На главную.
Убийства детей

©А.И.Ракитин, 2022 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2022 гг.

Книги Алексея Ракитина в электронном и бумажном виде.


Человек с "мраморным" глазом

    1            2            3            4            5            6    


     Примерно в то же самое время [если точнее, то в 17:15] к патрульному Розвеллу Лайонсу (Roswell M. Lyons), нёсшему службу в районе Дорчествер, южном пригороде Бостона, подошёл глухонемой мальчик. Чтобы привлечь внимание полицейского, он провёл рукой по горлу, давая тем самым понять, что кто-то убит или умер. Полицейский достал блокнот и карандаш; через минуту стало ясно, что найден труп и мальчик может отвести Лайонса к нему.
     Выйдя за пределы городской застройки, патрульный и его поводырь оказались в заболоченной местности, тянушейся до пляжа Savin hill beach. Перескакивая с кочки на кочку, они дошли до береговой линии, где увидели 3-х мужчин и одного мальчика, стоявших возле кустов на некотором отдалении от воды. Впоследствии выяснилось, что эти-то мужчины - Уайз (Wise), Харрингтон (Harrington) и Гудспид (Goodspeed), занимавшиеся поисками моллюсков при отливе - и обнаружили труп мальчика на пляже.
     Лайонс, подойдя к мужчинам, увидел лежавший неподалёку от них труп маленького мальчика в высоких шнурованных ботинках, тёмных штанишках-бриджах, клетчатой рубашке и чёрной шапочке на голове. Налипший мокрый песок не мог скрыть многочисленные ранения, нанесенные, по-видимому, ножом - раны присутствовали на лице, шее, руках, груди и в промежности. Впоследствии Лайонс говорил, что увиденная им картина оказалась самым тяжёлым зрелищем за весь его 12-летний срок работы в полиции.
     Патрульный взял тело на руки и понёс его до ж/д станции "Кресчент авеню" ("Crescent Avenue"), на ходу расспрашивая свидетелей об обстоятельствах случившегося. Скажем сразу, что никто из них не видел ничего, что помогло бы прояснить картину трагедии, кроме того, никто из свидетелей не знал кем являлся убитый мальчик и как он попал на пляж. Преодолев с трупом на руках около 800 метров, Лайонс и его спутники вышли на ж/дорожный перрон. Им быстро был предоставлен вагон, в котором они без задержки прибыли к 9-й полицейской станции. Там тело убитого мальчика оставалось около часа - в течение этого этого времени был составлен и распространен по телеграфу во все полицейские подразделения Бостона и пригородов словесный портрет неизвестного убитого мальчика. Одновременно решался вопрос о дальнейшем перемещении трупа. Наконец, частное похоронное агентство, расположенное в доме №1912 по Вашингтон-стрит, согласилось принять неопознанное тело без гарантии оплаты. Тело было перевезено туда. По указанному адресу к 19:30 прибыл коронер Айра Аллен (Ira Allen), который начал вскрытие трупа в присутствии полиции и 6 членов коронерского жюри.
     В ходе судебно-медицинского вскрытия были описаны следущие телесные повреждения убитого ребёнка: ранение правого глазного яблока, нанесенное через веки; 2 разреза шеи, повредившие трахею и яремную вену [оба ранения безусловно смертельны]; в области груди и живота не менее 18 ножевых ранений, проникающих вглубь тела; на кистях обеих рук не менее 12 поверхностных ранений, появившихся вследствие самозащиты ребёнка; порезы в области промежности и паха, свидетельствовавшие о попытке ампутации пениса и мошонки. Ранения причинялись орудием с небольшим лезвием, возможно, перочиным ножом. Давность наступления смерти определялась в "несколько часов".
     Информация о том, что в помещении морга проводится вскрытие тела убитого ребёнка быстро облетела окрестные кварталы и к дому №1912 по Вашингтон-стрит стали стекаться зеваки с не совсем понятными намерениями. В течение полутора часов перед зданием собралась толпа численностью до сотни человек, среди присутствовавших имелось немало нетрезвых лиц. Люди обсуждали новость и высказывали соображения разной степени бредовости - кто-то предлагал потребовать выставить тело убитого мальчика на всеобщее обозрение, кто-то настаивал на том, чтобы всей толпой отправиться к зданию городской администрации и там провести митинг. Поскольку настроение толпы [тем более американской!] подвержено самым неожиданным переменам и от скопления нетрезвой публики всегда можно ожидать немотивированной агрессии, находившиеся в здании похоронной компании должностные лица испытали хорошо понятное беспокойство.

Хорас Миллен, перед положением в гроб.


     Коронер по телефону связался со штаб-квартирой полиции, сообщил и гудящей толпе перед дверями здания и попросил принять меры по охране как самого морга, так и находившихся в нём лиц. Полиция отреагировала быстро и адекватно - не прошло и 15 минут, как на Вашинтон-стрит появилась группа из 30 полицейских с 14-дюймовыми дубинками из американского дуба наперевес. Толпе было предложено освободить улицу на что отводилось 2 минуты. Тот из зевак, кто оказался поумнее и потрезвее, ушёл сам, а оставшиеся были биты полицией и рассеяны. Задержания не проводились - толпу просто разогнали и на том успокоились.
     В то самое время, пока в здании на Вашингтон-стрит проводилось вскрытие неизвестного трупа, полицейские в 6-м участке прочитали по телеграфу описание его одежды и сравнили с тем, что приблизительно 2 часами в своём заявлении указал Джон Миллен. Совпадение было до такой степени несомненным, что капитан Дайер приказал доставить в полицейскую станцию отца пропавшего мальчика, дабы направить его на опознание тела в морг. Одновременно капитан отправил телеграмму начальнику полиции Эдварду Сэвэджу, в которой сообщил, что личность убитого ребёнка, найденного на пляже, по-видимому, можно считать установленной.
     Примерно в то же время на стол Сэвэджа легла телеграмма с изложением предварительных результатов вскрытия. Что последовало далее нам известно довольно хорошо благодаря воспоминаниям детектива Джеймса Родни Вуда (James R. Wood), одного из ближайших соратников Сэвэджа.
     О Джеймсе Вуде следует сказать несколько слов, поскольку в этой истории он сыграл довольно важную роль [что вскоре мы и увидим]. Вуд, выйдя в отставку в 1879 г., основал детективное агентство с оригинальным названием "James R. Wood Detective Agency". Эта фирма стала со временем очень знаменита и считалась лучшей в Новой Англии. В 1925 г. был издан сборник с описанием наиболее примечательных уголовных расследований, которыми пришлось заниматься сотрудникам этой компании. Один из очерков, написанный самим Вудом, посвящен как раз истории разоблачения Джесси Помероя. В некоторых англоязычных материалах можно прочеть, будто упомянутый очерк был написан к 50-летнему юбилею тех событий, но это неверно - Джеймс Вуд умер в 1914 году в возрасте 76 лет, а потому в 1925 он ничего написать уже не мог.


     Итак, согласно воспоминаниям Джеймса Вуда, начальник городской полиции, получив телеграммы о предполагаемом проживании убитого мальчика в южном Бостоне и причиненных тому телесных повреждениях, моментально вспомнил события 2-летней давности, тех самых, что были описаны в этом очерке выше. Сэвэдж помнил, что 2 года назад юный преступник пытался отрезать пенис одному из мальчиков и грозил убийством другому... жертвы тогда и теперь имели сходный типаж... да и локализация преступлений в южном Бостоне выглядела совсем неслучайной... в апреле там пропала девочка, теперь вот найден убитым мальчик. Начальник полиции вслух отметил множество удивительных совпадений и озадаченно пробормотал, что всё это выглядит очень странно, поскольку виновник нападений на холме Поудер Хорн и в южном Бостоне находится в исправительном доме.

В 1925 году была издана книга, посвященная детективам, работавшим в частном детективном агентстве Джеймса Вуда, в том числе, разумеется, и самому Вуду. Один из очерков являлся воспоминаниями Джеймса о его работе по делу Джесси Помероя.


     И тут один из находившихся в кабинете детективов по фамилии Квинн (Quinn) заметил, что Джесси Померой вовсе не находится в изоляции, а освобождён в начале февраля. Отличная память детектива, запомнившего случайно услышанную новость об освобождении Помероя, оказала неоценимую помощь расследованию - без неё поиски убийцы могли растянуться надолго и повернуть в самое неожиданное русло.
     Сэвэдж, услыхав слова Квинна, сразу прошёл в помещение секретариата, где находился телеграфный аппарат. Начальник полиции направил в 6-ю станцию сообщение с единственным вопросом: "Проживает ли Померой на территории южного Бостона?"
     Через несколько минут был получено сообщение за подписью капитана Дайера, в котором не только содержался положительный ответ на заданный вопрос, но и приводился точный адрес проживания Помероя. Тут-то, по-видимому, всё и встало на свои места, по крайней мере в голове Эдварда Сэвэджа.
     Начальник городской полиции немедленно отправил по телеграфу приказ капитану Дайеру осуществить скорейшее задержание Джесси Помероя и доставку последнего в здание полицейской станции. Однако, явно не полагась на компетентность полицейских 6-го участка, начальник полиции направил в южный Бостон детективов Дирборна (Dearborn), Хэма (Ham) и Вуда (Wood). Им предстояло провести допрос подростка. Независимо от результата допроса, Помероя следовало задержать в здании полицейской станциии до тех пор, пока с ним не поговорит лично Эдвард Сэвэдж. Начальник городской полиции намеревался утром следующего дня лично прибыть в южный Бостон, дабы заняться расследвоанием на месте.
     Выполняя распоряжение Сэвэджа, двое полицейских - Сэмюэл Лукас (Samuel Lucas) и Томас Адамс [тот, который считался детективом, не будучи детективом] - сразу же направились в дом Рут Померой. Шёл уже десятый час вечера, Джесси был дома и только-только поужинал. Он не успел переодеться и его грязная одежда сразу же привлекла внимание полицейских. Они даже задали ему вопрос, почему тот до такой степени запачкал одежду, на что Джесси раздраженно буркнул, что, мол-де, много ходил в течение дня. То, что Джесси, придя домой, бросился есть, а не озаботился сменой костюма, явилось большой удачей полиции, хотя в тот момент никто об этом не подумал.
     Полицейские предложили подростку пройти в здание полицейского участка, а поскольку Рут Померой стала протестовать, заверили её, что Джесси обязательно вернётся домой. Адамс даже пообещал лично сопроводить мальчика на обратном пути до порога дома. Полицейские не знали о приказе Сэвэджа задержать Помероя в здании полиции до утра 23 апреля и тем самым невольно обманули мать подозреваемого. Сам Джесси к требованию отправиться в здание полиции отнёсся совершенно спокойно, уходя из дома он непринужденно заявил матери, что беспокоиться ей не о чем, поскольку он не сделал ничего плохого.
     Трое детективов, отправленные в Сэвэджем в южный Бостон - Дирборн, Хэм и Вуд - прибыли в здание 6-й полицейской станции как раз к тому времени, когда туда явились Адамс и Лукас, сопровождавшие Джесси. Перед началом допроса последнего внимательно осмотрели. На подошвах его сапог была найдена трава, в точности похожая на ту, что растёт на болотах у Бостона. А на нижней фланелевой рубашке оказалось бурое пятно, сильно похожее на кровавое. Рубашку и сапоги полицейские тут же конфисковали. На левой щеке Джесси имелась свежая царапина, ещё 3 - под левым ухом, также имелись осаднения кожи у основания шеи слева. Кроме того, 4 свежие царапины были отмечены на левой руке подростка. На вопрос о происхождении царапин, Померой небрежно ответил, что неудачно побрился. Ответ походил на издёвку, понятно было, что осаднения кожи у основания шеи и царапины на левой руке невозможно объяснить бритьём.
     Поскольку Хорас Миллен был убит предположительно перочиным ножиком, у Джесси спросили, владеет ли тот подобным ножом? После заметного колебания, подросток ответил утвердительно. Ему предложили сказать, где сейчас находится его перочиный нож и Джесси, опять-таки, после заметного колебания, рассказал, как можно найти его нож, оставленный дома в кармане жилета.
     Один из патрульных немедленно был отправлен домой к Померою, дабы изъять нож. Сразу скажем, что перочиный нож с 2-я лезвиями [3 и 2 дюйма длиной] был найден в указанном месте - он был грязен, забит землёй, но на перламутровой накладке на рукояти можно было видеть большое смазанное пятно крови. Тем же вечером нож был передан коронеру Аллену, который попытался проверить, этим ли ножом были нанесены ранения Хорасу Миллену. В конце концов коронер пришёл к выводу, что происхождение ран на теле убитого малыша от этого ножа исключать нельзя.

Одна из типичных улочек южного Бостона.


     Пока патрульный, посланный за перочным ножом Джесси Помероя, отсутствовал, допрос подростка продолжался своим чередом. Джесси попросили восстановить перемещения в течение дня с максимальной точностью, что тот и сделал. В его показаниях имелись любопытные детали. Во-первых, Джесси заявил, что в середине дня, примерно с 11 до 14 часов, находился в Бостоне, на значительном удалении от Дорчестер-стрит. А во-вторых, его времяпрепровождение в указанном интервале проверить практически не представлялось возможным, поскольку подросток якобы гулял по центру Бостона и некоторое время просидел на лавочке в парке Коммон (Common). Джесси довольно логично объяснил подобное поведение - по его словам, ему надлежало принести из редакции 3 стопы свежих газет, но он явился в редакцию слишком рано и был вынужден ждать поступления из типографии. Он отправился слоняться по городу и перестал контролировать время, затем спохватился и прибежал за газетами. Ненаказуемо!
     Подозревая, что перед ними хорошо продуманная "легенда", полицейские потребовали от Джесси ответить на большое количество уточняющих вопросов. В частности, его попросили назвать, какие кварталы Бостона огорожены заборами? Напомним, что город за 1,5 года того перенёс разрушительный пожар, последствия которого не были устранены полностью и на улицах Бостона всё ещё велись обширные строительные работы. Также Джесси попросили уточнить что именно происходило в парке Коммон - маршировали солдаты Национальной гвардии или же играл оркестр? Был задан ряд и иных весьма специфических вопросов, на которые подросток ответил, не моргнув глазом.
     Сразу следует внести ясность - Джесси ошибся во всех ответах. Но выяснилось это, разумеется, позже, поскольку в те минуты и часы проверить его слова не представлялось возможным.


     Около полуночи допрос, точнее, беседа, была окончена и Помероя поместили в камеру, где тот моментально уснул. Его полнейшее самообладание произвело на полицейских определенное впечатление - так обычно себя ведут абсолютные негодяи, нормальыне люди в схожих ситуациях демонстрируют искренние переживания.
     Утро 23 апреля началось с активных поисковых меропирятий в районе Дорчестер-стрит, откуда накануне пропал Хорас Миллен. Жившая по соседству с семьёй Миллен свидетельница Сара Хантинг (Sarah Hunting) рассказал полицейским, что накануне утром, приблизительно в 10:30-10:35, увидела Хораса на Дорчестер-стрит. Мальчик мирно разговаривал с каким-то подростком, они стояли возле телеграфного столба. Сара спросила, что Хорас тут делает, и малыш ответил ответил, что направляется в пекарню. Он весело показал Саре Хантинг монеты, зажатые в кулачке. Ответ малыша успокоил женщину, она не видела оснований вмешиваться в происходившее. По её словам, Хорас и неизвестный подросток ушли вдоль по улице в сторону пекарни. На вопрос о приметах спутника Хораса, свидетельница ответила, что не особенно его рассматривала, но подумав, добавила, что он показался ей сутулым ("lop-shouldered").
     Описание было, конечно же, так себе, но женщину можно было использовать для опознания Джесси Помероя.
     Через несколько часов была найдена другая ценная свидетельница - некая Элеонора Фосдик (Eleanor Fosdick). Она, находившаяся дома, также видела Хораса и неизвестного подростка, причём после того, как их повстречала упомянутая выше Сара Хантинг. По её словам, парочка вела себя иначе - подросток шёл позади малыша и делал вид, что не знаком с ним. Хотя в действительности они знакомы были, поскольку малыш оглядывался и что-то говорил своему спутнику через плечо. За несколько десятков до пекарни подросток остановился и спрятался за телеграфным столбом, а малыш вошёл в пекарню один.
     Подросток явно не хотел, чтобы его видели вместе с малышом! Кроме того, он явно нервничал и оглядывался по сторонам. Его поведение показалось Элеоноре Фосдик до того подозрительным, что она отправилась за своими очками, дабы получше рассмотреть парнишку. Правда, когда она вернулась к окну, подросток, прятавшийся за столбом, и маленький пальчик, вошедший в пекарню, исчезли.
     Когда женщину спросили о внешности подозрительного парнишки, та назвала его лицо странным, причём не смогла объяснить, в чём именно эта странность заключалась. Лицо, вроде бы, выглядело нормальным, вполне симметричным, ни шрамов, ни каких-то иных дефектов на нём не было заметно, однако, что-то было в том лице нечто необычное. Детективы не сомневались, что именно бельмо Джесси и явилось причиной такого вот восприятия внешности подростка, но, разумеется, это предположение требовалось проверить путём проведения опознания подозреваемого свидетельницей.

Это Новая Старая южная церковь в Бостоне - название немного странное, но точное. Строительство нового здания Старой церкви в 1874 г. как раз заканчивалось (церковь приняла первых прихожан в следующем году) и Джесси Померой не мог эту стройку не видеть. Слева: фотография ремонта колокольни в 1934 году, справа - современный вид здания.


     Одновременно с поиском свидетелей в южном Бостоне, проводилась работа и в районе обнаружения трупа Хораса Миллена. Пляж "Сэвин Хилл бич" ещё с вечера 22 апреля был оцеплен полицией, 6 патрульных провели ночь в непосредственной близости от того места, где было найдено тело маленького мальчика, дабы сохранить картину аутентичной. Поскольку в мягком грунте остались многочисленные следы обуви, было решено сделать их гипсовые слепки, что и было проделано утром 23 апреля.
     Полицейским, исследовавшим следовую дорожку, оставленную Хорасом на протяжении почти что 400 метров, удалось установить путь, каким мальчик попал на пляж. Но что было ещё важнее, рядом со следами ног убитого мальчика были обнаружены хорошо сохранившиеся следы ног его спутника. Сотрудники службы коронера сделали 15(!) качественных гипсовых отпечатков следов, рассмотрев которые обнаружили специфические дефекты подошвы и пришли к выводу, что обувь преступника вполне может быть идентифицирована. Теперь коронеру надо было доставить для сравнения обувь подозреваемого, а таковая, напомним, уже у полицейских имелась!
     Работа полицейских на местности в районе "Сэвин Хилл бич" дала и другой результат, немного неожиданный. К полицейским обратился один местных жителей, назвавшийся Элиасом Эшкрофтом (Elias Ashcroft), рассказвший о том, что накануне видел 2-х мальчиков - постарше и совсем малыша - шагавших по железнодорожным путям известным под названием "Олд колони роад". Эта железная дорога вела от южного Бостона в сторону пляжа "Сэвин хилл". Элиас Эшкрофт видел мальчиков спустя примерно 40 минут после того, как они попались на глаза Элеоноре Фосдик. Свидетель при описании малыша упомянул чёрную шапочку с золотым узором и кисточкой - именно такая была на голове Хораса Миллена.
     Практически никто, из чила причастных к расследованию, не сомневался в том, что Эшкрофт видел Хораса Миллена и его убийцу. По словам свидетеля они выглядели как братья - шагали неспеша, спокойно разговаривали, старший держал младшего за руку младшего.
     Принимая во внимание, что произошло через полчаса, следовало признать, что подобное поведение выглядело чудовищным.
    

ПРОДОЛЖЕНИЕ В ПРОЦЕССЕ ПОДГОТОВКИ

В начало

На первую страницу сайта


eXTReMe Tracker