На главную.
Убийства детей

©А.И.Ракитин, 2022 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2022 гг.

Книги Алексея Ракитина в электронном и бумажном виде.


Человек с "мраморным" глазом

    1            2            3            4            5            6    


     Книга "Уральский Монстр", написанная мною в 2016 г., посвящена убийце Владимиру Винничевскому - преступнику во многих отношениях исключительному. Книгу эту, если вы только её ещё не читали, прочесть следует - в ней помимо крепкого детективно-криминального сюжета присутствует и бытописательный элемент, позволяющий увидеть реалии Советского Союза конца 1930-х гг. в их истинном свете, без пропагандистских штампов.
     Хотя работа свердловского УГРО оставила безответными ряд вопросов, о чём в книге сказано немало, тем не менее, причастность Владимира Винничевского к нескольким из вмененных ему в вину преступлений, представляется довольно очевидной. Его молодость и крайняя жестокость, проявленная во время нападений на малолетних детей, позволяют говорить о Винничевском как о преступнике редком и даже исключительном. Тем не менее, объективности ради следует признать, что этот убийца не был уникален.
     Мировая история уголовного сыска знает по меньшей мере один пример, многими деталями напоминающий то, что и как делал Винничевский. Случай, о котором пойдёт речь ниже, очень познавателен с точки зрения расширения кругозора и заставляет о многом задуматься. "О многом" следует понимать буквально, поскольку история эта рождает размышления о фундаментальных и даже сакральных истинах. И то, что ранее ни в каком виде эта история на нашем сайте не затрагивалась и не обсуждалась, представляется несомненной недоработкой автора.
     Что ж, пришло время эту недоработку исправить!


     Прежде чем перейти к изложению событий по существу, совершенно необходимо обратить внимание на два нюанса, прямо связанных с настоящим повествованием.
     Первое. Город Бостон к последней трети XIX столетия сделался культурным и интеллектуальным центром Соединенных Штатов. Тон всему задавала местная аристократия, т.н. "бостонские брамины" - это были зажиточные англо-саксонские семьи, проживавшие в городе и его окрестностях ещё со времён существование британской колонии. В середине XIX столетия в Бостоне во множестве появились ирландские и итальянские эмигранты. Хотя "бостонские брамины" являлись упоротыми протестантами, а новые жители относились к католической конфессии, эти слои населения прекрасно дополнили друг друга. К 1870 г. город полностью находился во власти людей очень и очень религиозных и нетерпимых ко всему, что выходило за границы традиционных представлений. В США появилось и на протяжении многих десятилетий существовало выражение "запрещено в Бостоне", которое использовалось в отношении всего нового, необычного, весёлого, фривольного и т.п. Другими словами, понятие это означало - если в Бостоне что-то запретили, стало быть, это точно не связано с религией. Такой вот своеобразный американский эвфемизм.
     Второе. Бостон стоит в устье реки Чарльз, в месте её впадения в Атлантический океан [если совсем точно, то в залив Массачусетс]. Территории к северу и югу от города в последней трети XIX были сильно заболочены. Кстати, если кто-то из читателей играл в компьютерную игру "Fallout 4", то болота эти там показаны весьма обстоятельно и даже с любовью, особенно те, что находятся южнее Бостона. Герою приходится там много бродить и там, в частности, он находит лучшую в игре "силовую броню". Имеется, кстати, и ещё один любопытынй нюанс, связанный с игрой "Fallout 4" и специфическим бостонским антуражем. В этой игре имеются множество весьма архаичных церквей и жилых деревянных домов, в которые герой может входить, осматривать внутренне устройство и мебель, и даже использовать в своих целях [например, отдыхать]. Так вот, эти деревянные постройки вполне точно передают обустройство типичных для Новой Англии и Бостона XIX века жилых домов. А т.н. Старая северная церковь, с которой связан один из важнейших сюжетных квестов игры, является вполне себе историческим местом. Это, конечно же, очень интересный момент - игра про будущее [сюжет "Fallout 4" разворачивается в XXIII-м столетии] содержит в себе массу отсылок к очень даже далёкому для нас прошлому.

Эта карта, датированная 1886 годом, даёт наглядное представление о взаимной расположении Бостона и его пригородов.


     Собственно, именно с упомянутыми выше болотами, существовавшими к северу и югу от Бостона, и связана завязка этой истории.
     Около полудня 26 декабря 1871 г. двое мужчин, чьи имено впоследствии установить так и не удалось, проходили мимо полуразрушенной фермы, расположенной на холме Поудер Хорн (Powder Horn). Холм этот, возвышавшийся над окрестными болотами, находился на окраине города Челси (Chelsea), являвшегося северным спутником Бостона. Хотя данный район штата Массачусетс был обжит уже несколько столетий, именно эта локация несколько десятилетий оставалась почти безлюдной. В тот день со стороны океана задувал отвратительный холодный ветер, с неба сыпал мокрый снег и в этом антураже руины на Поудер Хорн выглядели нечто ужасное и безблагодатное. И словно бы для того, чтобы усилить ощущение хтонического ужаса, в те самые минуты, когда мужчины приблизились к развалинам фермы, до них донесся странный пугающий звук - то ли вой... то ли скулёж... то ли стон... то ли плач.
     Можно было бы и пройти мимо, сделав вид, будто никто ничего не слышал, но мужчин было двое - это были крепкие работяги с ножами в карманах и с плотницким инструментом, они могли за себя постоять и не боялись собак. В конце концов, кто их остановит?! Решив выяснить, что является источником подозрительного звука, мужчины поднялись к вершине холма и стали обследовать находившиеся там развалины. Звук то появлялся, то исчезал, найти его источник мешал сильный порывистый ветер. Мужчинам пришлось потратить некоторое время на то, чтобы сообразить - источник звука находился вовсе не в руинах фермы, а на некотором отдалении от них, в грубо сколоченной из досок будке, некогда являвшейся уборной. Удивительно, но хотя ферма давно развалилась, будка осталась стоять и даже её дверь находилась на месте.
     Толкнув дверь сортира, мужчины увидели нечто такое, чего менее всего ожидали увидеть. На верёвке, пропущенной через стропила, был подвешен полностью раздетый маленький мальчик, лет 4-х, вряд ли старше. Верёвка охватывала запястья его рук и он едва доставал босыми ступнями гнилых досок настила. Спина ребёнка была покрыта чёрными полосами - это были свежие следы ударов то ли ремнём, то ли верёвкой, то ли палкой.
     Понятно, что ребёнок, находившийся в столь беспомощном положении, должен был быстро умереть от переохлаждения. Один из мужчин сбросил пальто и завернул в него малыша, другой в это время перерезал верёвку и освободил его руки. Мальчик не мог толком объяснить, что с ним произошло и кто именно привязал его в заброшенной уборной на развалившеся ферме, но сказал, что зовут его Билли Пэйн (Billy Paine) и живёт он вместе с папой и мамой в Челси.
     Взяв малыша на руки, мужчины отправились на поиски его семьи. Мальчик не мог толком объяснить где именно живёт и его спасителям пришлось потратить несколько часов на то, чтобы установить это. Переходя от магазина к магазину, от дома к дому, они показывали малыша, называли его фамилию и спрашивали, узнаёт ли его кто-либо? Наконец, около 16 часов они добрались до дома, в котором проживали Пэйны и передали мальчика взволнованной матери. Женщина разволновалась до такой степени, что не догадалась спросить фамилии спасителей её сына - они так и ушли, не назвав себя.
     Полиция Челси была проинформирована об инциденте с Билли Пэйном, но ничем помочь не смогла. Прежде всего потому, что Департамент полиции этого города хотя и считался одним из старейших в США - первая полицейская структура под названием "Ночной дозор" ("Night Watch") появилась здесь ещё аж в 1847 г. - был весьма малочисленен и неопытен. Полицию возглавлял городской маршал по фамилии Драри (Drury), который имел в своём подчинении одного заместителя и всего 8 штатных сотрудников. В Бостоне в то же самое численность полиции превышала 350 человек, так что соотнести масштабы и возможности этих правоохранительных структур несложно. Нельзя и упомянуть о том, что первый полицейский в Челси был убит при исполнении служебных обязанностей менее, чем за полгода до описываемых событий [это произошло 7 июля 1871 г.]. То есть полицейская служба в целом была весьма спокойна и ограничивалась тривиальным патрулированием. Нападение на маленького мальчика с целью его пытки явно выходило за пределы компетенции местных "законников".

 
Челси в описываемое время был тихим и, в общем-то, спокойным городом. На этих фотографиях можно видеть застройку Челси времён 1870-1880-х гг. - она соответствует скорее дачному посёлку, нежели городу в нашем современном понимании.


     Другая причина того, что расследование случившегося с Билли Пэйном не было проведено надлежащим образом, заключалась в неспособности мальчика сколько-нибудь понятно описать что же именно произошло с ним. По-видимому, его обманом или силой увели с улицы, доставили к развалинам фермы на холме Поудер Хорн и там отстегали ремнём, но сам Билли ничего об этом толком не мог рассказать. Самое неприятное заключалось в том, что мальчик оказался неспособен сообщить хоть какую-то информацию о внешности обидчика. Полицейские попросту не имели понятия о том, кого же им надлежит искать. После двух попыток поговорить с маленьким Билли - совершенно безрезультатных - полиция отложила это дело в "долгий ящик" и забыла о нём думать.
     И напрасно! Ибо история на этом не только не закончилась, а лишь началась!
     21 февраля 1872 г. случившееся с Билли Пэйном повторилось до мельчайших деталей. В тот день на том же самом холме Поудер Хорн случайным прохожим был найден 7-летний мальчик, привязанный раздетым к стропилине полуразвалившегося сарая. Он сортира, в котором 2 месяцами ранее был найден Билли Пэйн, этот сарай был удалён менее чем на 50 метров. Мальчика звали Трейси Хэйден (Tracy Hayden), в отличие от малолетнего Пэйна он смог не только сообщить место проживания, но и подробно рассказать о случившемся.
     Мальчик был доставлен домой, где патрульный МакНейл (McNeil) сумел с ним поговорить и первым получил информацию о произошедшем. По словам мальчика, он играл с друзьями на улице, когда к нему подошёл незнакомый подросток и спросил, хочет ли он посмотреть на марширующих солдат? Трейси согласился и вместе с новым товарищем отправился к Поудер Хорн. Поднявшись на холм, подросток завёл мальчика в полуразвалившийся сарай и там напал на него. Сначала он засунул в рот Трейси носовой платок, затем принудил раздеться и уже голым привязал к потолочной балке. Чем больше плакал мальчик, тем энергичнее действовал его обидчик. Оценивая его действия сейчас, мы бы сказали, что тот возбуждался, но Трейси Хэйден, разумеется, не мог должным образом объяснить поведение нападавшего.

Патрульный Департамента полиции Бостона.


     Убедившись в том, что жертва надлежащим образом "зафиксирована", подросток перешёл к тому, что и являлось, собственно, главной целью его нападения. Взяв палку, он принялся жестоко бить Трейси. Удары в основном группировались на спине, но если если от боли мальчик начинал крутиться, то тогда его обидчик бил в другие части тела. Он сломал нос Трейси, выбил 2 передних резца на верхней челюсти, причинил сильное рассечение правой брови. Вся спина ребёнка была покрыта чёрно-багровыми прямолинейными следами, оставленными палкой. Количество ударов не подлежало подсчёту, даже приблизительному. По словам Трейси, напавший бил его без перервыва около 10 минут. В какой-то момент, совершенно распалившись от того, что он делал, подросток заявил, что намерен... отрезать мальчику пенис. Трейси очень испугался, по-видимому, сказанное спровоцировало его шок или даже потерю сознания, во всяком случае, в какой-то момент мальчик перестал контролировать окружающее и не заметил куда и почему исчез обидчик.
     К счастью, пенис Трейси Хэйдена не пострадал. Мальчик, полностью раздетый и лишённый возможности освободиться, неминуемо бы погиб от переохлаждения, но на его счастье, он был обнаружен случайным прохожим и доставлен домой.
     Патрульный МакНейл получил от пострадавшего первое описание преступника - это был подросток примерно лет 13-15 с каштановыми волосами. Описание одежды оказалось самым общим - тёмное пальто, стоптанные ботинки, на голове - совершенно обычная шапка с грубым брезентовым верхом - такие носят на Восточном побережьи практически все лица рабочих профессий.
     Если нападение на Билли Пэйна осталось практически незамеченным, то случившееся с Трэйси Хэйденом уже привлекло внимание властей. Во-первых, представлялось довольно очевидным то, что оба инцидента связаны с одним и тем же лицом, поскольку тот выбирал схожие жертвы, приводил их в одно место и причинял им страдания схожим способом. Во-вторых, полицейские правильно связали нападения с некими половыми импульсами извращенной природы. Хотя нападавший на детей не совершал с жертвами явно сексуальных манипуляций, тем не менее, его пубертатный возраст и угроза отрезать пенис косвенно свидетельствовали о существовании сексуальных побуждений. В то время правоохранители уже понимали связь между демонстрацией избыточной жестокости во время преступного посягательства и половым чуством (либидо).
     После второго нападения руководитель полиции Челси связался с руководством полиции Бостона и рассказал о случившемся в декабре и феврале, справедло указав на возможность повторения подобных эпизодов. Была высказана просьба о помощи проводимому расследованию, поскольку в Челси попросту не было людей, способных на должном уровне провести неординарную полицейскую операцию. Надо сказать, что в Бостоне тоже таких людей не было, но поскольку штат тамошней полции был много больше, какого-либо годного полицейского, быть может, удалось бы командировать в соседний город для организации поиска изувера.
     Неизвестно, направлялся ли кто-либо из Бостона в Челси для помощи расследованию, но известно, что местаня полиция на протяжении матра и апреля 1872 г. проводила задержания на улицах города подростков более или менее соответствовавших описанию, полученному от Трейси Хэйдена. Их доставляли в здание местного Департамента полиции для опознания потерпевшим. Тот никого из задержанных не опознал.


     К маю расследование выходлось. Никаких идей относительно того, кем может быть юный садист и где надлежит его искать, у местых "законников" не имелось и розыскные мероприятия - и без того не очень активные! - были окончательно свёрнуты.
     А 20 мая 1872 г. стало известно о новом нападении таинственного изувера. На этот раз его жервтой стал 7-летний Роберт Майер (Robert Maier), с которым злоумышленник заговорил на улице в Челси и непринужденно предложил сходить на представление в цирк. В это время в Бостоне гастролировал цирк Барнума, о чём в газетах размещались соответствующие объявления, и Роберт, разумеется, захотел попасть на популярное шоу, обсуждавшееся всеми! Майер пошёл вслед за подростком в направлении... правильно! в направлении холма Поудер Хорн.
     Выйдя за пределы городской застройки, они оказались возле пруда и тут новый товарищ Роберта сделал то, чего мальчик никак не ождидал. Он попытался столкнуть его в воду, а когда это у него не получилось, принялся бить Майера. Он дотащил плачущего Роберта до вершины холма и втолкнул его в тот самый деревянный сортир, в котором полугодом ранее подвергся истязаниям Билли Пэйн.
     В тесном пространстве уборной, неизвестный потребовал, чтобы Роберт разделся, а после этого привязал его руки бельевой верёвкой к стропилине над головой. В рот мальчику нападавший засунул большую пробку, использовавшуюся в бочках для перевозки молока. И бельевую верёвку, и пробку подросток принёс с собою, что явно свидетельствовало об обдуманности нападения.
     После этого начались побои с использованием палки. Майер впоследствии не мог сказать, как долго продолжалось избиение палкой, но по его ощущению оно было продолжительно. В какой-то момент мучитель остановился, вытащил изо рта мальчика пробку и приказал ему повторять разного рода ругательства и скабрезности, которые сам же и произносил. Все эти оскорбления в той или иной степени касалась фекально-сортирной тематики.
     Майер повторял то, что говорил подросток, а тот повёл себя довольно странно. Он прижался к Роберту сзади, расстегнул свой комбинезон и стал делать руками под собственной одеждой нечто такое, чего чего потерпевший не мог понять и, соответственно, впоследствии описать словами. По смыслу рассказа Майера, нападавший занялся мастурбированием. После того, как он достиг разрядки, его поведение разительно изменилось - подросток моментально успокоился, развязал Роберту руки, помог одеться и... отпустил домой.
     Потрясенный всем произошедшим мальчик самостоятельно возвратился в Челси и рассказал об инциденте родителям. Немедленно была оповещена полиция, которая теперь стала действовать не в пример активнее, чем ранее. Полиция составила уточненный словесный портрет преступника - это был белый подросток 13 лет или несколько старше, ростом около 145 см. или выше, с тёмно-каштановыми волосами, одетый в рабочий комбинезон из грубой х/бумажной ткани синего цвета. Полицейские Челси приступили к методичному опросу всех жителей города в расчёте на то, что кто-то сумеет опознать по этому описанию преступника.
     Всякий, кто хоть отчасти соответствовал приметам, предъявлялся для опознания Трэйси Хэйдону и Роберту Майеру. Известно, что в течение последующего месяца потерпевшим было представлено более 300 подростков 12-15 лет. Никаких твёрдых опознаний не последовало, в нескольких случаях потерпевшие колебались, но последующая проверка доказала непричастность к преступлениям тех подростокв, в отношении которых возникли подозрения.
     Работа была проведена очень большая. С ней полиция Челси не смогла бы справиться самостоятеьно, поэтому ей на помощь из Бостона была откомандирована бригада из 10 патрульных.

Один из патрульных дивизионов Департамента полиции Бостона в 1870 г. Эти люди спустя пару лет занимались поиском таинственного истязателя детей.


     Правда, если говорить совсем уж начистоту, то нельзя не отметить того, что сделано тогда было далеко не всё. В частности, занятые расследованием должностные лица совершенно проигнорировали ряд весьма важных соображений, которые могли бы очень помочь изобличению преступника.
     Малолетний негодяй - кем бы он ни был! - совершал нападения по рабочим дням причём в середине дня [вся его криминальная активность локализовалсь в интервале от 11 часов утра до 3 часов пополудни]. Если посмотреть по дням недели, то можно было увидеть, что 26 декабря - это вторник, 21 февраля - среда, а 20 мая - понедельник. Преступник, скорее всего, прогуливал занятия в школе. Почему именно в школе? Да потому, что он отлично говорил по-английски, а стало быть, не происходил из семьи недавних эмигрантов, а проживал в Массачусетсе довольно долгое время. Поэтому в возрасте 13-15 лет он должен был либо посещать школу, либо где-то работать, но работодатель не позволил бы ему надолго отлынивать от исполнения обязанностей. Стало быть, остаётся учёба в школе! .
     Помимо этого очевидного вывода, можно было сделать и другой. Преступник явно тяготел к холму Поудер Хорн. Сложно скзаать, что его туда влекло, может быть, он в детстве любил лазить по тамошним развалинам, может быть, он сам стал жертвой нападения на том холме или неподалёку от него, но он явно испытывал тягу к Поудер Хорн. Полиции имело бы смысл организовать засаду в районе холма - на несколько часов по рабочим дням размещать в руинах скрытый пикет, которому надлежало бы задерживать всех подростоков, приходящих туда. Причём, засаду следовало размещать не сразу после последнего инцидента, а спустя несколько недель, ибо преступник, как легко заметить, выдерживал между посягательствами продолжительные паузы.
     Следует сказать и о ещё одной детали, важной для настоящего повествования. Помимо того описания внешности преступника, которым располагали полицейские, привлеченные к его поиску, появилось и другое, сильно отличавшееся от истинного. Среди жителей Бостона и прилегающих к нему городов стал распространяться словесный портрет, ни в малейшей степени не соответствовавший истинному облику изувера. Впоследствии, кстати, так и не удалось выяснить, кто же первым выпустил в массы сбивавшее с толку описание. Согласно этому словесному портрету нападавший на мальчиков негодяй выглядел в точности как... Дьявол, вернее, как Мефистофель в театральной постановке. Это был молодой мужчина с тонкими чертами лица, изогнутыми бровями, огненно-рыжими кудрями и изящной рыжей бородкой. Для жителей Массачусетса, подавляющее число которых являлись истинными католиками и методистами, не было ничего необычного в том, что преступник оказался похож на "книжный" образ Сатаны, никто из них не заподозрил неуместный в той обстановке розыгрыш и злую мистификацию.
     По дурацкому стечению обстоятельств, жители Бостона и пригородных городов в те недели и месяцы середины 1872 г. боялись именно рыжеволосого молодого мужчину с изящной бородкой, которого вовсе не существовало, а вот о подростке с тёмно-каштановыми волосами ростом от 145 см. или несколько выше, почти никто не знал.


     Эту недоработку полиции следует признать совершенно недопустимой в той обстановке. В данном случае мы видим серьёзное свидетельство некомпетентности правоохранительных органов, ограничивших распространение важной ориентирующей информации и допустивших бесконтрольное тиражирование ложных слухов. Однако получилось так, как получилось!

 
Бостон последней трети XIX столетия.


     Около 17 часов 22 июля 1872 года, в понедельник, дорожный рабочий Фрэнк Кейн (Frank Kane) возвращался в Челси через Поудер Хорн. Проходя мимо развалин фермы, он услышал звук, похожий на всхлип или стон. Зная, что место это имеет дурную репутацию, Кейн решил выяснить, что происходит. Осматривая руины, мужчина сделал пугающее открытие - на дощатом полу уборной, находившейся в глубине двора, на удалении около 50 метров от дороги, Кейн обнаружил обнаженное тело мальчика со связанными руками. Ребёнок лежал на грязном полу и находился в полубессознательном состоянии, плохо ориентировался в окружающей обстановке и едва ворочал языком от жажды. Впоследствии он рассказал, что провёл в таком вот связанном состоянии долгое время, по-видимому, часа 2 или 3. За это время время кровоток в кистях рук и пальцах, практически прекратился - это могло привести к очень нехорошим последствиям [вплоть до гангрены рук], но появление Фрэнка Кейна спасло мальчика от инвалидности [как минимум].
     Ребёнок оказался избит палкой, следы ударов которой покрывали практически всё его тело - спину, ягодицы, бока, грудь и живот, ноги. Казалось, на теле не осталось живого места. Кейн освободил мальчика и, прикрыв его своим пиджаком - ибо одежда ребёнка отсутствовала - понёс его в Челси.
     Помощь дорожного рабочего подоспела как нельзя вовремя! Мальчик был спасён и не стал инвалидом - по крайней мере, в отношении физического здоровья - но степень перенесенных им моральных страданий, конечно же, вряд ли может быть объективно оценена.
     Потерпевшим оказался 7-летний Джонни Бэлч (Johnny Balch) и случившееся с ним убедительно продемонстрировало серьёзную эволюцию поведения преступника в сторону усложнения. Джонни встретился с преступником на Парк-стрит (Park Street) - это улица в северной части Бостона, удаленная от Поудер Хорн более чем на 5 км.! Мальчик стоял перед витриной магазина детских игрушек "Polley’s Toy Shop" и рассматривал большую модель средневекового замка. Модель имела ров перед стенами, подъёмный мост в башне, колодец во дворе - эта прелесть стоила 2$, которых у Джонни не было, но оттого игрушка не становилась менее желанна, скорее, наоборот. Преступник - это был высокий, худощавый, темноволосый подросток - подошёл к Джонни и, верно угадав, на что тот смотрит, сказал ему, что 2-х долларов у него нет, но зато он может предложить работу, за которую мальчик получит 25 центов. Замок на такой гонорар не купишь, но если начать копить...
     В общем, искуситель закинул "удочку" и Джонни наживку "заглотил". Он спросил, что надо сделать за эти самые 25 центов? И подросток спокойно объяснил, что есть некий уважаемый джентльмен, который привлекает мальчиков для разных мелких поручений и всегда честно платит. Да, честно, вообще без обмана! И если ты хочешь подзаработать, то с этим джентльменом можно познакомиться - никаких проблем в этом нет.
     Джонни согласился и они пошли. Шли долго - прошли район Банкер Хилл, затем через южнуюю часть Чарлстона, пересекли по мосту реку Мистик и отправились далее. Обойдя город Челси по широкой дуге с юга, они поднялись на холм Поудер Хорн.
     Всё это время новый "товарищ" Джонни Бэлча приветливо с ним разговаривал и вплоть до последних секунд путешествия мальчик не подозревал ничего плохого. Лишь войдя во двор бывшей фермы, окруженный развалинами строений, он испытал тревогу, ибо не увидел здесь почтенного джентльмена. Но было уже поздно! Новый "друг" затолкал мальчка в уборную, связал его там, заткнул рот какой-то тряпкой, сорвал одежду и принялся избивать палкой. Избиение продолжалось довольно долго, мальчик мало что мог сказать о деталях этого процесса, поскольку оказался глубоко шокирован болью и плохо понимал происходившее вокруг. В какой-то момент его мучитель успокоился, отвязал руки Бэлча от стропилины, смотал и спрятал в карман кусок верёвки, и спокойно ушёл. При этом он унёс одежду мальчика и не стал развязывать ему руки.

Читать продолжение

На первую страницу сайта


eXTReMe Tracker