На главную.
Виновный не назван.

Бомба на шее.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2013-2014 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2013-2014 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)

стр. 2




     По действиям представителей правоохранительных органов:
        - От момента задержания Брайана Уэллса первым нарядом (полицейские Стаффорд и Вейбель) до взрыва бомбы прошло 46 минут. Это время известно точно из хронометража видеозаписей, которые вели операторы компании WSEE-TV с трёх разных точек (т.е. результат подтверждается независимо тремя видеозаписями!). Однако журналистам практически сразу было запрещено делать какие-либо комментарии по этому делу, а сами оригиналы видеозаписей были изъяты ФБР. К огромному удивлению журналистов и родственников Уэллса через несколько месяцев представители правоохранительных органов стали утверждать, будто между задержанием Уэллса и моментом взрыва прошло всего-то 15-20 минут! Когда возмущённые журналисты принялись поправлять представителей полиции, те несколкьо "уточнили" данную деталь и нехотя признали, что на самом деле интервал времени между задержанием и взрывом был "несколько больше" и составлял 20-25 мин. Эта точка зрения стала официальной, её впоследствии озвучивали и представители ФБР, и Прокуратуры. Однако указанная цифра, как достоверно известно, действительности не соответствует. Почему правоохранительные органы пошли на явную и даже наглую ложь, несмотря на то, что большое число свидетелей были готовы подтвердить их неправоту?
        - Почему долго не приезжала команда разминирования? Сапёры прибыли за 14 минут до взрыва и ничем помочь Уэллсу не смогли в т.ч. и по причине нехватки времени. Данное обстоятельство рождает вполне логичный вопрос - почему группа быстрого реагирования, в состав которой входит и группа разминирования, вместо положенных ей по нормативам 5-7 минут "реакции на вызов", добиралась до нужного места аж 32 минуты?


        - Почему специальный агент ФБР Джеральд Кларк, являвшийся старшим по званию среди всех прочих представителей правоохранительного сообщества и имевший немалый опыт расследования банковских ограблений, не вступил в переговоры с ещё живым Брайаном Уэллсом, а потратил драгоценное время на телефонные звонки неизвестным лицам?
        - Почему первая пара патрульных самоустранилась от допроса задержанного, хотя такой допрос являлся их прямой обязанностью, особенно в случае совершения преступления общественно опасным способом (т.е. с использованием или угрозой использования взрывного устройства)? Эти патрульные проявили непрофессионализм или малодушие? Если "да", то почему впоследствии они не были наказаны за своё преступное бездействие? Но если патрульные Стаффорд и Вейбель всё же провели первый допрос задержанного - а скорее всего, так оно и было - то почему этот факт замалчивается в официальных документах?
        - Почему вторая пара патрульных - Шимански и Доуди - в процессе довольно продолжительного общения с Уэллсом не выяснила многие принциипально важные вопросы, связанные с обстоятельством нападения неизвестных преступников на Брайана, а именно - их численность, описание внешнего вида, наличие особых примет, имена или клички, которые преступники использовали при обращении друг к другу, описание автомашины, на которой подъехали преступники к месту встречи, оружие, имевшееся в их распоряжении и т.п.? Почему вместо конкретного разговора по деталям преступления, полицейские пустились в малосодержательную беседу по вопросам, имевшим весьма опосредственное отношение к происходившему, как-то - о работе Уэллса, его строгом начальнике, о беспокойной сестре и т.п.?
     При анализе действий Брайана Уэллса вызывали вопросы следующие очевидные противоречия или, выражаясь мягче, неясные моменты:
        - Почему Уэллс поверил обещанию преступников оставить его в живых и сообщить порядок деактивации бомбы после выполнения всех их требований? Ведь очевидно, что преступникам не нужен был живой свидетель, видевший их лица, слышавший их голоса и потому способный опознать! Неужели Уэллс оказался до такой степени наивен, что поверил в то, будто его в конечном итоге оставят в живых?
        - Почему Уэллс вообще согласился принять участие в реализации преступного замысла, ведь согласие самостоятельно ограбить банк автоматически превращало его в соучастника преступления? Тот нюанс, что ему будто бы угрожали убийством является смягчающим, но отнюдь не оправдывающим обстоятельством. Который, кстати, ещё нуждался в юридически корректном обосновании. Соглашаясь пойти с бомбой на шее в общественное место, Брайан Уэллс совершал преступление независимо от того, действовал ли он добровольно или по принуждению. Можно ли допустить, что погибший не понимал, что делает?
        - Из рассказов лиц, видевших Брайана Уэллса в банке, а также из анализа видеозаписей камер налюдения, быстро выяснилось, что тот до- и в момент ограбления оставался очень спокоен. Он сосал конфетку-леденец и не выказывал никаких признаков нервозности. Мог ли оставаться спокойным человек, знающий о том, что ему остаётся жить менее 55 минут? Как Уэллс мог сохранять спокойствие, если не знал, чем окончится ограбление? Ведь его вполне мог застрелить вооружённый охранник банка! Уэллс вёл себя как опытный грабитель банков, но даже грабители с большим опытом признают, что испытывают крайнее волнение в момент совершения преступления. Уэллс же вел себя так, словно наперёд знал, что попытка ограбления окажется успешной и он спокойно покинет отделение банка. Если это действительно так, то откуда такая осведомлённость?
        - Почему Уэллс во время ограбления банка не попросил кассира сообщить в полицию о происходящем и сразу не сказал, что является жертвой шантажа и нуждается в помощи? Любой честный человек, действующий по принуждению, так бы и поступил. Преступники могли наблюдать за Уэллсом с некоторого расстояния, но они явно не могли быть настолько близко, чтобы слышать его разговоры. Почему Уэллс не просил помощи?
        - Если Уэллс на самом деле явился жертвой шантажа и грабил банк не по доброй воле, то почему его действия были столь натуралистичны? Он даже прихрамывал, опираясь на "трость", хотя на самом деле не хромал. Кстати, после выхода из банка, хромота его моментально прошла. Для человека, действующего по принуждению, он слишком старался. Можно ли считать такое желание "сделать все хорошо" случайным?
        - Почему Уэлсс остался невозмутим, узнав, что кассир не сможет дать ему требуемую сумму в 250 тыс.$? Ведь именно такую сумму желали получить таинственные шантажисты! Уэллс же получил в банке менее 9 тыс.$, т.е. фактически он не выполнил требование, выдвинутое ему в качестве условия спасения. Почему Уэллс не заволновался, услыхав ответ кассира об отсутствии в банке нужной суммы?
        - Совершенно нелогичным выглядит вооружение Уэллса самодельным ружьём 12-го калибра. Оно было замаскировано под трость, а стало быть, не предназначалось для запугивания. Его можно было использовать с единственной целью - проложить дорогу выстрелом. Если Уэллс жертва шантажа, то почему он взял ружьё с собою в банк? Он собирался там в кого-то стрелять? Хорошо, можно допустить, что преступники потребовали, чтобы Уэллс не расставался с ружьём и он взял его с собою вынужденно, но... какой в этом смысл? У Уэллса на шее бомба, угроза взрыва звучит намного серьёзнее угрозы выстрела! И потом, если преступники понуждали Уэлла ограбить банк помимо его воли, то откуда у преступников могла возникнуть уверенность в том, что Уэллс вообще воспользуется ружьём? Не надо упускать из вида и ещё один вариант развития событий - Уэллс, получив в свои руки заряженное оружие, мог произвести выстрел в самих бандитов или, скажем, прострелить себе ступню, тем самым самоустранившись от совершения преступления. Убили бы они его после этого или нет - дело десятое, важно то, что в таком случае вся преступная схема летела коту под хвост и не могла быть реализована с его участием;
        - Почему Уэллс сказал в одном случае, что преступников, напавших на него позади телевышки, было семеро, а в другом - только трое?
        - Почему Уэллс уже будучи в наручниках волновался из-за прогула работы? Ему грозило обвинение по очень серьёзным уголовным статьям, на шее висела бомба, а отведённые преступниками 55 минут заканчивались с катастрофической быстротой, но он... но он в это время переживал по поводу прогула. Что это - идиотизм? глупость? форма торможения психики, призванная снять сильную эмоциональную нагрузку?
        - Зачем Брайан Уэллс, не обнаружив по адресу Пич-стрит, 8631 жилого дома не сообщил об этом в пиццерию, а заехал внутрь квартала, причём, для этого ему пришлость сделать разворот и проехать мимо домов с мЕньшими номерами. Другими словами, он поехал туда, где указанный в заявке дом не мог находиться по определению! Во всех цивилизованных городах мира нумерация домов осуществляется по принципу "от центра - к окраине", т.е. дома с меньшими номерами находятся ближе к началу улицы (центру города). Уэллс, не найдя нужный ему адрес стал его искать среди домов с меньшими номерами, что противно всякой логике (ему, скорее, следовало проехать не в сторону центра, а напротив - к выезду из города). Почему Брайан Уэллс проявил такую странную настойчивость в поиске несуществующего адреса? И почему в процессе его поиска он действовал против логики, но при этом "весьма удачно" наткнулся на бандитов, которые именно его и поджидали? Это действительно случайность или это "запрограммированная случайность"?
     Наконец, вызывала ряд вопросов и мотивация таинственных преступников. В частности, представлялись совершенно непонятными следующие моменты:
        - Почему преступники остановили свой выбор на Брайане Уэллсе? Преступная комбинация, судя по самодельным бомбе и ружью, а также детально проработанным инструкциям, готовилась очень долго, возможно, не один год и преступники явно рассматривали разные кандидатуры на роль "Живой Бомбы". Где и как преступники познакомились с Уэллсом и силу каких причин остановили свой выбор на нем? Брайан не имел криминального прошлого, более 10 лет работал в одной компании, вел жизнь честного и законопослушного гражданина... Это был абсолютно мирный человек! Когда 28 августа 2003 г. к домовладелице Линде Бэйн, сдававшей один из своих домов Уэллсу, приехали полицейские и сказали, что Брайан пытался ограбить банк с дробовиком в руках, та просто рассмеялась... Женщина была абсолютно уверена, что детективы ошибаются, потому что "Брайан и оружие - несовместимы"! Такую характеристику Уэллсу дал человек, который знал погибшего на протяжении многих лет. Откуда же у преступников появилась уверенность в том, что Уэллс - именно тот парень, который им нужен?
        - Для чего преступники снабдили Уэллса ружьём? Они всерьёз верили, что он способен применить это оружие? Против кого он должен был его применить - против охранника в банке? против полицейских? рядовых граждан? Почему преступники считали, что обычный развозчик пиццы пойдёт на заведомое преступление и откроет огонь по обычным законопослушным гражданам?
        - Почему преступники потребовали добыть 250 тыс.$? Это задача была заведомо невыполнима - таких сумм наличности в этом отделении не накапливалось никогда. Преступники, затратившие на подготовку своей акции явно немало времени, обязательно должны были провести разведку объекта нападения. Они должны были отдавать себе отчёт в том, что желанные 250 тыс.$ они в этом отделении не получат ни при каких условиях. Реально Брайан Уэллс унёс из ограбленного им отделения 8716 $, что, согласитель, очень далеко до поставленной ему планки. Преступники на самом деле ошибались, требуя столь большую денежную сумму, или же получение денег вообще не являлось их целью, а лишь маскировало некий иной мотив? Если ответ на последний вопрос положителен, то что это мог быть за "иной мотив"?
        - Почему преступники не активировали бомбу сразу после задержания Уэллса полицией? В одной из своих записок они грозили ему дистанционным подрывом и такая возможность у них действительно была - в управляющую цепь бомбы был включён пейджер, который в случае телефонного звонка на его номер выдавал командный сигнал, приводивший к подрыву заряда. Когда к месту событий прибыла команда сапёров, то было включёно устройство подавления радиосигналов в широком диапазоне частот, но это случилось, напомним, лишь за 14 минут до гибели Уэллса. Преступники имели более 30 минут для того, чтобы взорвать бомбу звонком на пейджер. Но они этого не сделали. Почему они позволили задержанному более получаса бесконтрольно общаться с полицейскими?
     Криминалисты и взрывотехники приложили большие усилия для того, чтобы собрать части взорвавшегося устройства.

  
Работа криминалистов на месте гибели Брайана Уэллса растянулась более чем на 15 часов.

После их сбора, все фрагменты были переданы в химическую лабораторию Cудебного Научно-исследовательского и учебного Центра в штаб-квартире ФБР в Квантико для изучения устройства и реконструкции бомбы (тут надо пояснить, что т.н. "химическая лаборатория" на самом деле является целым комплексом криминалистических подразделений со своим вычислительным центром, модельной мастерской, специальной мастерской для проведения краш-тестов, оценочного центра и т.д. Другими словами, это не "лаборатория" в собственном значении этого слова, а научно-исследовательское подразделение, материальная база которого позволяет проводить прикладные работы в области теории горения и взрыва, взрывотехники, низких и сверхнизких температур, ядов и пр. Химическая лаборатория занимает подземные уровни одного из корпусов комплекса зданий штаб-квартиры ФБР. Кстати, эти подземные помещения первоначально проектировались как противоатомное убежище для руководства ФБР на случай ядерной войны с Советским Союзом.). Работа продолжалась около трех месяцев и результат её оказался в высшей степени неожиданным. Как признали специалисты ФБР, конструкция бомбы оказалась уникальной, очень надёжной, эффективной и реализованной за счёт простейших компонентов и технологий. Удивить взрывотехников ФБР довольно сложно, но создателю бомбы, убившей Брайана Уэллса, это удалось - специалисты признали, что это был человек технически очень одарённый и скурпулёзный в работе.

   
Части взрывного устройства, собранные киминалистами на месте гибели Брайана Уэллса.


     В качестве взрычатого вещества таинственный "бомбер" использовал обычный чёрный порох, используемый для снаряжения охотничьих патронов. Он заполнил им две герметичные ёмкости, на что потребовалось до 400 гр. пороха - более чем достаточно для гарантированного убийства человека. Если считать, что для извлечения пороха он использовал патроны 12-го калибра (а именно такой патрон с дробью длиной 2 ¾ дюйма находился в казённике самодельного дробовика), то для получения необходимого количества пороха изготовитель бомбы должен был вскрыть примерно 60-65 патронов. По своим энергетическим характеристикам чёрный порох не является особенно хорошим, во всяком случае в американских оружейных магазинах можно приобрести патроны, снаряжённые порохами с гораздо более мощной "энергетикой". Но главное достоинство чёрного пороха заключается в том, что тот легко воспламеняется искрой электрического разряда (в принципе, от искры воспламеняются все пороха, но чёрный в этом отношении наиболее чувствителен). Создатель бомбы умышленно пошёл на снижение мощности устройства с целью повышения его надёжности. Управляющая электрическая цепь имела несколько степеней предохранения и в ней был реализован принцип "взаимной замкнутости" элементов (т.е. из неё нельзя было исключить какое-либо устройство, без предварительного отключения другого, а то, в свою очередь, нельзя было устранить без выключения третьего, от которого нельзя было избавиться, пока функционировало первое.). Цепь была смонтирована таким образом, что подавала напряжение на контакты, вызывавшие воспламенение заряда, как при срабатывании управляющего устройства, так и при исчезновении напряжения в результате механического прерывания сети (т.е. разрезания провода) или извлечения запитывающей батареи. Другими словами, при полном замыкании цепи и снятии всех предохранителей цепь начинала работать и "на разрыв" тоже. Фактически управляющая подрывом электрическая цепь не предуматривала отключения после постановки на "боевой взвод". Единственный способ, который бы позволил избежать взрыва в такой ситуации, заключался в удалении из бомбы обеих капсул с порохом, т.е. механческом отделении взрывающейся части бомбы от управляющей цепи. Однако в силу конструктивных особеннностей исполнения бомбы обезвредить её на практике было бы исключительно непросто. Не будет ошибкой сказать, что сапёры перед "Мс'Donalds'ом" не имели ни единого шанса разобраться во всех перечисленных выше деталях и обезвредить взрывное устройство за те 14 минут, что были в их распоряжении.
     Конструктивно бомба была выполнена из трёх основных элементов: а) стального ошейника, с пропущенным внутри проводом, включенным в управляющую цепь; б) сварной рамы из стального "уголка"; в) "вкладыша" с основными элементами бомбы, г) 4-х замков различных типов для запирания отдельных элементов бомбы при сборке (самый сложный кодовый замок создатель бомбы использовал в узле крепления "вкладыша", конструктивно он находился под самым подбородком человека, на которого должна была быть надета бомба). Собственно взрывным устройством являлся именно "вкладыш", ошейник же и сварная рама являлись элементами, обеспечивающими надёжное закрепление "вкладыша" на человеческом теле. После того, как "вкладыш" вставляли в сварную раму и надёжно фиксировали в ней винтами, провод, пропущенный в ошейнике, включали в управляющую цепь. После этого получалась единая конструкция, которую невозможно было разъединить без взрыва. Попытка распилить ошейник неизбежно приводила к повреждению провода, проложенного в нём, и как следствие - к подрыву устройства. При попытке отделить "вкладыш" от сварного уголка происходил отрыв провода, пропущенного в ошейнике, что опять-таки, влекло за собою взрыв. Другими словами, механическое разделение однажды собранного и поставленного на "боевой взвод" устройства было невозможно без его подрыва.

  
Слева: ошейник, оставшийся на шее Брайана Уэллса после подрыва взрывного устройства. В центре: реконструированный криминалистами-взрывотехниками ФБР ошейник с прикреплённой к нему рамой из стального уголка. Указанная рама являлась своего рода "держателем" для главного элемента взрывного устройства - "вкладыша" со всеми функциональными компонентами. Справа: реконструированный "вкладыш" с основными составными частями (за исключением батареек и электрической цепи). "Вкладыш" вставлялся внутрь рамы из стального уголка, фиксировался там винтами и кодовым замком, препятствовашим быстрому разъединению взрывного устройства на составные части.


     "Вкладыш", безусловно, являлся главной изюминкой всей конструкции. На единой платформе (обычном куске фанеры) были собраны основные детали взрывного устройства: две ёмкости с порохом, два независимых часовых механизма, пейджер, источник электрического напряжения, запасной источник напряжения на случай попытки отключения основного, а также электрическая цепь. Последняя имела двукратное дублирование и сработала бы даже в том случае, если бы вышел из строя один из таймеров или в силу какой-то причины не произошло воспламенение одной из емкостей с порохом. В качестве часовых механизмов были применены самые обычные кухонные таймеры, хорошо знакомые любой домохозяйке. Они были включены в цепь таким образом, что попытки осуществить повторный запуск одного или обеих таймеров, а также их принудительную остановку, приводили к подрыву пороховых зарядов ( С этими таймерами связан важный момент, о котором необходимо упомянуть сейчас. Экспертиза доказала, что оба таймера типа "Sunbeam" были изготовлены в Китае и поставлялись в США только компанией "Bradshaw international", имевшей штаб-кватиру в Калифорнии. В розницу же эти таймеры продавались только в сети гипермаркетов "Wal-Mart", более нигде. Этот нюанс на первом этапе расследования не имел особого знчения, но о нём не сообщалось средствам массовой информации и таким образом он оказался скрыт от посторонних. Другими словами, тип таймеров, их количество и место продажи знали только лица, причастные к расследованию и... создатель взрывного устройства).
     Заслуживает упоминания и ещё одна уловка создателя бомбы - тот использовал большое количество разноцветных проводов, которые не несли никакой функциональной нагрузки. Другими словами, их задача сводилась к тому, чтобы максимально усложнить понимание конструкции взрывного устройства сапёром, которому пришлось бы с ней работать, и тем самым затруднить работу по её обезвреживанию.

     Бомба, повешенная на шею Брайану Уэллсу оказалась до такой степени самобытна и не повторяла известные схемы самодельных взрывных устройств, что её модель по праву заняла место в секретной экспозиции, своего рода музее, Cудебного Научно-исследовательского и учебного Центра ФБР в Квантико.
     По мере того, как криминалисты постепенно восстанавливали конструкцию взорванного 28 августа устройства и сообщали реквизиты тех или иных его компонентов, в Эри разворачивалась лихорадочная работа по выявлению их источников. Главная проблема заключалась в том, что бомба не имела уникальных частей, все её комплектующие можно было свободно купить не привлекая к себе особого внимания. Конечно, наибольшее внимание привлёк к себе порох - если предположение, что создатель бомбы извлекал его из ружейных патронов, было верным, то для накопления нужного количества он должен был приобретать их в больших количествах. Но сразу можно сказать, что отследить создателя бомбы через покупки больших партий патронов не удалось. Следствие в конечном итоге пришло к выводу, что преступник покупал патроны в разных местах малыми количествами и с большими интервалами времени.
     Впрочем, взрывотехническая экспертиза растянулась на весьма длительный срок и её результаты стали известны далеко не сразу. В первые же часы и дни после случившегося следствие сосредоточилось на решении традиционных задач любого расследования - поиске и допросе свидетелей, родственников погибшего, изучении свидетельств, способных пролить свет на события последних дней его жизни. Одним из первых был допрошен Тони Дитомо (Tony Ditomo), хозяин пиццерии "Мама мия", из которой Брайан Уэллс отправился в свою последнюю поездку.
     Дитомо впоследствии довольно подробно описал события 28 августа 2003 г. По его словам, отсутствие Уэллса его не беспокоило вплоть до 16 часов, т.е. до того момента, когда ему позвонил мужчина, представившийся полицейским и осведомившийся о том, действительно ли в его пиццерии работал Брайан Уэллс? Дитомо ответил утвердительно, после чего в свою очередь спросил, чем вызван такого рода интерес к развозчику пиццы? Полицейский ответил, что Уэллс совершил ограбление банка... Тони в ответ расхохотался и сказал, что это глупость, Брайан никогда бы не стал заниматься этим. Дитомо решил, что стал объектом чьей-то глупой шутки и просто-напросто повесил телефонную трубку.
     Ситуация с телефонным звонком в 16 часов выглядит крайне странно и с течением времени не только не прояснилась, но напротив, окончательно запуталась. К моменту телефонного разговора, о котором говорил Дитомо, Брайан Уэллс был мёртв уже около 40 минут. Совершенно непонятно чем была вызвана такая пауза, ведь Уэллс несколько раз повторял полицейским адрес места своей работы и номер телефона. Он прямо просил патрульных позвонить в пиццерию, чтобы удостовериться в правдивости его слов. Патрульный Шимански утверждал, что позвонил по сообщенному Уэллсом телефонному номеру ещё до подрыва бомбы, т.е. до 15:18, однако никто из работников заведения не подтвердил того, что подобный звонок действительно имел место.
     Итак, Дитомо около 16 часов поговорил с неназвавшимся полицейским и, расценив телефонный звонок как шутку, спокойно вернулся к работе. Лишь через час - в 17 часов - в программе местных телевизионных новостей он увидел репортаж, в котором Брайан Уэллс в белой футболке сидел на асфальте со скованными за спиной руками. В репортаже были воспроизведены последние слова Брайана: "Вы позвонили моему боссу?" Дитомо был сражён увиденным наповал. Впрочем, не он один. Пока персонал пиццерии наперебой обсуждал произошедшее, к зданию подъехали полицейские машины и детективы начали допрос всех, общавшихся с Уэллсом в первой половине дня.
     Дитомо заявил на допросе, что был знаком с Уэллсом более десяти лет и очень хорошо относился к Брайану. Погибший, по словам его начальника, не употреблял наркотики, был тихим и вполне рассудочным человеком. Дитомо утверждал, что не в силах представить ситуацию, которая побудила бы Уэллса сознательно пойти на ограбление банка. Дело заключалось в том, что Джон, младший брат Брайана, был хорошо материально обеспечен и всегда смог бы прийти на выручку погибшему, если бы тому понадобились деньги. Отношения между братьями были очень тёплыми и добрыми, Дитомо знал это точно. Кроме того, Тони сам не раз заявлял Брайану, что готов помочь тому материально, если возникнет в такая нужда. Брайан никогда не отказывался от сверхурочной работы и выручал Дитомо во всех непростых производственных ситуациях, ну а босс, соответственно, платил ему тем же. Пиццерия, даже небольшая, представляла собой довольно хлопотное хозяйство и Дитомо очень ценил готовность Брайана Уэллса поступаться в случае необходимости личным временем в интересах бизнеса.

( на предыдущую страницу )                                                                                               ( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker