идентификации трупа (татуировок, родимых пятен, следов ожогов или хирургических рубцов) и впоследствии правильность этой догадки была подтверждена родственниками убитого. В первом мешке - том, который открыл рыболов - находились фрагменты конечностей, расчленённые в районах суствов (пястных, локтевых, плечевых, коленных), во втором - торс с частично выпотрошенной брюшной полостью. Голова убитого хотя и была полностью отрезана, но оказалась весьма необычным способом привязана к торсу. Расчленитель пропустил через горло и рот отрезанной головы обувной шнурок, второй конец которого заправил в пищевод и желудок, а потом вытащил через разрез желудка и связал концы единым узлом. Такого изощренного расчленения трупа не мог припомнить ни один из судебных медиков и криминалистов, видевших эти останки.
     Судебно-медицинская экспертиза показала, что убитым явился вполне сформированный молодой мужчина в возрасте от 20 до 30 лет. На торсе были зафиксированы многочисленные поверхностные повреждения, оставленные то ли кожаной плёткой, то ли подобным её приспособлением, но эти осаднения никак не могли повлиять на жизнеспособность жертвы. Присутствовали также царапины и следы сдавления (щипки), которые в целом производили впечатление повреждений, характерных для неумеренных сексуальных игр, нежели серьёзных пыток или побоев. Эти повреждения могли быть болезненны, но в любом случае они ничем не угрожали жизни жертвы. Причина смерти оказалась во всём идентична той, что была описана в случае с Аланом Барнсом - обширная анальная травма, вызванная введением в прямую кишку некоего предмета крупного диаметра, вроде бутылки или широкой торцевой части бейсбольной биты. Грубое введение инородного тела привело к разрыву ректальных мышц и прямой кишки длиною около 8 см. (более 3 дюймов). Учитывая, что это весьма элестичные и прочные ткани, травмирующее воздействие должно было быть резким и прикладываться со значительным усилием. Вполне возможно, что по частично введеной в анус бутылке ударили ногой... То, как изощрённо оказалось расчленено тело, явственно свидетельствовало о жестокости и агрессии, смерть неизвестного мужчины явно оказалась следствием преднамеренного убийства, а отнюдь не неудачного сексуального эксперимента.
     Одежда и обувь неизвестного отсутствовали, документы, разумеется, тоже.
    
(в начало)                                                                                             (продолжение)

.

eXTReMe Tracker