На главную.
Неординарные преступники и преступления.

Глупость не порок...
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2016 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2016 гг.

Страницы :     (1)     (2)      (3)     (4)     (5)     (6)     (7)

стр. 6



     Домингез утверждал, что это преступление явилось "заказным", хотя и не мог назвать заказчика. Стив Гомик собрал под своим руководством группу, члены которой действовали по заранее разработанному плану.

Один из членов группы, некий Энтони Джозеф Мейджой (Antony Joseph Mayjoy), вёл наблюдение за домом, в котором супруги встречали Йом-кипур, и как только их машина выехала в сторону Брентвуда, сообщил об этом Стивену по телефону. Домингез находился возле спуска в гараж и в его обязанности входило опознать автомашину жертв, когда она станет въезжать через подъёмные ворота. О появлении жертв ему надлежало оповестить по рации Ричарда и Стивена Гомиков, один из которых находился с другой стороны здания, а другой - в гараже. Домингез уверял, что не верил в реальность предстоящего убийства и думал, что Стив Гомик ограничится простым запугиванием или ограблением. Когда из гаража послышались выстрелы, Майкл в ужасе бежал прочь от дома, нарушив приказ Гомика-старшего подогнать к зданию автомашину и ждать появления сообщников. Бегство малодушного Домингеза до известной степени объяснило заминку, из-за которой братья задержались возле здания (поэтому-то их и увидели свидетели). Кстати, Домингез был до такой степени взволнован двойным убийством, что даже не смог вспомнить на допросе точное число выстрелов - он говорил, что выстрелов было всего два - по одному на каждую из жертв - и очень удивился, когда узнал, что на самом деле Гомик стрелял 5 раз.
     Хотя Домингез ничего не смог сказать об убийствах Рэймонда Гадфри и трёх человек в доме Типтон, он оказался очень полезен для следствия, поскольку благодаря ему удалось накрепко сязать Стивена Гомика с двойным убийством в Брентвуде. Майкл выразил готовность сотрудничать с правоохранительными органами и дать необходимые показания в суде - и это было очень важно. Располагая показаниями Бирла и Домингеза, можно было уже поднимать вопрос об аресте Стива Гомика и его сообщников. Причём, действовать надо было максимально быстро, поскольку Стив Гомик мог узнать об исчезновении Бирла и Домингеза и связать случившееся с действиями правоохранительных органов. Надо было "закрывать" подозреваемых братьев до того, как те смогут уничтожить улики.
     Работа закипела как в Неваде, так и в Калифорнии. В течение нескольких дней были оформлены 14 ордеров на обыски движимого и недвижимого имущества на территории Калифорнии, ещё 7 - в Неваде. Работа была проведена очень большая, достаточно сказать, что для получения одного только ордера требовалось подготовить мотивировочное обоснование в 50-60 листов машинописного текста. Тем не менее, правоохранители справились со стоящей перед ними задачей буквально за двое суток и уже к вечеру 10 марта 1986 г. все необходимые для обысков и арестов документы находились у них на руках. Действия в Неваде и Калифорнии были синхронизированы дабы упредить возможность утечки информации.
     Операция правоохранительных органов началась в 7 часов утра 11 марта. В Калифорнии для проведения обысков была создана специальная группа из 60 детективов полиции и криминалистов, кроме них на каждом из объектов присутствовала пара сотрудников ФБР. В Неваде действовала аналогичная группа численностью 25 человек. Почти в одно время были арестованы братья Гомики (Стив и Роберт), братья Вудмены (Нейл и Стюарт), а также Энтони Мэйджой. Места их проживания и работы, а также принадлежавший им автотранспорт подверглись тщательным обыскам.
     Результаты операции оказались во многих отношениях неожиданными.
     В доме Стива Гомика оказалось множество украшений, принадлежавших Бобби Типтон. Часть украшений убитой женщины Стивен подарил жене и дочери. Стоимость подаренного превысила 100 тыс.$. Когда полиция поинтересовалась о происхождении украшений Стив отказался говорить на эту тему, а его жена принялась настаивать на том, что драгоценности принадлежат ей многие годы. Дурища, видимо, не желала выпускать из цепких лапок то, что однажды в них попало... Но эта болтовня вышла Долорес Гомик боком - её арестовали за лжесвидетельство и впоследствии судили. Дочка же Стивена честно признавалсь, что все эти вещи папа принёс в дом в середине декабря 1985 г.; благодаря сотрудничеству со следствием девушка осталась на свободе и не повторила судьбы папочки и мамочки.
     Помимо украшений Типтон у старшего из Гомиков нашли ещё кое-что интересное. В багажнике его автомашины лежал болторез. Изучив его режущие кромки, криминалисты сделали вывод о том, что именно с его помощью была "перекушена" цепь на решётке вентиляционного окна на парковке в доме Джерри и Веры Вудмен. Убийца унёс цепь с собою, но "перекушенное" звено не поднял с земли, благодаря чему оно попало в руки следователей. Теперь следователи узнали, каким именно инструментом воспользовался преступник для того, чтобы проникнуть на закрытую парковку. Удивительна, конечно, самонадеянность Стивена Гомика, хранившего столь опасную улику на протяжении почти полугода!

Братья Нейл (снимок слева) и Стюарт (справа) Вудмены после ареста 11 марта 1986 г.


     Нейл Вудмен был арестован прямо в помещении цеха "Манчестер продактс". Пока в здании проходил обыск, Нейл попросил пригласить в кабинет, где он находился, своего помощника, дабы сделать необходимые распоряжения о порядке работ на время своего отсутствия. Просьба звучала вполне разумно и Нейлу не отказали. К нему прошёл помощник Стивен Стро, с которым Нейл поговорил несколько минут. При разговоре присутствовал полицейский, но он ничего подозрительного не заметил и не услышал, Нейл лишь сделал некоторые распоряжения относительно оплаты некоторых поставок и перемещении складских запасов. В общем, имел место, казалось, заурядный разговор на производственную тему. Но после его окончания Стивен Стро обратился к присутствовавшим при проведении обыска сотрудникам ФБР и сделал заявление, согласно которому Нейл Вудмен попросил его открыть сейф в кабинете директора и уничтожить хранившиеся там две визитки Стива Гомика. Стро сообразил, что просьба не имеет ничего общего с производственной необходимостью и поспешил рассказать об обращении арестованного представителям правоохранительных органов.

Стив Гомик после ареста 11 марта 1986 г.


     Произошло кое-что интересное и во время обысков в Лас-Вегасе. Полицейские пришли в магазин "The tower of jewels" для того, чтобы осмотреть рабочее место Стива Гомика и предметы, к которым он имел доступ во время своих дежурств (шкафчик, рабочий стол). Понятно, что появление сотрудников полиции и ФБР с ордером потрясло сотрудников магазина как гром среди ясного неба. После окончания обыска - совершенно безрезультативного, кстати - с одним из агентов ФБР заговорил работник магазина Тимоти Кэтт. Это был профессиональный ювелир, который занимался как экспертной оценкой украшений, так и выполнял небольшие поручения клиентов, например, мог подогнать кольцо или браслет часов под нужный размер, запаять разорвавшуюся цепочку и т.п.
     Тимоти Кэтт сделал заявление, из которого следовало, что Стивен Гомик во второй половине декабря 1985 г. обратился к нему с просьбой перебить клейма на ювелирных украшениях, т.е. фактически фальсифицировать производителя. Не совсем понятно, почему именно он обратился с такой весьма смелой просьбой к допропорядочному ювелиру, возможно, Стивен знал о Тимоти нечто такое, что придавало ему уверенность в собственной безотказности. Но вышла неувязка - рассматривая украшения, Кэтт узнал необычное кольцо с бриллиантом грушевидной формы. Ювелир был уверен, что видел это изделие в магазине и, подумав немного, припомнил, что это кольцо входило в состав тех украшений, что Бобби Джейн Типтон взяла для оценки. Тимоти без долгих рассуждений сказал Гомику, что кольцо кажется ему знакомым, на что последний отреагировал совершенно спокойно и тут же признался в убийстве Типтон. Кэтт по его уверению, был шокирован таким заявлением и испугался, что теперь Гомик убъёт и его самого. Этого, однако, не случилось - Стивен остался достаточно лоялен и хотя Кэтт отказался перебивать клейма на украшениях, сохранил с ним хорошие отношения.
     История эта не до конца ясна, очень возможно, её официальная трактовка отличается от того, как события разворачивались на самом деле. Нельзя исключать того, что ювелир на самом деле пообещал Гомику помощь, правда ничего для этого не предпринял. Кэтт не переделывал украденные у Типтон украшения, но и в правоохранительные органы о случившемся не сообщил. В принципе, его действия можно было расценивать как сообщничество в форме недонесения о преступлении, но подобное обвинение никогда выдвинуто не было.
     Власти договорились с Тимоти Кэттом, что тот будет свидетельствовать против Стивена Гомика в суде, а взамен получит иммунитет от преследования.
     Стивен Гомик после ареста воспользовался правом не свидетельствовать против самого себя и остался верен этой линии поведения до конца. О его версии событий никто никогда ничего не узнал - Стивен молчал вплоть до собственной смерти. Переоценивать подобную манеру поведения во время следствия и суда особенно не стедует, ничего умного в подобном молчании нет. Просто груз улик был настолько впечатляющ и неоспорим, что сказать в свою защиту Стивену Гомику было нечего.
     В мае 1986 г. Майкл Домингез достиг официальной договорённости с Министерством юстиции США о признании своей вины в соучастии в 2 убийствах (Веры и Джеральда Вудмен) и готовности свидетельствовать в местных и федеральных судах против братьев Гомик и Мэйджоя. Взамен Домингезу гарантировалось не выдвижение прокуратурой требования смертной казни; обвинение обещало ограничиться минимально возможными в таком случае 25 годами тюремного заключения. В конечном итоге Домингез получил приговор, согласно которому срок его тюремного заключения составлял "от 25 лет до пожизненного", тем самым возможность его освобождения из тюрьмы находилась в прямой зависимости от поведения Майкла в местах лишения свободы. Ричард Хершбергер (Richard B.Hershberger), адвокат Мэйджоя, узнав об этой договорённости не сдержал эмоций и перед журналистами назвал Домингеза "лас-вегасским мародёром" ("Las-Vegas marauder"), намекая тем самым на то, что мексиканец намеревается получить некие бонусы за счёт убитых им людей. Раздражение адвоката можно понять - свидетельство Домингеза намертво привязывало как его подзащитного, так и братьев Гомик с двойному убийству супругов Вудмен и практически лишало защиту всякого манёвра.
     Затем в расследовании наступила длительная - почти в 3 года - пауза. Оно было вызвано тем, что следствие искало улики по сравнительно нетяжким эпизодам преступной деятельности Гомика и его подручных. Об угонах автомашин братьев Вудмен и обворовывании их квартир в этом очерке уже упоминалось, но эти преступления были отнюдь не единственными "услугами" Стивена Гомика состоятельным друзьям. Выяснилось, что предприимчивый охранник поучаствовал и в иных проделках, в частности, по просьбе одного из своих дружков он поджёг дом на Гавайях, а по просьбе другого попытался совершить хищение с полицейского склада хранения улик (попытка, правда, оказалась неудачной). Стало также известно о пересылке Гомиком по почте взрывчатки, что явилось ещё одним федеральным преступлением в и без того немаленьком их списке. В ходе продолжительного расследования удалось прояснить многие детали преступлений, остававшиеся до того неизвестными. Так, например, стало ясно, как связывались братья Вудмен с Стивеном Гомиком. Они не звонили ему ни с домашних, ни с рабочих телефонов, а пользовались для звонков уличными таксофонами. Все эти автоматиы (общим числом 5 шт.) находились на удалении 500 м. от здания "Манчестер продактс". Поскольку братьям было лень менять мелочь для таксофона, они сообщали телефонному диспетчеру, что звонок будет произведен за счёт компании "Манчестер продактс" и действительно опалчивали все телефонные счета. Подобное поведение, однако, лишало конспиративную затею с таксофонами всякого смысла. Полицейские, изучая телефонные счета Стивена Гомика, очень быстро "вычислили" телефонные звонки, оплаченные со счетов "Манчестер продактс" и доказали таким образом факт существования продолжительной и устойчивой связи между Гомиком и братьями Вудмен. Тут только руки остаётся развести и констатировать, что перед нами просто какой-то клинический идиотизм...


     Поскольку преступления Стивена Гомика и его помощников совершались на территориях с различной юрисдикцией, было решено провести раздельные процессы в Калифорнии и Неваде.
     В марте 1989 г. открылся суд в Лас-Вегасе, в числе обвиняемых фигурировали 11 человек, в т.ч. жена и сестра Стивена Гомика. Один из обвиняемых - Уилльям Гомик, третий из братьев - находился в бегах. Также на процессе присутствовали в качестве подсудимых Нейл и Стюарт Вудмены. Последние категорически отрицали обвинение в организации убйиства родителей. Домингес давал показания в качестве свидетеля обвинения, а Роберт Гомик признал своё участие в хищении автомашин "украденных" его братом у Нейла и Стюарта Вудменов, посчитав за благо признать наименьшее из зол. Согласно признательным показаниям Роберта, он перегнал автомашины из Калифорнии в Неваду и уничтожил, столкнув в пропасть.
     Через год, т.е. в марте 1990 г., опасаясь неизбежного суда в Калифорнии, которому предстояло рассмотреть обвинения в убийстве Веры и Джерри Вудмен по существу, Стюарт Вудмен решился на сделку с правосудием. В обмен на сохранение ему жизни, он согласился дать показания против старшего брата Нейла и братьев Гомик. В своих предельно откровенных показаниях, Стюарт рассказал о деталях, которые всё ещё оставались не полностью ясны следственным органам. Так, например, он объяснил почему была убита его мать. До того момента все - и следователи, и родственники - считали, что убийство Веры было совершено либо по ошибке, либо вынужденно, из-за того, что преступник боялся быть опознан выжившим свидетелем. На самом деле правда оказалась намного неожиданнее.

Стюарт Вудмен даёт признательные показания комиссии комиссии Министерства юстиции США (кадр из видеозаписи, сделанной в марте 1990 г.).


     Стюарт признал, что существовал особый "заказ" убить мать и Стив Гомик, стреляя в женщину, выполнял данное ему поручение. Сыновья не простили матери то, что она во время конфликта вокруг "Манчестер продактс" стала не на их сторону, а поддержала мужа. Имелись у сыновей и обиды так сказать личного свойства, звучавшие просто нелепо (например, Стюарт не смог простить матери её смех, когда после свадьбы признался ей в том, что жить холостяками в квартире Нейла братьям гораздо интереснее и веселее, чем с жёнами). Кроме того, Стюарт объяснил ещё один важный момент, который обвинение не могло никак выяснить - он рассказал, откуда братья узнали о месте проведения Йом-кипур в сентябре 1984 г. Дело в том, что в тому моменту их отношения с родителями испортились настолько, что никто из них не мог прямо спросить у отца или матери, где они планируют праздновать Йом-кипур? Все родственники убитых категорически отрицали, что сообщали братьям место праздника, поскольку отношения между сыновьями и родителями были столь плохи, что не могло быть и речи об их встрече за общим столом. Братья чувствовали отношение родни и лишних вопросов не задавали. Они прекрасно понимали, что их любопытство сразу вызвало бы подозрения, поскольку никто ничего хорошего от Нейла и Стюарта уже не ожидал. Между тем, для организации слежки за родителями и собственного alibi братьям важно было узнать куда же именно поедут родители. Некоторое время они ломали голову над этой задачей, не зная, как к ней подступиться, пока наконец 22 сентября Стюарт не позвонил под благовидным предлогом двоюродной тётке Сибил Майкельсон, в разговоре с которой как бы между прочим осведомился, где в этом году родственники будут отмечать праздник? Услышав нужный ответ, он продолжил разговор как ни в чём ни бывало. Едва положив телефонную трубку, он тут же позвонил Стиву Гомику и сообщил полученную информацию. Сообщение Стюарта было проверено по архиву телефонной компании, в результате чего были обнаружены записи о трёх звонках - Гомику, затем Сибил Майкельсон, а потом снова Стиву Гомику - сделанных с одного и того же телефонного номера с интервалом буквально в две минуты.
     Видеозапись показаний Стюарта Вудмена, растянувшихся более чем на четыре часа, явилась настоящей "бомбой" под защиту Нейла. В итоге Стюарт был в упрощенном порядке приговорён к пожизненному заключению в тюрьме и стал "играть" за команду обвинения.
     В 1991 г. федеральный суд в Лас-Вегасе приступил к рассмотрению обвинений братьев Гомик и Нейла Вудмена в рэкете (убийства не являлись предметом его рассмотрения). На этом суде Стюарт давал показания в качестве свидетеля обвинения, как, впрочем, и Майкл Домингез. Этот суд приговорил обвиняемых к пожизненному заключению, но его решение в дальнейшем было опротестовано в Апелляционном суде, который, в конечном итоге, оставил этот приговор в силе.
    
(в начало)                                                                                             (окончание)

.

eXTReMe Tracker