На главную.
Cерийные убийцы.

Невыдуманная история охотника на туристов.
( интернет-версия* )
©А.И.Ракитин, 2015 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2015 гг.

Страницы :     (1)         (2)         (3)         (4)         (5)         (6)         (7)         (8)         (9)

стр. 8



        4) Всё в том же подвале оказались найдены чехол для фляги с водой и сама фляга из чёрного пластика с надписью на внутренней стороне крышки "Simi" (это же слово было нацарапано иглой рядом). На боку фляги было заметно пятно, оставленное растворителем - явно кто-то пытался затереть существовавшую прежде надпись. Криминалистическое исследование показало, что растворителем вывели слово "Simi", точно такое же, что и на крышке.

Известно, что именно так Симона Шмидл подписывала личные вещи. Упомянутая фляга и чехол для неё были опознаны знакомыми Симоны Шмидл как вещи, ей принадлежавшие.

      
Фляжка из чёрного пластика и чехол к ней, принадлежавшие Симоне "Сими" Шмидл. На фляге в двух местах имелись надписи "Simi", сделанные белым маркером, и это же слово было нацарапано иглой на внутренней стороне крышки. Надпись на боку фляги пытались удалить с помощью растворителя (на третьей фотографии хорошо видно размазанное пятно), однако используя фотосъёмку в различных частях спекта, криминалисты сумели восстановить скрытую надпись (крайняя правая фотография).


        5) Там же была найдена походная спиртовка, принадлежавшая Симоне Шмидл, а также её рюкзак и жёлтая футболка, купленная Симоной в Новой Зеландии перед отлётом в Австралию.
        6) Среди фотографий, найденных в доме Уилльяма Милата, младшего брата Ивана, оказался фотоснимок, запечатлевший Ивана Милата со спальным мешком в руках. Изучение фотографии при большом увеличении позволило криминалистам установить, что Иван держит в руках спальный мешок Деборы Эверист. Фотографию удалось точно датировать - она была сделана 29 марта 1991 г., т.е. примерно через год и три месяца со времени исчезновения девушки.

Та самая фотография, сделанная во время похода с ночёвкой 29 марта 1991 г., на которой Иван Милат запечатлён со спальным мешком Деборы Эверист. Согласно показаниям Уилльма Милата, брата Ивана, последний улёгся в нём спать.


        7) В доме на Циннабар-стрит были найдены 15 индонезийских банкнот различного номинала. Ни Иван Милат, ни его сестра Ширли, ни любовница обвиняемого Челинда Хьюз никогда не бывали в Индонезии. Однако, перед самым приездом в Австралию в этой стране побывали Габор Нойгебауэр и Аня Хэбшид, исчезнувшие в самом конце 1991 г. Криминалистическая проверка и запрос в Центробанк Индонезии доказали, что все обнаруженные банкноты были выпущены в обращение до сентября 1991 г., т.е. заведомо раньше того момента, когда Нойгебауэр и Хэбшид выехали из Индонезии и прибыли в Австралию.

     
Индонезийские деньги, предположительно принадлежавшие Ане Хэбшид или Габору Нойгебауэру, документы последних, рюкзак Ани.


        8) Ещё более значимым для расследования оказалось обнаружение в доме на Циннабар-стрит рюкзака Ани Хэбшид с мелкими вещами и некоторыми документами как самой Ани, так и сопровождавшего её в поездке Нойгебауэра.
        9) В большой картонной коробке, в гараже бывшего дома матери Ивана Милата, оказалась найдена рубашка фирмы "next", принадлежавшая Полу Ониенсу. По уникальным особенностям этой вещи было доказано её происхождение именно от Ониенса и никого иного. Кроме того, во время обыска дома удалось обнаружить фотографии Ивана Милата в этой рубашке. Во время допросов родственники подтвердили тот факт, что Иван одевал эту рубашку в их присутствии.

Рубашка Пола Ониенса, хранившаяся в рюкзаке, который остался в машине грабителя при нападении в январе 1990 г. Иван Милат любил её одевать и в этой рубашке его не раз видели родственники. Удивительно, что эта старая и, в общем-то, бесполезная вещица сохранялась Милатом более четырёх лет! Следователям удалось юридически корректно доказать, что это именно эта рубашка до 25 января 1990 г. принадлежала Ониенсу, а после этой даты - ограбившему его. Скаредность и недальновидность сыграли с Иваном Милатом злую шутку, обеспечив следствие практически "неубиваемой" уликой против него.


        10) В доме Ивана Милата была обнаружена полуавтоматическая винтовка модели "ругер" 10/22 с оптическим прицелом. Именно такая винтовка использовалась для убийства по крайней мере двух туристов в декабре 1991 г. и апреле 1992 г. Однако, баллистическая экспертиза показала, что гильзы, найденные в лесу, и пули, извлеченные из тел погибших, были выпущены не из этой винтовки.

В доме на Циннабар-стрит была найденв автоматическая винтовка "ругер" 10/22 образца 1964 г. во всём аналогичная той, которой пользовался убийца туристов при расстрелах некоторых своих жертв. Баллистическая экспертиза, однако, доказала, что это оружие не использовалось при совершении преступлений.


        11) В тайнике, оборудованном за гипсокартонной перегородкой в доме Ивана Милата и Ширли Сойр на Циннабар-стрит, был найден затвор полуавтоматической винтовки "ругер" 10/22 с обоймой на 10 патронов. Там же находился самодельный глушитель. Баллистическая экспертиза доказала, что все гильзы 22-го калибра, найденные полицией в ходе осмотра леса Белангло осенью 1992 г. и 1993 г., были отстреляны из ружья именно с этим затвором. Особенности царапин на пулях, извлеченных из тел Джоан Уолтерс и Габора Нойгебауэра, свидетельствовали об использовании для стрельбы ружья с самодельным глушителем.

  
В тайнике, оборудованном за гипроковой перегородкой, был найден свёрток с затвором и ударно-спксклвым механизмом винтовки "ругер" 10/22 образца 1964 г. Также в тайнике находился магазин емкостью 10 патронов, совместимый с этим ружьём и самодельный глушитель на ствол 22-го калибра. Баллистическая экспертиза доказала, что следы на гильзах, обнаруженных на местах расстрелов Джоан Уолтерс и Габора Нойгебауэра, оставлены деталями именно этого затворно-спукового механизма. Кроме того, на некоторых пулях, извлеченных из трупов, удалось обнаружить специфические следы, оставленные самодельным глушителем (последний был не совсем соосен каналу ствола и поэтому при движении пули оставлял на ней узнаваемую поперечну царапину. К сожалению, из-за разрушения пуль подобные следы были обнаружены не на всех из них).

Т.о. можно было не сомневаться в том, что орудие убийства по крайней мере двух человек удалось, наконец-то, отыскать.
        12) В бывшем доме матери Ивана Милата было найдено мачете с длиной клинка 85 см. Это было оружие, которым вполне можно было отсечь человеку голову. Следователи посчитали, что именно этим мачете была отрублена голова Ани Хэбшид, хотя никаких прямых улик, подтверждавших это предположение, обнаружить не удалось.
        13) В автомобиле Ивана Милата был найден нож, геометрия клинка которого соответствовала тому орудию, посредством которого умерщвлялись некоторые из жертв, найденные в лесу Белангло (при попадании ножа в ребро, позвоночник или иную кость иногда удаётся довольно точно определить форму сужения острия ножа. Кроме того, посредством особых приспособлений удаётся довольно точно установить ширину клинка. Всё это позволяет составить довольно точное представление о внешнем холодного оружия, использованном для нанесения раны, хотя, конечно, эти данные не являются абсолютно надёжными и имеют в основном ориентирующий характер.).

Нож, найденный в автомашине Ивана Милата. Геометрия его клинка соответствует раневым каналам в тех случаях, когда их удалось установить судебным медикам. Однако, следует миеть в виду, что юридическая ценность такого рода вывода невелика - соответствие раневого канала форме клинка не гарантирует того, что именно найденное оружие является орудием преступления.


        14) При изучении личных фотографий Ивана Милата, был найден фотоснимок, запечатлевший его любовницу Челинду Хьюз в трикотажной рубашке "benetton". Такая точно рубашка принадлежала Каролине Кларк. Когда Челинду Хьюз попросили на допросе рассказать о происхождении этой вещи, та ответила, что рубашка никогда ей не принадлежала - она одевала её один раз во время велосипедной прогулки в ветренную погоду. Рубашку вынес из дома Иван Милат и отдал на время прогулки, ему же эту рубашку Челинда в тот же день и вернула.

  
Кэрлин Кларк ( фотография слева) и Челинда Хьюз (справа) оказались странным образом одеты в одинаковые трикотажные рубашки. Разумеется, нельзя было полностью исключить простого совпадения, но учитывая, что следователи подозревали любовника Челинды в убийстве Кэролин, такое совпадение выглядело крайне подозрительно.


        15) На кухне в доме Ивана Милата висел фотоаппарат Кэролин Кларк. Тут даже и комментировать нечего...
        16) В доме матери Ивана Милата в тайнике под крышей была найдена наволочка от подушки с самодельными приспособлениями для быстрого связывания и конвоирования людей. Они представляли собой кожаные и пластиковые ремешки с заранее подготовленной петлёй с одной стороны и свободным концом - с другой. Подобная конструкция допускала быстрое и притом произвольное связывание рук или ног, при котором длинный конец мог использоваться как "поводок" для конвоирования или волочения. Там же имелись аналогичные приспособления, сделанные из стального тросика, петля на конце которого была заблаговременно заклёпана.

"Поводки", предназначенные для быстрого связывания и конвоирования людей, найденные при обыске дома матери Ивана Милата на Кэмпбеллхилл-роад.

Криминалистическое изучение показало, что усилие на разрыв таких изделий составляло сотни килограммов или даже первышало тонну, а потому не вызывало сомнений, что даже самый сильный человек, будучи связан такими путами, оказался бы неспособен разорвать их за счёт своей мускульной силы.
     Продолжать это перечисление можно долго, поскольку при обысках было изъято более 300 (!) предметов, которые сотрудниками "Целевой группы" посчитали уликами. Это был настоящий фурор! Хотя ни одна из улик не связывала с убийствами в Белангло именно Ивана Милата, само их количество однозначно свидетельсвтвовало о его причастности в той или иной форме к упомянутой серии преступлений.
     31 мая 1994 г. состоялось новое судебное заседание, связанное с тем, что прокуратура штата объявила о выдвижении против Ивана Милата новых обвинений (соответственно, суд должен был санкционировать продление содержания Милата под стражей). В этом заседании было объявлено о том, что в дополнение к первоначальному обвинению в похищении и ограблении Пола Ониенса, в отношении Ивана Милата выдвигаются новые обвинения, а именно: в похищении и убийстве семи человек, незаконном хранении двух полуавтоматических винтовок и незаконном изготовлении и хранении оружия и связанных с ним аксессуаров (речь шла о ножах, глушителе, приспособлений для связывания человека).
     Во время заседания имела место довольно необычная сцена. Когда главный следователь Стюарт Уилкинс заявил, что сторона обвинения намерена добиваться максимально сурового наказания для обвиняемого, поскольку не находит в его действиях никаких смягчающих обстоятельств, сидевшая позади Ивана Милата его сестра Ширли вдруг упала с кресла. Её подхватил находившийся рядом сержан Стив Лич. Оказалось, что женщина потеряла сознание - и это была не шутка и не мистификация! ей стало действительно дурно. В зал вызвали врача, затем бригаду парамедиков... Женщину увезли в больницу и дальнейшее заседание проходило без её участия.


     Произошедшее произвело на присутствовавших самое тягостное впечатление. Судья санкционировал содержание Милата под стражей на срок шесть месяцев и тут даже сам обвиняемый, видимо, понял, что домой к ужину он в этом году может вообще не успеть.

Адвокат Джон Марсден, успешно защитивший Миалата двумя десятилетиями ранее, уже 22 мая был приглашён Ширли Сойр для представления интересов Ивана на время следствия и суда. Ширли и Иван очень верили в таланты Марсдена, однако, как показали дальнейшие события, в этот раз отношения адвоката и подзащитного сразу же незаладились.


     Адвокат Джон Марсден, получив на руки те протоколы обысков, на которые ссылалось обвинение во время судебного заседания 31 мая, был подавлен массой собранного фактического материала. Он попытался поговорить с Милатом по душам и выразился примерно так: "Это всё настолько серьёзно, что надо думать, как это признавать и как это объяснять. От такой массы улик невозможно отмахнуться и невозможно их отвести в ходе процесса как незаконно полученные". Присутствовавший при этом разговоре младший адвокат Эндрю Боэ (Andrew Boe) вспоминал, что Милат пришёл в бешенство от этих слов защитника. Он и в самом деле не понимал, что адвокат - не фокусник, адвокат действует в процессуальных рамках и неспособен "отменять" улики. Между Марсденом и Милатом имел место крайне нелицеприятный разговор, который предопределил их последующий конфликт. Уже в конце июня 1994 г. Милат отказался от услуг опытного Марсдена и его главным защитником на последующие несколько лет стал приглашённый из Брисбена малоизвестный в то время Эндрю Боэ.
     В то же самое время - в июне 1994 г. - стала разворачиваться последняя, пожалуй, интрига, связанная с расследованием дела об убийствах туристов в лесу Белангло. Узнав об аресте Ивана Милата и выдвинутых в его адрес обвинениях, в полицию с довольно необычным рассказом явился некий Филипп Полглейз (Phillip Polglase). Это был многолетний друг Ричарда Милата, младшего брата обвиняемого, который хорошо знал всю семью Милатов и пользовался их доверием. Полглейз не раз ночевал в домах братьев, выезжал с ними на природу, принимал участие в семейных торжествах - в общем, парень был, что называется, свой в доску.
     Полглейз рассказал следующее. В пасхальные дни 1992 г. - как раз тогда, когда по мнению следствия были убиты Кэролин Кларк и Джоан Уолтерс - он несколько дней провёл в доме тогда ещё живой Маргерит Милат, матери Ивана. Вместе с ним там же находились Ширли и Дэвид. В одну из ночей Полглейз, спавший на диване в гостиной, был разбужен явившимися неизвестно откуда Иваном Милатом и его братом, имя которого полиция никогда не оглашала (по-видимому, в показаниях Полглейза речь шла о Ричарде, но говорить об этом мы можем только предположительно). Явившиеся были крайне возбуждены. Второй из братьев держал в руках большой нож с потёками крови. Филипп уточнил чья это кровь, козла или кенгуру? На что державший нож в руке ответил шутливо, что это человеческая кровь и добавил со смехом, что Иван может снести человеку голову одним ударом. Говоривший это видел, якобы, лично. Полглейз не придал услышанному значения, в конце-концов, чего не сболтнут выпившие мужики, верно?
     Этим, однако, рассказ свидетеля не ограничился. В другой раз Филипп обратился к младшему из братьев - Дэвиду Джону - с просьбой дать взаймы патроны 22-го калибра. Тот принёс коробку патронов марки "winner", уточнив, что они принадлежат Ивану, но проблем не будет, поскольку, он объяснит, что Филипп патроны вернёт. Полглейз действительно купил впоследствии аналогичную пачку патронов и отдал их Ивану, но... взятая у Милатов коробка у него осталась. Полглейз представил её следователю и оказалась, что порядковый номер её заводской партии является тем же самым, что и коробку из-под патронов "Winner" 22-го калибра, найденной в лесу Белангло!
     Наконец много позже, уже перед самым арестом Ивана всё тот же Дэвид в разговоре с Полглейзом якобы высказался в том духе, что члены семьи подозревают, будто Иван вернулся к прежним проделкам. Филипп уточнил, о чём именно идёт речь, неужели об изнасилованиях? на что Дэвид уклончиво ответил: "нет, всё гораздо хуже".
     Показания Филиппа Полглейза показались следователям чрезвычайно интересны, ведь высказывавшееся прежде предположение о том, что убийца действовал не один, никем и ничем опровергнуты не были. А потому так кстати подвернувшегося свидетеля попросили помочь правосудию и под запись на магнитофон попытаться "вытащить" Ричарда Милата на искренний разговор о деталях жизни Ивана. Предполагалось, что Ричард будет неосторожен в приватном беседе со старым другом и скажет что-то такое, что позволит персонифицировать соучастника убийств.
     Полглейз согласился и стал постоянно носить диктофон. Но случилось непредвиденное - через три недели после начала оперативной комбинации он совершенно случайно погиб в автомобильной катастрофе, так и не обеспечив следствие нужной аудиозаписью.
     Что было дальше?
     Подготовка к процессу растянулась более чем на полтора года и потребовала огромной работы. Были проведены более 300 различных криминалистических и судебно-медицинских экспертиз. Сразу скажем, что результата, однозначно уличающего Ивана Милата в совершении хотя бы одного из инкриминируемых ему убийств, получено не было. Как шутят криминалисты, самая неопровержимая улика - это отпечаток пальца убийцы, оставленный кровью жертвы; так вот в данном случае такого "отпечатка" (условно говоря) отыскать не удалось. Тем не менее, вся совокупность улик была настолько неопровержима, что казалось странным нежелание обвиняемого признать вину и покаяться. Казалось бы, ну хоть какое-то снисхождение он должен попытаться выцарапать у суда...
     Но нет! Иван Милат категорически отказывался признавать свою вину и заявлял о своей полной непричастности к тем преступлениям, что ему инкриминировались. По мере ознакомления с обвинительным материалом он со своими адвокатами Эндрю Боэ и Терри Мартином выработал довольно необычную, но логичную и, пожалуй, самую разумную из всех возможых тактику поведения. Она сводилась к следующему: не признавая собственной вины, Иван Милат допускал, что убийства туристов мог совершать некто, пользующийся доверием семьи Милатов и вхожий в их дома. Возможно, убийства совершал кто-то из братьев, а возможно, кто-то из их многочисленных друзей. Конкретные улики обвиняемый "отбивал" по-разному, хотя и довольно однообразно. Например, объясняя происхождение трикотажной рубашки "benetton", принадлежавшей Кэролин Кларк и впоследствии надетой Челиндой Хьюз, он сказал, что просто-напросто вынул её из стиральной машины, подумав, будто она принадлежит сестре Шейле. Когда ему был задан вопрос о происхождении джинсовой рубашки "next", принадлежавшей Полу Ониенсу, обвиняемый не моргнув глазом ответил, что отыскал её в подвале дома матери на Кэмпбеллхилл-роад, а как она туда попала - понятия не имеет. Разумеется, очень важным для следствия представлялось объяснение того факта, что в доме Милата оказались детали ружья, из которого были убиты по крайней мере две жертвы "охотника за туристами". Иван Милат заявил, что ему ничего не известно о происхождении деталей разобранного ружья, спрятанных за стенкой из гипрока. Когда же следователи уточнили, что это ружьё было куплено в оружейном магазине "Хорсли парк ган шоп" по его - Ивана Милата - разрешению на владение оружием, то арестант не придумал ничего другого, как предположить, что его документом воспользовался кто-то из братьев, похожий внешне. Прямо скажем, отговорка так себе... Примерно в таком вот духе Иван Милат пытался отбиваться ото всего, что ему предъявляли. Звучало это не только однообразно, но и наивно; такого рода доводами можно пытаться "отвести" одну-две-три улики, но не сотни. А в этом расследовании речь шла именно о сотнях улик, которые все чудесным образом вдруг собрались вокруг честного, но незадачливого парня Ивана Милата.

     Процесс над убийцей туристов с участием присяжных заседателей под председательсвом судьи Дэвида Ханта открылся в апреле 1996 г. Хотя к тому времени страсти вокруг этого расследования несколько подутихли, судебные заседания довольно полно освещались австралийскими средствами массовой информации.
     Из интересных моментов, заслуживающих быть упомянтуыми здесь, следует сказать о явно высказанных подозрениях в адрес Ричарда и Уилльяма Милатов. "Тень на плетень" без зазрения совести наводил адвокат Эндрю Боэ, что кстати, по достоинству оценили журналисты (адвокат явно пиарился и расчитывал на рекламу самого себя в масштабах страны). Но и обвинение в лице королевского прокурора Марка Тедеши (Mark Tedeschi) в этом ему отчасти подыграло. Позиция обвинения в отношении упомянутых Ричарда и Уилльяма была до такой степени откровенно негативной, что одна из радиостанций даже предложила слушателям заключать пари относительно того, будет ли в конце-концов выдвинуто обвинение против Ричарда Милата или нет?

  
Братья Ричард (фотография слева) и Уилльям Милаты (справа) по общему мнению являлись главными кандидатами в возможные компаньоны Ивана. Подозрения в их адрес высказывались журналистами открыто, да и сам обвиняемый во время процесса прямо называл их имена, рассуждая о том, кто и как мог бы его "подставить", свалив на него вину за несовершенные преступления.


     Суд заслушал большое число свидетелей как защиты, так и обвинения (более 70). Очень сильные обличительны показания дала Карен Дак (Karen Duck), бывшая жена Ивана Милата. Прокуратура до такой степени опасалась за её жизнь, что женщине была предоставлена государственная защита, ей после суда изменили фамилию, а в ходе процесса не позволили фотографировать (дабы сохранить в тайне внешность). Где она сейчас и чем занимается - неизвестно, что в общем-то, и понятно: многие из братьев Милат ещё на свободе.
     Приехал в Сидней и дал показания Пол Ониенс. Защита обвиняемого подготовила ему ловушку и очень ловко поймала на несоответствии действительности некоторых деталей его рассказа. Дело в том, что Ониенс в своём рассказе упомянул о наличии у серебристого "ниссана" грабителя А-образной стойки для крепления запасного колеса. Такой стойкой машины этого типа действительно оборудовались, но... это была опциональная деталь. "Ниссан", принадлежавший Ивану Милату, не имел в январе 1990 г. такого крепления для запасного колеса. Но вот впоследствии Иван такую деталь поставил, из-за чего на многих поздних фотографиях его машина выглядит имеющей такого рода крепление. Адвокат Боэ с документами в руках доказал судье и присяжным, что в январе 1990 г. Ониенс не мог видеть запасное колесо на А-образной стойке позади машины Ивана Милата, а значит, англичанина похищал вовсе не обвиняемый... Либо, показания потерпевшего необъективны и сделаны под давлением стороны обвинения.
    
(на предыдущую страницу)                                                          (окончание)

.

eXTReMe Tracker