На главную.
Неординарные преступники и преступления.

Глупость не порок...
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2016 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2016 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)

стр. 3



     Потрясенные отказом матери, сынки некоторое время вынашивали иной план и, наконец, после консультации с бухгалтером "Манчестер продактс" Фукувой, заявились к матери с новым предложением. Они выплачивают отцу 2 млн.$ единовременно, а потом некую пожизненную ренту с сопутствующим, так сказать, "соцпакетом" (оплатой телефона, бензина для машин и пр. "фирменными" благами семьи Вудмен). Тут Вера задумалась.

Предложение и в самом деле выглядело разумным, справедливым и дальновидным. Как долго проживёт Джеральд после операции - неизвестно, возможно, он просто не успеет заработать эту самую пару миллионов... а тут - деньги в руки, а самое главное, Вера всё равно сохраняет половину предприятия за собой, т.е. при любом развитии событий, её старость будет обеспечена!
     В общем, Вера проконсультировалась с тем же самым Фукувой и бухгалтер высказал свою точку зрения: предложение хорошее и даже щедрое. Кстати, он повторил эти же слова и через 9 лет детективам, расследовавшим убийство четы Вудмен. Даже спустя годы и будучи прекрасно осведомлённым о последовавших событиях, Фукува от своих слов не отказался и считал, что если бы предложение братьев было принято, то будущее семьи покатилось бы по совсем другим рельсам.
     Вера отправилась на переговоры с Джеральдом в больницу и тот закатил супруге страшный скандал. Он прекрасно понял, откуда дует ветер и просчитал логику сыновей - те оттирали его от дойной коровы, которую он же сам и вырастил. Помимо этого, Джеральд явно понял, что стоит ему "выйти на пенсию" и вольготная жизнь закончится по той простой причине, что все деньги сразу станут подотчётны Вере. А вот контроля над собой Джерри стерепеть не мог!
     Итак, в 1977 г. Джеральд Вудмен вернулся в "Манчестер продактс" и ситуация "ни войны, ни мира" на какое-то время законсервировалась. Но уже всем было ясно, что конфликт интересов каким-то образом должен быть разрешён и никакими паллиативными мерами в этом вопросе ограничиться никак не удастся.
     Летом следующего - 1978 г. - в компанию пришёл Уэйн, младший из братьев. Он только что закончил университет и как дипломированный экономист принял на себя обязанности финансового директора. До этого в комании из 40 человек не существовало такой должности, хватало одного-единственного бухгалтера, но ради Уэйна был придуман новый руководящий пост, а в помещении инженерного состава устроили небольшую загородку, куда поставили стол и кресло. В общем, у Уэйна появился оборудованный кабинет!
     Младший из братьев не просто пришёл к готовому столу и креслу - ему был назначен оклад 2 тыс.$ в неделю и классический семейный "соцпакет", то бишь оплата со счетов фирмы бензина для всех машин и домашнего телефона. Это взорвало хрупкий мир в "Манчестер продактс"! Все многолетние обиды старших братьев - как реальные, так и мнимые - оказались выплеснуты наружу. Нейл и Стюарт припомнили отцу, как тот не позволил им получить высшее образование, как заставил самостоятельно зарабатывать деньги, как постоянно гонял Стюарта по командировкам и вообще всячески третировал.
     Вера стала на сторону мужа и этим безнадёжно испортила отношения с Нейлом и Стюартом. Поскольку на начальном этапе конфликта Уэйн держался несколько отстранённо и пытался не задевать старших братьев, мать решила должным образом простимулировать младшенького сынка и передала ему в собственность половину своей доли в "Манчестер продактс". С этого момента компания оказалась поделена на равные доли между четырьмя хозяевами - Верой Вудмен и её тремя сыновьями. Ни один из них ничего не мог поделать без других, но и договориться между собой враждующие стороны уже не могли. Уэйн открыто включился в борьбу и встал на сторону матери.
     Война сделалась позиционной.
     Враждующие стороны не подбрасывали друг другу тарантулов в письменный стол и не плевали в кофейные чашки, но не отказывали себе в невинных шалостях иного рода. "Фирменным" стилем Вудменов сделались разного рода проделки с выставлением счётов на имя нелюбимого родственника из враждебного лагеря. Довольно долго клиенты компании, знавшие семью Вудмен многие годы, не подозревали о внутренних трениях, поэтому когда Нейл Вудман, к примеру, заменял оконные блоки в своём доме и при этом просил выставить счёт на имя Уэйна (поскольку тот "финансовый директор и оплаит всё") это не вызывало особых вопросов у подрядчика. Репутация Вудменов была такова, что никто не сомневался в их платёжеспособности, а уж на чьё имя выставлять счёт братья лучше знают. Понятно, что такие фокусы проворачивались не каждый день, но время от времени братцы позволяли себе поглумиться над противником. Уэйн платил старшим братьям той же монетой, он мог, например, не пополнять счёт, к которому была "привязана" банковская карта обидчика, ссылаясь на забывчивость или нехватку времени.
     В общем, ребятки пакостили друг другу, иногда делая это весело, иногда - не очень, но было ясно, что все эти развлечения - до поры. Дело шло к серьёзной схватке, хотя из-за юридического равенства сил трудно было понять, чем же всё закончится?
     Однако, в какой-то момент у Нейла и Стюарта появилась идея, как можно перебросить дохлую кошку через забор соседа, чтобы она не прилетела обратно. К 1981 г. в компании сложилось довольно строгое распределение обязанностей, согласно которому Стюарт вёл дела с региональными продавцами, Нейл - отвечал за технологию производства, сырьё и снижение себестоимости, Уэйн - отслеживал финансы и вёл "белую" бухгалтерию, а Джеральд отвечал за увод денег и фальсификацию отчётности. Т.е. деньги фактически были в распоряжении отца и младшего из братьев. Нейл и Стюарт сообразили, что им по силам перехватить управление денежным потоком, договорившись с контрагентами перевести платежи на банковские счета, неизвестные Уэйну и Джерри. При этом компания работала также, как и прежде, пластик отгружался, наёмные работники получали зарплату, а денежный ручеёк Нейл и Стюарт канализировали в направлении, неизвестном их противникам.

Джеральд Вудмен (сидит слева) с сыновьями: Стюартом (сидит справа), Нейлом и Уэйном (стоят слева и справа соответственно). Фотоснимок сделан в 1980 г., все ещё живы, здоровы и выглядят умиротворенно. На самом деле, "холодная война" внутри "Манчестер продактс" полыхает вовсю и конца, и края ей не видно.


     Джерри, переговорив с контрагентами, быстро прочувствовал ситуацию и... запретил отгрузку продукции до тех пр, пока деньги не будут возвращены под управление Уэйна. Это был неосторожный поступок со стороны отца, он здОрово подставился, даже не сообразив этого. Нейл и Стюарт моментально уволили его за допущенное грубое нарушение контрактных обязательств и тут же инициировали внутреннюю проверку бухгалтерии, пригласив аудиторов. Уэйн при всём желании не успел бы приготовиться к проверке, даже если бы и был осведомлён о её проведении. Братья знали, что подсказать аудиторам, поэтому результат был запрограммирован и... Уэйн тут же последовал на улицу за отцом.
     Братья неожиданно технично "слили" противника и наверное, сами удивились своему успеху. После 3 лет "позиционной" войны им удалось вчистую выиграть атаку. Но это была именно атака, поскольку увольнением отца и младшего из братьев война закончиться не могла.
     Несколько месяцев Джеральд бился, как птица в силках, пытаясь вступить со старшими сыновьями в переговоры, но те его попросту игнорировали. Попытки мамочки подключиться к переговорному процессу также остались безрезультатны. Тогда Джерри вытащил из рукава "джокер", вернее, то, что по его мнению являлось "джокером". В ноябре 1981 г. он начал судебный процесс, призванный "растворить" "Манчестер продактс" в новой, более крупной компании. Старый бренд должен был исчезнуть, уставной капитал - увеличиться, соответственно взносам (имущественным и денежным) должно было произойти перераспределение долей владения. Джерри, Вера и Уэйн отказывались от намерения управлять "Манчестер продактс" и вносили свои доли владения её имуществом их в качестве частичного обеспечения в новую компанию (другую часть обеспечительного взноса они обещали внести деньгами). Расчёт истцов строился на том, что они сумеют резко нарастить свою долю за счёт наличия свободных денег, которых у Нейла и Стюарта не было под рукой. в силу этого суммарная доля владения Нейла и Стюарта в новой компании должна была уменьшиться до 1/3 или даже стать ещё ниже. Понятно, что при этом доли Веры, Уэйна и Джеральда, который возвращался в состав пайщиков, должны были вырасти до 2/3 и более. Старшие братья лишались блокирующего пакета голосов со всеми вытекающими отсюда для них последствиями. В исковом заявлении Джеральд указал причину для такой перестройки, заявив, что мол-де, Нейл и Стюарт откровенно манкируют своими должностными обязанностями. В суде Джерри представил образцы пластика с пузырьками воздуха и заявил, что этот брак является следствием допущенных Нейлом нарушений технологии, а в отношении Стюарта заявил, что тот перестал ездить в командировки и управляет сбытовой сетью по телефону, что никуда не годится.
     Задумка с "растворением" компании была неплоха. Но как это часто бывает с хорошими идеями, подкачала реализация.
     Нюанс заключался в том, что в Калифорнии действует норма, согласно которой при намерении одного из компаньонов изменить доли совместного владения, другие совладельцы пользуются приоритетным правом её выкупа. Этот закон как раз направлен против т.н. "недружественных" поглощений, при котором "недружественная" компания покупает часть акций конкурента, а потом навязывает ему увеличение капитала, тем самым перехватывая управление у первоначальных учредителей. Джерри считал, что в данном случае понятие "недружественного" поглощения неприменимо к предложенному им плану обновления компании, что и попытался доказать в суде.
     Но суд посчитал иначе. Нейл и Стюарт представили суду характеристики своего отца, в которых тот был объявлен лудоманом, потерявшим на страсти к азартным играм целое состояние, и психопатом, неспособным управлять своими разрушительными импульсами. Старшие братья попросили суд оградить компанию "Манчестер продактс" от отцовских поползновений по её уничтожению и удовлетворить их законное право выкупить доли матери и младшего брата. И в конечном итоге суд стал на их сторону, приняв соломоново решение, согласно которому истцы теряли право владения долями в компании "Манчестер продактс" и получали за это компенсацию в размере 675 тыс.$. Кроме этого, Джеральду и Вере Вудмен оставался из дом в Бель-Эйр, оцененный в 2 млн.$, а Нейл и Стюарт получали во владение многоквартирный дом, стоимостью 850 тыс.$. Хотя решение суда выглядело "и нашим, и вашим" на самом деле истцы фактически тяжбу проиграли. Дом в Бель-Эйр и без того принадлежал Вере и Джерри (дети не имели отношения к его покупке), так что получалось, что истцы лишились своих долей в компании всего за 675 тыс.$, что выглядело особенно обидным, если вспомнить, что четырьмя годами ранее им за эти же самые доли старшие братья предлагали безо всякого суда 2 млн.$!
     Дабы ещё более унизить отца, Нейл и Стюарт запретили ему видеться с внуками. Удар этот не имел никаких рациональных резонов, а преследовал сугубо психологические цели. Сыновья хотели максимально досадить самолюбию деда и им это удалось.
     В общем, Джерри Вудмен остался посрамлён. Но старик не сдался!
     То, что он сделал далее, предсказать было непросто. Но ещё сложнее было поверить в то, что жена поддержит это безумное начинание мужа.
     Джерри учредил компанию "Вудмен индастриз" ("Woodman industries"), единственной целью которой являлась прямая конкуренция "Манчестер продактс" на рынке оптических пластмасс. Конкуренция эта не могла обогатить Джеральда, но он этого и не ждал - его idea fix сделалось причинение максимального ущерба своим сыновьям. Проигравший отец хотел, чтобы победа сыновей стала пирровой. "Вудмен индастриз" работала себе в убыток, но это мало волновало Джерри. Сначала он продал дом в Бель-Эйр (после этого чета и переехала в кондоминиум в Брентвуде на Кайова авеню, дом №11663), затем - ювелирные украшения Веры, после этого начались займы у всех, кто только мог дать деньги. При этом Джерри не отказывал себе в мелких пакостях сыночкам.
     Так, например, он отремонтировал квартиру в кондоминиуме, а счета строителей переправил в "Манчестер продактс". Братья отказались их оплачивать, но Джерри на голубом глазу заявил строителям, что его комания - лишь дочернее подразделение "Манчестер продактс" и сыновья устно обещали оплатить ремонт. Препирательства тянулись более полугода, строители даже согласились уменьшить свои требования и после вмешательства Веры, попросившей сыновей заплатить, часть денег была-таки перечислена. Фокус с выставлением счетов "Манчестер продактс" Джерри Вудмен проделывал неоднократно и иногда он срабатывал, возможно, просто в силу невнимательности бухгалтера.
     Надо сказать, что Вера уговорила Нейла и Стюарта выплачивать отцу небольшие суммы в виде "пенсии". Сыновья платили ему 2 тыс.$ в месяц - это была совершенно ничтожная сумма, жестоко унижавшая Джеральда, но он был рад и ей. К 1985 г. финансовое положение четы Вудменов сделалось настолько удручающим, что при всём желании они просто не могли отказаться от этих денег.
     Итак, вся эта возня с периодическими обострениями тянулась вплоть до осени 1985 г. и разрешилась, в конечном итоге, выстрелами в паркинге. В процессе сбора информации детективы не без удивления узнали, что Вера Вудмен - точнее, её жизнь - была застрахована на 506 тыс.$. Получение страховой премии представлялось неплохим мотивом убийства.
     Всплыла и другая интересная деталь: Вера взяла в долг у старшей сестры 106 тыс.$, причём в расписке фигурировала дата возврата "1 октября 1985 г.", другими словами, Вера оказалась убита за несколько дней до погашения долга! Данный нюанс тоже давал определенную пищу для размышлений о мотивации случившегося.
     Во время похорон убитых - которые ввиду проведения вскрытий тел произошли с некоторой задержкой - имело место довольно любопытная сцена, свидетелями которой стали полицейские. При появлении в похоронном агенстве Нейла и Стюарта, присутствовавшие там сёстры Веры буквально взвились со своих мест и с воплями "Убирайтесь вон, убийцы!" набросились на них. Казалось, склока готова была перерасти в рукопашную. Женщин удержали от рукоприкладства и буквально силой усадили обратно в кресла их дети. Нейл и Стюарт, судя по всему, и сами были шокированы такой встречей; старший из братьев довольно недружелюбно огрызнулся в адрес тёток, что, дескать, хватит им командовать, а вот Стюарт брякнул что-то совсем невнятное и неуместное, мол-де, мы и сами скорбим... В общем, полицейские получили совершенно явное подтверждение крайнему ожесточению, царившему в отношениях между ближайшими родственниками. Об инциденте, кстати, стало известно и журналистам, впоследствии они не раз упоминали о случившемся.
     Выходка сестёр Веры, поставившая братьев в крайне неловкое положение, вскоре вышла боком Нине. В силу очевидных причин, никто не вернул ей денег, которые она ссудила Вере, однако после того, как страховая компания в конце октября выплатила трём сыновьям премию в размере 506 тыс.$, вопрос о возврате денег Нина перед племянниками поставила. К тому имелись определенные основания, поскольку наследники не только получают имущество и денежные средства при вступлении в права наследования, но и принимают на себя долговые обязательства наследодателя. Согласно логике Нины, если Нейл, Стюарт и Уэйн согласились получить страховую выплату за жизнь матери, то они тем самым де-факто вступили в права наследования, а значит, автоматически приняли на себя обязательство вернуть ей 106 тыс.$. Но не тут-то было! Нейл и Стюарт покуражились над тётушкой, не без толики цинизма заявив ей, что страховая выплата не есть наследство, более того, само понятие "страхование" выходит за рамки понятия "наследования" (поскольку наследовать можно только нажитое имущество, т.е. имеющееся в наличии на момент смерти, а страховка по самому своему смыслу таковым не является). А потому из факта получения страховой премии отнюдь не вытекает обязательство погашать долги... И если тётушка желает вернуть свои деньги, то пусть идёт в суд и добивается удовлетворения своих претензий через суд, а добровольно ей никто ничего возвращать не станет. В общем, выражаясь русским языком, племяннички тётушку кинули. При этом сынки благоразумно отказались заявлять о претензиях на имущество родителей, посчитав, что суммарная стоимость поврежденной автомашины, личных вещей Веры и Джеральда, а также активов "Вудмен индастриз" окажется гораздо меньше величины долга Веры перед Ниной.
     Примечательно, кстати и то, что Нина, подумав над сложившейся ситуацией и проконсультировавшись с юристами, в конечном итоге отказалась от тяжбы с племянниками... Поняла, видимо, что ничего из этой затеи не получится.
     Подводя итог всей этой долгой истории, остаётся признать, что Нейл и Стюарт действительно выглядели неплохими кандидатами на роль убийц Джеральда и Веры Вудмен. У них имелся весомый мотив, точнее, даже несколько весомых мотивов - начиная от сведения личных счётов и устранения конкурента, до получения страховой выплаты за жизнь матери - но существовала одна закавыка, разрушавшая эту очевидную на первый взгляд связь. Старшие братья имели железное alibi, сокрушить которое было невозможно. В момент убийства родителей они находились за сотни километров от места преступления и убивать их никак не могли.
     Можно гадать, каким бы путём пошло следствие дальше и как именно детективы Джек Холден и Ричард Кростли разобрались бы с имевшимся alibi подозреваемых, но в первых числах октября 1985 г. с ними связались двое полицейских, сделавших заявление, которое повернуло расследование в совершенно неожиданном направлении.
     Полицейские (имена их не разглашались) сообщили, что в июне 1984 г. - т.е. за 15 месяцев до убийства - их пригласили для охраны синагоги, в которой должен был проводиться обряд бар-мицва. Этот обряд осуществляется, когда мальчику исполняется 13 лет и один день, т.е. дату обряда можно было без затруднений высчитать заранее, место, само собой, также тайной не являлось. Отец мальчика опасался, что обряд будет сорван его родственником, с которым у него были очень натянутые отношения, поэтому он решил подстраховаться и в целях обеспечения безопасности пригласил штатных сотрудников полиции. Полицейские были озадачены такой просьбой, но поскольку им было обещано щедрое вознаграждение, а раввин не возражал, чтобы у дверей синагоги во время службы стоял полицейский патруль, то... почему бы, собственно, и не постоять? Обсуждая условия предстоящего мероприятия, полицейские поинтересовались у заказчика, а кто именно может попытаться сорвать ритуал? и услышали довольно неожиданный ответ: "дед мальчика". Тогда полицейские задали следующий вопрос: "а что надлежит делать, если дедушка всё-такие приедет и попытается войти в синагогу?" Всё-таки, синагога - это храм для всех верующих, на каком законном основании иудея можно не пускать в синагогу, если он желает туда пройти? Заказчик не растерялся и без особых затей ответил: "ребята, если старик вам не подчинится, просто пристрелите его!"


     Согласитесь, не каждый день можно слышать такого рода пожелания, высказанные совершенно серьёзно! Полицейским была вручена фотография деда, от вторжения которого им надлежало защищать синагогу. К счастью, бар-мицва прошла без всякие инцидентов, зловредный дед так и не появился, однако историю эту полицейские запомнили.

 
К 20-летию убийства супругов Вудмен появились телевизионные передачи и фильмы, посвящённые обстоятельствам этого нашумевшего в своё время преступления. В них приняли участие некоторые из непосредственных участников тех событий - детективы Холден и Кростли (фотография слева) и раввин Стивен Карр Рубен (справа).


     По прошествии 16 месяцев они увидели в телевизионных новостях и этого деда, и его сына и без всяких колебаний опознали обоих. "Дедом" оказался Джеральд Вудмен, а сыном, посоветовавшим пристрелить его - Нейл Вудмен. Сообразив, что их рассказ может представлять немалый интерес для следствия, полицейские поспешили встретиться с детективами Кростли и Холденом. Детективы, разумеется, выслушали интересный рассказ свидетелей и попросили уточнить, как вообще их угораздило познакомиться с Нейлом Вудменом?
     Оказалось, что полицейских со старшим из братьев познакомил некто Стивен Гомик (Stiven Homick). Поскольку эти имя и фамилия ничего детективам не сказали, полицейские пояснили, что этот человек в прошлом служил в лос-анджелесской полиции, а ныне работает охранником в Лас-Вегасе. И вот тут у детективов появилась догадка относительно того, как Нейл и Стюарт могли организовать убийство родителей и при этом обеспечить себе несокрушимое "alibi".
    
(в начало)                                                                                             (продолжение)

.

eXTReMe Tracker