На главную.
Неординарные преступники и преступления.

Глупость не порок...
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2016 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2016 гг.

Страницы :     (1)     (2)      (3)     (4)     (5)     (6)     (7)

стр. 5



     Совпадение оказалось неожиданным и привлекло искренний интерес к Маральдо. Во-первых, он видел стрелявшего, а во-вторых, должен был догадываться о том, кто именно навёл грабителя.

Так просто в дом наркоторговца посторонние не приходят - они вынуждены каким-то образом называться и на кого-то ссылаться, а коли так, то наркобарыга должен иметь кое-какие соображения относительно личности напавшего. Крейга Маральдо взяли в плотный оборот, сообщили о причастности стрелявшего в него к убийству в Пэредайз-вэлли, пригорозили всяческими неприятностями и наркоторговец решил сотрудничать с полицией. Он рассказал подноготную, о которой умолчал во время первого допроса.
     Оказалось, что его постоянным клиентом уже долгое время является Стивен Гомик. Они поначалу прекрасно ладили, Стивен закупал довольно большие партии кокаина, который употреблял сам и перепродавал богатым клиентам казино, но в последнее время торговый тандем дал трещину. Гомик взял под реализацию партию "кокса" стоимостью в 100 тыс.$, но денег не принёс и товар не вернул. Из города он пропал, отыскать его Маральдо не мог и уже заподозрил, что контрагент его "кинул", как вдруг 13 декабря к нему домой явился незнакомый латиноамериканец, сообщил, что явился по поручению Гомика, а когда Маральдо замешкался с открыванием двери, принялся палить из пистолета. В общем, наркоторговец остался в твёрдой уверенности, что целью явившегося являлось вовсе не ограбление, а убийство, которое организовал Гомик с целью не возвращать 100 тыс.$. Вполне, кстати, серьёзный мотив...
     Полицейские заинтересовались Гомиком, но когда полезли проверять информационные базы различных учётов, увидели напротив его фамилии особый код, означавший, что при появлении любых свежих данных об этом человеке надлежит связаться с подразделением ФБР в Лас-Вегасе. Полицейские позвонили туда, рассказали о собранных материалах и сотрудники ФБР немедленно подключились к расследованию, сообщив при этом последние новости лос-анджелесским детективам.
     Стало ясно, что лёд тронулся! Теперь первоочередной задачей стал розыск таинственного латиноамериканца, стрелявшего в Маральдо. Наркоторговец мог его опознать и в Лас-Вегасе ему показывали альбомы с местными уркаганами, подходившими под описание, однако нужного человека среди них не оказалось. Холден и Кростли вполне разумно предположили, что убийца, направленный Гомиком, приехал в Лас-Вегас из Лос-Анджелеса. Очевидно, этот парень находился в зависимости от Гомика и не мог отказать ему в деликатной просьбе, а откуда такая зависимость могла возникнуть? Правильно, это мог быть уголовник, которого прежде защищал адвокат Роберт Гомик и которому бедолага задолжал. Холден и Кростли проверили все дела, в которых Роберт участвовал с 1979 г., отобрали фотографии всех латиноамериканцев, бывших его подзащитными, и вылетели с ними в Лас-Вегас.
     При предъявлении фотографий Крейгу Маральдо тот опознал нападавшего в 27-летнем Майкле Домингезе. Оказалось, что в 1980 г. Роберт Гомик представлял его на процессе, связанном с выдворением матери Майкла из США в Мексику. Дальнейшее изучение биографии Домингеза показало, что в том же году он был осужден за кражу в Неваде, отсидел 3 года и был условно-досрочно освобожден. Связавшись с офицером по надзору за досрочно освобожденными, детективы выяснили, что по адресу, где должен был проживать Домингез, его нет. Налицо было нарушение условий освобождения и теперь незадачливый киллер подлежал аресту по этому формальному поводу. Розыск Домингеза по причине нарушения им условий условно-досрочного освобождения позволял до поры скрыть истинную подоплёку интереса правоохранительных органов к его персоне. Для его ареста был оформлен ордер, в котором ни словом не упоминалось покушение на Маральдо и убийство трёх человек в доме Типтон.

Роберт Гомик, один из младших братьев Стивена Гомика. Родился в 1951 г., закончил один из десяти калифорнийских университетов, затем юридическую школу, с 1979 г. подвизался на ниве адвокатских услуг. Славы на этом поприще не снискал, ибо отличался дурным нравом и косноязычием. Но частенько помогал брату Стивену в его проделках, что в конечном итоге и привело Роберта к весьма и весьма плачевному жизненному итогу...


     Все эти события произошли во второй декаде декабря 1985 г. и уже к 20 числу правоохранители довольно много узнали о разыскиваемых. Но помимо расследования покушения на Крейга Маральдо, в эти же дни своим ходом продолжалось расследование убийств в особняке Типтон. Надо сказать, что детективы, занятые этим делом, без особого энтузиазма восприняли новость о появлении такого подозреваемого, как Майкл Домингез. И нетрудно понять почему - мексиканец-наркоман, отирающийся в Пэредайз-вэлли, очень быстро привлёк бы к себе внимание и местная полиция "тормознула" бы его едва только он сунул нос в этот район роскошных вилл и дворцов. И даже если бы он сумел незаметно добраться до дома Типтон, то дверь ему никто бы не открыл. Типтоны не заказывали пиццу и не приглашали мигрантов стричь газон - они решали такие проблемы иначе, а значит у Домингеза просто не было шансов проникнуть в дом под благовидным предлогом. Поэтому детективы полиции Лас-Вегаса сосредоточились на поиске возможного "наводчика", знавшего о наличии в доме большого количества драгоценностей и сообщившего эту информацию профессиональному грабителю-убийце. И вот тут их ожидало неожиданное и очень интересное открытие.
     Изучая список персонала магазина "The tower of jewels", детективы установили, что фирма, предоставлявшая услуги сфере безопасности, привлекала к работе... Стива Гомика! Тот не состоял в постоянном штате, но эпизодически появлялся в случаях, когда требовалось закрыть нехватку охранников. Он поработал некоторое время в июне-июле 1985 г., а потом - в ноябре-декабре. И именно во время его смены Бобби Джейн Типтон забирала десятки украшений из магазина! Так что Гомик видел госпожу Типтон и соответственно, она видела его и имела все основания доверять ему. В самом деле, ведь это же охранник элитного магазина! Почти что личный доктор...
     Дальнейшая работа в этом направлении привела лас-вегасских детективов к новому неожиданному открытию. Работники ювелирного магазина припомнили, что полугодом ранее один из их клиентов был убит перед собственным домом. Пожилой миллионер Рэймонд Гадфри (Raymond Godfrey) в июне 1985 г. был застрелен перед собственным особняком без видимого мотива. Из его тела извлекли четыре пули 38-го калибра, а поскольку гильз на месте преступления не оказалось, то занимавшиеся этим делом полицейские вполне оправданно предположили, что убийца воспользовался револьвером. Гадфри не был ограблен, его дом остался в полной неприкосновенности и мотив убийства так и не был прояснён. По состоянию на конец 1985 г. преступление оставалось нераскрытым, но в конце декабря появились кое-какие соображения относительно случившегося.
     По странному стечению обстоятельств Гадфри был соседом Бобби Джейн Типтон. Более того, именно Типтон рекомендовала Рэймонду ювелирный магазин "The tower of jewels"! Гадфри время от времени появлялся там, покупал мелкие, но очень дорогие вещи и - опять-таки, по странному стечению обстоятельств! - его последний визит пришёлся на тот день, когда в магазине дежурил Стив Гомик!
     То, как был убит бедолага Рэймонд Гадфри, при здравом размышлении заставляло заподозрить неудачную попытку ограбления. Скорее всего, преступник поджидал жертву у въезда в гараж, рассчитывая вбежать туда вслед за подъехавшей автомашиной хозяина дома. Рядом с подъездной дорожкой находился газон с весьма живописной композицией на пустынную тему с торчащими из земли огромными валунами и большими кактусами - там вполне мог спрятаться взрослый мужчина. Гадфри, однако, не стал открывать ворота гаража, а поставил автомашину перед крыльцом (там его тело и обнаружили). Преступник, скорее всего, рассчитывал, угрожая оружием, заставить хозяина дома открыть входную дверь, но Гадфри отказался это делать, видимо, понимая, что в доме ситуация резко ухудшится. Не исключено, что он выказал активное неподчинение или сопротивление нападавшему, возможно, попытался убежать - точно восстановить картину случившегося не представлялось возможным. Злоумышленнику пришлось стрелять и убегать с места совершения убийства, так и не реализовав задуманное.
     Стивен Гомик был отличным подозреваемым. Всё-таки, вряд ли было простой случайностью то обстоятельство, что с интервалом в полгода оказались убиты соседи (Типтон и Гадфри), жившие на одной улице и покупавшие драгоценности в одном магазине! Причём, убийство в обоих случаях произошло после того, как с ними познакомился Гомик. Если это было случайностью, то следовало признать, что Стивен Гомик был на редкость невезучим человеком!
     Хотя изложенные выше подозрения выглядели весьма достоверно, всё же для суда они не годились. Прямых улик, опираясь на которые можно было проводить арест Гомика, правоохранительные органы не имели. Требовалось отыскать кого-то (или что-то), способного дать прямые и однозначные показания, изобличающие Стивена в причастности к убийствам Рэймонда Гадфри и трёх человек в доме Типтон. Немаловажным было то обстоятельство, что сам Гомик ничего не знал о проводимой следственной работе и совершенно безмятежно продолжал вести прежнюю жизнь. ФБР и полицейские управления Лос-Анджелеса и Лас-Вегаса вели за ним непрерывное наблюдение и прослушивали его телефонные разговоры, в которых Гомик себя совершенно не ограничивал. Именно это обстоятельство и предопределило следующий зигзаг расследования.
     Прослушивание телефонных разговоров не давало прямых улик против Гомика, поскольку тот всегда был весьма аккуратен в выражениях и говорил двусмысленно, прибегая к шифру (хотя и легко понятному, но делавшему аудиозаписи "прослушки" бесполезными в суде). Тем не менее, прослушивание его болтовни по телефону оказалось весьма полезным. Изучая список абонентов, с которыми Стивен Гомик регулярно созванивался, правоохранители обратили внимание на некоего Рональда Бирла (Ronald Byrl), человека, о котором можно сказать словами русской поговорки: он широко известен в узких кругах. Бирл занимался скупкой краденого, а также оказывал особые услуги, вроде перебивки номеров угнанной авто-мототехники или клеймение фальшивыми клеймами ювелирных украшений. В общем, это был мужик рукастый, головастый, предприимчивый, но в тюрьме сидел всего однажды и притом совсем не за свой специфический криминальный бизнес, а за тривиальный грабёж с последующим угоном автомобиля. Трудно удержаться от того, чтобы не высказать подозрения в неслучайной везучести Бирла, которая объяснялась, по-видимому, не только и не столько его ловкостью, сколько активным "стукачеством". Иначе трудно понять, как такой персонаж пару десятилетий умудрялся заниматься своим промыслом без особых проблем с Законом. Но доказательств такому предположению нет, так что оно является лишь интуитивным ощущением. Впрочем, сие в данном случае не очень важно.
     Стивен Гомик был знаком с Бирлом почти полтора десятка лет и их даже можно было назвать друзьями. Правоохранители решили задержать Бирла, провести обыск в его доме, в надежде отыскать что-то компрометирующее, и пользуясь этим, как следует "надавить", чтобы получить нужную информацию о Гомике. Рональд должен был знать о Стивене много интересного...
     Итак, 7 января 1986 г. в дом Бирла постучали агенты ФБР, которые предъявили ему ордер на обыск жилища и личного имущества, после чего поставили уютный мир скупщика краденого с ног на голову. А потом обратно. Результат обыска превзошёл все ожидания - в тайнике в потолочном перекрытии дома Бирла были найдены пистолеты 22-го и 38-го калибров, которые, как показала баллистическая экспертиза, использовались при убийствах в доме Типтон и покушении на Маральдо. Но что было ещё важнее, в столе Рональда оказались золотые часы "rolex", принадлежавшие Дэвиду Типтону, и женские "piaget", владелицей которых являлась Бобби Джейн Типтон. В доме оказалсь масса золотых украшений, но дело тут было даже не в их количестве, а в том, что по меньшей мере четыре кольца происходили из той коллекции, что Бобби Джейн взяла в ювелирном магазине незадолго до убийства. Когда агенты ФБР рассказали Бирлу, что именно он хранил в собственном доме и сколь серьёзные обвинения может повлечь обнаружение этих вещей, бедолага пережил, наверное, один из худших дней в своей жизни. Он перепугался до такой степени, что даже не стал пытаться тянуть время или придумывать разного рода немыслимые отговорки, а принялся сразу "колоться".
     И, кстати, правильно сделал. Находки до такой степени выглядели убедительно, что любая игра Бирла неминуемо закончилась бы обвинением в соучастии и внушительной прибавкой тюремного срока. Так что хитромудрый скупщик краденого "просчитал" ситуацию абсолютно верно.
     По словам Бирла, найденные в его доме пистолеты принадлежали Стивену Гомику, который вручил их ему для уничтожения серийных номеров и "сохранение". Да-да, Гомик не желал с ними расставаться и предполагал в дальнейшем забрать обратно. Подобная жадность удивила не только сотрудников ФБР, но и самого Бирла. Хотя тот, если верить его словам, ничего не знал об использовании пистолетов в качестве орудий убийств, но здравый смысл подсказал ему, что Стивен отдал ему оружие не спроста. Опыт давно уже научил представителей криминального мира тому, что однажды использованное в преступлении оружие разумнее всего уничтожать. И Бирл предложил Гомику именно так и поступить, но тот категорически запретил это делать. Это выглядело до такой степени глупо, что Бирл всерьёз заподозрил со стороны своего друга некую хитроумную игру (он предположил, что пистолеты могут быть использованы Гомиком для шантажа). Как бы там ни было, показания Бирла однозначно связывали пистолеты со Стивеном Гомиком и это открытие явилось серьёзным успехом расследования.
     Помимо рассказа об этих пистолетах, скупщик краденого упомянул, что Стивен Гомик "помешан" на оружии и воинсой амуниции. Бирл лично видел у Гомика 8 пистолетов - это немало даже по американским реалиям!
     Разумеется, особый интерес для правоохранителей представлял рассказ Рональда Бирла об украшениях Типтон, найденных в его доме. Услыхав, что эти вещи похищены с места убийства 3 человек, скупщик краденого буквально схватился за голову - он прекрасно понимал, что эта деталь грозит отправить его в унылое путешествие к электрическому стулу. Бирл клятвенно заверил, что ничего не знал о происхождении этих вещей, а если бы только мог догадаться, что они взяты с места убийства, то ни за что не прикоснулся бы к ним. Впрочем, он и так к ним не прикоснулся. Хотя украшения пролежали у него почти месяц, Бирл так и не уничтожил имевшиеся на них клейма. Он явно тянул время и вряд ли подобное поведение скупщика краденого было случайным. Подобная осторожность косвенно свидетельствовала о том, что Рональд имел некие подозрения относительно происхождения украшений и опасался того, что выполнив просьбу Стивена Гомика, окажется вовлеченным в очень серьёзное правонарушение.
     Впрочем, истинная мотивация Бирла в данной ситуации не имела большого значения. Важно было другое - чем бы Рональд ни руководствовался, его поведение обеспечило следствие ценнейшими уликами, а показания позволяли выдвинуть против Гомика самые серьёзные обвинения.


     Несмотря на этот успех, правоохранители решили Стивена до поры не трогать. Важно было отыскать Домингеза и услышать его версию событий. Если бы удалось добиться от Майкла показаний против Гомика - а судя по всему, сделать это было не очень сложно - то можно было бы считать, что Гомик попал в ловушку, из которой выбраться уже не сможет. Кроме того, наличие двух ценных свидетелей - Бирла и Домингеза - страховало правоохранителей от изменений в показаниях одного из них. В общем, успех расследования в значительной степени упирался в возможность отыскать молодого испаноговорящего киллера.
     Кстати, если бы Гомик понял, что его всерьёз разрабатывает ФБР, он мог попытаться избавиться от ставшего слишком опасным свидетеля. Это обстоятельство тоже побуждало правоохранительные органы предпринять все меры к скорейшему розыску Домингеза. Однако, на этом пути правоохранителей ждали многочисленные осложнения - оказалось, что Майкл активно перемещается из Неваду в Калифорнию и обратно, не задерживаясь подолгу на одном месте. Причём, было похоже на то, что он боится не только полиции, но и кого-то ещё. Многочисленные родственники, к которым он приезжал без предупреждения буквально на один-два дня, а потом также без предупреждения уезжал, сообщали о том, что молодой человек выглядел очень напуганным, но о своих проблемах говорить отказывался.
     Розыск Домингеза тянулся почти полтора месяца и неизвестно, сколь ещё долго он мог бы продолжиться, если бы полиции не помогли родственники беглеца. Когда он в очередной раз появился у одной из своих многочисленных тётушек в местечке Корн-крик к северо-западу от Лас-Вегаса, та накормила его ужином, угостила пивом и... позвонила в полицию. Когда же к дому прибыл патруль, женщина напутствовала племянника добрым "расскажи джентльменам всё, что они захотят услышать". В общем, 7 марта Майкл Домингез неожиданно для себя встретил вечер в полицейском участке, а на следующее утро его ждал весьма заинтересованный разговор в офисе ФБР в Лас-Вегасе.

Майкл Домингез после передачи из Невады полиции Лос-Анджелеса в апреле 1986 г. В лице читается безысходность в своём первозданном естестве. И в самом деле, ну куда податься бедному испаноязычному парню в мире секса и насилия? Конечно же, в крутые киллеры, про которых снимают сериалы и разного рода блокбастеры! К сожалению (или всё-таки, к счастью?), калифорнийские и невадские реалии сильно отличаются от тарантиновских сюжетов, а потому криворуких упоротых убийц местные правоохранительные органы загребают на нары буквально пачками.


     Бедолага до такой степени оказался измучен событиями последних месяцев, что, судя по всему, даже обрадовался аресту. Он скрывался от людей наркоторговца Маральдо, в покушении на которого признался без всяких отговорок, а кроме того, Домингез очень боялся Стивена Гомика. Майклу хватило ума понять, что он стал опасным свидетелем преступлений Гомика и у того имеются все резоны обезопасить себя, пустив пулю в затылок своему испаноговорящему другу. В общем, Домингез бегал как от врагов, так и от друзей. Он быстро сообразил, что сотрудничество с ФБР сулит ему безопасность (до известной степени, конечно) и хотя грозит тюрьмой, но это меньшее из всех возможных бед.
     Итак, Домингез стал говорить и это оказалось воистину эпичное повествование!
     Прежде всего Майкл признал свою вину в попытке убийства наркоторговца Крейга Маральдо, но подчеркнул, что действовал по принуждению, находясь в безвыходной ситуации. Домингез утверждал, что поручение убить Маральдо ему дал Стив Гомик, который был должен наркоторговцу большую сумму денег. 12 декабря 1985 г. Домингез встретился с Гомиком на автостоянке в Лас-Вегасе и во время этой встречи последний вручил Майклу два пистолета (один 22-го, другой - 38-го калибров). На следующий день - 13 декабря - Домингез приехал к дому Маральдо, попытался проникнуть внутрь, но поскольку ему не открыли, запаниковал и открыл стрельбу через дверь, после чего скрылся. Согласно приказу Гомика, Майкл не выбросил оружие, а вернул пистолеты Стиву при следующей встрече (именно эти пистолеты правоохранители и отыщут в доме Бирла через три недели).
     Домингез клялся в том, что ему ничего не известно об убийстве трёх человек в доме Типтон - он при этм не присутствовал и Гомик ни единым словом не упоминал об этом нападении. Зато Домингез оказался хорошо информирован о нападении Стива и Роберта Гомиков на пожилых супругов в районе Брентвуд в сентябре 1985 г. Да-да, оказалось, что Майкл много знает об убийстве Веры и Джеральда Вудмен, поскольку был лично вовлечён в подготовку и проведение нападения!
    
(в начало)                                                                                             (продолжение)

.

eXTReMe Tracker