На главную.
УБИЙСТВА. Виновный не назван.

Дело Сэма Шэппарда.
(интернет-версия*)

©А.И.Ракитин,2007
©"Загадочные преступления прошлого",2007

Страницы:     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)

стр. 8


     Летом 1969 г. Сэм переехал в Колумбус, штат Огайо, крупный город, расположенный примерно в 250 км. к югу от Кливленда. Там он вступил в местную команду по рестлингу, получив прозвище "Убийца Шэппард". Несмотря на систематическое пьянство и немолодой уже возраст, Сэм много тренировался и был достаточно крепок физически для того, чтобы выступать перед публикой. Кроме того, надо сделать поправку на то, что рестлинг - это не прямое силовое противоборство, а куда в большей степени шоу, так что Шэппард в роли борца смотрелся неплохо. Он изобрёл новый захват, который получил название "захвата Шэппарда".


рис. 45: Сентябрь 1969 г.: Сэм Шэппард демонстрирует плакат предстоящих соревнований по рестлингу.


     В октябре 1969 г. он прокатился на мотоцикле в Мексику; в этой поездке его сопровождала 20-летняя Коллин Стрикланд, дочь его товарища по команде Джорджа Стрикланда. Там они 21 октября зарегистрировали брак; впоследствии Коллин утверждала, что это бракосочетание было фиктивно и преследовало цель оживить интерес к фигуре Шэппарда.

     6 апреля 1970 г. Сэм Шэппард скоропостижно скончался от цирроза печени. Неожиданная кончина 46-летнего мужчины, выглядевшего достаточно крепким и здоровым, вызвала разговоры о его возможном отравлении, однако патологоанатомическое исследование с очевидностью продемонстрировало естественный характер смерти.
     Сэм Шэппард-младший, добавивший к своей фамилии девичью фамилию матери и превратившийся в Риз-Шэппарда, одно время учился в Бостонском университете, затем, не окончив курса, уехал в Европу, где активно участвовал в пацифистском движении. По возвращении в США стал работать зубным техником, с начала 80-х годов подключился к аболиционистам, выступавшим за отмену смертной казни. С рассказами об отце и убийстве матери выступал на различным общественных мероприятиях, давал интервью радио- и тележурналистам.
     В 1975 г. был снят документальный телевизионный фильм, показавший перипетии расследования, который так и назывался "Дело Сэма Шэппарда" ("The Sam Sheppard Murder Case").

  
рис. 46, 47: Сэм Риз-Шэппард (конец 20-го века).


     Ричард Эберлинг, некогда мелкий воришка и мойщик стёкол, неожиданно пошёл в гору, в России в таких случаях говорят "попёрло человеку". Его друг Оби Хендерсон сумел стать доверенным лицом кандидата в мэры Кливленда Ральфа Перка на выборах. После того, как Перк выиграл выборы, Хендерсон представил Эберлинга мэру и его супруге. Последняя обнаружила у Ричарда несомненный художественный вкус (к немалому удивлению самого Ричарда, не подозревавшему о наличии у себя оного). В общем, Эберлинг неожиданно сделался консультантом жены мэра по вопросам дизайна и оформления: сначала он помог обустроить резиденцию Перка, затем домА его родственников, после чего к нему стали обращаться за советом представители кливлендского истеблишмента. За пару лет Эберлинг разбогател, можно сказать, что его разнесло, как на дрожжах; он учредил строительную компанию, через которую прокручивал разного рода сомнительные и прямо незаконные операции. Так, например, в 1973 г. Эберлинг получил контракт на переоборудование здания муниципалитета Кливленда, в результате выполнения которого из здания исчезла масса ценных старинных вещей. Пройдёт пятнадцать лет и антикварную картину, висевшую в кабинете мэра, найдут в особняке Ричарда Эберлинга...
     Впрочем, всё это будет в будущем, а в начале 60-х годов модный оформитель по протекции жены мэра делал невероятную карьеру. Он стал близким другом Этель Мэй Дуркин, самой богатой вдовы Кливленда. 20 мая 1962 г. её младшая сестра - Драка Мирта Дуркин - была найдена мертвой возле кровати в спальне собственного дома. Её платье почему-то оказалось на пляже, на который выходил фасад здания. Лицо Драки оказалось обезображено многочисленными ранами, но это в тот момент никого не насторожило: в самом деле, закружилась у пожилой женщины голова, ну и упала она подле кровати! Из дома Драки ничего не пропало, следов взлома жилище не имело, так что формальных оснований подозревать в произошедшем чей-то преступный умысел, вроде бы, не имелось. Драку Мирту похоронили без патологоанатомического исследования и более четверти века её смерть считалась естественной.
     У Этель Мэй Дуркин имелась и старшая сестрёнка, проживавшая вместе с нею в одном доме в фешенебельном районе Лэйквуд. Звали сестру Сара Белл Фароу Дуркина и она - удивляться тут нечему!- тоже умерла при странных обстоятельствах. Произошло это в марте 1970 г. Сара упала с лестницы по пути в подвал дома, разбив при падении голову и сломав обе руки и ноги (невозможно удержаться от чёрного юмора и напомнить читателям старинный анекдот про "трижды импотента", упавшего с лестницы!). Общее количество переломов, полученных старушкой, никто никогда так и не сосчитал, поскольку сестрёнку похоронили без анатомирования.
     Теперь сёстры Этель Мэй Дуркин не могли стоять на пути Ричарда Эберлинга к самому крупному в городе Кливленде наследству.
     Впрочем, праздник жизни нувориша не мог продлиться вечно. Новый мэр Кливленда отказался работать с Ричардом Эберлингом и даже возбудил судебное преследование его компании. Ричард быстренько избавился от бизнеса, ставшего обузой, и уехал из Огайо. Он отстроил шикарный особняк тихом местечке Лукаут Моунтайн (Lookout Mountain) в штате Теннеси, в 27 комнатах которого разместил свою богатую коллекцию антикварных вещей. Ему уже перевалило за 50, он был свеж, бодр, вёл жизнь богатого плейбоя, любил общество дорогих проституток, но при этом продолжал оставаться "сердечным другом" Этель Дуркин. 15 ноября 1983 г. "самая богатая вдова Кливленда" была найдена на чердаке собственного дома с разбитым в кровь лицом. Какая нелёгкая понесла её на чердак сказать никто не мог - патронажная сестра Кэти Коллинз, следившая за Этель, в тот момент вышла из дома. 90-летнюю вдовицу доставили в лучшую больницу Кливленда, где та пролежала в коме 6 недель и 3 января 1984 г. скончалась. Анатомировать старушку не стали, быстренько похоронив с подобающими почестями. Затем настало самое приятное - делёж наследства; поскольку старшая и младшая сестрёнки миллионерши благополучно покинули сей "лучший из миров" много лет назад, а других близких родственников Этель не имела, никто не оспорил завещания, согласно которому Ричард Эберлинг получил 70 % вдовьих денег. В одних только ценных бумагах это составило более 1 млн. $, а ведь помимо них была ещё и недвижимость в разных штатах, и гараж с лимузинами, и яхты. В общем, в сухом остатке получалось достаточно, чтобы Ричард Эберлинг мог достойно встретить старость...
     Прошло ещё несколько лет и жители Кливленда, вроде бы, накрепко позабыли и о сестрёнках Дуркин, и о Ричарде Эберлинге... Но в 1987 г. некая Патрисия Богар, в прошлом - любовница Эберлинга, а ныне обиженная на весь белый свет истеричка, сделала заявление местной полиции, в котором утверждала, будто помогла Ричарду Эберлингу и Оби Хендерсону подделать завещание Этель Дуркин. Кроме того, она заявила, что бывший любовник за свою долгую жизнь совершил массу всевозможных преступлений, связанных прежде всего со страховыми мошенничествами. В частности, он организовал фиктивную кражу предварительно застрахованных ценных вещей из дома самой Патрисии Богар, после чего она благополучно получила значительное страховое возмещение.
     Поначалу утверждения дамочки не вызвали заметного интереса детективов - брошенные любовницы часто обращаются в налоговые органы или полицию с разного рода клеветническими заявлениями о преступлениях своих прежних избранников - но выборочная проверка некоторых деталей показала, что в словах Богар есть правда. Свидетели, заверявшие завещание Этель Дуркин - богатые жители Кливленда Дэйл и Беверли Шидлер - поначалу отрицали правдивость утверждений Богар, но провалили проверку на детекторе лжи. Более того, запаниковав, они сообщили полицейским то, чего не знала или не захотела сказать Патрисия: Шидлеры считали, что смерть Этель Дуркин была... инсценирована. Фактически, уместно было говорить, что имело место её убийство.
     Дальше - больше. Последовали обыск дома Эберлинга и эксгумация трупа Дуркин.
     При вскрытии гроба оказалось, что роскошное меховое манто и бриллиантовый гарнитур, которые были на теле во время процедуры прощания... исчезли. Другими словами, кто-то обобрал тело перед закрытием гроба. дальше последовали ещё более интересные открытия.
     Анатомическое исследование показало наличие на голове погибшей тяжёлых травм, которые никак не могли появиться в результате однократного падения. Череп трупа был повреждён по меньшей мере в четырёх местах - это могло случиться лишь в результате неоднократных ударов по голове. Кроме того, у погибшей оказалась сломана шея. Детективы тут же припомнили и схожую смерть Сары Дуркин в марте 1970 г., и аналогичную гибель Драки Дуркин в мае 1962 г., и фатальную автокатастрофу Барбары Энн Кинзел в июле 1956 г., и наконец, странное "отравление по ошибке" Джорджа Эберлинга десятью годами ранее. Тогда, кстати, молодой Ленардик (будущий Ричард Эберлинг) тоже получил по завещанию 70 % не принадлежавшего ему имущества...
     Хотя Ричард Эберлинг ото всего отпирался и виновным себя не признал, в июле 1989 г. его осудили на пожизненное тюремное заключение. Кстати, как и его дружка Оби Хендерсона.


рис. 48: Ричард Эберлинг в тюрьме.


     А через три месяца - в октябре 1989 г. - Ричард Эберлинг из своей камеры написал письмо Сэму Ризу-Шэппарду. Оно начиналось словами: "Да, Сэм, я знаю целую историю...".
     История, которую собирался рассказать (а потом со всевозможными оговорками и рассказал) Эберлинг, действительно была необычна. И главное её достоинство заключалось в том, что изложенная им версия убийства Мэрилин Шэппард, удачно и притом с неожиданной стороны, объясняла нестыковки версии Френсиса Ли Бейли. Ведь адвокат, бросив тень подозрения на супругов Хоук, не стал раскрывать мотив, по которому Сэм Шэппард-старший покрыл убийц. Подобные объяснения были не очень-то важны для Ли Бейли, его интересовал вопрос убийства с технической, так сказать, стороны. Между тем, неспособность объяснить мотивацию молчания Шэппарда-старшего являлась слабым звеном версии адвоката.
     Рассказ Эберлинга всё расставил по своим местам. По крайней мере так казалось на первый взгляд. Согласно его версии событий, изложенной в результате возникшей с Сэмом Ризом-Шэппардом переписки, события 2-3 июля 1954 г. развивались в доме Шэппард следующим образом: Спенсер Хоук действительно привозил мясо Мэрилин из своего мясного магазина и действительно задерживался с нею в отсутствие мужа. Эстер Хоук, увидев автомашину супруга перед домом Шэппардов, действительно ворвалась к ним со скандалом. И Спенсер Хоук на самом деле посреди ночи с 3 на 4 июля 1954 г., прокравшись вдоль пляжа, вошёл в дом Шэппард с чёрного хода... Всё это уже озвучивалось на судебном процессе 1966 г. и являлось фрагментом версии Ли Бейли, но самого главного адвокат не знал! Спенсер прокрался в дом Шэппардов вовсе не для того, чтобы совокупиться с Мэрилин, пока её муж спал, напившись допьяна. Его любовником был... Сэм Шэппард-старший!
     По версии Эберлинга Спен и Сэм длительное время состояли в гомосексуальной связи. Последний вечером 3 июля лишь имитировал опьянение, дабы остаться спать на первом этаже и иметь возможность принять своего любовника. Эстер Хоук, ошибочно полагая, будто Спенсер идёт к Мэрилин, примерно через четверть часа вошла в дом Шэппардов и быстро поднялась на второй этаж - в спальню, не подозревая, что муж её находится внизу с Сэмом. Пребывая в чрезвычайно разгневанном состоянии духа, она набросилась на спавшую Мэрилин и принялась избивать её лампой-ночником. Мэрилин не кричала, всё происходило в полной тишине. Спенсер и Сэм, видевшие как Эстер Хоук поднялась наверх, некоторое время выжидали, не зная, как поступить, но затем встревожились, удивлённые тем, что Эстер долгое время не спускается вниз. Любовники поднялись наверх и там стали свидетелями ужасной сцены избиения. Сэм Шэппард пригрозил Эстер Хоук расправой, но этому не суждено было случиться - его самого оглушил ударом по затылку Спенсер.
     Пока Сэм находился без сознания, Спенсер успокоил свою супругу и выпроводил её из дома, после чего вернулся в спальню. После того, как Шэппард-старший пришёл в сознание, любовники обсудили, как им лучше действовать. Раскрытие подлинных обстоятельств убийства Мэрилин Шэппард грозило обоим полным жизненным крахом - в середине 50-х годов нравы в США были куда менее толерантными к педерастам. В результате родилась версия о ночном вторжении "высокого брюнета с торчащими волосами".
     Сэм Риз-Шэппард был поражён рассказом Эберлинга, ведь он фактически ставил с ног на голову те стереотипы и представления, с которыми Сэм прожил всю прежнюю жизнь. Он обратился с опытному криминальному репортёру Синтии Купер с просьбой помочь ему разобраться в этой истории. В 1995 г. они совместно издали книгу, посвящённую дорасследованию "дела Сэма Шэппарда". Книга эта будет иметь "говорящее название": "Осмеянное правосудие" ("Mockery of justice").
     Другим направлением действий Сэма Риза-Шэппарда, помимо написания книги, явилась установка "телефона доверия" в Бэй-виллидж. Обратившись к местным жителям старшего поколения, Сэм попросил их припомнить события 1954 г., либо других лет, способные пролить свет на обстоятельства убийства его матери. Сэм заверил, что полученная информация будет использована с условием полной анонимности источника и потому позвонившие м.б. уверены в том, что на них не будут делаться ссылки в суде или средствах массовой информации.
     Синтия Купер 12 раз встречалась с Ричардом Эберлингом в тюрьме (было решено, что именно она возьмёт на себя общение с заключённым; психологически такой расчёт вполне оправдан, поскольку мужчине проще и интереснее поддерживать контакт с привлекательной женщиной). Разумеется, её очень интересовал вопрос, откуда Эберлинг (по большому счёту - совершенно посторонний Шэппардам человек!) смог узнать весьма интимные подробности отношений Спенсера и Сэма-старшего? Ответ заключённого прозвучал несколько странно - он утверждал, будто осенью 1969 г. столкнулся с Сэмом Шэппардом-старшим в придорожном кафе и они вместе позавтракали. В ходе почти 40-минутного разговора, дескать, Сэм и сделал такое вот интересное признание...
     Сэм Шэппард-старший и Ричард Эберлинг были знакомы - это неоспоримый факт. Во время процесса 1966 г., на котором последний выступал свидетелем защиты, они даже сидели на соседних стульях. Но допустить, чтобы спустя 3 года, случайно столкнувшись с Эберлингом в кафе, Шэппард-старший до такой степени распустил язык... сие показалось Сэму Ризу-Шэппарду невероятным. Годы тюремной отсидки и многочисленные суды приучили Сэма-старшего к чрезвычайной осторожности в словах. Конечно, в конце жизни спившийся Шэппард-старший во многом изменился в худшую сторону, но изменения эти были связаны с переменой характера, а отнюдь не с глупостью. Получалось, что главную тайну своей жизни Шэппард-старший доверил не адвокату, спасшему его из тюрьмы, не сыну и не братьям, а совершенно постороннему человеку и сделал это в ходе случайно возникшего разговора. Возможно ли поверить в это?
     Разумеется, Сэм Риз-Шэппард обратился за разъяснениями к Френсису Ли Бейли, благо отношения между мужчинами были не просто тёплыми, а почти родственными. Адвокат полностью разделил точку зрения Сэма и даже укрепил его уверенность в своей правоте, заявив, что во время суда 1966 г. Шэппард-старший совершенно не обращал внимания на Эберлинга. Тот лез ему на глаза, задавал малозначительные вопросы, а Шэппард отделывался формальными ответами, из которых было ясно, что Эберлинг ему неинтересен. Ли Бейли высказался в том смысле, что он не может поверить в то, чтобы через три года Шэппард-старший стал откровенничать с таким человеком; случайно встретившись с ним в кафе, он, скорее всего, просто не узнал бы Ричарда.
     Немало информации к размышлению дали звонки по "телефону доверия" в Бэй-виллидж. Сэму Ризу-Шэппарду позвонили сотни людей, некоторые звонки оказались очень любопытны.
     Прежде всего - и это было важно!- никто из звонивших не подтверждал версию о скрытой гомосексуальности Шэппарда-старшего. Это был красивый и обеспеченный мужчина, нравившийся женщинам, пользовавшийся у них успехом и позволявший себе гульнуть на стороне. Общественная мораль смотрела на это снисходительно - в конце-концов, судить о чужой семейной жизни дело неблагодарное, да и кто из нас не без греха? Но вот изменить жене с другим мужчиной - это выходило за пределы понимания людей того времени, это рассматривалось как преступление против человеческой природы и не могло вызвать снисхождения современников. О Спенсере Хоуке поговаривали, что он вроде бы попадался в двусмысленных ситуациях с юношами, да и сама Эстер Хоук прямо говорила о нём, как о педерасте. Но о Сэме Шэппарде-старшем никогда подобных разговоров среди жителей Бэй-виллидж не велось.
     Далее. После развода Спенсера и Эстер Хоук те продали свой дом. Новый хозяин в начале 1982 г. затеял большую перестройку; во время земельных работ рядом с фундаментом оказались найдены... каминные щипцы, некогда золочёные, а теперь сильно повреждённые ржавчиной. Когда-то это была нарядная и симпатичная вещица и потому трудно было понять кто, когда и почему закопал её возле дома?. Хозяин участка знал, что около четверти века назад в соседнем доме произошло зверское убийство, причём орудие преступления найдено не было. Хотя в 1982 г. никто каминными щипцами не заинтересовался, владелец дома сохранил находку и согласился передать её Сэма Ризу-Шэппарду для проведения криминалистического исследования. Забегая вперёд можно сказать, что последний получил эту находку в своё распоряжение и провёл её исследование. Оказалось, что щипцы по всей видимости не имели никакого отношения к убийству Мэрилин Шэппард; если бы они пролежали в земле около трёх десятков лет (т.е. с 1954 г. по 1982 г.), то следы коррозии оказались бы куда сильнее. Вещь эта попала в землю много позже - в конце 60-х гг. - и никакого отношения к Хоукам, продавшим дом в 1961 ., не имела.
     Наконец, в 1990 г. по "телефону доверия" позвонил человек, назвавшийся Верном Лундом и заявивший, что это именно он мыл окна в доме Шэппардов 2 июля 1954 г. Ричард Эберлинг, по словам Лунда, никогда там не бывал.
     Это сообщение с полным основанием м.б. считать сенсационным. И поначалу Сэм Риз-Шэппард не очень-то поверил услышанному, ведь он прекрасно знал о том, что полицейские в 1959 г. имели подозрения в адрес Эберлинга, но отказались от выдвижения в его адрес каких-либо обвинений. И дело тут было не только в проверке на полиграфе, которую последний успешно прошёл, а ещё и в том, что проверка документации клининговой компании, направившей работника для мытья окон в доме Шэппардов, подтвердила правоту слов Эберлинга!
     Тем не менее, Сэм Риз-Шэппард постарался проверить сообщение Верна Лунда. Каково же было его изумление, когда получив в своё распоряжение регистрационную тетрадь с записью о выполнении заказов, хранившуюся в полицейском архиве, Сэм обнаружил в ней запись о мытье окон в доме по адресу Бэй-виллидж, Лейк-роад, № 28924, но... без указания фамилии исполнителя! Другими словами компания послала кого-то выполнить заказ, но вот кого именно спустя почти сорок лет установить уже не представлялось возможным. Получалось, что два человека - Эберлинг и Лунд - утверждали, что это именно он побывал в тот день в доме Шэппардов.
     Данное открытие, ничего толком не проясняя, лишь запутывало ситуацию. Если Эберлинг выдумывал свои сообщения (делая это и в 1959 г., и в 1966 г. , и в 1989 г.), то чем он руководствовался? Маскировал свою причастность к убийству? Мистифицировал Шэппарда-младшего просто в силу выработавшейся жизненной привычки? Пытался манипулировать Ризом-Шэппардом? Преследовал некую корыстную цель? Или им двигало нечто иное?
     Тут необходимо пояснить, что вплоть до выхода книги в 1995 г., Купер и Риз-Шэппард держали в глубокой тайне сообщение Верна Лунда, а потому Эберлинг все эти годы пребывал в твёрдой уверенности, что никаких сомнений в его искренности не возникает. Он продолжал посылать Сэму Ризу-Шэппарду всё новые интригующие письма. В одном из своих посланий он признался (или выдумал?), что имел встречу с Сэмом Шэппардом-старшим в июле 1954 г. после того, как последнего выпустили из больницы, но ещё не арестовали. Эберлинг, согласно его рассказу, мыл тогда окна в доме Стива Шэппарда. При появлении Сэма, Ричард выразил ему соболезнования по поводу гибели жены, на что Шэппард-старший только засмеялся и небрежно ответил: "Я не особенно переживаю из-за происшедшего".
     Разумеется, Синтия Купер попыталась проверить утверждение Ричарда Эберлинга о том, что тот мыл окна в доме Шэппардов 2 июля 1954 г. Она попросила заключённого нарисовать план дома; тот поначалу отнекивался, ссылался на плохую память и т.п., но потом сделал то, о чём его просили. Весной 1992 г. Купер получила письмо Ричарда Эберлинга, в которое был вложен план дома Шэппардов, выполненный им собственноручно. На рисунке можно было видеть... подвальный люк, тот самый, который полицейские при осмотре дома в июле 1954 г. не заметили! Получалось, что Эберлинг знал о его существовании!


рис. 49: План дома Шэппардов, выполненный Ричардом Эберлингом в 1992 г. Автор прекрасно знал взаимное расположение дверей, окон и мебели в комнатах первого этажа. Он указал на возможность прохода к лестнице, ведущей на второй этаж, как из гостиной, так и через кухню. Эберлинг не забыл нарисовать и дверь в подвал, которую в своё время не заметили полицейские. Нельзя не признать, что автор рисунка продемонстрировал своей работой наличие у него прекрасной зрительной памяти...


     Чрезвычайно заинтригованная этим открытием, Синтия во время одного из посещений тюрьмы осведомилась у Эберлинга, откуда тому известно о подвале под домом Шэппардов? Тот, не почувствовав подвоха, спокойно объяснил, что по разрешению Мэрилин Шэппард проходил через подвал в дом во время её отсутствия; мол, хозяйка специально для него оставляла подвальный люк открытым. Данная деталь делалась очень подозрительной в контексте утверждения Верна Лунда, согласно которому Эберлинг никак не мог мыть окна в доме Шэппардов 2 июля 1954 г. А стало быть, он ничего не мог знать и о подвале под домом.
     Существовала и ещё одна весьма подозрительная деталь: Эберлинг, рассказывая о событиях 2 июля, утверждал, будто хозяйка дома налила ему чаю и угостила ореховым печеньем собственного приготовления. Ричард и маленький Сэм Шэппард сидели за одним столом и ели печенье. Рассказ, конечно, выглядел трогательно и даже сентиментально, если бы не одна деталь - сам-то Риз-Шэппард ничего подобного не помнил! А ведь ему тогда уже было 7 лет и события, предшествовавшие кровавой драме очень ярко запечатлелись в его памяти!
     Информация о том, что Синтия Купер и Шэппард-младший ведут какую-то работу с заключённым в тюрьме Эберлингом, стала расходиться всё шире. Писатель-криминолог Джеймс Нефф, узнав о том, что Синтия регулярно посещает последнего, также добился разрешения на встречу с Эберлингом. Между ними установились довольно своеобразные отношения, отчасти доверительные, отчасти с элементами симпатии, в тех пределах, конечно, в каких можно говорить о симпатии нормального человека к социопату, мошеннику и убийце (нельзя не отметить, что Эберлинг, видимо, умел располагать людей к себе и в целом представлял собою довольно необычный образчик человеческой породы). Нефф стал регулярно видеться с заключённым, в результате чего родилась весьма любопытная книга - "Неправильный человек" (James Neff: "The wrong man"). Издана она была в 2001 г., уже после появления книги Риза-Шэппарда и Купер и в каком-то смысле явилась её антиподом.
     На этом явлении следует остановиться подробнее. В своей книге "Осмеянное правосудие", изданной в 1995 г., Сэмюэль Риз-Шэппард и Синтия Купер тщательно разобрали три основных версии, так или иначе связанные с Ричардом Эберлингом:
        - версия №1 (условно назовём её "версией 1966 г."). Согласно ей Спенсер Хоук флиртовал с Мэрилин Шэппард и в ночь на 4 июля 1954 г. посетил женщину в её спальне. Там любовников застала Эстер Хоук, убившая в порыве гнева Мэрилин. Эберлинг на суде 1966 г. деятельно поддерживал эту версию, рассказав о сцене ревности, которую закатила мужу Эстер Хоук в его присутствии в доме Шэппардов менее чем за двое суток до убийства. Ряд косвенных соображений подтверждали подобную гипотезу, которая родилась отнюдь не на пустом месте. Спенсер Хоук, как установил Риз-Шэппард из сообщений, полученных по "телефону доверия", имел репутацию порочного, глубоко аморального человека. Практически каждый второй житель Бэй-виллидж, позвонивший ему, заявлял, что уверен в причастности Хоука к убийству Мэрилин Шэппард. Мэр городка действительно волочился за убитой. Более того, авторы книги допустили, что Мэрилин действительно изменяла мужу со Спенсером Хоуком (напомним, что у адвоката Ли Бейли имелись официальные показания свидетеля, видевшего их целующимися, правда, это сообщение никогда так и не было опубликовано полностью и о нём известно только по пересказам). Эстер Хоук на самом деле являлась классической психопаткой, окончившей свои дни в сумасшедшем доме, ревновавшей мужа к Мэрилин Шэппард - об этом тоже говорили люди, звонившие по "телефону доверия". Против этой версии работало то соображение, что сам Френсис Ли Бейли, впервые её публично озвучивший и деятельно защищавший, не очень-то верил в её жизнеспособность. Главное противоречие здравому смыслу заключалось в том, что в случае реализации описанного сценария Сэм Шэппард не имел ни одной веской причины выгораживать супругов Хоук, убивших его жену. И уж тем более он не согласился бы напрасно отсидеть в тюрьме 10 лет.... ;
        - версия №2 ("версия 1989 г."). Согласно этой гипотезе Спенсер Хоук занимался сексом с Сэмом Шэппардом-старшим в гостиной первого этажа, а Эстер Хоук, не зная об этом, поднялась в спальню и напала на спавшую Мэрилин. В этом случае можно считать, что всё произошедшее в доме Шэппардов есть следствие ошибочных действий неадекватной алкоголички, убившей в припадке гнева ни в чём не повинную женщину. Версия эта своим происхождением напрямую связана с Эберлингом, поскольку никто до него не озвучивал подобных предположений. Купер и Риз-Шэппард внимательно разобрали данную гипотезу и нашли её крайне маловероятной. Во-первых, ничто не указывало на то, что Шэппард-старший когда-либо допускал гомосексуальные связи - ни в годы пребывания в тюрьме, ни до этого, ни после, он не рассматривал педерастические отношения как допустимые. Никто из знавших его людей никогда не сообщал о замеченных за Сэмом Шэппардом гомосексуальных наклонностях. Во-вторых, в высшей степени недостоверным представлялось объяснение того, как именно Эберлинг узнал о существовании гомосексуальных отношений между Шэппардом-старшим и Спенсером Хоуком (об этом было сказано выше). Авторы книги, разумеется, задались вопросом, для чего Эберлинг постарался их мистифицировать? Попытка ответить на него заставила их выдвинуть следующую гипотезу, а именно:
        - версия №3 - о личной виновности Эберлинга в убийстве Мэрилин Шэппард (назовём её условно "версией 1995 г." дабы отличать от предыдущих). Это предположение базировалось на целом ряде косвенных соображений, каждое из которых являлось вроде бы недостаточным для выдвижения вышеназванной версии, но все вместе эти доводы выглядели весьма убедительно. Перечислим их:
        а) Кровь Ричарда Эберлинга соответствовала той, что обнаружил 1955 г. в спальне Шэппардов криминалист Пол Кирк. Напомним, что ни кровь Сэма Шэппарда-старшего, ни его убитой жены, ни сына этой крови не соответствовала;
        б) Купер и Ризу-Шэппарду удалось получить в своё распоряжение ленту самописцев полиграфа, записанную во время допроса Эберлинга с помощью "детектора лжи" в ноябре 1959 г. Тогда результат этого допроса был истолкован как подтверждающий искренность допрашиваемого, настаивавшего на своей непричастности к убийству Мэрилин Шэппард. При предъявлении копии записи самописцев четверым опытным экспертам по работе с полиграфом в 90-х гг. ни один из них не согласился с таким выводом. Все эксперты, не знавшие сути задаваемых вопросов и лишь объективно оценивавшие реакции организма Эберлинга, характеризовали результат допроса как "неоднозначный";
        в) Если Верн Лунд, утверждавший, что именно он мыл окна в доме Шэппардов 2 июля 1954 г., говорил правду, то кровь Эберлинга никак не могла оказаться на месте преступления. Между тем, Эберлинг допускал, что его кровь там была;
        г) Если Верн Лунд говорил правду, то Эберлинг не мог знать деталей внутренней планировки дома Шэппрадов. Между тем, в 1992 г. он нарисовал его точный план, на котором указал даже вход в подвал, не замеченный полицейскими и работниками прокуратуры при составлении чертежа здания в 1954 г.;
        д) Ричард Эберлинг своим сложением прекрасно соответствовал описанию неизвестного преступника, полученному от Сэма Шэппарда в 1954 г. Он был высок (187 см.), широкоплеч и худощав. Если принять во внимание, что ввиду раннего облысения он часто пользовался париками, то станет понятно, почему Сэм Шэппард не узнал его во время судебного процесса 1966 г. Шэппард-старший видел преступника в условиях плохого освещения и голоса его не слышал, что объективно снижало шансы опознать нападавшего при встрече. Кроме того, Шэппард-старший перенёс тяжёлую травму, сопровождавшуюся шоком и потерей сознания, что ещё более затрудняло сохранение в памяти примет преступника (известны различные формы амнезии, в том числе и т.н. антероградная, когда человек забывает события, произошедшие сразу после травмирования - этот случай мы наблюдаем как раз в "деле Сэма Шэппарда");

        е) Хотя Ричард Эберлинг был осуждён за убийство всего одной женщины - Этель Дуркин - некоторые другие знакомые ему женщины погибали при схожих обстоятельствах и наблюдаемой симптоматике (Драка и Сара Дуркин, Барбара Кинзел). Характер телесных повреждений, повлёкший смерть Мэрилин Шэппард весьма напоминал те, что наблюдались во всех трёх случаях: множественные травмы, причинённые тупым предметом, сосредоточенные в лобно-височных отделах головы. Если допустить, что Эберлинг неоднократно убивал женщин, то подобный однотипный характер травмирования жертв может не без оснований считаться "почерком" этого убийцы.
     Купер и Риз-Шэппард считали, что подозрения в адрес Ричарда Эберлинга выглядят весьма обоснованными, а потому это направление требовало дальнейших розысков.
     13 октября 1995 г. (уже после выхода в свет книги "Осмеянное правосудие") прокурор округа Кайохога Туби Джонс объявил о возобновлении расследования убийства Мэрилин Шэппард ввиду "вновь открывшихся обстоятельств". Не прошло и недели, как Риз-Шэппард на пресс-конференции заявил, что изучает возможность подачи гражданского иска о неправомерном заключении под стражу Сэма Шэппарда-старшего в период 1954-1964 гг. Иск предусматривал выплату властями штата Огайо компенсации, которая с учётом инфляции за минувшие десятилетия могла превысить 2 млн.$. Правда, с момента этого объявления до формальной регистрации иска прошло более полугода - заявление было зарегистрировано в суде лишь 24 июля 1996 г.
     В рамках возобновлённого окружной прокуратурой расследования были запланированы следующие действия:
        - эксгумация трупа Мэрилин Шэппард для взятия образцов ДНК останков как самой Мэрилин, так и погибшего с нею плода в целях построения "генетического профиля" последнего;
        - эксгумация трупа Сэма Шэппарда-старшего для взятия образцов ДНК и последующей проверки его отцовства в отношении плода, который вынашивала Мэрилин в момент убийства;
        - осуществление забора биологических материалов Ричарда Эберлинга для сравнения его "генетического профиля" с ДНК крови, найденной на месте преступления и до сих пор сохраняемой в материалах уголовного дела.
     Эберлинг, как нетрудно догадаться, отказался добровольно предоставить биологические материалы для генетического исследования (слюну, кровь и волосы), поэтому в феврале 1996 г. они были взяты у него принудительно.


(на предыдущую страницу)                                  (на следующую страницу)



eXTReMe Tracker