На главную.
Cерийные убийцы.

Мрачная легенда Снежного Города.
( интернет-версия* )


     На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" ( либо замещение их иными ) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции ( антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
     Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов ( получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды ) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права ( т.е. по меньше мере до 2084 г.).

©А.И.Ракитин, 2014 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2014 гг.

Страницы :     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)     (6)     (7)     (8)     (9)     (10)     (11)     (12)

стр. 1



     Многие сложные уголовные расследования начинаются буднично и почти незаметно - случайно появляется какая-то информация, не очень достоверная и надёжная, проводится проверка, порой даже без особого рвения и надежды на успех, а потом словно прорывается плотина и с разных сторон начинают приходить всё более шокирующие новости. К такому развитию событий подготовиться нельзя - это всегда неожиданность.
     Примерно по такому сценарию развивалось самое, пожалуй, сенсационное в криминальной истории Австралии последних двух десятилетий расследование. Речь идёт о действительно нетривиальном сюжете, который с полным основанием заслуживает того, чтобы найти своё место на сайте "Загадочные преступления прошлого".
     25 ноября 1998 г. в отдел полиции в районе Сэйлисбари-норт (Salisbury North), северном пригороде Аделаиды, обратился некий Гэрайон Синклер (Garion Sinclair), заявивший об исчезновении его родной сестры Элизабет Хэйдон. По его словам, он не видел сестру уже шесть дней и не может узнать, где она находится. Её дети всё это время остаются в доме другой его родной сестры - Кристин Спек - и столь долгое отсутствие Элизабет вызывает некоторую тревогу. Обратившийся также добавил, что с мужем пропавшей сестры - Марком Хэйдоном (Mark Haydon) - ему уже трижды за последние дни довелось пообщаться и каждый раз Марк рассказывал новую версию исчезновения жены. В общем, заявитель просил правоохранительные органы разобраться в прямо скажем подозрительной ситуации.
     Дежурный офицер забрал у Синклера официальное заявление, формализованную анкету с описанием одежды и внешности исчезнувшей женщины, а также её фотографию и передал информацию об имевшем место обращении по инстанции. В тот же день, краткое сообщение о случившемся легло на стол Грегори Стоуна, детектива Отдела розыска без вести пропавших Управления полиции Южной Австралии (сокр.SAPOL - South Australia Police - далее в тексте будет использоваться эта аббревиатура). Следующим утром Стоун приехал в отдел полиции района Сэйлсбари-норт, где поговорил с Гэрайоном Синклером.

  
Элизабет Хэйдон. Эта мать-героиня прожила короткую и бестолковую жизнь: пила без удержу спиртное, упоребляла наркотики, периодически бросала и то, и другое, постоянно якшалась не с теми мужчинами, с которыми следовало.


     Информация, сообщённая братом исчезнувшей женщины во время беседы, оказалась намного более детальной, нежели в заявлении. По рассказу Гэрайона, история последних лет жизни Элизабет выглядела следующим образом: она родилась в 1961 г. и к своим 37 года уже успела стать матерью двух сыновей и шести дочерей, самая младшая из которых была рождена в 1992 г. Все дети были прижиты от разных мужчин. Элизабет познакомилась с Марком Хэйдоном в 1994 г. и это была самая долгая связь с мужчиной в её жизни. Бракосочетались они в 1997 г. Марк Хэйдон был старше своей новой жены на 3 года. Вообще-то, изначально он носил имя Лоуренс, а "Марком" звали его старшего брата, но после гибели последнего в автокатастрофе Лоуренс официально взял его имя. Жил он вместе со своим пожилым отцом в собственном доме в районе Элизабет-Ист (Elizabeth East расположен примерно в 4 км. к северо-востоку от Salisbury North). Однако в сентябре 1998 г. Марк отправил отца в санаторий для пожилых ("дом престарелых" по-русски), дом продал и перебрался в более северный район Смитфилд-плэйнс (Smithfield Plains). Там Марк и жил вместе с Элизабет и её детьми вплоть до пятницы 20 ноября 1998 г.

     В тот день супруги приехали к Синклерам и оставили у них двух сыновей Элизабет (им было 11 и 12 лет), сказав, что заберут мальчиков через два дня, в понедельник. После чего благополучно уехали. Всё было как обычно и не возбудило никаких подозрений Гэрайона и его жены Реи. Однако вечером воскресенья (т.е. 22 ноября) Марк Хэйдон приехал за подростками один. На риторический вопрос Гэрайона Синклера "где Элизабет?" её муж неожиданно ответил, что "она бросила его". Хотя фраза прозвучала довольно тревожно, Гэрайон решил не лезть к Марку с расспросами, полагая, что между супругами произошла размолвка и ситуация скоро сама-собой войдёт в нормальное русло. На следующий день брат решил ещё раз осведомиться о судьбе сестры и позвонил Марку. Тот был пьян и в нескольких бессвязанных фразах объяснил, что Элизабет бросила его, убежав с одним из его друзей в неизвестном направлении. Помолчав некоторое время он добавил, что беглянка перед отъездом сняла деньги с банковских счетов как самого Марка, так и его отца, оформившего доверенность на распоряжение деньгами на имя невестки.
     После этого разговора Гэрайон встревожился не на шутку. Элизабет отнюдь не была "пай-девочкой"; как нетрудно догадаться, женщина, умудрившаяся родить восьмерых детей от разных мужчин, имела за плечами немалый опыт и повидала в жизни всякого, так что её трудно было назвать подарком. Тем не менее, трудно было представить, чтобы Элизабет решилась на присвоение чужих денег, а предположение о том, что она убежала, бросив детей, вообще казалось немыслимым. При этом Гэрайон считал, что сестрёнка вполне могла угодить в неприятную ситуацию и тот факт, что она отсутствовала несколько дней, нельзя было считать чем-то заурядным или пустячным.
     В общем, на следующий день встревоженный Гэрайон приехал к Марку, но в доме в Смитфилд-плэйнс (Smithfield Plains) его не нашёл. Примерно представляя, где можно отыскать Хэйдона, брат Элизабет отправился на розыски и через пару часов действительно нашёл его в пивном баре в Сэйлсбари-Норт. Гэрайон в третий раз завёл разговор о судьбе своей сестры, но теперь Марк огорошил его новой версией случившегося. По словам Марка в пятницу 20 ноября он ездил в санаторий к своему отцу, а когда вернулся домой обнаружил исчезновение Элизабет. Теперь, однако, Марк сделал весьма серьёзное уточнение - по его словам, во время поездки к отцу его сопровождала младшая сестра Элизабет и Гэрайона - Джоди Эллиот - которая последние месяцы жила в небольшом домике (строго говоря, сарае) на заднем дворе. Джоди, по уверению Марка, могла подтвердить, что по их возвращению из поездки Элизабет в доме уже не было. Куда она ушла и почему Марк не знал. Т.о. получалось, что Джоди могла обеспечить Марку alibi, по крайней мере Марк на этом настаивал и Гэрайон не сомневался в его словах - врать было бы уж совсем глупо.
     Поражённый этим рассказом, Гэрайон уточнил, сделал ли Марк заявление в полицию? Тот ответил утвердительно, но реакция мужа на эти слова не убедила Гэрайона в правдивости услышанного ответа, а скорее наоборот. Утром 25 ноября он решил проверить, так ли это на самом деле и направился в отдел полиции в Смитфилд-плэйнс. Узнав, что Марк Хэйдон так и не подал заявление об исчезновении своей жены Элизабет, Гэрайон вернулся в Сэйлсбари-норт и подал такое заявление от своего имени по месту жительства.
     Примерно так выглядела вводная информация, отталкиваясь от которой детективу Грегу Стоуну пришлось начинать розыск Элизабет Хэйдон.
     Прежде чем переходить к изложению фабулы событий, имеет смысл сказать несколько слов о тех местах, в которых они разворачивались. Упомянутые районы - Сэйлисбари-Норт, Элизабет-Ист, Смитфилд-плэйнс - являлись северными пригородами Аделаиды, одного из крупнейших городов Австралии. Районы эти перечислены по мере удаления от города, Сэйлисбари-Норт расположен ближе всего к Аделаиде, он находится примерно в 20 км. центра города, а Смитфилд-плэйнс - примерно в 30 км. К середине 90-х гг. прошлого века эти пригороды стали по-настоящему депрессивным местом. Некогда они планировались и развивались как зоны регулярной индивидуальной застройки для лиц со средним доходом, но экономическая стагнация 80-х гг. подкосила благосостояние жителей этих мест. Многие из них лишились работы и опустились, те же, кто остался на плаву, понемногу начали переселяться в районы получше. Окончательно добила северные пригороды Аделаиды большая политика. Австралийских власти в конце 80-х годов прошлого века приняли решение пустить в страну некоторое количество иммигрантов, прежде всего палестинских арабов, проживавших в Ливане и пострадавших от израильской агрессии против этой страны в 1982 г. Палестинцы органично дополнили уже существовавшие к тому времени довольно многочисленные диаспоры пакистанцев. Появление многочисленной, сплочённой и довольно агрессивной арабской колонии окончательно превратило районы к северу от Аделаиды в клоаку. К середине 90-х гг. там почти открыто велась торговля наркотиками, вольготно чувствовали себя проституки, скупщики краденого, нелегальные букмекеры и прочая шушера. Эти места сделались благодатным пристанищем для люмпенов всех мастей. В Сэйлисбари-норт и Элизабет-Ист примерно 5% жителей являлись негражданами Австралии, а кроме того ещё 7-8% были аборигенами. В Смитфилд-плэйнс демографическая ситуация выглядела ещё печальнее, там почти 30% жителей родились вне Австралии, т.е. были иммигрантами, причём 20% проживавших в районе даже не говорили по-английски. К слову сказать, в 21 столетии власти штата Южная Австралия, осознав серьёзность ситуации, связанной с потерей управляемости этническими анклавами, предприняли активные меры по санации северных пригородов Аделаиды. Процент иммигрантов был резко снижен путём их насильственного переселения в другие районы (что, кстати, вызвало протесты, весьма энергично подавленные властями), а на облагораживание территории направлены значительные средства из бюджета. Благодаря этому упомянутые районы превратились в благоустроенные и даже весьма комфортные для проживания места, а недвижимость там за последнее десятилетие заметно подорожала.
     Вернёмся, впрочем, к событиям 26 ноября 1998 г.
     После разговора с Гэрайоном Синклером детектив отправился в Смитфилд-плэйнс, расположенный семью километрами севернее. Не обнаружив Марка Хэйдона дома, Грег Стоун приехал в местный отдел полиции и попросил доставить того для опроса.
     Патрульные, объехав местные клоаки, отыскали Марка Хэйдона и доставили для беседы. Муж пропавшей женщины выглядел встревоженным, но узнав, по какому поводу его "дёрнули" в полицию, как будто даже успокоился. Это было довольно странно, поскольку повод для опроса был, прямо скажем, не очень-то приятным. Любой нормальный человек испытал бы напряжение, узнав, что разговор коснётся истории исчезновения его жены. Тем не менее, Марк Хэйдон довольно буднично ответил на все вопросы детектива. Он подтвердил, что его жена Элизабет действительно отсутствует уже почти неделю и он на самом деле не поднимал шума из-за этого, поскольку считает, что она перед ним сильно виновата и должна извиниться. Мол, если надумает появиться, то пусть принесёт извинения, а сам он разыскивать её не станет, ибо чувствует себя глубоко оскорблённым. Детектив Стоун поинтересовался, чем же это жена оскорбила Марка?

Марк Хэйдон. Опустившийся флегматичный человечишко, про которых принято говорить "просто никакой". Удовольствия от жизни сводились у него к весьма незамысловатому набору: попить пива, посмотреть телевизор, разобрать карбюратор машины... собрать карбюратор, посмотреть телевизор, выпить пива, сменить тормозные колодки. В милых сердцу увлечениях жизнь Марка проходила незаметно.


     Ответ оказался довольно тривиален и даже предсказуем: Марк Хэйдон заявил, что его жена - блудливая овца и он глубоко раскаивается, что бракосочетался с нею. По его словам, она пыталась склонить к интимной близости его лучшего друга, Джона Бантина, но тот, будучи настоящим джентльменом, отклонил её домогательства и обо всём рассказал мужу, то бишь ему, Марку Хэйдону. Элизабет, понимая, очевидно, что Марк почувствует себя глубоко оскорблённым её неудавшейся попыткой адюльтера, домой не вернулась и, по-видимому, просто боится показаться ему на глаза.
     Услыхав такого рода объяснения, детектив Стоун, разумеется, пожелал их проверить. В тот же день ему на беседу доставили Джона Бантина, энергичного, жизнерадостного весельчака 32 лет от роду. Как и Марк Хэйдон он был безработным, но этим всё сходство между ними исчерпывалось. Бантин прежде работал на скотобойне забойщиком скота, а теперь получал неплохое пособие по безработице, был опрятно одет, носил очки, придававшие его внешности некоторую интеллигентность и на фоне 40-летнего доходяги Хэйдона выглядел почти респектабельно. Если оценивать его глазами женщины, то как любовник, он, без сомнения, казался намного более интересным, нежели Хэйдон. Последний, кстати, получал пособие по инвалидности и не скрывал, что тяжело болен. Так что определённый резон в поведении Элизабет Хэйдон, возможно, и имелся.
     Узнав, по какой причине его доставили в отдел полиции, Джон Джастин Бантин (John Justin Bunting) выразил полную готовность к сотрудничеству и ответил на все заданные вопросы. Он подтвердил рассказ Марка Хэйдона и особо подчеркнул, что история с исчезновением жены последнего ставит его в двусмысленное положение, ведь получается, что именно его рассказ послужил катализатором случившегося. Возможно, если бы он не пригрозил Элизабет, что расскажет обо всём её мужу, ничего бы не произошло, но насколько правильно было бы поступить таким образом? Много позже детектив Грег Стоун вспоминал, что во время первого разговора с Бантином тот произвёл очень хорошее впечатление - Джон говорил обстоятельно и рассудительно, смотрел в глаза, манера его поведения в целом оставляла хорошее впечатление и вызывала доверие.

Джон Джастин Бантин.


     Проверка по базам криминального учёта Марка Хэйдона и Джона Бантина показала, что ни тот, ни другой ранее в поле зрения правоохранительных органов не попадали. Если за ними и водились грешки, то вряд ли серьёзные.
     Т.о. первая информация, собранная детективом Грегом Стоуном, не выглядела подозрительно. Имелись, конечно, вопросы к поступкам участников этой истории, но они относились скорее к области этики, нежели уголовного права.

     Детектив отправился на встречу с Гэрайоном Синклером, дабы получить некоторые комментарии по сути заявлений Хэйдона и Бантинга. На этой встрече, произошедшей в доме Синклера, присутствовали его жена Рэя Синклер (Rae Sinclair) и младшая сестра Кристин Спек (Christin Spek). Все трое в один голос зявили, что не верят утверждениям Марка Хэйдона и Джона Бантина. Обе женщины обратили внимание детектива на то, что бегство матери 8 детей, бросившей их на произвол судьбы, кажется невероятным (Грегори Стоун считал прямо наоборот - он как раз допускал, что многодетная мать вполне могла бросить детей и убежать от проблем, связанных с их содержанием. Детективу такие случаи были известны.). Кроме того, Гэрайон Синклер сообщил об исчезновении автомобиля Элизабет Хэйдон. Пропавшая без вести женщина владела внедорожником "Land cruser" зелёного цвета и машину никто не видел со дня исчезновения Элизабет. Кроме того, родственникам казался очень сомнительным рассказ о том, будто Элизабет могла предложить Джону Бантину вступить в интимную связь. Во-первых, она не была нимфоманкой - нимфоманки просто не рожают столько детей! - и прекрасно сознавала, что не очень привлекательна в глазах мужчин (Элизабет весила примерно 110 кг. и её с полным основанием можно назвать тучной). Во-вторых, Джон Бантин на протяжении почти трёх лет ухаживал за одной из младших сестёр Элизабет - Гэйл Синклер (Gail Sinclair). Он даже был помолвлен на ней, правда, помолвка в конце-концов расстроилась. Наконец, имелось и третье соображение против того, что Элизабет Хэйдон действительно пыталась соблазнить Джона Бантина. Дело заключалось в том, что Джоди Эллиот, та самая младшая сестра Элизбет, что жила с Хэйдонами в Смитфилд-плэйнс, в 1998 г. с головой окунулась в довольно бурный роман с... Бантином и к моменту описываемых событий переживала этап расставания с ним. Они не то, чтобы совсем разошлись, но определенное охлаждение между ними возникло. Другими словами две сестры - Гэйл Синклер и Джоди Эллиот - с интервалом в несколько лет имели с Джоном интимные отношения и остались об этом человеке не слишком высокого мнения. Вряд ли Элизабет захотела бы повторить опыт своих сестёр и рискнуть своим браком ради такого сомнительного удовольствия. Элизабет довольно хорошо представляла, что же за человек Бантин и не испытывала иллюзий относительно его достоинств. Иначе говоря, она не очень-то жаловала Джона. Бантин, безусловно, являлся умным и даже харизматичным человеком, он умел нравиться людям, когда хотел этого, но знавшие его близко утверждали, что он бессердечен и злобен. Родным Элизабет казалось совершенно невероятным, чтобы Элизабет попыталась соблазнить такого, как Бантин.
     Детектив Грег Стоун после этого разговора остался обуреваем весьма противоречивыми чувствами. Что-то в истории исчезновения Элизабет Хэйдон было не "так", но что именно сказать было затруднительно.
    
( на следующую страницу )

.

eXTReMe Tracker