На главную.
Виновный не назван.

Кто убил Элизу Лэм?
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2014-2015 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2014-2015 гг.

Страницы:     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)

стр. 5



     Для самоубийцы уход из жизни - важнейший шаг, мысли о котором начинают занимать воображение задолго до первой попытки реализации намерения. Даже если самоубийсво и выглядит со стороны спонтанным и немотивированным, ошибочно думать, будто это намерение действительно созрело в голове самоубийцы внезано. Потенциальный самоубийца тщательно обдумывает то, как именно он уйдёт из жизни, что должно предшествовать этому и что последует после. Женщины-самоубйицы много размышляют над тем, как их найдут, в какой обстановке это произойдёт и как они при этом будут выглядеть. Женщины перед самоубийством не обнажаются полностью, поскольку не хотят, чтобы их похотливо рассматривали разного рода зеваки и случайные свидетели.
     Чтобы понять, как это данное наблюдение реализуется практически, можно привести массу известных и не очень случаев примеров женских самоубийств. В этом смысле показательна история смерти американской киноактирсы Клары Блэндик (Clara Blandick). Она покончила с собою в знаменитом номере отеля "Шелтон" в Голливуде, который прославился тем, что в нём ранее убила себя знаменитая танцовщица Дженни Долли. Клара перед смертью пригласила парикмахера и визажиста, сделала причёску и наложила макияж. Она облачилась в своё лучшее платье и дабы не повредить уложенные волосы, надела на голову полиэтиленовый пакет (согласитесь, завидная предусмотрительность). Смерть пожилой актрисы наступила 15 апреля 1962 г. от передозировки барбитуратов - женщина просто запила снотворное щампанским и уснула, дабы более не проснуться. Подобную картину можно наблюдать в очень многих случаях женских самоубийств, например, французской певицы Далиды, киноактрисы Роми Шнайдер, фотомодели и актрисы Энн-Николь Смит и пр. Даже в тех случаях, когда смерть оказывается связана с безусловно криминальными событиями (как в случае самоубийства Роми Шнайдер, из дома которой пропала большая сумма денег) общая обстановка на месте обнаружения трупа, факт его одетости, заключение судебно-медицинской экспертизы и наличие суицидальных наклонностей, позволяют уверенно доказать имевшее место самоубийство.


     В тех случаях, когда тело умершей женщины обаруживают полностью нагим (как в случае с Мэрилин Монро, которую нашли полностью раздетой с телефонной трубкой в руке), вполне уместно усомниться в самоубийстве. В таком случае можно допустить смерть по неосторожности, скажем, от случайной передозировки лекарственных препаратов или их кумулятивного воздействия, но добровольный уход из жизни рождает массу вопросов и представляется малодостоверным. Даже те трагические случаи, которые весьма похожи на самоубийства, как скажем, утопление в ванной Кристины Онассис, богатейшей женщины планеты, или аналогичное происшествие со всемирно известной певицей Уитни Хьюстон, при тщательном расследовании оказываются, всё-таки, не самоубийствами, а именно несчастными случаями. В том числе и потому, что погибшие были найдены совершенно раздетыми. Факт полного обнажения трупа очень важен при проверке предположения о возможном суициде - женщины-самоубийцы стараются избегать обнажения (в тех случаях, когда самоубийц удаётся спасти, они предельно откровенно объясняют причину этого: "не хотела, чтобы посторонние мужчины видели меня голой").
     Вместе с тем, есть классический вид самоубийства, при котором человек частично раздевается. Речь идёт о прыжке в воду с большой высоты, как правило моста. Во многих странах мира есть свои печально знаменитые достопримечательности, прыжком с которых отметили свой уход из жизни многие тысячи людей. Однако и в этом случае самоубйицы не раздеваются донага, а лишь снимают верхнюю одежду, причём это действие преследует сугубо утилитарную цель: в одежде обычно оставляют документы и предсмертные записки. Кстати, люди неслучайно предпочитают прыгать с мостов в воду - делается это в расчёте на то, что тело будет унесено далеко от места прыжка и в конечном итоге не будет найдено. Самоубийца не хочет, чтобы его тело стало объектом посмертных манипуляций, и таким вот радикальным способом решает для себя эту задачу.
     В случае с Элизой Лэм мы видим действия глупые и нелогичные с точки зрения женщины-самоубийцы. Если на секунду поверить официальной версии, то получается, что Элиза сначала полностью разделать (сняла даже трусики!), бросила в бак с водой одежду, а потом бросилась туда сама (либо сделала это с одеждой в руках, что не суть важно). Женщины с собой так не кончают: во-первых, это страшно, во-вторых, крайне мучительно и неприятно, а в-третьих, так вообще невозможно покончить с собой.
     Тут мы подходим к следующему важному элементу суициальной инсценировки. Если поверить в версию самоубийства, то приходится признать, что инструментом смертельного воздействия должна была стать вода из бака. Всё, казалось бы, логично, но так кажется лишь на первый взгляд. Дело в том, что в том баке, в который Элиза Лэм якобы прыгнула, утонуть довольно проблематично. Для того, чтобы лучше понять, о чём ведётся речь, рассмотрим 3 варианта заполненности бака водой: 1) бак полностью пуст, 2) бак заполнен наполовину, т.е. до уровня 1,3 м., и 3) бак заполнен полностью до уровня 2,6 м.
     Итак, в первом случае утонуть нельзя по определению. Прыгнувший в такой бак человек оказался бы в своеобразном металлическом мешке и умирал бы в нём долгое время от недостатка воды и пищи. Кстати, для физически развитого человека покинуть подобный бак не составило бы особых проблем: 2,7 м. - это высота потолка в рядовой советской квартире, достать до которого рукой способен в прыжке даже ребёнок. Любой, кто способен подтянуться на руках, смог бы вылезти наружу без посторонней помощи через люк, расположенный на высоте 2,7 м. от дна бака.
     Во втором случае, при заполнении бака водой наполовину, проблема утопления также не находит приемлемого с точки зрения самоубийцы решения. Дело в том, что вода на уровне 1,3-1,4 м. едва достигает груди взрослого человека. Он стоит на дне и понятно, что простоять таким образом может очень долго. Ни о каком наступлении скоротечной смерти при прыжке в такой бак говорить не приходится. Конечно, теоретически можно утопиться даже в ведре с водой, но вот только в реальности самоубийцы не пытаются предпринимать такие продолжительные и мучительные попытки. Кстати, вылезти из наполовину заполненного водой бака даже проще, чем из пустого - выталкивающая сила помогла бы допрыгнуть до люка с меньшей затратой сил (обратите внимание, как выпрыгивают из воды ватерполисты, а ведь они вообще не касаются дна ногами!). Ни о какой быстрой смерти в баке с водой, заполненном наполовину, даже и говорить не приходится - глубина для утопления слишком мала. Если бы Элиза Лэм попала в такой бак и не смогла бы самостоятельно покинуть его, то умерла бы она, скорее всего, от переохлаждения. Смерть это долгая и мучительная, а потому неудивительно, что самоубийцы себя не обрекают на такое. Кстати, никаких признаков гипотермии судебно-медицинское исследование не выявило.
     Третий вариант - полное заполнение бака водой - вроде бы, лучше всего соответствует чаяниям потенциального самоубийцы. При глубине 2,6 м. можно погрузиться в воду в полный рост с поднятыми руками. Правда, умеющий плавать, не утонет и в этом случае. Нырнуть и сделать вдох под водой намного сложнее, чем глубоко погрузиться в толщу воды при падении с большой высоты. Во втором случае не надо преодолевать рефлекторный страх захлёбывания, всё сделает сила притяжения. Именно поэтому самоубийцы предпочитают прыгать в воду с мостов, а не спускаться в волны прибоя по пологому пляжу... Человек, умеющий плавать, будет оставаться на поверхности и в какой-то момент, устав и замёрзнув, попросту вылезет из бака. При заполненности бака водой под самый люк сделать это будет очень просто. Известно, что в тех случаях, когда самоубийцы не умирают быстро, они предпринимают попытки самоспасения. Делается это с целью прекратить затянувшиеся страдания, которые человек не в силах более переносить. Висельники пытаются ослабить узел верёвки и причиняют глубокие царапины и осаднения кожи; те, кто наносил себе удары ножом, предпринимает попытки остановить кровотечение; тонущие начинают звать на помощь и пр.
     Итак, подведём итог: если Элиза Лэм не умерла сразу же при попадании в бак, она должна была принять меры по самоспасению. Если бак был заполнен водой, то никаких проблем с его покиданием не возникло бы. В этом случае самоубийство вообще не состоялось бы и мы ничего об этом случае не узнали бы. В том случае, если в баке воды было сравнительно немного, скажем, 3/4 или половина, девушке оказалось бы сложнее вылезти наружу просто в силу того, что она не смогла бы подтянуться на руках. Но даже в этом случае Элиза могла бы дотянуться до люка (её рост, не забываем, 167 см.!) и предприняла бы неоднократные попытки спасти себя. В этом случае на её руках остались бы соответствующие следы - прежде всего, обломанные ногти с микроследами эмали, в которую был выкрашен бак. Помимо обломанных ногтей, на ладонях и пальцах остались бы осаднения, связанные с захватом и долгим удержанием закраины люка. Ничего этого на руках погибшей отмечено не было, а значит, Элиза Лэм не пыталась схватиться за край люка, из чего можно сделать вывод, что она не принимала меры по самоспасению.
     Как видим, утопление в баке с водой - крайне неэффективный способ самоубийства. Надо понимать, что самоубийца тщательно обдумывает желаемую модель ухода из жизни и выбирает оптимальную с его точки зрения. Самоубийство должно быть быстрым, безболезненным, эффективным и по возможности комфортным. Бак на крыше не удовлетворяет ни одному из этих требований. Можно утверждать как раз обратное - та смерть, которой умерла Элиза Лэм была одна из самых ужасных и мучительных, какие только можно себе представить. Разумеется, в том случае, если девушка попала в бак с водой, находясь в сознании.
     В следственных материалах есть косвенные указания на нюансы, способные подтолкнуть к самой радикальной переоценке официальной точки зрения. Честно говоря, даже немного странно, почему это интернет-сообщество, всегда такое бдительное и критически настроенное к правоохранительным органам, не обратило на них внимание.
     Начнём с того, что Элиза Лэм на самом деле исчезла вовсе не 31 января, как это всеми признаётся ныне безоговорочно, а... 1 февраля, т.е. в тот самый день, когда ей надлежало покинуть отель. Это очень важный момент, который полностью меняет устоявшуюся оценку событий тех дней и мы сейчас увидим почему.
     Когда при чтении следственных документов автор впервые увидел указание на то, что датой исчезновения Элизы Лэм является 1 февраля, то счёл это банальной опиской. Кстати, ничего удивительного в разного рода мелких фактических ошибках нет и люди, работающие с большими массивами текстовой информации знают, что избежать их очень сложно. Тем более, что и в упомянутых документах лос-анджелесской полиции подобные ошибочки попадаются регулярно, например, в рапорте одного из полицейских сообщается, что бак, в котором находилось тело Элизы Лэм, имел объём 1000 галлонов, что на самом деле неверно (все 4 бака на крыше отеля имели объём 2000 галлонов). Однако, дата исчезновения - 1 февраля 2013 г. - неоднократно возникала в документах, происходящих от разных лиц, и стало ясно, что действительно, Элиза в последний раз была замечена в отеле именно в тот день, а отнюдь не 31 января. Очевидно, что полиция умышленно сообщила средствм массовой информации неверную дату исчезновения девушки, дабы использовать эту деталь в качестве "маркера правдивости" любых свидетельских показаний. Как известно, во всех сенсационных расследованиях большой процент свидетелей оказывается разного рода мифоманами и выдумщиками, которые либо явно выдумывают свои "воспоминания", либо искренне заблуждаются насчёт их точности. Знание свидетелем правильной даты исчезновения Элизы Лэм должно было стать критерием истинности сообщаемых им сведений.
     Это разумно и такого рода искажения деталей правоохранители практикуют постоянно. Однако, это открытие подтолкнуло к другим.
     Прежде всего, оно обесценило свидетельские показания Кэти Офран, продавщицы книжного магазина, рассказавшей о якобы неадекватном поведении Элизы Лэм. Рассказ Офран относился к 31 января, а поскольку Элиза благополучно пережила этот день, значит, всё сказанное ею не имеет прямого отношения к последним часам жизни погибшей девушки.
     Но не это открытие является главным. Мы помним, что полиция передала средствам массовой информации видеозапись, сделанную видеокамерой в лифте на последнем жилом этаже отеля. Если представленная видеозапись действительно была последней, запечатлевшей Элизу Лэм живой, значит, настоящее время видеосъёмки - 1 февраля. Элиза проживала на 4 этаже и вряд ли ходила по лестницам. Если она выходила из номера 1 февраля (а она выходила, раз её достоверно видели в тот день!), то чтобы попасть на 14 этаж, она неизбежно должна была воспользоваться лифтом. Поэтому можно почти не сомневаться, что известная видеозапись сделана не в интервале между 14 и 15 часами 31 января - как это было объявлено официально - а в первой половине следующего дня. Расчётный час в отеле - полдень - поэтому до полудня Элиза должна была с вещами спуститься к администратору. Поскольку на видеозаписи в лифте она без вещей, стало быть, 12 часов дня ещё не наступили и она рассчитывала вернуться в номер. Но туда она, как мы точно знаем, не вернулась, потому-то её вещи остались в гостинице.
     Итак, где-то задолго до полудня 1 февраля Элиза Лэм находится на 14 этаже отеля и не спускается оттуда (по крайней мере, лифтом). Её перемещения по этажу мы реконструировать не можем, поскольку видеокамеры на последнем жилом этаже в тот день не работали (хотя физически они там находились). Но в 12 часов дня горничная должна была подняться в номер Элизы, дабы осуществить его приёмку и приступить к уборке. Однако выяснилось, что девушки в номере нет, а вещи её должным образом не уложены. Горничная сообщает об этом администратору и далее начинается самое интересное, то, о чём правоохранительные органы в силу неких причин сообщить средствам массовой информации не пожелали.
     Администратор позвонил на сотовый телефон Элизы Лэм и осведомился о её намерениях: желает ли она продлить проживание или намерена освободить номер? Как известно, Элиза ещё в Сан-Диего потеряла мобильный телефон, взятый перед отъездом у знакомого, но купила в Штатах новый. Известна её фотография, сделанная этим телефоном уже в стенах отеля "Сесил", кроме того, 29 января с этого телефона Элиза загрузила на "Тамблер" свою последнюю запись. Наличие сотового телефона у Элизы не подлежит сомнению и можно быть уверенным в том, что администратор отеля позвонил, когда узнал, что Элиза не освободила номер к назначенному времени. Факт этого разговора никогда не признавался правоохранительными органами, точнее говоря, они просто обходили эту деталь молчанием, но можно не сомневаться, что уже после 12 часов дня 1 февраля Элиза разговаривала с администратором и ничего плохого с нею в тот момент ещё не происходило. Если бы Элиза Лэм не ответила на звонок, то администратор вполне обоснованно мог заподозрить неладное и тогда бы шум вокруг исчезновения девушки поднялся бы отнюдь не потому, что встревожились родители девушки в Канаде, а потому, что отель столкнулся с фактом исчезновения постояльца.
     Итак, девушка ответила и её ответ оказался вполне адекватным ожидаемому. Скорее всего, она сказала, что продлевать проживание не станет, но именно сейчас за вещами вернуться не может, а сделает это позже. Администратор в свою очередь уверил её, что всё, оставленное клиентом в номере, будет надлежащим образом сохранено и возварщено Элизе по первому её требованию - это обычная практика в гостиницах. Вопрос, таким образом, оказался урегулирован к обоюдному удовлетворению и весь этот разговор вряд ли занял более минуты, вполне возможно, что здесь мы ему посвятили даже больше слов, чем было сказано тогда.

     Предположение об имевшем место после полудня 1 февраля 2013 г. разговоре прекрасно объясняет все те странности, которые впоследствии журналисты и интернет-мыслители усматривали в цепи последовавших событий. Кому-то казалось странным, что работники отеля вынесли вещи из номера Элизы Лэм и не поставили в известность об исчезновении девушки полицию. Однако, эта странность сразу перестаёт быть странной, если только мы допустим, что разрешение на вынос вещей по телефону дала сама Элиза. Кто-то возмущался тем, что администрация отеля велела провести уборку номера Элизы и заселила туда другого постояльца, тем самым уничтожив возможные следы преступления, но в действиях гостиничных работников не окажется ничего подозрительного, если мы предположим, что сама же Элиза отказалась от дальнейшего проживания. Менеджеры гостиницы, заселяя в этот номер нового жильца, были полностью в своём праве.
     Итак, вплоть до 5 февраля администрация "Сесиля" не усматривала в происходившем ничего подозрительного и даже странного. Вещи девушки были вынесены и сложены в служебном помещении, сама она пообещала вернуться за ними в ближайшее время - видно, просто загуляла в "Городе Ангелов"!- но... тут как снег на голову свалились детективы Уоллес Теннел и Грегори Стернз со своими вопросами об обстоятельствах проживания и отъезда Элизы Лэм. Работники отеля бодро рассказали о событиях 1 февраля и именно с этой даты полицейские начали свой розыск. Просмотрев записи видеокамер первого этажа за тот день, они быстро выяснили, что Элиза не выходила из "Сесиля" 1 февраля. А вот когда стали просматривать записи видеокамер из лифтов, то тут-то удивительные открытия и начались. Всплыла та самая запись, что впоследствии была выдана за якобы сделанную днём ранее (т.е. в интервале 14-15 часов 31 января). И стало ясно, что Элиза Лэм не только не выходила из отеля, но даже вряд ли спускалась с 14 этажа (если только сделала это по внутренней лестнице, но та предназначена для персонала и постояльцам гостиницы пользоваться ею не рекомендовано, хотя, разумеется, полностью запретить это невозможно). Именно после этого открытия в отеле была проведена поисковая операция с использованием служебных полицейских собак, в ходе которой были осмотрены не только жилые и служебные помещения, но и технический этаж и даже крыша.
     Теперь, пожалуй, самое время перейти к тому, что именно запечатлела видеокамера из лифта, оставившая нам последние изображения живой Элизы Лэм. На этом совершенно необходимо остановиться, поскольку с этой видеозаписью связано слишком много странностей, которые никак не могут быть случайными. Причём авторы "murders.ru" склонны объяснять их совсем не так, как большинство интернет-сообщества.
    
    
(на предыдущую страницу)                   (на следующую страницу)

.

eXTReMe Tracker