На главную.
УБИЙСТВА. Виновный не назван.

Дело Сэма Шэппарда.

(интернет-версия*)


   На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" (либо замещение их иными) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
    Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов (получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права (т.е. по меньше мере до 2069 г.).

©А.И.Ракитин,2007
©"Загадочные преступления прошлого",2007

Страницы:     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)

стр. 1


     Кливленд, город на берегу озера Эри в штате Огайо, уже хорошо знаком читателям "Загадочных преступлений прошлого". Именно здесь в 30-х годах 20-го столетия имела место мрачная череда серийных убийств с расчленением тел жертв, вошедшая в историю мировой криминалистики. Очерк об этом (так и не раскрытом) криминальном "сериале" можно найти на нашем сайте. Но Кливленд известен в США не только своим "Безумным Мясником", но и детективной историей совершенно иного рода. Историей настолько неординарной и запутанной, что её изложение с полным правом следует разместить на нашем сайте.
     Начало 50-х годов 20-го века можно обоснованно назвать "золотым временем Америки". Страна, разбогатевшая на Второй Мировой войне, наслаждалась материальным изобилием: роскошные автомобили, доступное жильё, дешевизна всех товаров - от продуктов питания до ювелирных украшений. Места на этом празднике жизни, казалось, должно хватить всем. Кливленд, некогда криминальное гнездо и порочная клоака, превратился в спокойный, трудолюбивый город. Шутка ли сказать, в его западных пригородах за 10 лет (в 1945-55 гг.) имело место всего 1 нераскрытое убийство!
     Городок Бэй-виллидж, западный пригород Кливленда, вытянувшийся вдоль озера Эри, являлся местом респектабельным и даже престижным: утопающие в зелени дома, богатые белые жители, полиция численностью всего-то в пять человек (три рядовых сотрудника, сержант и начальник). По прихоти судьбы именно здесь и в ночь с 3 на 4 июля 1954 г. в доме уважаемого всеми врача Сэмюэля Шэппарда развернулась кровавая драма.
     Сэм Шэппард на момент описываемых событий достиг 30-летнего возраста с весьма неплохими жизненными результатами. Женился он ещё в 1945 г. по любви и, вроде бы, вполне удачно. Со своей будущей женою Сэм познакомился ещё в школьные годы, произошло это в 1937 г. Мэрилин была на год старше мужа, у них рос замечательный сын, Сэм-младший, родившийся в 1947 г.

      
рис. 1,2,3,4: "Все семьи счастливы одинаково",- утверждал классик. Семейная идиллия четы Шэппард: ещё все живы, здоровы и богаты.

Мэрилин в июле 1954 г. была на четвёртом месяце беременности. Сэмюэль Шэппард являлся продолжателем семейного дела - его отец Ричард и братья Ричард и Стив - являлись врачами-остеопатами. В те годы такого рода специалисты не считались врачами и диплом врача-костоправа не признавался полноценным документом о высшем медицинском образовании, тем не менее, остеопаты были весьма популярны среди пациентов и зарабатывали очень прилично.
рис. 5: Клан Шэппардов: Ричард и трое его сыновей - Стивен, Ричард и Сэмуюэль. Все занимались остеопатией, работали в больнице "Бэйвью" ("Bay View Hospital"), заслуженно пользовались репутацией очень компетентных специалистов.

К своим 30 годам Сэм не только купил прекрасный дом по адресу Бэй-виллидж, Лейк-роад, № 28924, но и оплатил две дорогие автомашины: огромный "линкольн-континентал" с кожаным салоном для семейного отдыха и спортивный "ягуар" - для собственных поездок на работу.
  
рис. 6,7: Вот оно - скромное обаяние буржуазии: дом четы Шеппард в богатом пригороде Кливленда на берегу озера Эри. Собственный кусочек пляжа, спуск к воде, начинающийся прямо от дома.


     3,4 и 5 июля являлись в 1954 г. нерабочими днями (4 июля - День Независимости, государственный праздник США). Однако, для Сэма Шэппарда 3 июля оказался рабочим и притом весьма напряжённым. Он не только отстоял свою смену, но и около 17:00 был повторно вызван в больницу к мальчику, серьёзно травмированному в результате ДТП.
     Вечером Мэрилин и Сэм Шэппарды принимали друзей - Нэнси и Дональда Ахерн с детьми. Мужчины возились с малышнёй - сначала боксировали по груше, затем подвесили корзину и принялись играть в баскетбол на лужайке перед домом. Женщины тем временем приготовили коктейли и горячие бутерброды. После ужина Ахерны увезли своих детей и уложили спать, но вернулись в дом Шэппардов и вечеринка продолжилась. Мэрилин тем временем уложила спать Сэма-младшего. Спальня сына находилась на втором этаже дома рядом со спальней родителей (однако, общей стены комнаты не имели - их разделяли гардеробные, что немаловажно в контексте последовавших событий).
     Примерно до полуночи взрослые общались, пили коктейли и смотрели по телевизору кинофильм "Strange holiday" в большой гостиной на первом этаже дома. Сэм Шэппард, утомлённый событиями долгого дня и захмелевший от выпитого алкоголя, стал засыпать. Около полуночи Нэнси и Дон Ахерн засобирались домой; их проводила Мэрилин, закрывшая за гостями входную дверь.
     Примерно в 05:45 4 июля Сэм Шэппард-старший позвонил по телефону мэру Бэй-виллидж Спенсеру Хоуку и прокричал: "Ради Бога, Спен, давай скорее сюда! Я думаю, они убили Мэрилин!"
     Уже в 05:52 Спенсер и его жена Эстер прибыли в дом доктора. Они обнаружили Сэма сидящим на стуле в гостиной первого этажа и сжавшим руками собственную шею; лицо его было разбито, уголок рта - разорван. Он производил впечатление не совсем адекватного человека и иногда протяжно стонал, впрочем, сознания не терял и мог отвечать на вопросы.
  
рис. 8: Эстер и Спенсер Хоук жили по той же самой Лэйк-роад, что и Шэппарды; их дома разделяли два участка. Хоуки никогда не были особенно дружны с семьёй Шэппард, что объяснялось заметной разницей возрастов. То, что именно Спенсеру Хоуку позвонил Сэм сбивало с толку всех, занятых расследованием убийства Мэрилин Шэппард. Чета Хоук, вроде бы совершенно случайно попавшая в самый эпицентр "дела Шэппарда", окажется связанной с ним навсегда. Мы увидим, что даже по прошествии многих лет истинная роль этих людей в случившемся будет подвергаться самому пристрастному сомнению.


     Спенсер Хоук поднялся в супружескую спальню на втором этаже, где обнаружил в кровати, залитой кровью, труп Мэрилин. Женщина была изувечена; лицо её оказалось разбито до такой степени, что его черты невозможно было разобрать. Сбежавший вниз мэр тут же позвонил в местное отделение полиции, этот звонок был зафиксирован в 05:58.
     В 06:02 на место трагедии прибыл первый полицейский - 27-летний Фред Дренкхан. Убедившись, что Мэрилин Шэппард мертва, Дренкхан вызвал начальника местной полиции Джона Итона и сделал необходимое сообщение в отдел убийств Кливлендского управления полиции. Поскольку отделение в Бэй-виллидж не имело своего уголовного розыска, расследование преступления д.б. принять на себя соответствующее подразделение из Кливленда.
     После этого Дренкхан приступил к детальному осмотру спальни, дома и территории вокруг него.
     Пока он был занят этим важным делом (о том, как полицейский с ним справится разговор предстоит отдельный) в доме Шэппардов появились братья хозяина - Ричард и Стив. Ричард по просьбе мэра Хоука осмотрел спальню и констатировал смерть Мэрилин. После этого провёл осмотр Сэма и понял, что тому нужна срочная госпитализация (с машиной "скорой помощи" приехал Стив, дежуривший в больнице). Последний забрал Сэма в больницу; Ричард же, разбудив 7-летнего Сэма-младшего, быстро вывел его из дома, не разрешив войти в спальню родителей. Он увёз мальчика в свой дом, где тот в дальнейшем и находился.
     В половине седьмого из Кливленда прибыл первый детектив отдела убийств городской полиции - Майл Грабовский, чуть позже к нему присоединились детективы Патрик Гаро и Роберт Шоттк. Около восьми часов утра в дом Шэппардов приехал коронёр (судья т.н. "коронного" суда - в англо-американском правосудии это выборная должность низшего судебного органа, в чьей компетенции находится решение вопроса о возбуждении уголовного дела; аналогов в отечественной правовой системе ему нет). Коронёром являлся Сэмюэль Гербер, упоминаемый в нашем очерке "Безумный Мясник из Кливленда". Хотя с того времени, когда в Кливленде орудовал "Безумный Мясник" минуло уже почти 20 лет, Гербер продолжал оставаться коронёром (он поставил рекорд, не имеющий аналогов в истории американской правовой системы, избираясь на должность коронёра 13 сроков подряд; всего же Гербер занимал должность "коронного" судьи 50 лет - с 1936 г. по 1986 г.).
  
рис. 9, 10: Детектив Роберт Шоттк и коронёр Сэмюэль Гербер. Последний немало наворотил чудес в "деле Шэппарда". Самодовольный популист и демагог, чрезвычайно дороживший мнением прессы, Гербер умудрился проработать коронёром 50 лет, написать книгу воспоминаний "Врач в суде" и даже сделаться профессором местного университета и всё это без сколь-нибудь по-настоящему заметных успехов. По иронии судьбы он оказался причастен к двум сенсационным расследованиям ("Безумного Мясника" и "делу Шэппарда") и в обоих умудрился проявить себя далеко не с лучшей стороны.


     По своему образованию Гербер был врачом, поэтому почитал себя специалистом во всех науках сразу - от судебной медицины, до юриспруденции и социологии. Он не мешкая прошёл наверх, в спальню, и лично провёл осмотр трупа и места преступления. Основываясь на результате этого осмотра, он заключил, что убийство Мэрилин Шэппард произошло достаточно давно - в интервале от 3 часов до 3:30 ночи. Кроме того, Гербер на глаз определил количество полученных погибшей ран: примерно 35.
     Уже после появления Гербера полицейский Фред Дренкхан приступил к фотографированию места преступления и обстановки в доме. При осмотре комнат в здании полицейские и коронёр установили, что ящики рабочего стола Шэппарда-старшего в гостиной первого этажа выдвинуты и сложенные там вещи как будто бы находятся в беспорядке. Несколько конвертов и марки почтовой оплаты находились на полу, словно обронённые кем-то, кто довольно небрежно копался в столе. Позади стола была найдена небольшая жестяная коробочка, в которой находились золотые женские часики, забрызганные кровью. Они остановились в 3:15; впоследствии было установлено, что эти часики принадлежали убитой. Кроме того, оказалось, что чемодан с медицинскими принадлежностями Сэма Шэппарда раскрыт и его содержимое вывалено на пол.
    
рис. 11, 12,13: Эти фотографии демонстрируют положение тела Мэрилин Шэппард в кровати и подушку в изголовьи. По мнению коронёра Гербера странный кровавый след на подушке был оставлен орудием убийства (неким "медицинским инструментом"), которое преступник положил туда, а затем унёс с собою.


     После 9 часов утра коронёр Гербер и начальник полиции Бэй-виллидж Итон отправились в больницу, чтобы поговорить с Сэмом-старшим. Стив Шэппард запретил официальный допрос брата, поскольку тот находился под действием транквилизаторов и был неадекватен, однако, частным образом разрешил задать несколько вопросов.
     Пострадавший рассказал, что уснул на кушетке в гостиной первого этажа. Посреди ночи его разбудил то ли крик, то ли зов жены; Мэрилин как будто бы произнесла его имя один или два раза. Он взбежал наверх, в спальню, где увидел крупного мужчину в белой рубашке, склонившегося над кроватью Мэрилин. При появлении Сэма, незнакомец повернулся к нему и сделал несколько шагов навстречу. Видимо, он как-то ударил Сэма, потому что тот потерял сознание. Как именно незнакомец нанёс удар и каким для этого воспользовался орудием пострадавший припомнить не мог. Пришёл он в себя позже оттого, что лунный свет попадал ему в глаза, отражаясь от металлического значка, укреплённом на его собственном портмоне, лежавшем на кровати. Между тем, Сэм Шэппард точно помнил, что прежде это портмоне находилось в кармане его брюк. Он догадался, что незнакомец, оглушивший его, обыскал карманы. Сэм находился в сидячем положении, привалившись к кровати, в которой лежала Мэрилин; он попытался нащупать пульс жены, но не нашёл его и понял, что та мертва. Тогда Сэм поднялся и прошёл в комнату сына; убедившись, что с ребёнком всё в порядке, он возвратился в свою спальню. Тут до него донёсся шум из гостиной первого этажа и Сэм понял, что преступник всё ещё находится в доме. Сэм сбежал по лестнице вниз и увидел, что незнакомец, видимо, услыхавший шум его шагов, выскочил через чёрный выход. Шэппард бросился за ним; с высоты крыльца он увидел, что неизвестный сбегает вниз, к озеру Эри, по длинной деревянной лестнице с перилами, устроенной на участке позади дома. Сэмюэль побежал следом. Преступник, достигнув конца лестницы, остановился возле воды и подождал своего преследователя, после чего напал на него. Сэм снова потерял сознание и когда пришёл в себя, понял, что находится в воде, в полосе прибоя; голова и плечи его находились на песке, а торс и ноги - в воде. Шэппард сумел подняться и направился к дому, откуда позвонил Спенсеру Хоуку. На вопрос о том, заметил ли он исчезновение из дома каких-либо вещей, Сэмюэль ответил отрицательно, упомянув лишь о том, что из его портмоне пропали наличные деньги; точную сумму он припомнить не смог, сказав, что она была в пределах от 30 до 50 $. Вместе с тем 60 $, спрятанные под кожаную обложку портмоне, преступник не заметил и они остались на своём месте. Кроме того, по словам Сэмюэля, из его медицинского саквояжа исчезли ампулы с морфием и демеролом, сильным обезболивающим средством, применяемом остеопатами при вправлении вывихов суставов и совмещении осколков сломаных костей.
     Гербер и Итон поинтересовались состоянием Сэма Шэппарда. Оказалось, что у него расколот первый позвонок (с незначительным смещением осколка), имеется гематома в височной области, разорван рот. Лишь чудом тяжёлая травма позвоночника не привела Сэма Шэппарда к параличу.
     Начальник полиции изъял одежду пострадавшего, после чего Итон и Гербер убыли.
рис. 14: Брюки Сэма Шэппарда с небольшим замытым пятном крови. Именно будучи в этих брюках он, по его словам, боролся с неизвестным убийцей. Футболку Шэппарда найти не удалось; по мнению полицейских, крови на футболке должно было быть намного больше.


     В то самое время, пока они находились в больнице, детективы Шоттк и Гаро опрашивали соседей. Параллельно с этим осуществлялось прочёсывание участка, на котором находился дом Шэппардов. Для этого полицейские собрали группу местных школьников. Один из них - по странной игре случая им оказался Ларри Хоук, сын Спенсера и Этель - отыскал в кустах, неподалёку от чёрного хода, тряпичный зелёный мешочек, внутри которого оказались следующие предметы:
        - золотые часы Сэма Шэппарда с каплей засохшей крови, остановившиеся в 5:00;
        - золотое кольцо студенческого союза Ганноверского колледжа, также принадлежавшее Сэмюэлю Шэппард;
        - ключи от дома.
рис. 15: Часы Сэма Шэппарда с небольшой каплей крови, найденные в зелёном мешочке в кустах позади дома. Детективы справедливо предположили, что преступник, убивший Мэрилин Шэппард и успешно отбившийся от её мужа, не имел никаких оснований выбрасывать эти часы.


     В целом же, осмотр вещественных улик, дома, прилегающей к нему территории и опрос соседей позволили полицейским вычленить следующие детали, существенные для понимания произошедшего здесь в ночь с 3 на 4 июля 1954 г.:
        - двери и окна дома не имели следов взлома; на момент прибытия полиции парадный и чёрный входы оказались открыты;
        - часы Мэрилин Шэппард, найденные на первом этаже между столом и стенкой остановились в 3:15;
        - Мэрилин Шэппард имела обыкновение обходить вечером дом и проверять закрытие дверей и окон; супруги Ахерн, покидавшие дом Шэппард после полуночи утверждали, что Мэрилин закрыла за ними парадную дверь на замок;
        - предметы окружающей кровать Мэрилин Шэппард обстановки оказались забрызганы кровью. Пятна крови были найдены на северной и южной стенах спальни, прикроватной тумбочке, радиаторе отопления, входной двери и пр. Правда, в результате некомпетентных действий полици, в протокол осмотра места преступления попало упоминание лишь о том, что кровью была забрызгана входная дверь;
        - в кровати погибшей оказались найдены осколки двух передних резцов, вырванных из её рта;
        - при тщательном осмотре дома детектив Грабовский обнаружил пятно крови в гостиной на первом этаже, у лестницы. Окровавленный фрагмент паркета был извлечён и приобщён к делу в качестве улики;
        - на момент прибытия полиции свет в спальне был погашен. Супруги Хоук утверждали, что не касались выключателя, то же утверждал и Сэм Шэппард-старший;
        - из спальни, явившейся местом преступления, исчезла лампа-ночник, стоявшая на тумбочке возле кровати Мэрилин;
        - ночь с 3 на 4 июля была лунной и безветренной, ширина линии прибоя на озере Эри не превышала 1,2 м.;
        - следов борьбы на пляжном песке обнаружить не удалось;
        - патрульный Дренкхан, прибывший на место преступления первым из полицейских, видел на трёх самых верхних ступенях лестницы, спускавшейся к озеру, влажные пятна, которые могли быть оставлены ногами. Подобное же пятно он видел на втором этаже дома возле лестницы;
        - в доме имелась собака, однако, никто из соседей не слышал её лая ночью. Сэм Шэппард признавал, что не может вспомнить, лаяла ли собака;
        - Сэм Шэппард-младший, находившийся ближе всех к месту трагедии, не был разбужен и спокойно проспал до 06:30, когда его поднял с кровати дядя Ричард;
        - к моменту прибытия полицейских (т.е. в начале седьмого часа утра) Сэм Шэппард имел сухие волосы; его штаны также казались сухими; на левой штанине при тщательном осмотре был замечен размытый кровавый след;
        - супруги Ахерн утверждали, что в момент расставания после полуночи Сэм-старший был одет в белую футболку; между тем, утром 4 июля все видели его с голым торсом. Сэм не мог объяснить когда и для чего снял футболку и где она находилась теперь;
        - зелёный мешочек с вещами, найденный возле дома Шэппард, был взят из медицинского саквояжа Сэма (там были обнаружены точно такие же мешки);
        - некоторые из жителей Бэй-виллидж утверждали, будто Сэм Шэппард-старший имел роман с лаборанткой больницы "Бэйвью" Сьюзен Хейс.
      
рис. 16,17,18,19: Слева направо: тахта перед телевизором в гостиной первого этажа на которой уснул Сэм Шэппард. Письменный стол с выдвинутыми ящиками, находившийся в той же комнате; между ним и стеной была найдена жестяная коробочка с окровавленными часами Мэрилин Шэппард, остановившимися в 3:15. Коронёр Сэм Гербер осматривает письменный стол; судья чрезвычайно любил фотографироваться в местах совершения преступлений, демонстрируя свою компетентность и деловитость. Докторский саквояж Сэма Шэппарда с вывалившимися из него инструментами и лекарствами; согласно утверждению доктора из саквояжа пропали ампулы морфия и демерола (8 шт.).


     Уже на этом - самом первом этапе дознания - полицейские допустили ряд серьёзных просчётов. Вещи, найденные возле дома, побывали в руках большого количества людей, что сделало бессмысленным их дактилоскопирование. В описании места преступления были допущены существенные пробелы, важные для понимания произошедшего: протокол осмотра места преступления не отметил положения штор на окнах спальни (были ли они открыты или задёрнуты); этот документ ничего не сообщал о росших за домом деревьях (закрывали ли их ветви окна второго этажа), какова была ориентация дома относительно сторон света. Эти обстоятельства были важны для последующей проверки правдоподобности рассказа Сэма Шэппарда. В полицейском протоколе были допущены и иные погрешности и откровенные ляпы, на которых придётся остановиться в дальнейшем. Кроме того, полиция забыла опечатать дом, явившийся местом преступления, и он некоторое время простоял открытым и доступным для осмотра всеми желающими. Впоследствии этот факт полицейские постарались скрыть, ибо он слишком красноречиво характеризовал воцарившуюся 4 июля в Бэй-виллидж неразбериху и некомпетентность местных стражей порядка. замытым пятном крови.
     Тем не менее, удовлетворившись полученными сведениями, коронёр Гербер и детектив Шоттк примерно в 11:30 снова отправились в больницу к пострадавшему. Сэм Шэппард несмотря на действие седативных лекарств, не спал. Он согласился ещё раз пообщаться с судьёй и полицейским, разумеется, без записи в протокол. Разговор продолжался около получаса. Сэм Шэппард повторил свой прежний рассказ о событиях минувшей ночи и категорически отверг существование интимных отношений с Сьюзен Хейс. Он не смог объяснить куда исчезла его футболка, почему его ручные часы оказались за домом и каким образом преступник смог проникнуть в дом без взлома окон и дверей. Выходя из палаты Шэппарда около полудня, детектив Шоттк бросил ему в лицо: "Это вы убили свою жену и мы намерены это доказать!"
     Вечером 4 июля 1954 г. Сэма Шэппарда обследовал врач Чарльз Элкинс, назначенный полицией. Он констатировал наличие у пострадавшего сотрясения спинного мозга, перелом и частичное смещение первого позвонка, наличие обширной гематомы на правой стороне лица, разрыв правого уголка рта, сколы четырёх зубов.


    

(на следующую страницу)



eXTReMe Tracker