На главную.
Виновный не назван.

Бомба на шее.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2013-2014 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2013-2014 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)

стр. 5




     В 2000 г. умерла мать Марджори и дочка получила по завещанию 250 тыс.$. Отец её - Гарольд Диль (Harold Diehl) - несмотря на преклонный возраст (родился он в 1919 г.) на момент описываемых событий оставался жив и бодр. Жил он отдельно от дочери и считался вполне обеспеченным человеком - стоимость имущества, которым он владел (дом в городе Эри, два дома с земельными участками на побережьи озера Эри вне городской черты, раритеный автомобиль, большегрузный тягач, сдаваемый в аренду и пр.), а также сбережения в ценных бумагах оценивались более чем в 3 млн.$. Впрочем, о Гарольде Диле предстоит ещё отдельный разговор, так что не будем забегать вперёд.

Гарольд Диль, отец Марджори Диль-Армстронг. Несмотря на преклонный возраст - а на момент описываемых событий ему исполнилось уже 84 года - этот человек оказался в самом эпицентре истории "Бомбы-на-шее". По крайней мере, официальной её версии.


     В некоторых интернет-источниках сообщается, будто Марджори была задержана ФБР на следующий день после описываемых событий, т.е. 22 сентября 2003 г. Но это неверно, на самом деле женщину взяли под стражу 21 сентября. Обставлено это было несколько даже театрально, но на то существовали свои резоны. Правоохранители имели намерение "расколоть" Марджори на первом же допросе, а для этого дамочку требовалось вывести из равновесия. Было решено максимально использовать фактор внезапности и потому женщину следовало заманить в дом Ротштейна. Последний позвонил ей и пригласил к себе якобы для важного разговора. На всём пути следования за Марджори велось скрытое наблюдение - агенты ФБР боялись того, что дамочка почует неладное и попытается скрыться. Все машины сил охраны правопорядка были убраны подальше от дома Ротштейна, так что желаемый эффект неожиданности был достигнут. Поговорить с женщиной, однако, не удалось. После того, как на запястьях Марджори защёлкнулись наручники и ей было сообщено о задержании, с нею приключилась истерика. Женщина принялась вопить, требовать адвоката, судью и т.п. Её к судье и повезли, дабы официально оформить арест.

     В здании суда сопровождавшие Марджори Диль-Армстронг агенты ФБР включили видеокамеру, рассчитывая заснять всё, что будет произнесено женщиной до-, во время и после общения с судьёй. Предполагалось, что Марджори может сказать что-то интересное и ожидания не подвели оперативников. Во время движения по коридору первого этажа кто-то сообщил, что неподалёку находится съёмочные группы новостных программ некоторых местных телеканалов. Информация об обнаружении замороженного трупа Джеймса Родена и задержании Марджори уже просочилась в журналистские круги и самые расторопные репортёры заняли позицию у здания суда, здраво рассудив, что все основные новости так или иначе будут связаны с этим местом. Сотрудники ФБР решили предоставить Марджори возможность пообщаться с журналистами, рассчитывая услышать что-то интересное.
     К тому времени женщина несколько успокоилась и вела себя вполне адекватно. На видеозаписи видно, что Марджори идёт по коридору молча, взгляд её сосредоточен и словно бы обращён вглубь себя. Но когда дверь перед ней распахнули и она увидела телекамеры и микрофоны с названием телекомпаний, женщина мгновенно преобразилась и буквально завопила во всё горло: "Ротштейн - негодяй и обманщик! Это он убил Брайана Уэллса!" Полицейские, конвоировавшие Марджори, видимо, не ожидали столь эмоционального всплеска и тут же захлопнули дверь. Общение с журналистами, таким образом, свелось фактически в двум или трём фразам, брошенным в буквальном смысле слова на ходу.

  
Кадры видеозаписи, сделанной во время пребывания Марджори Диль-Армстронг в окружном суде. На правом снимке запечатлён именно тот момент, когда Марджори завопила журналистам: "Ротштейн - негодяй и обманщик!"

Тем не менее, слова Марджори Диль-Армстронг как показал дальнейший ход событий были услышаны следователями, хотя и не совсем так, как это можно вообразить.
     Женщину доставили к судье, которому надлежало дать санкцию на её арест (напомним, что до того момента Марджори считалась задержанной, что накладывало определённые процессуальные ограничения). Однако, произошло то, чего не ожидал никто, в т.ч. и сама Марджори - судья, выслушав краткое ходатайство помощника окружного прокурора о выдаче арестного ордера, обратился к женщине с вопросом, понимает ли она суть выдвинутых в её адрес обвинений и смысл ареста, на котором настаивает представитель прокуратуры? В ответ Марджори опять завопила о том, что Ротштейн - лгун и подлец... Судья тут же остановил её и вынес решение о направлении на психиатрическое освидетельствование в профильную больницу штата. Это означало, что Диль-Армстронг не может быть допрошена вплоть до вынесения врачами заключения о её вменяемости.
     Это было решение, неожиданное для всех. Обвиняемая в один момент стала недосягаема для следствия.
     Между тем, цепь интригующих событий 21 сентября ещё не закончилась (этот день вообще оказался очень богат на неожиданные сюжетные повороты). Вечером того же дня Уилльям Ротштейн под охраной полиции и агентов ФБР был перевезён в дом Марджори Диль-Армстронг, где на протяжении почти трёх часов под запись рассказывал о манипуляциях с телом Джеймса Родена после убийства последнего. Ротштейн показал где находился труп в момент приезда Ротштейна в дом, как осуществлялась его транспортировка до машины, где были оставлены следы крови и как эти следы удалялись совместными усилиями Марджори и Уилльяма.
     Вечером того же дня в управление городской полиции позвонил человек, назвавшийся Кеннтетом Барнсом (Kenneth Barnes) и заявивший, что он может опознать труп Джеймса Родена. В вечерних новостях местные телеканалы рассказали о событиях, связанных с Ротштейном и Диль-Армстронг, и разумеется, упомянули о том, что в распоряжении службы коронера имеется труп, предположительно Джеймса Родена, который требуется опознать. Звонивший заявил, что довольно хорошо знал Родена, поскольку на протяжении многих лет они вместе рыбачили в озере Эри.

Кен Барнс даже не предполагал в какую блуду впутал себя, признав приятельские отношения с убитым Джеймсом Роденом. Даже в самом кошмарном сне он вряд ли мог вообразить, чем закончится его игра в "хорошего парня, помогающего полиции". А жаль! Осторожность могла бы избавить его от многих неприятностей...


     Кен Барнс, родившийся в 1955 г., был на 3 года старше Родена. Долгое время он зарабатывал ремонтом телевизоров и радиотехники, но к середине 90-х гг. этот промысел потерял актуальность - китайские товары стали настолько дёшевы, что возня с их ремонтом стала нерентабельна - проще стало выбросить сломавшуюся вещь и купить новую. Барнс перебивался случайными заработками, одному знакомому чинил автомашину, другому - газонокосилку. Свободное время - а его было много - посвящал рыбалке. В Джеймсе Родене он увидел родственную душу - тот тоже ценил свободу и не позволял деньгам царствовать над собой. Роден с 1993 г. жил с Марджори Диль-Армстронг в её доме, перебивался случайными подёными работами, в основном стрительного профиля. Иногда Кен Барнс помогал Родену, в частности, он занимался ремонтом дома Диль-Армстронг. Барнс был знаком с Марджори и он явился одним из первых свидетелей, давшим показания в рамках расследвоания убийства Родена.
     Кеннет Барнс участвовал в опознании тела Джеймса Родена 22 сентября 2003 г. Вплоть до 28 сентября труп размораживался. Судебно-медицинское исследование, проведенное в тот день, в целом подтвердило рассказ Ротштейна об обстоятельствах убийства. Причиной смерти явились два огнестрельных ранения, локализованные в районе левой лопаточной кости. По кучности движения дроби, траектории раневых каналов и следам пороха под кожей, можно было уверенно заключить, что выстрелы производились с расстояния менее 1 м. когда жертва находилась в положении лёжа на груди.

Бедолага Джеймс Роден прожил свою бесполезную жизнь не так, как следовало, не в том месте и не с той женщиной. Хотя, для брюнета с нелепой рыжей бородёнкой, быть может, это как раз нормально?


     Относительно мотивов убийства Джеймса Родена в течение длительного времени ничего конкретного сказать не представлялось возможным - обвиняемая в этом убийстве Марджори Диль-Армстронг проходила психиатрическое освидетельствование. Зато подозрение в причастности Уилльяма Ротштейна к убийству Брайана Уэллса казалось весьма перспективным.
     В самом деле, Ротштейн жил неподалёку от той самой телевышки, в районе которой неизвестные преступники надели на Уэллса бомбу. Кроме того, даже простейшее сличение почерка Ротштейна с записками преступника, найденными в автомашине Уэллса, наводило на мысль о схожести написания буквы "Т" (с наклоном горизонтальной перекладины и сдвигом влево вертикальной). Ротштейн работал преподавателем труда в местном колледже и имел дома прекрасно оборудованную мастерскую. В его распоряжении были все материалы и инструменты, необходимые для сборки взрывного устрйоства в домашних условиях. Имея высшее инженерное образование, Ротштейн обладал (по крайней мере потенциально) необходимым для этого минимумом специальных познаний в области электротехники и механики. Кроме того, Ротштейн вёл шахматный кружок и вообще любил шахматы, что по мнению следствия, выдавало в нём человека, склонного к скурпулёзному планированию своих действий и их поэтапной реализации. Наконец, в доме Ротштейна были обнаружены ружейные патроны "Ремингтон", содержавшие точно такой же чёрный порох, что был использован при изготовлении бомбы, подвешенной на шею Брайана Уэллса.
     Вообще же, представители ФБР считали, что Уилльям Ротштейн весьма точно соотвествует "поисковому психологическому портрету", составленному Мэри О'Тул, "профилёром" Бюро. В результате допросов, продолжавшихся 21, 22 и 23 сентября 2003 г., агенты ФБР посчитали, что имеет место совпадение следующих черт личности Ротшейна с описанными в психологическом профиле":
        - Претенциозность: Ротштейн избегал неологизмов, слэнговых и бранных словечек, его речь носила подчеркнуто академический характер. Эту интересную черту один из репортёров "Fox news", бравший интервью у Ротштейна, впоследствии описал такой фразой: "Мы ожидали увидеть лесника, а с нами заговорил профессор". Нарочитая грамотность речи по мнению сотрудников ФБР выражала подсознательную потребность Ротштейна казаться более умным, серьёзным и значимым человеком, нежели он был на самом деле.
        - Самолюбование: Ротштейн получал удовольствие от самого процесса допроса, того, что его снимают видекамеры, возят по городу в сопровождении большой группы полицейских и агентов ФБР и пр. Без всякого волнения он обстоятельно и неспешно рассказывал о манипуляциях с трупом Родена, уничтожении улик и т.п. неприятных и весьма необычных для любого нормального человека деталях. Ему безусловно нравилось находиться в центре внимания и он наслаждался каждой минутой, когда играл принятую на себя роль "разоблачителя злобной женщины-убийцы".
        - Психопатия: по мнению агентов ФБР Уилльям Ротштейн являлся глубоко асоциальной личностью, умело скрывавшим от окружающих свои патологические черты. В его доме царил настоящий хаос, вещи были свалены кучами без всякой системы и порядка. Неспособность поддерживать порядок в собственном "жизненном пространстве" отличает подавляющее большинство психопатов. Для психопатов характерна неконтролируемая лживость, которая зачастую даже не преследует какую-то рациональную цель, человек просто врёт ради самого процесса вранья. В этом отношении показателен следующий любопытный пример: Марджори Диль-Армстронг по словам Ротштейна, во время своего последнего визита в его дом отрезала небольшой кусочек говяжей печени, купленной для своих кошек и собак, и выбросила его в мусорный пакет на кухне. Ротштейн уверял, что он вегетарианец и мяса в его доме не может быть, так сказать, по определению. При осмотре мусорного пакета криминалист ФБР обнаружил в нём небольшой кусочек мяса непонятного происхождения. После его исследования в лаборатории выяснилось, что ДНК клеток этого кусочка плоти соответствует... ДНК Уилльяма Ротштейна. Последний был подвегнут медицинскому осмотру, в ходе которого стало ясно, что у него отрезана большая родинка. Ротштейн, спрошенный об этом, подтвердил, что срезал родинку бритвой и выбросил её в мусорный пакет. Попытка обмануть следственных работников была расценена как очевидное свидетельство патологической лживости Ротштейна.
     Несмотря на беспорядок, царивший в доме Ротштейна, тот всё же не был лишён дотошности и скурпулёзности там, где считал это нужным. Например, Уилльям явно следил за своей внешностью и его никак нельзя назвать неряшливым и тем более опустившимся мужчиной. Его стрижка была аккуратной и адекватной возрасту, борода - всегда ухожена, ногти - подстрижены, одежда, пусть даже и не новая, всегда оставалась чистой. Точнее говоря, он не одевал грязную. Сдержанность и вежливость свидетельствовали об умении контролировать эмоции. По мнению Мэри О'Тул, учитель труда отлично соответствовал разработанному ею "поисковому психологическому портрету".
     О том, насколько полным было заявленное соответствие, нам придётся ещё сказать несколько слов в другом месте, а пока же, следуя логике повествования, продолжим рассказ о злоключениях Уилльяма Ротштейна в последней декаде сентября 2003 г.
     Сотрудники территориального подразделения ФБР, приободренные явной поддержкой "профилёра", повели допросы Ротштейна в более агрессивной форме. Ему открытым текстом сообщили о возникших в его адрес подозрениях и предложили взять адвоката. Ротштейн не стал ломать комедию и позвонил своей сестре Поле, попросив её подыскать ему хорошего адвоката, поскольку ему, находившемуся в условиях фактического ареста, сделать это было довольно проблематично. Вскоре Уилльяма в офисе ФБР отыскал адвокат Джин Плэсиди (Gene Placidi), совладелец юридического бюро "Melaragno & Placidi", одного из самых дорогих в Пенсильвании. Его направила на помощь брату Пола.

  
Адвокат Джин Плэсиди в 2003 г. являлся (является, впрочем, и ныне) одним из совладельцев весьма респектабельной юридической фирмы "Melaragno & Placidi". Услуги этой компании весьма дороги и в зависимости от конкретных условий тяжбы могут достигать 500 $/час и даже более. Тем не менее, узнав в рамках какого расследования чьи интересы ему предстоит защищать, Плэсиди заявил, что согласен представлять Ротштейна даже бесплатно. Ибо это - реклама!


     Адвокат сразу пошёл на обострение ситуации и перевёл всё общение с правоохранителями в конкретное русло: если против его подзащитного имеются конкретные улики, пусть они будут предъявлены и тогда станет возможным разговор по существу, т.е. признание этих улик, либо их опровержение. Разговор "вообще", да тем более на протяжении почти 50 часов с минимальными перерывами на сон и принятие пищи, совершенно недопустим.
     И тут правоохранители вытащили из рукава свой "джокер", предложив подозреваемому пройти проверку на "детекторе лжи". Этот довольно простой процессуальный фокус, выражаясь метафорически, должен был стать первым гвоздём в гроб подозреваемого, ибо отказ от такой проверки, либо неспособность доказать полиграфу свою непричастность к инкриминируемому деянию, всегда расценивается американскими судьями и присяжными заседателями как свидетельство вины. По замыслу правоохранителей, прессовавших Ротштейна уже двое суток, тот должен был попасть в положение, называемое в шахматах цуцвангом (когда любое действие игрока приводит к ухудшению его позиционного положения и ведёт к проигрышу).
     Адвокат прекрасно понял довольно очевидный расчёт Джеральда Кларка и предложил Ротштейну отказаться играть по правилам обвиняющей стороны, т.е. отклонить предложенную проверку, поскольку её результат не является уликой. Если бы Ротштейн согласился со своим адвокатом, то этот очерк никогда бы не появился, поскольку в любой детективной истории важна интрига, а при отказе Ротштейна от проверки на полиграфе интрига исчезала.
     Уилльям не отказался и, несмотря на все уговоры Джина Плэсиди, прошёл в кабинет, где его уже ожидал оператор "детектора лжи" со своим оборудованием.
     Ротштейн отрицательно ответил на все вопросы, заданные оператором полиграфа относительно возможной причастности к попытке ограбления отделения банка PNC, и оператор вынес вердикт, обескураживший присутствовавших: "Этот человек говорит правду!" Уилльям Ротштейн с триумфом покинул офис ФБР и направился домой. Там продолжали работать криминалисты Бюро, а перед домом тусовалась целая когорта представителей местных средств массовой информации. Уилльям согласился дать короткое интервью телеканалу CNN, в котором кратко и не без иронии рассказал о подозрениях в свой адрес.
     Между тем, в те осенние дни произошли ещё кое-какие интересные события, о которых нельзя не упомянуть. Как уже было сказано, во время своей выходки в здании суда Марджори Диль-Армстронг завопила перед журналистами, что Уилльям Ротштейн, дескать, негодяй и обманщик, после чего дверь перед женщиной моментально закрыли и "интервью" закончилось, буквально не начавшись. Но! Видеозапись, которую осуществляли сотрудники ФБР, на этом отнюдь не прервалась. После того, как женщины-полицейские, конвоировавшие Марджори, оттащили дамочку подальше от двери, та продолжила свой монолог (уже без журналистов). И в частности она выкрикнула довольно любопытную фразу: "Ротштейн два года скрывал в своём доме беглого преступника Стоктона!" Выше было уже написано, что судья запретил проводить в отношении Марджори Диль-Армстронг какие-либо следственные действия вплоть до окончания психиатрической экспертизы, но в отношении Ротштейна такого запрета, как мы знаем, не существовало. Так вот, во время допросов 21-23 сентября Ротштейну не было задано ни единого вопроса о личности таинственного Стоктона и судьбе этого человека. Между тем, ФБР благодаря видеозаписи из здания суда, уже знало, что некий человек продолжительное время проживал в доме подозреваемого.
     Интересно?
     Ещё как, но дальнейшие события оказались ещё интереснее. Марджори прошла назначенную судьёй психиатрическую экспертизу, которая признала наличие у неё психиатрического заболевания, не лишающего способности осознавать опасность собственных поступков и управлять ими. Другими словами, психиатры признали вменяемость Марджори (и соответственно, подсудность), после чего с женщиной стали работать сотрудники офиса прокурора. На первом же допросе в декабре 2003 г. Диль-Армстронг попыталась рассказать о Ротштейне и его таинственном дружке Стоктоне, однако дамочку остановили, заявив, что эти персоны не являются объектом рассмотрения в рамках уголовного дела по обвинению Диль-Армстронг в убийстве Родена. Вроде бы, логично и не поспоришь даже, но услыхав такое, Марджори заявила ходатайство о её допросе в рамках расследования гибели Брайана Уэллса и попытки ограбления PNC-банка. Ходатайство это осталось без рассмотрения. В январе 2004 г. Диль-Армстронг повторно заявила о своём желании дать показания о Ротштейне и Стоктоне. И - снова ничего! После этого Марджори при каждой встрече с представителями правоохранительных органов добивалась того, чтобы её выслушали, но это никому не было интересно! Это равнодушие всех правоохранителей до такой степени удивительно и даже невероятно, что в такое трудно поверить. Тем не менее, это правда. Эту поразительную историю рассказал 20 августа 2005 г. в своём интервью телеканалу "Fox news" Джон Мур, адвокат Марджори Диль-Армстронг на процессе по обвинению последней в убийстве Родена.
     В январе 2004 г. Марджори, не без подсказки адвоката, признала свою виновность в убийстве любовника, то бишь Родена. Своё признание она сопроводила указанием на диагностированное у неё психическое заболевание, которое обострилось в августе 2003 г., т.е. незадолго до совершения преступления, и просила расценить данное обстоятельство как смягчающее. После таких показаний дело об убийстве Джеймса Родена выглядело, в общем-то, предельно просто - Диль-Армстронг в конечном итоге была признана виновной в убийстве третьей степени и приговорена к тюремному заключению на срок от 7 до 20 лет (срок пребывания за решёткой мог изменяться в этих пределах в зависимости от поведения и состояния здоровья осужденной. У Диль-Армстронг было диагностировано онкологическое заболевание, а таких больных в США часто отпускают из тюрьмы за несколько месяцев до смерти.).

     На этом историю убийства Родена можно считать законченной, хотя Марджори Диль-Армстронг не только не исчезла из истории "Человека-с-Бомбой-на-шее", но напротив, в конечном итоге сыграла в ней одну из главных ролей.
     В июле 2004 г. Марджори под плотным конвоем тюремных маршалов доставили из женской тюрьмы в г. Манси (Muncy) в здание территориального управления ФБР в г. Эри. Там её допросили об обстоятельствах, связанных с Ротштейном и Стоктоном. Это выглядело крайне странно, ибо ранее, почему-то, никого в ФБР не интересовали суждения Марджори об этих лицах. Вскоре ситуация прояснилась - оказалось, что Ротштейн умер! По странной иронии судьбы это случилось за неделю до допроса Марджори Диль-Армстронг... Вот только можно ли подобное невезение считать обычным совпадением?
     Ротштейн болел лимфомой, коварной болезнью крови, про которую врачи не без чёрного юмора говорят: "её можно лечить, но невозможно вылечить". Осенью 2003 г. и весной 2004 г. он в общей сложности четыре раза ложился в больницу для проведения поддерживающей терапии, однако, состояние его неуклонно ухудшалось. Во время одного из таких циклов лечения Ротштейна посетили агенты ФБР, занятые работой по делу "Бомбы на шее". Они предложили больному сознаться в убийстве Брайана Уэллса, мол, вы и так одной ногой могиле, так не лучше ли облегчить душу? Ротштейн, лучезарно улыбаясь, лишь развёл руки: "Мне не в чем сознаваться!"
     Он умер в июле 2004 г., так и не сделав признания, которого от него все ждали.
     И только после смерти подозреваемого ФБР решило допросить по этому делу Марджори Диль-Армстронг.
     Последняя сообщила, что примерно с апреля 2002 г. и до сентября 2003 г. в доме Уилльяма Ротштейна проживал некто Флойд Стоктон. Это был преступник, бежавший из штата Вашингтон, потому что там он был объявлен в розыск за изнасилование женщины в городе Беллингхэме, сопряжённое с физическим принуждением и угрозой убийства. Ротштейн знал о проблемах с законом своего товарища, но относился к этому спокойно, мотивируя свою позицию тем, что всякие люди угодны Богу. Будучи правоверным иудеем, Уилльям состоял в общине местной синагоги, выучил иврит, интересовался иудейской религозной литературой и вообще, по-видимому, имел сильное религиозное чувство и являлся фаталистом. В его отношении к Стоктону не было ничего необычного с точки зрения тех, кто знал Ротштейна.
     Марджори утверждала, будто именно Ротштейн изготовил бомбу и повесил её на шею ничего не подозревавшего развозчика пиццы. Женщина утверждала, что не знала о планах Уилльяма, хотя и признала, что в августе 2003 г. их общение имело довольно доверительный характер - Ротштейн хранил в своём доме труп Родена и общая тайна, по понятным причнам, заставляла их поддерживать хорошие отношения.
     Насколько искренним было заявление Диль-Армстронг, сказать определённо было довольно сложно. Объект её ненависти был уже мёртв и при всём желании Марджори своими рассказами не могла навредить ему. Но при этом она сама могла быть обвинена в сговоре с целью убийства, а значит, в её интересах было не показывать особую осведомлённость в планах Ротштейна. В общем, в интересах следствия было как можно скорее отыскать Стоктона, ибо человек, проживавший в доме изготовителя бомбы, безусловно, мог бы многое рассказать о том, чему стал свидетелем, однако... Однако никто не озаботился поисками таинственного Стоктона. Это безразличие к беглому уголовнику тем более выглядит странным, что его фамилия отнюдь не в первый раз упоминалась Марджори. Напомним, что она кричала ещё в день ареста, находясь в здании суда, и вопли её слышали многие люди. Строго говоря, они даже остались на видеозаписи, которую вели агенты ФБР, сопровождавшие дамочку на встречу с судьей.
    
( на предыдущую страницу )                                                                                               ( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker