На главную.
Убийства детей

©А.И.Ракитин, 2022 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2022 гг.

Книги Алексея Ракитина в электронном и бумажном виде.


Человек с "мраморным" глазом

    1            2            3            4            5            6    


     То, что Джесси Померой являлся подростком весьма высокомерным, представляетсядовольно очевидным. Нам известны воспоминания о нём его товарищей, относящиеся к периоду до задержания Джесси в сентябре 1872 г. Один из его друзей - понятие это, разумеется, сугубо условно, ибо у психопатов вроде Джесси друзей не бывает в принципе - высказался о манере поведения Помероя примерно в таких словах: его невозможно было заставить играть в футбол вместе со всеми, он всегда был встороне от компаний. Любимое занятие Помероя на улице - играться со своим перочиным ножиком. Джесси, вроде бы, и ходил гулять с другими мальчиками, но всегда был сам по себе.
     Незадолго до задержания с Джесси окзался связан любопытный инцидент, который впоследствии вспоминали все свидетели произошедшего. Некий Олли Уайтман (Ollie Whitman), 15-летний подросток из той же школы в южном Бостоне, в которой учился Померой, стал рассказывать историю о том, как "Мучитель детей" попытался на него напасть. В этом рассказе, разумеется, вымышленном от первого слова до последнего, Олли мужественно отбивал все поползновения преступника с рыжими кудрями и клиновидной бородёнкой, после чего героически от него убегал.
     Джесси в числе других школьников услышал рассказ о необыкновенном приключении, вот только его он совсем не впечатлил. В то время как другие подростки стояли, разинув рты и выпучив глаза от восхищения, Джесси Померой стал улыбаться. Олли Уайтман поначалу делал вид, будто не замечает улыбки одного из слушателей, однако в конце концов он не выдержал и накричал на Джесси. Последний ничего не сказал, лишь молча повернулся и ушёл прочь, решив не провоцировать намного более крупного и сильного парня. Но то, что Джесси не сдержал улыюбки и не стал подыгрывать выдумщику, однозначно свидетельствует о нём как о человеке высокомерном и самодовольном.
     История разоблачения "Мучителя детей" попала в газеты и заслужила там кое-какие комментарии, но сразу следует подчеркнуть, что эти публикации оказались весьма лаконичны и невелики по объёму. Некоторые из них даже не удостоились собственных заголовков - они прошли как отдельный абзац в сводке новостей штата.
     Причина такого кажущегося невнимания [и даже равнодушия] кроется, скорее всего, в том, что Джесси Померой оказался слишком уж молод для "полноценного изувера". На момент задерждания ему не исполнилось и 13 лет, если бы он был хотя бы немного старше - лет 15-16 - то оценка содеянного оказалась бы, несомненно, куда жёстче. Кроме того, Померой так никого и не убил - по этой причине его жестокость казалась и не такой уж и жестокой. Ну все же живы остались, не так ли?

В конце сентября - первой половине октября 1872 г. в американских газетах прошли публикации, связанные с разоблачением "Мучителя детей".


     В этой связи интересно отметить то, что преступления с участием детей в те времена не являлись чем-то совсем уж необыкновенным и выходящим за пределы представимого.
     Например, в июне того же 1872 г. Америка с интересом следила за проходившим в Нью-Йорке судебным процессом по обвинению содержавшегося в воспитательном доме подростка по фамилии Данн (Dunn) в убийстве другого воспитаника - Калверта (Calvert). История была довольно запутанной - Калверт ударил Данна пустой бутылкой по голове, а тот в свою очередь засадил ему в живот нож для резки табака. К такого рода принципиальному выяснению отношений привёл непримиримому антагонизм, имевший давнюю историю.
     Судебный процесс вскрыл массу всевозможных нарушений элементарнейших человеческих прав - воспитанников морили голодом, запирали в подвале, словно в тюремную камеру, не вызывало сомнений существование выработанной системы сексуальных домогательств, хотя именно этот аспект в ходе судбеного процесса тщательно обходили стороной все стороны. Но все признавали, что среди воспитаников существовали некие любимчики и изгои, а уж кого зи какие заслуги куда зачисляли обываетль мог догадываться в меру собственных ума, сообразительности и житейского опыта. На суде делался особый упор на нарушение религиозных обрядов и предписаний, в частности постов - это было важно по той причине, что воспитательный дом курировался католической епархией, а поскольку протестантские "церкви" настроены к католическому вероучению крайне нетерпимо, данное обстоятельство упоминалось постоянно.
     В начале сентября 1872 года - в те самые дни, когда в южном Бостоне куролесил "Мучитель детей" и все ожидали неминуемой кровавой развязки - 7-летний Уильям Лофтус (William Loftus) заманил в отцовскую конюшню 5-летниюю девочку по имени Дженни Чандлер (Jenny Chandler), где сначала попытался отрезать ей руку ножницами по металлу, а после того, как девочка вырвалась, погнался за нею, схватив попавшийся под руки отцовский дробовик. Догнав девочку он выстрелил в неё с близкого расстояния, в результате чего Дженни скончалась через 16 часов.
     И кровавых драм, подобных упомянутым выше, тогда происходило немало - перечислять их здесь незачем [да и невозможно]. На фоне подобных происшествий, получавших широкую огласку в прессе, преступления Джесси Помероя несколько меркли. Ну, в самом деле, сексуальный подтекст в его действиях как-то не просматривался - это мы сейчас понимаем, что без подобного мотива Джесси никогда бы не совершил то, что он совершил, но для обывателя 1870-х гг. данный аспект находился за границами понимания. Джесси бил детей палкой - подумаешь, чепуха какая, сколько родителей избивало детей палками в 1870-х гг.! Померой никого же не убил - так, попугал немного, порезвился... Пока "Мучитель детей" оставался не пойман - он казался страшным чудовищем, когда же его разоблачили и все поняли, что это мелкое ничтожество, нелепый уродец с "мраморным" глазом - общественность моментально позабыла как собственные недавние страхи, так и те деяния, что творил этот школяр.


     22 сентября было проведено опознание Джесси Помероя как потерпевшими из Челси, так и из южного Бостона. В нём приняли участие 5 мальчиков. С учётом того, что двое потерпевших опознали "Мучителя детей" ранее, Джесси был предъявлен всем пострадавшим от его рук, за исключением Роберта Гулда, всё ещё находившегося на лечении.
     На следующий день - 23 сентября - Джесси был доставлен в окружной суд, где судья Форрсайт (Forrsaith) заслушал справку окружного прокурора, коротко поговорил с Джесси и без долгих колебаний постановил отправить того в воспитательный дом в Уэстборо (Westborough), небольшой городок в 45 км. западнее Бостона. Тамошнее исправительное заведение именовалось "Массачусетский дом реформации" ("Massachusetts House of Reformation") и Джесси предстояло находиться в его стенах до совершеннолетия [достижения 18 лет], совмещая учёбу с трудовой повинностью в тамошних мастерских. Форрсайт являлся судьёй по гражданским делам, специализировался на рассмотрении исков, связанных с разделом наследства, поэтому не совсем понятно, как дело Джесси Помероя попало к нему. Объяснение, скорее всего, кроется в том, что расследование преступлений Помероя представлялось совершенно ясным - ведь тот признал вину! - и дело это надлежало закрыть как можно скорее. Кроме того, манёвр судьи в выборе наказания был очень ограничен - он мог либо отправить подростка в трудовой дом, либо не отправлять, другого варианта просто не существовало. Понятно, что любой бы судья на месте Форрсайта принял бы то решение, какое принял Форрсайт, поэтому функция судьи на этом процессе во многом выглядела формальной.
     В тот же день Померой поездом отправился к новому месту жительства. Нельзя, конечно же, не удивляться стремительности произошедшей с ним перемены - ещё 20 сентября он считался обычным школьником, а через 72 часа суровый дядя с револьвером на боку, называвшийся "судебным маршалом", конвоировал Джесси в некое угрюмое место. Там подростку предстояло провести следующие 5 лет!
     Надо сказать, что "Массачусетский дом реформации" по нынешним меркам являлся местом даже и не очень-то страшным. Формально, по крайней мере. Учётный журнал сего заведения сохранился и сейчас можно поименно назвать всех коллег Джесси по вынужденной изоляции от общества и вину каждого из них. Из 254 мальчиков в возрасте от 7 лет и выше за насильственное преступление в "Массачусетский дом реформации" угодил только 1 - да-да, всего 1! Остальные попали в это учреждение за бродяжничество и хищения [преимущественно из магазинов, но имелись и воры-"домушники"].
     Понятно, что официальный документ не передавал всех красок бытия в закрытом исправительном учреждении. В подобном месте не могло не процветать насилие - как физическое, так и сексуальное - просто потому, что совместное содержание в почти полной изоляции от окружающего мира детей и подростков большого интервала возрастов неизбежно должно было приводить к доминированию сильных над слабыми. Тут надо делать поправку как на низкий образовательный уровень воспитуемых, так и на то, что они находились в пубертатном возрасте, когда перед подростком встаёт потребность узнать романтическую сторону человеческих отношений, а сделать это в нормальной форме он не может ввиду отсутствия лиц противоположного пола. Кроме того, следует иметь в виду и то обстоятельство, что часть детей бежала из родных семей именно ввиду имевших место ненормальных внутрисемейных отношений - инцест, увы, появился отнюдь не в XX веке и даже не после Рождества Христова.
     Поэтому мы можем не сомневаться - однополый секс, причём насильственный, с грубым принуждением, в исправительной школе процветал. И то, что Джесси Померой в эту клоаку окунулся ничего хорошего не сулило - его пребывание в "Массачусетском доме реформации" означало отнюдь не исправление, а лишь получение специфического опыта, которого он не смог бы получить, оставаясь на свободе.
     Кроме того, через 5 месяцев после прибытия в Вестборо Джесси получил неожиданное повышение - администрация назначила его старшиной отряда. Он получил много по мальчишеским меркам власти - следил за порядком, составлял график уборок казармы и проверял качество работы, контролировал внешний вид соучеников и их успеваемость по школьным предметам. Джесси получил власть и возможность манипулировать подчиненными ему подростками.

Чтение молитвы перед отходом ко сну в исправительном заведении для мальчиков.


     Вы понимаете, какая это гремучая смесь? С одной стороны в исправительном заведении процветало гомосексуальное принуждение старших в отношении младщих, а с другой - сексуальный садист Джесси Померой получает от администрации власть над окружающими. Власть - это именно то, чего жаждут сексуальные хищники! Ведь для них секс - это не самоцель, это средство тотального подавления и унижения жертвы, крайняя форма демонстрации собственного господства.


     И если до попадания в исправительную школу в Уэстборо Джесси Померой не вполне ясно представлял чего же именно он желает добиться своими жестокими нападениями, какую именно цель преследует собственной агрессией в отношении детей, то пройдя через "Массачусетском доме реформации" он ответил на все свои потаенные вопросы и чётко осознал, что же именно и для чего он хочет делать с будущими жертвами. Не будет ошибкой сказать, что именно в "Массачусетском доме реформации" окончательно оформились криминальные предпочтения Джесси Помероя. Если до этого его нападения следовали неким интуитивным побуждениям, не вполне осознаваемым и не до конца понятным даже самому Джесси, то пройдя исправительную школу, подросток прекрасно разобрался в самом себе и совершенно чётко сформулировал кредо своей последующей жизни. И кредо это можно выразить следующей фразой: жить - значит убивать!
     Вечером 9 ноября 1872 г. Бостон пережил бедствие, называемое сегодня "Великим (или Большим) пожаром". Тогда огнём и не только были уничтожены постройки на площади 26 гектаров в центре города, почти 800 зданий. Разрушению города способствовало не только собственно горение домов, но и меры по борьбе с оным - отдельные умники из городской администрации додумались бороться с фронтом огня посредством производства взрывов, вот только никакого понятия о том, какой мощности эти взрывы должны быть и как правильно их готовить никто не знал. Поэтому произведенные взрывы не только не погасили пламя, но напротив, привели к разлёты пылающих фрагментов конструкций и многочисленным ранениям людей. История "Большого Бостонского пожара" довольно любопытна, в рамках настоящего повествования всех деталей не изложить, так что в минуту досуга потратьте десяток минут на захватывающее чтение превоисточников!

 
Произошедший в Бостоне вечером 9 ноября 1872 г. пожар причинил городу чудовищные разрушения.


     Для нашего же повествования важно то, что городские власти после пожара приняли большую программу, призванную способствовать возрождению города и активизации бизнеса, понёсшего большие материальные потери. Бизнесменам давались всевозможные преференции, были реализованы ряд мер по привлечению в Бостон рабочих рук. Мать Джесси Помероя, занимавшаяся шитьём, под эту сурдинку расширила свой маленьктий бизнес. До этого она со старшим сыновьями Чарльзом и Джесси проживала в квартире в доме №312 по улице Бродвей в южном Бостоне и там же работала. Теперь же арендовала в доме напротив [под №327] помещение, в котором оборудовала мастерскую и небольшой магазинчик. Дело пошло очень даже неплохо и вскоре перед мастерской был поставлен газетный киоск, в котором Чарльз Померой торговал газетами.
     Мамаща и сынок довольно быстро завоевали в районе определенную популярность. У Чарльза появились не только постоянные покупатели, но и подписчики - 50 человек, затем 100, через полгода их число превысило 150! Чарльз крутился как белка в колесе, зарабатывая свои центы, Рут Померой крутилась тоже.
     Впервые за много лет с отвратительной бедностью было покончено, более того, впереди замаячили неплохие перспективы! И произошло это во многом благодаря "Большому пожару". С конца 1872 г. Рут Померой принялась бомбардировать Верховный суд штата прошениями о помиловании Джесси, указывая на то, что теперь она располагает достаточными для содержания детей средствами, дела её идут неплохо и её бизнесу нужны рабочие руки. Писала Рут соответствующие письма и администрации "Массачусетского дома реформации".
     Обращения эти попадали на благодатную почву - в марте 1873 г. Джесси был назначен старшиной отряда, о чём упоминалось выше. На фоне других воспитаников он выглядел очень даже неплохо - порядок не нарушал, в разного рода дурных выходках и обструкции прочих воспитаников не был замечен, учился хорошо, много читал. Надо сказать, что Джесси и впрямь испытывал перед книгами благоговение и читать любил вполне искренне - эта его черта покоряла самых разных людей, заставляя думать, что он не конченный дегенерат, а разумный мальчик, облыжно оклеветанный. На фоне сорванцов и хулиганов он выглядел эдаким "домашним мальчиков", попавшим в эту клоаку по какому-то дурацкому недоразумению.
     В течение первого года предывания Джесси Помероя в "Массачусетском доме реформации", его мать подала в различные инстанции штата не менее 5 ходатайств с просьбами смягчить судьбу её любимого мальчика.
     Капля, как известно, камень точит. Энергия матери должна была рано или поздно принести некие плоды!

В начало                  Продолжение

На первую страницу сайта


eXTReMe Tracker