На главную.
Убийства детей.

Надежда не умирает...

(интернет-версия*)


     На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" (либо замещение их иными) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции (антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
     Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона предоставляет создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов (получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права (т.е. по меньше мере до 2081 г.).

©А.И.Ракитин, 2011 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2011 гг.

Страницы:     (1)     (2)     (3)     (4)     (5)

стр. 1


     Ранним утром 13 октября 1997 г. жительница небольшого американского городка Лоренсвилль (Lawrenceville), штат Иллинойс, Джули Ри (Julie Rea) постучалась в дом соседей. Когда ей открыли, Джули с криком и плачем попросила вызвать полицию - по её словам только что неизвестный грабитель вломился к ней в дом и похитил сына. Для маленького провинциального городка с числом жителей менее 5 тыс. человек заявление это звучало шокирующе, а принимая во внимание время, так и вовсе фантастично.
     Поражённые соседи, разумеется, вызвали полицию. Первым на место происшествия в 04:30 прибыл помощник шерифа Йорк. Обойдя дом, явившийся местом происшествия, он обнаружил в задней двери выбитое стекло; сама дверь была приоткрыта, в доме горел свет. Продвигаясь по дому, помощник шерифа проник в коридор и из него - в холл, на полу которого увидел окровавленный нож. Заглянув в ближайшую дверь, Йорк обнаружил тело мальчика, лежавшего на полу между стеной и кроватью. Ребёнок был ещё жив, помощник шерифа затребовал по радиостанции карету "неотложной помощи" и попытался зажать рану на шее полотенцем - она показалась ему наиболее опасной. Впрочем, попытка поддержать жизнь ребёнка, успехом не увенчалась - через несколько минут мальчик умер на руках помощника шерифа.
     В течение часа к дому Джули Ри съехались представители всех правоохранительных подразделений округа Лоуренс. Начался тщательный осмотр места преступления криминалистами и следователями отдела тяжких преступлений против личности, мать погибшего была увезена в больницу, где ей оказали первую помощь. Как оказалось, Джули имела телесные повреждения и нуждалась во врачебном наблюдении. Ещё до отъезда в больницу, она успела вкратце рассказать о событиях ночи с 12 на 13 октября.


     Случившееся, в её изложении, выглядело следующим образом: она легла спать около полуночи, убедившись предварительно в том, что её 10-летний сын Джоэл Киркпатрик (Joel Kirkpatrick) уснул в своей комнате. Около 04:00 Джули была разбужена криком, который исходил из спальни сына, как ей показалось, кричал Джоэл. Джули выскочила в холл и подбежала к комнате сына, но дверь неожиданно распахнулась и навстречу ей шагнул мужчина, которого хозяйка дома прежде не видела. Завязалась борьба, в ходе которой Джули оказалась сбита с ног; стремясь задержать незнакомца, женщина вцепилась обеими руками в его ногу. Несмотря на это, незнакомец сумел преодолеть коридор, волоком протащив женщину по уложенной на полу ковровой дорожке. Во время этого движения он пару раз останавливался и обрушивал на голову Джули удары руками. Двигаясь таким образом он преодолел коридор, попал в гараж и попытался открыть заднюю дверь. Это ему не удалось - дверь была заперта. Тогда незнакомец разбил стекло ударом локтя и, высунув руку на улицу, сумел отжать дверь. Всё это время Джули буквально висела на его ноге, пытаясь ударить или укусить противника. Отворив дверь, неизвестный мужчина вышел на лужайку, находившуюся позади дома Джули, и протащил хозяйку дома ещё некоторое расстояние по траве. Наконец, ему надоела эта возня и он принялся избивать Джули. После одного из особенно сильных ударов она отпустила ногу и как будто бы на миг потеряла сознание. Впрочем, через секунду зрение к ней вернулось и женщина смогла рассмотреть, как незнакомец, отбежав на десяток метров, остановился на краю газона и принялся озираться. Джули хорошо рассмотрела его профиль и была готова помочь составить композиционный портрет.
     По общему впечатлению, полученному во время борьбы, нападавший был худощавым, поджарым, спортивным молодым человеком ростом около 170 см. Учитывая полиморфное телосложение, вес преступника вряд ли превышал 70 кг., а скорее, был даже несколько меньше. Это был белый молодой мужчина, имевший тёмно-каштановые волосы, его возраст Джули определила в 25 лет, хотя особо подчеркнула, что это мог быть, возможно, подросток. Неизвестный был одет в спортивный костюм из шуршащей водоотталкивающей ткани вроде нейлона, шёлка или лавсана, возможно, имевшей несколько слоёв. Цвет костюма потерпевшая не смогла назвать точно - он был тёмным, возможно, синим или коричневым. Джули хорошо запомнила, что штаны были с большими накладными карманами по бокам. Хотя у куртки имелся капюшон, мужчина его на голову не набрасывал.

Таким полицейский художник со слов Джули Ри увидел напавшего на неё молодого человека.

     Хотя на первый взгляд история выглядела как тривиальное ограбление, переросшее в убийство, некоторые моменты сразу приковали внимание детективов. Прежде всего, собственно ограбления не произошло - ничего из дома не было украдено, по крайней мере, на первый взгляд. Более того, не было даже видимости того, будто кто-то копался в вещах с целью их осмотра, открывал шкафы и т.п. Помимо этого, непонятно было, как таинственный грабитель проник в дом - следов взлома или использования отмычек не было обнаружено ни в первый день, ни в последующем, когда замки были сняты и осмотрены в условиях криминалистической лаборатории. Газон на заднем дворе не имел следов борьбы - трава не была примята, выпавшая роса выглядела нетронутой. Трудно было понять, для чего грабитель выбивал стекло задней двери, находясь в доме - обычно стекло выбивается для того, чтобы находящийся на улице человек получил доступ к стопору замка на внутренней стороне и мог его снять. Но если человек уже находится в доме, он и без того имеет к нему доступ. Т.о. выбивание стекла представлялось совершенно бессмысленным действием.

  
Дом, явившийся местом преступления 13 октября 1997 г. (кадры оперативной видеосъёмки). На фотоснимке слева можно видеть газон позади дома и "чёрный" выход с разбитым стеклом, ведущий из гаража. На фотографии справа: парадное крыльцо дома, перед которым стоит детектив отдела расследования тяжких преступлений против личности. Через несколько минут из дома вынесут тело Джоэла Киркпатрика, каталка уже стоит наготове.

     Помимо этих несуразностей, внимание детективов привлекло и поведение Джули Ри, хотя случилось это не сразу, а по прошествии некоторого времени. Во-первых, сотрудники службы шерифа, прибывшие к дому Джулии первыми, вспомнили, что женщина говорила о "грабителе в маске". Между тем, в своём рассказе детективам, буквально через 20 минут, она о маске не упоминала и её рассказ можно было понять так, что лицо нападавшего не было закрыто. Более того, Джули рассмотрела его лицо настолько хорошо, что сообщила детали портрета и впоследствии помогла художнику нарисовать преступника (разумеется, без маски). Если нападавший потерял маску в процессе борьбы, то Джули об этом ничего не сказала. Да и не нашли в доме никакой маски или предмета, который мог бы быть использован вместо неё. Во-вторых, Джули перед отъездом в больницу неожиданно поинтересовалась, был ли найден нож? Её рассказ не содержал никаких упоминаний о ноже, а помощник шерифа Йорк не сообщал матери о том, что её сын был зарезан. Джули Ри вообще не знала о том, что мёртвый Джоэл находился в доме - женщине сообщили об этом лишь в больнице. И с этим был связан третий любопытный момент: было непонятно, почему Джули вообще решила, будто сын её похищен и находится вне дома? Ведь по её собственному утверждению, она в спальню мальчика не заходила и подверглась нападению перед дверью в эту комнату.
     Но эти все моменты, повторим, сошлись воедино позже, когда следствие приступило к поэтапному анализу собранных материалов и реконструкции событий на месте преступления. Ранним же утром 13 октября проводилось исследование обстановки в доме с целью обнаружения значимых следов и улик.
     Что же показали первые часы расследования?
     Как уже упоминалось, дверные запоры, сами двери и окна дома Джули Ри не имели следов взлома. Стекло задней двери (в гараже) было разбито ударом изнутри. На осколке стекла была обнаружена капля крови. Забегая вперёд, сразу отметим, что кровь эта принадлежала погибшему Джоэлу Киркпатрику и, соответственно, не несла информации о личности напавшего человека.
     Нападение на мальчика началось в момент, когда тот находился в своей кровати. Первые удары ножом были нанесены сквозь одеяло. Затем одеяло было отброшено и мальчик, вместе с нападавшим, скатился на пол, попав в своеобразный "карман" между стеной и кроватью шириной около 0,9 м. Поверхностный осмотр трупа показал, что на предплечьях и запястьях обеих рук погибшего имеются неглубокие порезы, которые могут быть квалифицированы как "защитные" раны, т.е. их происхождение может быть объяснено попыткой активной защиты Джоэла.
     Тот факт, что 10-летний мальчик не был стремительно зарезан во сне, а оказал активное сопротивление и смог даже откатиться из своей кровати на пол, наводил на предположение, что нападавший не имел над ребёнком подавляющего превосходства в физической силе и массе тела.
     В холле, на ковровом покрытии рядом с дверью в спальню мальчика, был обнаружен нож со следами крови. Последующий лабораторный анализ показал идентичность крови на ноже крови погибшего Джоэла Киркпатрика. Исследование ран на теле жертвы подтвердило предположение, что именно этот нож явился орудием убийства. Нож принадлежал Джули Ри и обычно хранился на кухне, в которую можно было пройти из холла.

  
Нож, которым был убит Джоэл Киркпатрик, оказался найден на ковровом покрытии в коридоре возле спальни мальчика. На ноже была обнаружена кровь погибшего, но отсутствовали пригодные для идентификации отпечатки пальцев. Преступник не приносил орудие убийства с собою - он просто прошёл на кухню и вынул из подставки для ножей первый попавшийся. На фотоснимке справа можно видеть эту самую подставку с пятью ножами, место для шестого - пусто.

     Изучение "дорожки отхода", т.е. того пути, который должен был преодолеть преступник после убийства мальчика, показало, что ковровое покрытие в коридоре сдвинуто и имеет две складки, что соответствует cообщению о волочении тела Джули Ри. Однако, в целом обстановка в коридоре сохранила вид вполне упорядоченный - ваза с цветами на тумбочке осталась неопрокинутой, картины в рамках, развешенные на стенах, не были сдвинуты, сорваны или разбиты.
     Во всех помещениях дома, кроме спальни Джоэла и коридора, сохранился полный порядок. Даже кухня, куда убийца должен был проникнуть, чтобы завладеть ножом, имела вид совершенно непотревоженный.

  
Фотография слева: вид из холла в коридор в доме Джули Ри. Сквозь дверной проём видна комната Джоэла, возле порога - нож, явившийся орудием преступления. Согласно утверждению Джули, преступник волоком протащил её через весь коридор, перпендикулярный направлению фотосъёмки. Фотография справа: вид комнаты Джоэла Киркпатрика, когда в неё вошли криминалисты. Тело мальчика находилось за кроватью со стороны этажерки с книгами. Труп не мог быть виден человеку, стоявшему у порога. В принципе, Джули Ри могла предположить, что её сын похищен, но для этого ей требовалось заглянуть в его спальню. Однако она не признавала, что делала это.

     Криминалисты тщательно исследовали дом, явившийся местом убийства, в надежде отыскать хоть какие-то следы пребывания постороннего человека (отпечатки пальцев, рук, обуви). С помощью пылесоса была собрана пыль с ковровых покрытий и мебельной обивки - так криминалисты пытались отыскать волокна, нехарактерные для данного дома (а также человеческие волосы или шерсть животных). Все их усилия оказались тщетны, никаких следов, указывающих на пребывание в помещии постороннего лица, обнаружить не удалось.
  
Фотографии места, где было найдено тело Джоэла Киркпатрика. Как показало исследование следов в спальне мальчика, нападение началось когда он спал в кровати. Разбуженный первыми ножевыми ранениями, Джоэл оказал отчаянное сопротивление противнику, в результате чего они оба скатились на пол, в "карман" между стеной и кроватью шириной около 90 см. Там мальчик был добит убийцей. Как стало ясно в ходе расследования, ничего из вещей ребёнка не пропало.

     Судебно-медицинское исследование трупа Джоэла Киркпатрика показало, что причиной смерти послужила острая кровопотеря, обусловившая резкое снижение кровяного давления и последующее скоротечное угасание всех жизненных функций. Мальчику было нанесено 13 колотых ран ножом, один из ударов пришёлся в основание шеи сбоку, другой - достиг сердечной сумки. Все удары были сосредоточены в верхней части торса и области плечей. Также на теле имелись по меньшей мере шесть порезов предплечий и запястий, но они были классифицированы как защитные раны, полученные в ходе борьбы, а не самостоятельные ранения, причинённые убийцей умышленно. В принципе, ни одно из ранений не являлось безусловно смертельным и теоретически мальчик мог быть спасён при проведении неотложных хирургических мер. Не было найдено признаков сесуальных посягательств любого рода. Хотя мальчик был рождён недоношенным, врач-патологоанатом не отметил дефектов развития, рост и вес погибшего соответствовали норме. Никаких застарелых телесных повреждений, указывающих на бытовое насилие и травмирование в недалёком (или отдалённом) прошлом, обнаружено не было.
    
Фотографии Джоэла Киркпатрика разных лет. Родившийся 13 июля 1987 г., Джоэл прожил ровно 10 лет и 3 месяца.

     Также судебно-медицинскому освидетельствованию подверглась и Джули Ри. Может показаться невероятным, но никаких серьёзных телесных повреждений у женщины не было обнаружено. У Джули были описаны две потёртости кожи на подъёме стопы левой ноги, левой лодыжке и нижней трети бедра правой ноги, мелкие осаднения кожи на локтях и предплечьях обеих рук, синяки на плечах и скулах. Кроме того, о пережитой схватке напоминали обломанные ногти - в общем, травмы довольно незначительные для смертельной схватки с противником, вооружённым ножом. Персонал службы коронёра, проводивший судебно-медицинское освидетельствование Джулии, обратил внимание на то, что потерпевшая прекрасно помнила все свои травмы и не забывала подсказывать "посмотрите здесь... не забудьте вот это... не пропустите и вот это тоже". Такое поведение, точнее, запоминание травм, очень нехарактерно для человека, недавно пережившего схватку, связанную с крайним напряжением физических сил и эмоциональными переживаниями (Чтобы проиллюстрировать важность данного момента для правильной оценки поведения Джули Ри, автор считает возможным привести пару весьма красноречивых примеров из личного опыта. Однажды, при задержании в одиночку двух грабителей, автор получил три удара ножом в грудь, один из которых, самый глубокий, прошил плевральную полость насквозь и достиг лопатки. Самую сильную боль я испытывал не со стороны груди, куда пришлись удары ножом, а именно в спине, мне казалось, что меня ударили ножом ещё и в спину. И в машине "скорой помощи", и в палате шоковой терапии я просил, чтобы мне осмотрели спину и закрыли рану; врачи смотрели и отвечали: "там всё нормально, на спине ран нет". А я не мог в это поверить и думал, что врачи просто не видят порез из-за следов крови на коже. В другой раз, мне пришлось несколько раз сбивать противника с ног и удерживать его на асфальте, дожидаясь, пока подъедет автомашина, которая его заберёт. В процессе этой возни мой противник разодрал об асфальт руки и спину, получил ещё кой-какие повреждения по мелочи. Когда же подъехал экипаж и доброго молодца "упаковали", тот удивился тому, что он весь в крови. "Как же так, меня ведь никто не бил?"- буквально так риторически спросил он сам себя.
Но главный смех приключился потом: адвокат задержанного надумал призвать автора к ответу, на том основании, что задержание было слишком жёстким и бедолаге был даже сломан нос. Но замысел адвоката испортил сам подзащитный, заявив, что не знает, почему у него сломан нос, поскольку в нос его никто не бил. Это подтверждалось, кстати, видеосъёмкой камер наружного наблюдения. Формально, я на самом деле действовал очень и очень сдержанно. Я действительно не бил своего противника в лицо и нос ему попросту сломал пальцами во время удержания на асфальте. Эти два маленьких примера из жизни прекрасно характеризуют специфику работы человеческой памяти в моменты максимального волнения и напряжения сил - очень многие существенные моменты либо выпадают из границ восприятия, либо оцениваются совершенно необъективно. Этот феномен хорошо известен судебным медикам и именно поэтому точный, педанчиный рассказ Джули Ри о нанесённых ей травмах вызвал такое недоумение специалистов и был особо отмечен в протоколе коронёра).
     На одежде Джули были обнаружены три небольших кровавых пятна. Генетическая экспертиза подтвердила их происхождение от погибшего мальчика. Когда у Джули спросили о том, как появилась кровь Джоэла на её одежде? женщина ничего вразумительного ответить не смогла, лишь предположила, что запачкалась кровью во время борьбы с преступником.
        
Фотографии Джули Ри, сделанные во время судебно-медицинского освидетельствования. Характер телесных повреждений, полученных Джулией в процессе борьбы со смертельно опасным преступником, не может не озадачивать. Дело даже не в том, что они минимальны и совершенно неопасны для здоровья (что само по себе довольно странно, принимая во внимание с кем и в каких условиях боролась женщина!). Куда удивительнее то, что женщина сумела прекрасно запомнить - а потом и перечислить - все повреждения, полученные ею в борьбе с преступником. Это очень необычно, принимая во внимание, что сама природа даёт человеку мощный анестезирующий механизм, значительно повышающий болевой порог в экстремальной ситуации. В силу этого люди обычно не помнят, либо помнят весьма приблизительно, о перенесённом травмировании... Но к Джули Ри, как видно, это не относилось.

     Как бы там ни было, в ночь на 13 октября имело место жестокое убийство ребёнка и правоохранительным органам надлежало приложить все возможные усилия для розыска и изобличения преступника.
     Житель небольшого городка пребывали в шоке от трагической истории Джули Ри и её сына. Случившееся было столь нетипичным для этого довольно тихого в криминальном отношении района Иллинойса, что сразу же рождало подозрения о виновности какого-то чужака, попавшего в эти места по ошибке и сразу же скрывшегося. Следствию фактически не от чего было отталкиваться в своих розысках, единственное, что можно было предъявить потенциальным свидетелям - это довольно общий портрет, подготовленный полицейским художником после беседы с Джули Ри.
     Прямо скажем, этого было маловато. Тем не менее, детективы под руководством прокурора из Департамента юстиции штата Эдварда Паркинсона, специально откомандированного в Лоренсвилль, чтобы возглавить расследование этого дела, постарались выжать из имевшейся информации всё возможное.
     Поскольку мотив убийства Джоэла Киркпатрика представлялся неясным, напрашивалось предположение, согласно которому изначальный план преступника сводился к банальному ограблению жилища и вовсе не предусматривал кровопролития. Преступник пустил в ход нож единственно потому, что оказавшись в спальне мальчика, утратил контроль над ситуацией. Причём, его непоследовательные действия на месте преступления указывали на малый криминальный опыт убийцы и овладевшую им панику. Соответственно, искать убийцу следовало в среде воров-"домушников", причём воров молодых и непроффесиональных.
     Из общения с местными жителями сотрудники службы шерифа узнали о группе старшеклассников местной школы, ведущей антиобщественный образ жизни. Молодые люди разъезжали по окрестностям, провоцировали разного рода конфликты с жителями Лоренсвилля, при попытках образумить - держали себя подчёркнуто вызывающе и непримиримо, в общем, самоутверждались довольно рисковым и неумным способом. Ядро компании составляли несколько молодых людей, являвшихся сыновьями крупных по местным меркам предпринимателей. Общественное уважение, которым пользовались родители, делало молодых людей, в их собственном понимании, неуязвимыми и развязывало руки. Казалось вполне вероятным, что кто-то из этих сопляков с целью самоутвердиться и повысить собственный статус внутри компании, решился на бессмысленное убийство беззащитного 10-летнего мальчика. В территориальном подразделении ATF (Bureau of Alcohol, Tobacco, Firearms and Explosives - Бюро по контролю за оборотом алкоголя, табака, оружия и взрывчатых средств) детективы из отдела по расследованию тяжких преступлений узнали, что школьники несколько раз покупали наркотики в городе Винсеннс, примерно в 20 км. восточнее Лоренсвилля, но уже не территории штата Индиана. Т.е. они не просто покупали наркотики (пусть даже и для личного пльзования), но и осуществляли их транспортировку через границу штата, что квалифицируется как более серьёзное правонарушение. Кроме того, в архиве службы шерифа имелось несколько заявлений о посягательствах молодых людей на сексуальную неприкосновенность, поданых подружками не по годам резвых школьников. Ни одно из этих заявлений в своё время не привело к возбуждению уголовного дела, поскольку папы и мамы юных придурков поспешили откупиться от потерпевших, но... но как хорошо известно музыкантам, одни и те же ноты можно сыграть совершенно по-разному. В общем, имевшиеся материалы позволяли детективам взять распоясовшуюся "школоту", как говорится, в оборот и хорошенько поприжать "суровых героев дискотек".

(продолжение)



eXTReMe Tracker