На главную.
Виновный не назван.

Бомба на шее.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2013-2014 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2013-2014 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)

стр. 7




     Вооружённый признанием Диль-Армстронг специальный агент Кларк отправился в штат Вашингтон, где летом 2005 г. куковал на нарах Флойд Артур Стоктон-младший (именно так звучит его имя и фамилия полностью). На протяжении двух дней - 19 и 20 июля 2005 г. - сотрудник ФБР пытался "по душам" поговорить с самым загадочным персонажем этой истории. Флойд на контакт пошёл (тут уместно напомнить слова американского окружного прокурора Паркинсона, выразившегося однажды в том смысле, что "тюремный заключённый за бесплатный бутерброд с тунцом или поездку в автомашине станет разговаривать с вами о чём захотите"). Флойд рассказал, что знал семью Ротштейн много лет.

Флойд Артур Стоктон-младший, самый странный персонаж в и без того экзотичной компании злоумышленников, надумавших ограбить банк PNC невероятным, экзотичным и заведомо провальным способом. Есть основания считать, что истинная роль этого человека в истории гибели Брайана Уэллса не только не прояснилась в ходе расследования, но напротив, умышленно запутана и перевёрнута с ног на голову лицами, направлявшими это самое расследование.

Ещё в конце 1960-х гг. он вместе с родителями Уилльяма работал в их небольшом семейном бизнесе по продаже напитка "Рока-кола". После того, как в апреле 2002 г. прокуратура Спокейна, штат Вашингтон, обвинила Флойда в изнасиловании, он живо метнулся к Ротштейну в Пенсильванию и попросился некоторое время пожить. Далее Флойд утверждал, что Диль-Армстронг и Ротштейн вовлекли его в планирование операции по ограблению PNC-банка с использованием реального взрывного устройства. Также в планировании участвовал и Роден, впоследствии убитый. Мотив у всех участников группы был одинаковый - желание поправить финансовое положение. О причине убийства Родена Флойд высказался неопределенно, но признал, что это преступление было связано с планировавшимся ограблением банка. После гибели Брайана Уэллса, если верить воспоминаниям Флойда, Ротштейн был вне себя и говорил, что "оказался в дерьме". Стоктон заявил специальному агенту Кларку, что не хотел бы, чтобы его привлекли к ответственности в ходе расследования, а потому он поспешил уехать из дома Ротштейна. Кроме того, у него возникли некоторые разногласия с Диль-Армстронг, хотя этот момент Стоктон разъяснять не стал.

     После того, как Джеральд Кларк закончил встречу и вылетел обратно в Пенсильванию, Флойд Стоктон позвонил по тюремному телефону своей любовнице. Как нетрудно догадаться, разговор этот был записан тюремной оперчастью и позже приобщён к материалам расследования. Разговор этот интересен для нас тем, что в нём Флойд довольно подробно пересказывает подруге события своей тюремной жизни и, в частности, беседы со "следователем из Эри", то бишь Джеральдом Кларком. По смыслу общения ему вовсе незачем было проговаривать вслух все детали этих многочасовых разговоров, называть фамилию Уэллса, рассказывать про "Бомбу-на-шее" и т.п. Во всех отношениях этот разговор Стоктону был тогда совершенно не нужен; после него не последовало каких-либо просьб или обращений... так, потрепался человек, словно бы про снегопад рассказал, а ведь на самом деле, фактически "насвистел" себе новую тюремную отсидку. Уголовники вообще очень аккуратны даже в очных разговорах на криминальные темы, а уж тем более в телефонных... Разговор этот нелогичен и цель его совершенно непонятна. Однако, имеется внутреннее такое убеждение, что в этом деле вообще нет ничего случайного и "тайная запись" телефонного разговора вовсе не являлась тайной для Стоктона, а посему данным разговором Флойд решал некую важную для него задачу.
     Нам придётся ещё особо обсуждать логику действий некоторых персонажей этой истории, точнее, всякое отсутствие таковой, но сейчас нелишне упомянуть, что этот телефонный разговор, состоявшийся вечером 20 июля 2005 г., является одним из красноречивых образчиков тех действий, которые при нормальном развитии событий никогда бы не произошли. Именно эта недостоверность поступков и слов многих действующих лиц этой истории побудила Джона Уэллса, младшего брата погибшего Брайана, открыто заявить через несколько лет о грубой фальсификации расследования.
     Впрочем, не станет забегать далеко вперёд, тем более, что сейчас мы подошли к очень важному сюжетному повороту, а именно - появлению в расследовании нового феерического персонажа, каковым явился Кеннет Барнс.


     Строго говоря, Кенни Барнс уже оставил след в этой истории. Напомним, что произошло это после того, как в телевизионных новостях 21 сентября 2003 г. передали сообщение об обнаружении в доме Ротштейна замороженного трупа Джеймса Родена. Именно Кен Барнс позвонил по телефону "911" и заявил, что может опознать тело Родена, поскольку знал этого человека при жизни. Служба окружного коронёра через пару дней пригласила Барнса поучаствовать в этой процедуре.
     И вот по прошествии почти что двух лет Барнс вновь попал в поле зрения следствия, но теперь уже в новой ипостаси. Теперь он оказался не просто в роли друга бедолаги Родена, застреленного во сне любовницей, теперь Барнс стал важнейшим свидетелем. Этаким кладезем всевозможной информации и даже оторопь берёт от того, что этот человек умудрялся знать всё и про всех. Впрочем, пойдём по порядку.
     11 августа 2005 г. специальный агент Джеральд Кларк надумал вдруг допросить Барнса. Что послужило причиной для появления такого намерения сказать на основании открытой информации затруднительно, но допрос оказался на удивление успешным. Барнс вдруг начал вываливать ценнейшую информацию: он признал, что был хорошо знаком не только с Роденом, но и с Марджори Диль-Армстронг. Знакомство из завязалось на почве общей для всей троицы любви к рыбалке (да-да, Марджори тоже любила посидеть с удочкой на берегу озера Эри!). Эта странная дружба укрепилась благодаря совместными бизнес-проектами, если можно так выразиться. Пресловутые "бизнес-проекты" сводились к тому, что Роден подыскивал "халтуры" по мелкому ремонту и строительству, а Барнс иногда помогал ему в этих работах. В мае 2003 г. Роден и Барнс занялись ремонтом дома Диль-Армстронг и вот тут-то между Марджори и Кеннетом и установились, якобы, особо доверительные отношения. Доверительные до такой степени, что дамочка призналась Кеннету в том, что подумывает над тем, как бы распрощаться с надоевшим ей Роденом. После такого рода признания Марджори неожиданно сделала Барнсу весьма смелое предложение: нет, она не предложила ему заняться сексом, как могли бы подумать иные читатели, а вместо этого она... попросила Кеннета убить Родена. Кеннет Барнс, разумеется, как честный человек отказался это делать, дескать, друзей убивать нельзя! Разговор на том, вроде бы, и закончился. Однако, откровения Барнса отнюдь не исчерпывались воспоминанием о том, как Марджори попросил его "мочкануть" друга. Кенни признался - вне всякой связи с предыдущим рассказом - в том, что во время ремонта дома Марджори Диль-Армстронг они несколько раз заказывали пиццу с доставкой на дом и дважды к ним приезжал... да-да, Брайан Уэллс. Интересное начало, правда?
     Дальше стало только интереснее.
     Через неделю - 18 августа 2005 г.- специальный агент Кларк надумал вдруг вторично допросить Кеннета Барнса. И вновь спецагент не ошибся, поскольку фонтан красноречия свидетеля забил с новой силой. Теперь Кеннет припомнил, что Марджори Диль-Армстронг попросила его ограбить банк. Вот так, не много ни мало! А после того, как Кен вновь отклонил все идеи по реализации её криминальных фантазий, женщина трансформировала изначальный план - теперь она сказала, что ограбит банк самостоятельно, но ей нужен помощник, который будет дожидаться её за рулём автомашины для обеспечения отхода с места преступления. Так вот, Диль-Армстронг предложила Барнсу роль шофёра. Тот, разумеется, и от этой идеи отказался. Тем не менее, в мае-июне 2003 г. Марджори несколько раз возвращалась к своим идеям на тему банковского ограбления. Барнс на этот счёт даже осведомился у Родена, обсуждала ли она эти планы с ним? И Джеймс подтвердил, что Марджори действительно вынашивает в голове какой-то бредовый план насчёт того, как унести из банка кучу денег...
     После этого прошло более трёх недель и, наконец, 13 сентября спецагент Кларк решился в третий раз допросить Кеннета Барнса. И снова чутьё былого оперативника сослужило следствию хорошую службу, ибо Барнс вновь припомнил существенные детали. Он вдруг припомнил, что познакомился с Ротштейном в мае 2003 г. Оказывается, Диль-Армстронг приезжала с ним в свой дом, когда Барнс и Роден занимались там ремонтными работами. Затем Кенни припомнил, что Марджори интересовалась у него, может ли он изготовить небольшую бомбу, размером 5-6 дюймов (т.е. до 15 см.), начинить её порохом или пластиковой взрывчаткой С4 и оснастить таймером? Понятно, что Барнс ответил на такой вопрос отрицательно, однако, для чего-то уточнил, откуда Марджори собирается получить порох? Примечательно, что про С4 он почему-то такой вопрос не задал, видимо, никакой проблемы в том, чтобы раздобыть С4 не видел. Так вот, Марджори ответила, что порох можно добыть из патронов для помпового ружья... Наконец, в ходе сентябрьского допроса Кенни выдал ещё одно сногсшибательное воспоминание: он сообщил, что Марджори предложила ему убить её отца, Гарольда Диля, якобы за то, что тот не выполнил последнюю волю матери Марджори и не отдал ей причитавшиеся 250 тыс.$. Кроме того, папаша владел кое-каким движимым и недвижимым имуществом, так что в случае его смерти Марджори должна была унаследовать не только деньги матери, но и много больше. Принимая во всё это во внимание, дамочка предложила Барнсу плату за совершение убийства Гарольда Диля в размере 200 тыс.$. Кенни, согласно его показаниям, подумал над предложением и... согласился! Марджори деятельно принялась за подготовку преступления и даже вручила Барнсу план дома отца, дабы тот сориентировался на месте.
     Что же было дальше?
     А ничего... Получив столь сенсационные признания, специальный агент Кларк оставил ценнейшего свидетеля в полном покое. На протяжении трёх месяцев он не встречался с Барнсом и даже не созванивался, как уверял в дальнейшем. Но в декабре 2005 г. - а именно 9, 12 и 14 декабря - последовала новая серия официальных допросов. В ходе их проведения память Барнса стала невероятно улучшаться - так, например, он вдруг вспомнил о встрече подельников накануне банковского ограбления. Согласно утверждениям Барнса 27 августа 2003 г. в доме Ротштейна имела место последняя репетиция участников преступной группы. В ней приняли участие сам Барнс, Ротштейн, Диль-Армстронг, Стоктон и Брайан Уэллс. Были ещё раз обговорены все мыслимые "повороты" и отклонения от выработанного сценария, сделаны последние уточнения. Уэллс получил окончательные инструкции о том, как ему надлежит действовать в банке, также был обсуждён порядок передачи полученных в банке денег Ротштейну. Передача должна была состояться в кратчайшей срок с момента ограбления, дабы Уэллс держал при себе деньги минимум времени. Предполагалось, что он поедет по Пич-стрит в направлении выезда из города и, увидев автомашину Ротшейна, пристроится за ней. При первой же возможности он отдаст мешок с деньгами и поедет далее. Сдела петлю, он направится в ресторан. Если по пути его остановят полицейские, которые, вполне возможно, будут проверять все автомашины схожего цвета и модели, Уэллс представится и позволит (если потребуется) обыскать себя и осмотреть машину. Такой обыск ему уже ничем грозить не будет. Если же он поймёт, что полицейские твёрдо уверены в его причастности к ограблению, тогда Брайану надлежало перейти к запасному варианту действий - ему следовало сообщить о своём похищении и принудительном вовлечении в грабёж.
     Особо в своих декабрьских рассказах Кен Барнс остановился на своих - вместе с Диль-Армстронг - разъездах в день ограбления. Согласно его утверждениям, около 10 часов утра Марджори приехала к нему домой на красном джипе "чероки" и примерно 2 часа или чуть более они провели в разговорах. Диль-Армстронг заверила его, что ему, Кеннету Барнсу, из полученных в банке денег будут переданы 100 тыс.$ в качестве предоплаты за убийство Гарольда Диля. Барнс заявил допрашивавшим его агентам ФБР, что был намерен взять эти деньги, но никого убивать не собирался. Он хотел банально "кинуть" Марджори, ведь она не смогла бы за это пожаловаться на него полиции! Около полудня или несколько позже они выехали из дома Барнса и некоторое время кружили по городу, успев побывать в нескольких местах. В конце-концов они оказались на автозаправочной станции "Шелл", расположенную на Робисон-роад. Там Барнс купил бензина на 10$ и пока заливал его в бак, Марджори отошла от автомашины и сделала телефонный звонок. Барнс заявил, что заказ на доставку двух пицц был сделан по телефону около 13:30 и допускал, что именно Марджори сделала этот звонок в то самое время, пока он занимался заправкой машины. Далее, согласно Барнсу, они ещё немного проехали и в конечном итоге остановились на парковке в прямой видимости торгового центра и банка, расположенными на Пич-стрит, 7200. Именно его и предстояло вскоре ограбить Уэллсу. Воспользовавшись биноклем, заблаговременно припасённым хозяйкой автомашины, Кеннет и Марджори принялись наблюдать. Они видели автомашину Ротштейна, двигавшуюся с севера и следовавший за ней "metro geo" Уэллса. Барнс утверждал, что с того места, где они находились, им было видно как Брайан Уэллс вошёл в двери банка. Ротштейн же припарковал свой большой черный внедорожник возле магазина оптики, расположенного неподалёку от того самого "МакДональдса", где вскоре разыгралась кроваввая драма. По уверению Барнса автомобиль Ротштейна находился примерно в 250 м. по прямой линии от отделения банка. После того, как Брайан Уэллс попытался покинуть место ограбления и был задержан полицией, Диль-Армстронг расхохаталась. После того, как Брайан Уэллс погиб при взрыве бомбы, Барнс и Диль-Армстронг направились в дом Ротштейна. Согласно утверждению Барнса последний уже находился там и пребывал в отвратительном настроении. Марджори о чём-то поговорила с ним, но о чём именно Барнс не знал, т.к. всё время оставался в автомашине.
     Ещё одним интересным фрагментом декабрьских показаний Кеннета Барнса явились воспоминания о таймерах "Sunbeam", вмонтированных во взрывное устройство, убившее Уэллса. Барнс заявил, что два тймера такого типа - один зелёного цвета, другой бежевый - он передал Марджори Диль-Армстронг в июне или июле 2003 г. Впоследствии он узнал, что дамочка отдала их Ротштейну, вмонтировавшему оба устройства в бомбу. В ходе допросов Барнс настаивал, что не знал о намерении Диль-Армстронг и Ротштейна использовать таймеры при изготовлении взрывного устройства, а если бы ему это было известно загодя, он бы никогда не помог им.
     И наконец, на десерт Барнс преподнёс допрашивавшим ещё одну любопытную деталь, о которой нельзя не упомянуть здесь. Он рассказал о знакомой ему проститутке Джессике Хупсик (Jessica Hoopsick), которая после после гибели Брайана Уэллса рассказала ему о том, что последний являлся её клиентом. С ним она встречалась буквально за несколько дней до гибели Брайана. От себя же - т.е. не ссылаясь на Джессику - Барнс добавил, что видел Хупсик и Уэллса накануне гибели последнего, т.е. 27 августа 2003 г.
     Рассказ о проститутке, знакомой с погибшим, чрезвычайно интересен по целому ряду причин и прежде всего тем, что никакого разумного основания для упоминания Джессики в связи с гибелью Уэллса не существовало. Ведь Брайан был зрелым и самостоятельным мужчиной, он имел полное право встречаться с кем и когда угодно. Кроме того, упомянутая Джессика ничего не могла сказать об обстоятельствах гибели своего клиента - она обо всём узнала из телерепортажа. Так так утверждал сам Барнс, да и упомянутая Джессика сказала то же самое при первом допросе. Казалось бы, зачем Кеннету Барнсу приплетать с своему и без того интереснейшему рассказу ещё и проститутку, которая ничего не знает? По крайней мере он сам был уверен в этом... Однако, как увидим из дальнейшего, ничего случайного в рассказах Барнса нет, тут, как говорится, каждое лыко оказалось впоследствии в строку. И это, кстати, является сильным доводом в пользу того, что всё в повествовании Кеннета сконструировано искусственно и притом намного позже описываемых событий. Но к этому пункту мы ещё подойдём с самой неожиданной стороны.
     Итак, в ходе шести официальных допросов, проведенных в августе, сентябре и декабре 2005 г., Барнс дал показания, позволившие ФБР прочно "привязать" Диль-Армстронг к преступлению. Да-да, именно так, ведь если вдуматься, то вся суть рассказанного Барнсом сводится к тому, что Марджори являлась "волевым приводом" преступной группы. Сам Барнс, если следовать его логике, ничего плохого не задумывал, не готовил и не исполнял. Он даже папашку Марджори убивать не собирался, хотя и намеревался получить в качестве предоплаты за это преступление 100 тыс.$, добытых путём ограбления банка. Примечательна также деталь, связанная с таймерами "Sunbeam" - изделия эти не являлись уникальными и тот факт, что Кеннет Барнс видел таймеры у Марджори (даже если это действительно было так!), ни в чём её не уличал, но... Тем не менее, сотрудники ФБР старательно зафиксировали эту деталь. Казалось бы, почему? что в этом такого принципиально важного? Ответ обескураживающе прост: таймеры "Sunbeam", якобы переданные Марджори Диль-Армстронг её бывшему любовнику Уилльяму Ротштейну - это единственная улика, хоть как-то привязывающая Марджори к "бомбе на шее". Без этих таймеров следствие вообще бы ничего не могло предъявить Марджори, кроме её собственного признания, от которого она в любой момент могла отказаться. Поэтому очень трудно отделаться от ощущения, что главная цель, которая преследовалась спецагентом Кларком при "введении в сюжет" Кеннета Барнса, заключалась в том, чтобы сделать невозможным отказ Марджори Диль-Армстронг от сделанных в июне 2005 г. признаний.
     Однако, от собственных признаний мог отказаться и Кен Барнс. Дабы исключить всякую возможность изменения или отказа в будущем от сделанных заявлений, рассказы Барнса надлежало чем-то подкрепить. Поскольку вещественные улики спустя более 2 лет с момента совершения преступления отыскать уже не представлялось возможным, надеяться приходилось лишь на рассказы очевидцев давно минувших событий. Спецагент Кларк в конце декабря 2005 г. разыскал и допросил Анджел Оуэнс, сожительницу Кеннета Барнса, которая припомнила, что в конце августа 2003 г. последний несколько раз высказывался в том духе, что "имеются проблемы от которых не сбежать". О каких проблемах толковал Кен она не знала, но высказывания такого рода запомнила очень хорошо.


     И вот 4 января 2006 г. к агенту Кларку на допрос доставили Джессику Хупсик, да-да, ту самую проститутку, о которой упомянул Кеннет Барнс на допросе тремя неделями ранее. Примечательно, что ФБР на розыск проститутки, которая ни от кого не пряталась, потребовалось так много времени. Отношения в треугольнике "Кеннет Барнс - Брайан Уэллс - проститутки города Эри" до такой степени, что на их разборе мы остановимся чуть ниже, но пока просто заметим, что всё, связанное с Джессикой в контексте истории "бомбы-на-шее" чрезвычайно интересно и заслуживает особого внимания.
     Итак, 4 января Джессика рассказала специальному агенту Кларку историю, приключившуюся с ней 27 августа 2003 г., т.е. накануне неудачного ограбления отделения банка PNC. По словам дамочки, в тот день она встретилась со своим постоянным клиентом Брайаном Уэллсом и сидела в автомашине последнего, когда на парковке рядом остановилась машина, за рулём которой оказался Кеннет Барнс. Джессика знала обоих мужчин и, как воспитанная дама, представила их друг другу, сказав буквально: "Брайан, это Кеннет. Кеннет, это Брайан", на что Барнс коротко буркнул "Я знаю!" и быстро удалился с парковки. Сказанное чрезвычайно озадачила Джессику и отложилось в её голове, тем более, что на следующий день Брайан Уэллс погиб, можно сказать, в прямом телеэфире. Встретившись с Барнсом через несколько дней, Джессика поинтересовалась у него, откуда тот знает Уэллса? Барнс повёл себя странно - он принялся утверждать, будто он вовсе и не был знаком с Брайаном, а слова, сказаннае им на парковке, Джессика просто-напросто неверно истолковала. Такой вот рассказ ни о чём... хотя в дальнейшем он и попал в обвинительное заключение.
     В конце января 2006 г. Кларк в сопровождении ещё одного сотрудника ФБР отправился в штат Вашингтон для встречи с вышедшим на свободу Флойдом Стоктоном. В этой встрече участвовал и Маршалл Пиччинини (Marshall Piccinini), работник федерального Департамента юстиции, курировавший северо-востончые округа штата Пенсильвания. До 1994 г. Пиччинини работал в военной прокуратуре, после демобилизации устроился помощником окружного прокурора, а через пять лет перешёл в федеральную прокуратуру. Он с самого начала участвовал в расследовании ограбления банка PNC. Встреча оказалась безрезультатной - Стоктон не пожелал говорить о своём пребывании в доме Ротштейна и заявил, что не верит представителям государственной власти.
     Во время этой поездки произошёл весьма подозрительный инцидент. Стоктону стало плохо с сердцем, он упал и ударился головой об угол тумбочки, да так, что из раны пошла кровь и Флойд потерял сознание. В результате пришлось вызывать парамедиков и увозить бесчувственного Флойда в реанимацию. Двусмысленности случившемуся придавало то обстоятельство, что падение Стоктона произошло без свидетелей, в тот момент, когда он находился в комнате с одним только Кларком. Был ли этот эпизод следствием насилия, или Стоктон действительно упал по причине стенокардического криза сказать невозможно, поскольку сам Флойд благоразумно воздерживался от каких-либо неосторожных высказываний, а законники, понятное дело, заинтересованы в поддержании одной-единственной версии событий. Однако, история эта довольно любопытна и она выглядит вдвойне подозрительно, если принять во внимание, что впоследствии Стоктон резко изменит своё поведение и встанет не путь безоговорочного сотрудничества с правоохранительными органами.
     Вскоре после этой поездки, а именно 10 февраля 2006 г., спецагент Кларк решил, наконец-то, придавить новыми свидетельствами Марджори Диль-Армстронг. До этого момента она даже не подозревала, какой информационный поток бьёт за ее спиной. Кларк, приехав в женскую тюрьму в Кембридж-Спрингс, вызвал на допрос Марджори и заявил, что ему известно о том, что она попыталась утаить от него участие в подготовке ограбления банка Кеннета Барнса. А после этого вполне ожидаемо обвинил её в нарушении условий сделки (напомним, что Диль-Армстронг перевели в тюрьму в городке Кембридж-Спрингс из тюрьмы в Манси после того, как она согласилась дать показания, которых от неё добивался Кларк, так что сделка явно имела место, хотя официально Прокуратура штата не признавала этого и утверждала, будто Марджори давала показания добровольно). Разумеется, Диль-Армстронг очень нервно отреагировала на это утверждение Кларка. Она стала кричать и заявила, что вообще никогда не являлась сообщницей Ротштейна. Она напомнила, что изначально говорила лишь о заговоре Ротштейна и Стоктона, а заявление, которое Кларк вынудил её сделать 5 июля 2005 г., есть не что иное, как явная фальсификация следствия и попытка манипулировать ею. Марджори заявила, что отказывается от сделанных ранее признаний относительно того, что убийство Родена находится в причинно-следственной связи с подготовкой ограбления банка PNC, а также того, что она знала о планах Ротштейна и Стоктона ограбить банк с использованием бомбы... после чего спецагент Джеральд Кларк вполне в духе своих традиций объявил дамочке, что в таком случае он со своей стороны также отказывается от принятых обязательств и возвращает её обратно в тюрьму в Манси.

    
( на предыдущую страницу )                                                                                               ( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker