На главную.
Виновный не назван.

Кто убил Элизу Лэм?
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2014-2015 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2014-2015 гг.

Страницы:     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)

стр. 8



     Однако этим убийством перечень эпизодов, вызывающих ассоциации с историей Элизы Лэм, отнюдь не исчерпывается. В сентябре 1998 г. в новозеландском городе Окленд была убита 29-летняя японка Кайо Матсузава (Kayo Matsuzawa) и история этого преступления настолько необычна, что её следует изложить здесь по возможности полно.

    
Кайо Матсузава была волевой и целеустремлённой женщиной. Поработав на консервной фабрике и барменом, она приняла решение стать переводчиком с английского языка и резко изменила жизнь. Некоторое время она обучалась у репетиторов, затем отправилась в Австралию на годичные филологические курсы, которые успешно закончила. Перед возвращением в Японию, Кайо решила совершить туристическую поездку в Новую Зеландию и Индонезию.


     Кайо прожила год в Австралии, работая и изучая английский язык в протестантском колледже. Получив сертификат об успешном окончании курса и имея на руках заработанные деньги (чуть более 3 тыс.$), она решила отправиться в туристическую поездку Новую Зеландию. В Окленд она прилетела в пятницу 11 сентября. Как впоследствии выяснило следствие, она планировала провести в городе 3 дня и в понедельник отправиться далее по заблаговременно разработанному маршруту. Для проживания Кайо предусмотрительно забронировала недорогую гостиницу в центре города, буквально в одном квартале от Куин-стрит. Интересная деталь - Кайо уговаривала отправиться с нею в эту поездку подругу, с которой проживала в одной комнате в протестантском общежитии, но та в последнюю минуту отказалась. Другими словами, Кайо изначально не планировала путешествие в одиночку. Известно, что она приехала в гостиницу, получила там ключ и поднялась в номер, там впоследствии был найден неразобранным рюкзак с её вещами. Никаких следов длительного пребывания в номере Кайо не оставила - она не принимала душ, не ложилась в кровать и даже не бросила в мусорный пакет обёртки от конфеты. Это наводило на мысль, что Кайо в скором времени после заселения покинула номер, отправившись на прогулку по городу.

     Тут, правда, имеется одна загвоздка - полиция впоследствии не сумела отыскать в записях камер уличного видеонаблюдения кадров, на которых можно было бы увидеть Кайо Матсузава без рюкзака. Были обнаружены кадры, на которых японская туристка идёт с рюкзаком от автобуса к отелю, т.е. сделанные до её заселения, а вот после выхода из отеля - нет! Впрочем, как мы скоро увидим, это не самая большая загадка данной истории.

Последние прижизненные фотографии Кайо Матсузава сделаны уличными камерами видеонаблюдения. На них можно видеть, как в 14:14 11 сентября японская туристка вышла из автобуса-"шаттла", следовавшего из аэропорта Окленда в центр города, и перешла Куин-стрит, следуя по направлению к гостинице, где на её имя был забронирован номер. Известно, что в гостиницу она добралась без происшествий и заняла комнату №25 на третьем этаже.


     Итак, Кайо Матсузава исчезла неизвестно куда, когда и по какой причине. В понедельник 14 сентября 1998 г. оплаченный срок пребывания в гостинице истёк и рюкзак туристки был перенесён на склад. Полиция была оповещена об исчезновении гражданки Японии и Кайо принялись искать. Необходимо пояснить, что район, в котором исчезла женщина являлся без преувеличения деловым центром Окленда, буквально в сотне метров от гостиницы в доме №131 по Куин-стрит находился Центральный суд округа, а рядом с ним по одну сторону - отделение банка, а по другую - фешенебельный торговый центр. Весь район просматривается десятками видеокамер, т.е. казалось бы, мышь не могла проскочить незамеченной, но... Кайо Матсузава, повторим, сумела остаться незамеченной.
     Убедившись, что изучение записей видеокамер за 11 сентября и последующие дни неспособно дать нужный результат, полиция пошла по району "мелким бреднем". Начали, разумеется, с самой гостиницы, провели опросы персонала и жильцов, оперативники негласно, под видом сантехников, осмотрели здание, в т.ч. и заселенные номера. Они искали следы крови или борьбы - поломанную мебель, разбитые стёкла, подозрительно оторванные (или наоборот, наклеенные) обои и т.п. Трудно сказать, насколько дотошным и профессиональным был этот осмотр, анализируя ситуацию задним числом нельзя исключить того, что полицейские, всё-таки, пропустили нечто важное. Как бы там ни было, осмотр гостиницы и изучение лиц, с нею связанных, никаких результатов не принесло.
     Пока одна группа полицейских работала по месту проживания Кайо, другие детективы ходили по всем заведениям в округе, предъявляя фотографии пропавшей японки и задавая вопросы всем, кто мог её видеть. Особое внимание, разумеется, уделили японской языковой школе, расположенной в соседнем от гостиницы квартале. Там допросили поголовно всех - и учеников, и учителей (впоследствии их допросили повторно!). Ничего... Особое внимание полицейские обратили на большой книжный магазин, расположенный также на Куин-стрит совсем рядом со зданием Центрального суда. Было известно, что Кайо имела привычку посылать из каждого города, в который приезжала, открытку родным и друзьям, а потому книжный магазин с большим отделом открыток и художественных альбомов она просто не могла миновать. Но - опять ничего! Кайо в магазине не видели.
     Ситуация с розыском исчезнувшей японки становилась не просто безвыходной, а прямо-таки мистической. По мере того, как проходили дни, полицейскими стала обсуждаться версия о возможной причастности к изчезновению Кайо спецслужб. Было известно, что северокорейские разведывательные службы одно время вели настоящую охоту за молодыми японцами и японками, организуя их похищения на Тайване, Филлипинах, Малайзии, в самой Японии. Делалось это с целью последующего вывоза молодых людей на территорию КНДР, где их насильно привлекали к подготовке разведчиков (прежде всего языковой) и технических специалистов самого разного профиля. Правда, подобные пиратские действия были характерны для 60-х и 70-х гг. и вроде бы остались в далёком прошлом, но может быть корейцы решили вернуться к тактике прошлых лет? Уж больно ловок и высокопрофессионален оказался похититель японской туристки... 20 сентября - на девятый день с предполагаемого момента исчезновения Кайо - информация о подозрительном инциденте была сообщена средствам массовой информации. Нельзя не признать, что аналогия с историей розысков Элизы Лэм напрашивается сама собою.
     Сообщение об исчезнувшей японке дало быстрый результат, хотя и не тот, на которой рассчитывали в полиции. 21 сентября муниципальный рабочий, занятый вывозом мусора из центральной части Окленда, сообщил, что ещё пятью днями ранее (т.е. 16 сентября) в мусорном баке на углу Альберт-стрит и Миллс-лэйн он обнаружил дамскую сумочку, а в ней множество мелких вещей, среди которых находились японский паспорт на имя Кайо Матсузава, страховой полис и банковская карта на это же имя, косметичка, билет на самолёт и пр. Уборщик непременно попал бы под подозрение полиции, но его спасло то, что он работал в компании с ещё двумя такими же работягами и те полностью подтвердил его слова. Денег в сумочке не было и работники мусорного промысла здраво предположили, что сумочку похитили у владелицы, которая пожелает вернуть её, минуя полицию. В общем, они решили сохранить найденные вещи и стали следить за газетами, рассчитывая обнаружить объявление с просьбой возвратить паспорт и другие документы за вознаграждение. Когда же мусорособиратели узнали о том, что владелица сумочки пропала без вести, то сразу сообразили, что дело принимает скверный оборот и на всех парах помчались в полицию.

Вечером 16 сентября 1998 г. сумочка Кайо Матсузава с мелкими вещами и документами пропавшей женщины была обнаружена в мусорном баке на пересечении Миллс-лэйн и Альберт-стрит в самом центре Окленда. В течение дня мусорщики дважды забирали мусорные пакеты из этой урны, и зная график движения мусоросборной автомашины, можно было сделать вывод, что сумочку выбросили в интервале с 18:15 по 21:30. Рабочие, сделавшие эту находку, пять дней дожидались, пока хозяйка заявит о себе, но узнав, что владелицу документов разыскивают правоохранительные органы, поспешили принести сумочку в полицию.


     Понятно, что обнаружение сумочки и документов рождало самые мрачные предположения относительно судьбы Кайо и подтверждение этому пришло очень скоро. Уже в 9 часов утра 22 сентября в полицию поступило заявление об обнаружении обнаженного женского трупа в шкафу в подсобном помещении, расположенном на пожарной лестнице в охраняемом здании Центрального суда Окленда.
     До такого сюжетного зигзага не смог бы додуматься даже самый сумасшедший режиссёр детективных сериалов. Тело разыскиваемой японки оказалось в охраняемом здании суда (!)... на запираемой электронными замками лестнице (!)... в закрытой на ключ комнате (!)... в шкафу! Вот вам и "правило Оккама"! (В русскоязычном интернете разного рода малолетние балбесы, никогда не читавшие английского теолога 14-го века Оккама очень любят к месту и не к месту поминать пресловутое "правило" его имени. Согласно этому правилу "незачем делать посредством большего усилия то, что может быть сделано посредством меньшего". Оккам, говоря это, имел в виду принцип мышления, а вовсе не мотивацию и практические действия человека. На самом деле человеческая жизнь и эволюция человеческого общества прямо свидетельствуют о постоянном усложнении наших поведенческих моделей и институтов, регулирующих наше поведение. Однако полудурки из "поколения ЕГЭ", воспитанные на шаблонных тестах и примитивной школьной программе, всерьёз считают, что все в жизни "надо упрощать настолько, насколько это возможно" - именно так они интерпретируют "правило Оккама". Бедный ангилйский философ, должно быть, в гробу переворачивается от невежества своих придурковатых адептов, ведь ему приписывают то, чего он никогда не говорил и даже не имел в виду! К сожалению, криминальное поведение людей - как и всякое другое поведение - имеет тенденцию к усложнению и "правило Оккама" ни в каком виде к нему неприменимо. Те, уголовные расследования, рассказы о которых размещены на murders.ru, прямо подтверждают это умозаключение и история расследования убийства Кайо Матсузава является выразительным примером того, как преступник умышленно выбирает самый рискованный, усложненный и неоптимальный вариант действий, но в итоге достигает наибольшего для себя эффекта.)
     Труп Кайо нашёл подсобный рабочий, который решил проникнуть в подсобку по весьма прозаической причине - там находились банки с краской, которые ему понадобились для завершения мелокого ремонта, которым он занимался в другом конце здания. Ключа от этого помещения у рабочего не было - всеми ключами заведовал менеджер, который с 10 сентября заболел и на рабочем месте не появлялся (эта деталь, кстати, очень интересна! сразу ясно, что на режимном объекте поддерживался порядок и за ключами следили). Устав ждать, когда же появится менеджер с ключами, подсобый рабочий решил поступить просто и без затей - вооружившись отвёрткой он отжал заветную дверь и по специфическому запаху сразу заподозрил неладное. Правда, внешне в помещении ничего не указывало на преступление - женский труп и его одежда были спрятаны в старый платяной шкаф, стоявший в дальнем от двери углу. Эта деталь, кстати, тоже чрезвычайно любопытна - дело в том, что выключатель света в кладовке располагался в очень неудобном месте, за дверью. Для того, чтобы им воспользоваться, надо было, во-первых, знать, этот нюанс, а во-вторых, развернуться к входу, сделать шаг в нужном направлении, а потом в темноте нащупать кнопку. Это обстоятельство навело детективов на мысль, что убийца либо прекрасно ориентировался в помещении, либо... имел при себе фонарик. Впрочем, тут мы немного забежали вперёд.
     Рабочий быстро нашёл источник запаха и сразу же вызвал полицию.
     Последующий осмотр показал, что тело мёртвой женщины полностью обнажено. Женская одежда находилась здесь же, в шкафу. Это была та самая одежда - широкие черные брюки и футболка - которая была на Кайо во время поселения в гостиницу 11 сентября. Тут же находилось и нижнее бельё.
     Судебно-медицинское исследование подтвердило правильность предварительной идентификации трупа. Это была действительно Кайо Матсузава и убита она была примерно за 10-12 дней до момента обнаружения, т.е. в день прилёта в Окленд. Это значило, что преступник не удерживал её в заложниках. Причина смерти - удушение, однако, убийца не пользовался верёвкой, скорее всего, он сдавливал шею жертвы рукой или закрывал рот подушкой. Кайо была изнасилована, однако, биологических образцов, пригодных для выделения ДНК-профиля убийцы, специалистам получить не удалось.
     В ходе тщательного изучения подсобного помещения, криминалисты пришли к выводу, что преступление совершалось в другом месте. Это означало, что убийца принёс сюда уже труп и вряд ли провёл в кладовке много времени, хотя ему и пришлось сюда вернуться 15 или 16 сентября, чтобы забрать сумочку жертвы. Остаётся добавить, что расстояние от угла на Миллс-лэйн (где была выброшена сумочка Кайо) до здания суда составляло примерно 220 м., т.е. они находились в шаговой доступности.

Следователи выяснили, что из принадлежавших Кайо Матсузава вещей пропало только небольшое золотое колечко с нефритом. Была изготовлена копия этого кольца для облегчения опознания оригинала, если только тот удастся отыскать. Ценность такого колечка не могла быть большой и скорее всего, преступник забрал его не с целью поживы, а как "трофей". Помимо колечка пропали наличные деньги Кайо.


     Могло показаться, что обнаружение трупа должно было резко продвинуть вперёд розыск. В самом деле, здание суда надёжно охраняется, учреждение это работает по жёстко соблюдаемому графику, допуск персонала строго персонифицирован и тщательно отслеживается. Даже если за десять дней в суде побывала тысяча или две тысячи человек, убийца обязательно окажется в их числе и от разоблачения ему не уйти! Но... гладко было на бумаге, да забыли про овраги!
     Изучение объекта показало, что вход и выход из здания возможен только через главный подъезд на Куин-стрит и гараж с противоположной стороны здания. Всё! Пожарная лестница выходила на Куин-стрит, но пользоваться ею без объявления тревоги запрещалось. В случае открытия этой двери на пульте охраны срабатывала сигнализация. Все работники суда, обслуживающий персонал и охрана здания имели персональные электронные ключи, так что время входа и выхода каждого фиксировалось компьюерной системой охраны. Поэтому отследить кто когда входил и выходил из здания, казалось вполне возможным.

    
Слева: выход с пожарной лестницы Центрального суда на Куин-стрин. В центре: та же самая дверь, сфотографированная со стороны лестницы. Надёжное запирание металлической двери обеспечивалось замком с электронным управлением и закрытие двери контролировалось магнитоконтактным датчиком, связанным с пультом охраны. В силу этого дверь пожарной лестницы невозможно было открыть незаметно для сотрудников службы охраны. Помещение, в котором был найден труп Кайо Матсузава, находится тремя лестничными пролётами выше этой двери. Справа: пожарная лестница Центрального суда Окленда в 1998 г. была оснащена датчиками, передающими на пульт охранной сигнализации информацию о движении на лестнице независимо от времени суток и освещённости. Это делало невозможным незаметное для охраны суда перемещение по пожарной лестнице.


     Когда сотрудники полиции обратились в отдел охраны суда с требованием предоставить распечатки протоколов срабатывания замков в период с 11 по 22 сентября 1998 г. их ожидало то, что с полным основанием можно назвать ударом ниже пояса. Оказалось, что протоколы за период с 11 по 16 сентября отсутствуют... Причин для того, что компьютер не сохранил эту информацию могло быть несколько, причём злой умысел представлялся отнюдь не самым вероятным. По крайней мере на том этапе.
     Но в процессе сбора информации о работе персонала суда всплыли в высшей степени неожиданные нюансы. Стало известно, что двери между зданием суда и торговым центром постоянно открывались. И происходило это по весьма прозаической причине - работники суда ходили на обед, ланч и ужин в ресторанный дворик, расположенный в торговом центре. По инструкции, они должны были выходить на Куин-стрит и уже с улицы заходить в торговый центр, но кто может запретить судье пройти из здания в здание прямиком? Охранник схватит его честь за фалды мантии, что ли? Или секретарша сорвёт парик? Нет, конечно, никто судье не сможет помешать своевольничать... В самом деле, у судьи имеется собственный электронный ключ, он выходит на пожарную лестницу, минует её, открывает дверь и... оказывается прямо в ресторанном дворике! Блин, да каякая же сила заставит судью шагать лишние сто метров по улице, ежели можно идти напрямик и не топтать ноги?! Понятное дело, что глядя на судью, прямиком через пожарную лестницу пёрлись секретари и секретарши, референты, приставы, адвокаты, охранники... Причём, все они вышагивали сначала в одну сторону, а потом в другую, когда возвращались на рабочие места.
     Объективности ради надо сказать, что на пожарной лестнице напротив двери, ведущей в ресторанный дворик, был установлен датчик движения, который (теоретически!) передавал на пульт охраны здания суда сигнал о движении на лестнице, но... за сутки таких сигналов проходило несколько тысяч, а потому - ясен пень!- никто их не отслеживал. По крайней мере, рабочее время...
     Когда работники следствия узнали, что в здание суда можно было проникать из здания торгового центра, они решили поближе познакомиться с системой его охраны. Оказалось, что здание оснащено системой электронных замков во всём аналогичной той, что использовалась в Центральном суде. Такие замки стояли и на дверях, ведущих из здания торгового центра на пожарную лестницу. Т.е. получался двойной контроль: как со стороны технических средств охраны суда, так и торгового центра. Если убийца занёс труп в подсобку со стороны торгового центра, то время открытия двери должен был зафиксировать компьютер службы безопасности именно торгового центра. А потому имело смысл изучить записи об открывании замков на пожарную лестницу в нерабочее время именно со стороны торгового центра.
     Каково же было изумление детективов, когда они узнали, что эти протоколы за период 11-16 сентября из памяти компьютера службы безопасности удалены! Случилось то же самое, что и с компьютером охраны суда - за тот период времени, что интересовал следствие, записей не оказалось! В случайность двух сбоев поверить было трудно, тут явно напрашивалось предположение об умышленном удалении данных. В обоих случаях - и в здании Центрального суда, и в торговом центре - компьютеры находились в помещениях, в которых сотрудники охраны не несли круглосуточного дежурства, другими словами, злоумышленник, имеющий нужные ключи, мог без особых затруднений открыть нужные двери и получить физический доступ к компьютерам. Разумеется, это не мог быть случайный человек, поскольку ему должна была быть известна не только планировка зданий, но и специфика их охраны.
     Уничтожение данных на разных компьютерах резко осложнило работу по идентификации убийцы. Теперь становилось ясно, что подойти к подсобке на пожарной лестнице можно было как из здания суда, так и со стороны торгового центра.

     В конечном итоге правоохранительные органы пришли к выводу, что убийца Кайо Матсузава действовал примерно так: вечером 11 сентября (или в ночь с 11 на 12) он убил японскую туристку и спрятал тело в подсобном помещении на пожарной лестнице, после чего принялся ждать, когда труп будет обнаружен. Однако, проходили дни, а этого не происходило... Тогда убийца решил наведаться к месту сокрытия трупа и ещё раз проверить насколько хорошо ему удалось уничтожить улики. Произошло это во второй половине дня 16 сентября. Во время этого визита преступник прихватил с собою сумочку Кайо с её документами и в тот же вечер выбросил её в урну на углу Миллс-лэйн и Альберт-стрит. Именно поэтому сборщики мусора, в тот день уже дважды проезжавшие по маршруту, обнаружили её лишь во время третьей "ходки" около 22 часов. Следствие посчитало, что убийца не имел автомашины (или не пользовался ею в тот период), поскольку неподалёку от того места, где он выбросил сумочку жертвы в сентябре 1998 г. делали остановки автобусы по меньшей мере восьми маршрутов. Полицейские решили, что преступник избавился от сумочки на пути к месту посадки в автобус. Чтобы максимально расширить круг подозреваемых и сбить розыск со следа, убийца в последующие дни уничтожил данные компьютеров служб охраны Центрального суда и торгового центра. Преступник явно был каким-то образом связан с этими объектами, возможно, работал в их охране или обслуге.
     Полиция Окленда сосредоточилась на проверке персонала, как постоянно занятого на работе в Центральном суде и торговом центре, так и привлекаемого по временным договорам. Считалось, что преступник выдаст себя попыткой сменить места работы и жительства, кроме того, его выявлению должен был способствовать разработанный при помощи американских криминалистов "психологический профиль". Сразу скажем, что результат усилий оклендских детективов оказался воистину ничтожен - убийца не только не был назван, но в рамках расследования не было даже ни одного задержания подозреваемых. И сейчас, спустя более полутора десятилетий, полиция по-прежнему не знает где же именно была убита Кайо Матсузава, каким образом убийца доставил её тело в подсобное помещение на пожарной лестнице, где и с кем погибшая провела последний вечер своей жизни и почему видеокамеры не зафиксировали японскую туристку на улицах города после того, как она вышла из гостиницы.
     Нельзя не отметить того, что история трагической гибели Кайон по-настоящему неординарна и сама по себе заслуживает отдельного очерка на murders.ru. Читатель сам может убедиться в том, что даже беглый пересказ фабулы заставляет признать чрезвычайную ловкость, сноровку и криминальный опыт убийцы. Он не просто смел, он - отчаянно смел, он совершил крайне сложное преступление под самым носом многочисленной и хорошо технически оснащённой охраны, оставаясь всё время на виду, однако, сумел при этом сохранить инкогнито.
    
(на предыдущую страницу)                         (на следующую страницу)

.

eXTReMe Tracker