На главную.
Cерийные убийцы.

Игры разума прирожденного убийцы.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2015 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2015 гг.

Страницы :     (1)         (2)         (3)         (4)         (5)         (6)         (7)

стр. 7 (окончание)



     Логично? В принципе, да. В условиях несовпадения ДНК обвиняемого с ДНК убийцы подобное обвинение судебной перспективы не имело.
     Однако, являлось ли подобное несовпадение абсолютно достоверным свидетельсвом непричастности Насо к преступлениям "Алфавитного Убийцы"? Разумеется, нет. Тут самое время напомнить, что в случае убийства в 1978 г. Кармен Колон (той, что в Калифорнии, а не Рочестере!) тоже имелся биологический материал, происходивший, как считалось, от убийцы. Его извлекли из-под ногтей жертвы и на протяжении трёх десятилетий никто не сомневался в том, что это частицы кожи именно убийцы и никого другого. Так вот ДНК из этого биоматериала также не совпало с ДНК Джозефа Насо. Тем не менее, следователь DHS Ричард Браун, взвесив все "за" и "против", посчитал возможным выдвинуть обвинение в отношении Насо в убийстве Кармен Колон. Несовпадение ДНК компенсировалось наличием других серьёзных улик - водительскими правами Колон, найденными в вещах Насо, а также описанием её убийства в собственноручно написанных "мемуарах".


     В обвинительных материалах, которые постепенно накапливались следственной группой, имелись и иные любопытные нестыковки, не получившие в конечном итоге объяснения. Так, например, с колготок, которыми были связаны ноги Роксен Рогач, удалось снять биологические образцы, происходившие от нескольких человек. Во-первых, на колготках оказалась ДНК самой жертвы - это, в общем-то, понятно и не требовало особого разъяснения. Другая ДНК принадлежала... Джудит Насо, супруге подозреваемого. Это было интересное открытие, означавшее, что подозреваемый использовал для связывания жертвы вещи жены. Наконец, из давно высохшей спермы, оставленной некогда на колготках, была получена ДНК как самого Насо, так и ещё одного человека, чья личность не была установлена. Почему на колготках, которыми была связана Роксен Рогач, оказалась сперма двух мужчин следствию выяснить не удалось.
     Вообще, раз уж зашла речь об идентификации человека по ДНК, следует отметить, что эта экспертиза чрезвычайно чувствительна к качеству исходного материала и условиям проведения. Иногда при проведении такого рода экспертиз случаются казусы, способные поставить в тупик даже специалистов (хороший пример такого рода приведён в очерке, посвященном разоблачению американского серийного убийцы Джона Нормана Коллинза. Казус заключался в том, что эксперты отыскали в биологическом материале ДНК преступника, которому на момент совершения убийства исполнилось лишь 4 года. В общем, прочтите первые абзацы по указанной ссылке, там написано как раз об этом.).
     Разумеется, сотрудники следственной группы постарались выяснить судьбы женщин, чьи фотографии оказались в "интиной подборке" Джозефа Насо. Вполне могло оказаться, что в числе многих тысяч фотографий обнажённых и полуобнажённых женщин имеются фотоснимки неизвестных покуда жертв. Работа эта не привелка к каким-то особенно ярким результатам, большинство женщин отыскать не удалось, однако, некоторых следственные работники идентифицировать смогли. В числе таковых оказалась, например, Моник Дальквист (Monique Dahlquist), позировавшая Насо в 1986 г.
     Женщина при встрече с детективами в 2011 г. рассказала, как соблазнилась обещаниями фотографа помочь ей "продвинуться в качестве модели". Такого рода увещевания действовали на многих дамочек не слишком строго поведения. В какой-то момент фотосессии Моник почувствовала, что Насо странно возбуждается и начинает вести себя пугающе. Женщина заподозрила, что "фотограф" на самом деле никакой не фотограф, а тривиальный насильник. Чтобы как-то разрядить ситуацию, грозившую опасным обострением, Моник предложила Насо отведать её стряпни, сказав, что у неё есть отличный свежий куриный суп. Уловка сработала отменно - Насо наелся, неожиданно подобрел и Моник удалось быстро закончить фотосессию, сославшись на нехватку времени. Они договорились встретиться ещё раз, но Дальквист в дальнейшем избегала Джозефа Насо, интуитивно почувствовав, что это очень неприятный и опасный человек. Она согласилась стать свидетелем обвинения и впоследствии дала показания в суде.

     
Следователям удалось отыскать одну из моделей, позировавшую Насо в 1986 г. Спустя четверть века Моник Дальквист вспомнила и улыбчивого фотографа, и ту фотосессию. Дальквист выступила в суде свидетелем обвинения, дала массу интервью и поучаствовала в нескольких телешоу, в которых поделилась своими воспоминаниями о Джозефе Насо.


     Надо сказать, что следственная группа Ричарда Брауна долгие месяцы работала в обстановке полнейшей секретности. Трудно сказать, понимал ли Насо, отсиживавший за воровство женских трусиков свой срок в тюрьме, что против него готовятся новые обвинения. Вполне возможно, что нет, такие, как он, обычно склонны переоценивать собственную ловкость и ум и при этом недооценивать окружающих.
     Как бы там ни было, за два дня до выхода его из тюрьмы, когда Насо уже должно быть, предвкушал скорую поездку домой, представители следственной группы официально обвинили его в убийствах Кармен Колон, Роксен Рогач, Памелы Парсонс и Трейси Тафойя, совершенных на территории Калифорнии в период с 1977 г. по 1994 г. Произошло это памятное событие 11 апреля 2011 г. Поскольку обвиняемый находился в Неваде, предстояла его экстрадиция в Калифорнию. Департаменту юстиции этого штата предстояло выбрать место проведения судебного процесса (поскольку инкриминируемые преступления совершались на территории разных округов), а также назначить прокурора, которому предстояло возглавить обвинение в суде.

11 апреля 2011 г. представители следственной группы вместе с сотрудниками службы шерифа округа Марин, Калифорния и Департамента юстиции штата на совместной пресс-конференции официально объявили о выдвижении в адрес Насо обвинений в убийствах четырёх человек и его экстрадиции из Невады в Калифорнию для проведения судебного процесса. Удар был точно рассчитан - Насо через два дня собирался выйти из тюрьмы в Неваде, а тут выясняется, что его ждёт путешествие в другую тюрьму.


     На утряску всевозможных формальностей ушло несколько месяцев. В качестве места проведения судебного поцесса был выбран округ Марин, расположенный севернее Сан-Франциско. Обвинение должны были поддерживать два прокурора - Дори Ахана (Dori Ahana) и Розмари Слоат (Rosemary Sloat).
     12 января 2012 г. судья Эндрю Свит (Andrew Sweet), назначенный на предстоящий процесс, провёл предварительное слушание. В ходе него, обвинение инкриминировало Насо ещё два эпизода - убийство Сары Дилан и Шарли Паттон. Последняя была убита в 1981 г., а тело её было брошено в воды залива Ричардсона (это всё та же Калифорния севернее Сан-Франциско); оттуда его впоследствии вынесло на берег в районе Тибурон, на территории округа Марин. Джозеф Насо был соседом Шарли Паттон и подозревался в её убийстве ещё в 1981 г., хотя официально его тогда не обвинили. Теперь же, после тщательного изучения "мемуаров" Насо и его фотоколлекции, правоохранительные органы сочли возможным доказать вину Насо в суде. Другим интересным моментом упомянутого предварительного заседании можно считать приобщение в качестве допустимой улики дневника Насо. Существовали определенные сомнения относительно того, захочет ли судья признать за интимной по содержания и с трудом поддающейся верификации по форме рукописью доказательную силу улики, но судья Свит в конечном итоге признал доводы обвинения обоснованными и посчитал, что "мемуары" имеют доказательную силу. Обвиняемый в свою очередь заявил, что хотел бы защищать себя сам, поскольку имеет опыт судбеных тяжб, не доверяет назначенным бесплатным адвокатам, а деньгами для найма поверенного не располагает.
     Обвинение, разумеется, увидело в попытке самозащиты обвиняемого всего лишь уловку - впоследствии он мог бы оспаривать приговор, ссылаясь на нарушение его конституционного права на защиту в суде. Понимал это и судья. После довольно долгих препирательств судья Эндрю Свит принял соломоново решение - Джозеф Насо будет адвокатом самого себя, но для консультаций ему будет назначен бесплатный адвокат, который в любой момент сможет принять на себя его защиту, если только Насо этого пожелает.
     После продолжительного отбора жюри (в основной состав которого вошли 6 мужчин и 6 женщин), а также нескольких переносов, обусловленных техническими задержками, процесс открылся 18 июня 2013 г. Суд вызвал большой и вполне понятный интерес средств массовой информации. Хотя во время процесса никем не делались открытые заявления о том, что обвиняемый - это тот самый "Алфавитный Убийца" из Рочестера, что стал легендой ещё в 1990-е годы - такого рода предположение витало в воздухе и рождало вокруг личности Насо нездоровый ажиотах журналистов. В самом деле, представьте на секундочку, что на скамье подсудимых вдруг оказался бы Зодиак! "Алфавитный Убийца" в некотором смысле являлся его полным аналогом - он тоже играл с полицией, руководствуясь некоей странной логикой, убивал школьниц, был абсурдно жесток и точно также остался непойман (по крайней мере в своё время).
     Обвиняемый не пытался пиариться, уклонялся от любых контактов с журналистами, хотя если бы он пожелал дать интервью, то на встречу с ним примчался бы любой журналист. Насо действовал в суде предельно прагматично и с толком подошёл к выбору свидетелей собственной защиты. Он вызвал в суд бывшую фотомодель, позировавшую ему обнажённой; известного эротического художника и иллюстратора (сотрудничавшего в т.ч. с журналом "Playboy") Альберта Варгаса; скульптора и художника Питера Кирезчари (Keresztury); бывшего детектива из службы шерифа округа Марин; женщину, торговавшую вместе с Насо на блошином рынке и знакомую с ним аж с 1980 г. Понимая, что огульно отрицать все обвинения или обходить их молчанием - это прямой путь к обвинительному вердикту, Насо пытался оспорить буквально каждое из заявлений прокуроров.
     Так, например, в обвинительном заключении упоминался факт участия Памелы Парсонс в эротической фотосессии, организованной Насо. Обвиняемый не только не стал отказыватьсяот этого, но напротив, подтвердил, что действительно устраивал такую сессия и на ней присутствовал Питер Кирезчари. А после этого задался вполне логичным вопосом: неужели кто-то всерьёз думает, что хитрый и рассчётливый серийный убийца действительно убъёт женщину, факт знакомства с которой модет подтвердить независимый свидетель? и неужели опытный преступник сохранит фотографии, подтверждающие факт его знакомства с жертвой?
     Понимая, что коллекция из нескольких тысяч малопристойных фотографий определенным образом его дискредитирует, Насо попытался обратить этот минус в плюс. Во время одного из заседаний он вытащил большую стопку фотографий с обнаженными женщинами - их там было порядка сорока - и раскрыл веером перед присяжными заседателями. После этого он патетически воскликнул: все эти женщины живы, они позировали мне, но с ними ничего не случилось, так почему же обвинители не вызывают их в суд? После чего вручил фотоснимки прокурорам и предложил им убедиться в том, что он не обманывает. Понятно, что такая аргументация являлась чистой воды демагогией, поскольку обвинение никогда и не заявляло, будто Насо убивал всех позировавших ему женщин, а потому тот факт, что 40 из них живы никак не опровергал утверждения, что он убил 2-3 или 4 фотомоделей. Тем не менее, на уровне эмоционального восприятия аргумент Насо мог "сработать".
     Примерно из той же серии оказался и допрос, устровенный Насо своей же подруге, вызванной в качестве свидетеля защиты. Женщина много лет торговала на блошином рынке разного рода керамикой и посудой, а с обвиняемым познакомилась ещё в 1980 г. Насо часто приезжал на рынок поторговать женским бельём и их торговые места располагались рядом, хотя бизнес они всегда вели раздельно. Подружившись с этой дамой, Насо стал возить её на своём внедорожнике в южную Калифорнию, где та по низкой цене закупала товар у местных производителей. Во время таких поездок они часто останавливались в отелях. По утверждению свидетельницы, Насо никогда не допускал фривольностей и не был с нею груб. Женщина утверждала, что на протяжении многих лет между ними существовали дружеские отношения и ей странно слышать, что Джозефа обвиняют в сексуальных преступлениях. В общем, эта женщина оказалась неплохим свидетелем с точки зрения защиты, но сообщенные ею детали - сами по себе, конечно, интересные - не в силах были ответить на простой и логичный вопрос: если Насо не убил одну женщину, то почему это доказывает, что он не убивал другую? Ну, в самом деле, как одно следует из другого?
     Некоторые логические ходы самозащиты Джозефа Насо следует признать весьма удачными и даже неожиданными. Ему удалось узнать, что правоохранительные органы в 1976 г. предполагали наличие в районе к северу от Сан-Франциско активно действующего серийного убийцы. На протяжении того года в округе Марин в схожей манере были убиты 5 молодых женщин и все эти преступления остались тогда нераскрыты. Причём, эти убийства нельзя было связать с Насо - он тогда часть года провёл в Канзасе, т.е. имел alibi. В январе 1977 г. была убита Роксен Рогач и окружная прокуратура тогда посчитала, что это шестой эпизод упомянутого "сериала". Насо во время суда вдоволь поиздевался над правоохранительными органами, которые не смогли правильно сосчитать число эпизодов, и не без сарказма поинтересовался "скажет, кто-нибудь наконец, существовал ли в 1976 г. на самом деле серийный убийца в округе Марин или его выдумала полиция?"

"Адвокат дьявола" - Джозеф Насо в роли защитника Джозефа Насо во время процесса в суде округа Марин.


     Однако порой перлы Насо по-настоящему удивляли. Так, например, он очень странно решил парировать факт обнаружения колготок его жены Джуди на ногах Роксен Рогач. Тот факт, что колготки принадлежали его жене и на них осталась его сперма, он оспорить не мог - экспертиза, обнаружившая на них ДНК его самого и Джудит, была слишком убедительна. Поэтому Насо перевёл проблему (как ему казалось!) в другую плоскость: да - это колготки моей жены, но полиция так и не установила, кто именно завязал их на ногах убитой! Парировал, называется...
     В ходе судебного процесса Насо вёл себя грубо и вызывающе, пререкался с противной стороной и свидетелями обвинения, в общем, показал свой дурной, склочный и злобный нрав во всей красе. В ходе одной из таких перебранок, выведенный из себя свидетель бросил ему в лицо резкую фразу, что, дескать, такому, как ты, надо присудить не менее 30 лет тюрьмы, чтобы ты гарантированно умер за решёткой. Насо на тот момент уже исполнилось 79 лет, так что, согласно логике говорившего, Джозефу следовало просидеть за решёткой до 109 лет. Насо, услышав сказанное, вспылил и заорал на весь зал: "Я обещаю дожить до ста десяти лет!" То есть, тем самым пообещал выйти из тюрьмы живым... Через три недели, уже в конце прений, перед тем как присяжным следовало удалиться на совещение, упомянутый инцидент получил неожиданное продолжение. Старшая дочь Кармен Колон (той, второй, что была убита в 1978 г.) очень интересно продолжила мысль Насо. Она высказалась примерно так: я слышала ваше обещание дожить до ста десяти лет и тоже желаю вам дожили до этого возраста, надеюсь, что вас осудят пожизненно и вы все эти годы проведёте за решёткой, страдая ежедневно душой и телом!
     Понимая, что имевшиеся в руках обвинения собственноручные записи окажутся мощным доказательством его злонамеренности и опасности для окружающих, Насо попытался упредить обращение прокуроров к этой улике. Обвиняемый заявил, что т.н. "дневник" - это вовсе не записи с изложением реальных событий, а лишь фиксация сновидений. Дескать, психоаналитик рекомендовал ему письменно излагать все травмирующие мысли, переживания и сновидения, а он лишь следовал однажды полученному совету...
     В принципе, такое объяснение могло быть дать нужный эффект в том случае, если бы обвинение не решилось огласить описание этих самых "сновидений". Но обвинение решилось и обширные выдержки из этого "журнала изнасилований" были зачитаны в зале суда. Ввиду специфичности темы и крайнего цинизма присущего Насо литературного стиля, судья особо подчеркнул, что запрещает присутствующим вести какие-либо записи во время чтения. Оригинал текста "дневников" Насо не смогли получить ни криминальные репортёры, ни писатели, поэтому содержание сделанных им записей известно только в самом приблизительном пересказе. Но даже этого достаточно для того, чтобы составить общее представление о "творчестве" Насо - тот оставил далеко позади таких корифеев садизма, как маркиз де Сад и Карл Панцрам. Чтение произвело на присяжных самое удручающее впечатление, которое ещё более усилилось от сопуствующих комментариев обвинителей, скурпулёзно подчёркивавших каждое совпадение упоминаемых деталей с обстоятельствами реальных преступлений, инкриминируемых Насо (начиная от описания одежды и особых примет жертв, до деталей их травмирования и умерщвления). Совпадений таких оказалось множество и любому разумному человеку было ясно, что никакими сновидениями подобную осведомлнность объяснить невозможно.
     Тягостное впечатление от чтения фрагментов "мемуаров" усилилось после того, как прокурор Розмари Слоат продемонстрировала присяжным большую подборку "фотопродукции" Насо. Сам обвиняемый позиционировал себя как "фотографа в стиле ню" или даже "гламура", но огромную часть его фотоколлекции занимали снимки с садо-мазо-атрибутиокой. На них модели были облачены в кожаные маски, корсеты, сапоги на шпильках и т.п.; и везде присутствовали всевозможные плети, хлысты и им подобные орудия порки. Тот, кто делал такие фотографии явно был одержим всей этой садистской мишурой. При просмотре фотографий, подобранных обвинением, сама собой напрашивалась параллель с тем, что все жертвы убийств, инкриминируемых Насо, подвергались перед смертью порке.

Розмари Слоат, одна из друх обвинителей на процессе Насо.


     20 августа 2013 г., во вторник, присяжные заседатели удалились на совещание, которое продолжилось всего 4 часа. Это необычно короткий интервал, даже по гораздо более простым делам прения присяжных растягиваются на несколько суток. То, что на этот раз жюри так быстро определилось с вердиктом, свидетельствовало о царившем среди его членов единодушии. Присяжные признали Джозефа Насо виновным по всем пунктам обвинения и достойным смертной казни, другими словами, никаких смягчающих его вину обстоятельств они в материалах процесса не усмотрели. 6 сентября судья вынес смертный приговор.
     Насколько известно, сейчас Насо жив и находится за решёткой. Вряд ли он действительно будет казнён, поскольку в Калифорнии ныне более семи сотен смертников дожидаются приведения приговоров в исполнение. Это связано с тем, что Департамент юстиции штата практически ввёл мораторий на исполнение смертных приговоров, которые хотя и продолжают выноситься судами, но фактически не влекут немедленного (или хотя бы, скорого) исполнения.
     Насо не даёт интервью, что можно понять - он претерпел редкостное жизненное фиаско и ему есть отчего страдать. Вину свою он не признал и, по-видимому, уже и не признает. Поскольку такое признание равносильно тому, чтобы сказать вслух "меня осудили правильно!". Понятно, что человек с таким чудовищным самолюбием неспособен на подобное саморазоблечение.

     Убивал ли Насо девочек в Рочестере в 1971-1973 гг., другими словами, являлся ли он истинным "Алфавитным Убийцей"? Формально, его в этих преступлениях никогда не обвиняли, соответственно, и виновным в них его признать невозможно. Точных и однозначных улик связывающих Насо с тем давним "сериалом" отыскать, по-видимому, уже не удастся. Сам Джозеф Насо менее всего расположен к чистосердечному признанию, во всяком случае, сейчас. Возможно, если он проживёт в заключении достаточно долго, его настроение переменится и тогда Насо пожелает что-то сказать по существу подозрений в свой адрес.
     Почему Насо при выборе жертв придерживался странного правила и убивал тех, чьи имена и фамилии начинались с одинаковой буквы, а тела убитых вывозил в места, чьи названия начинались с той же самой буквы? Следствие не нашло этому чудачеству никаких объяснений... Кстати, нельзя исключать того, что Насо также убивал женщин, не придерживаясь этого правила, только эти убийства с ним никто так и не связал. Тем не менее, "алфавитный алгоритм" присутствует в 5 из 6 эпизодов, приписанных Насо судом. Трудно сказать, чем руководствовался преступник, принимая решение убить очередную жертву, возможно им двигало какое-то суеверие, некий обет, который он дал ранее и которому пытался следовать. Возможно, он просто играл с правоохранительными органами, убивая женщин в разных местах с большими интервалами времени и вроде бы, бессистемно, хотя на самом деле строгая "алфавитная система" в этих преступлениях присутствовала. Он словно бы загадывал загадку и наблюдал, появится ли достаточно умный детектив, способный её отгадать и сложить паззл? В эти игры разума исследователи-криминологи вряд ли сумеют проникнуть, Насо не оставил им ни малейшей подсказки. Но вряд ли можно сомневаться в том, что Джозеф Насо - это воистину прирожденный убийца, хищник в человеческом облике, творивший беспощадное зло без всякой осмысленной цели, просто в силу внутренней потребности.

Джозеф Насо пообещал дожить до 110 лет.


     Поэтому современникам, решившим разобраться в мотивах и целях совершенных им преступлений, остаётся блуждать в области предположений и личной убежденности (что само по себе всегда недостоверно). В этой связи хочется ещё раз отметить, что предположение о переезде "Алфавитного Убийцы" из Рочестера в Калифорнию делались ещё задолго до разоблачения Насо. Причём, с этим преступником связывались именно те убийства, в которых впоследствии был обвинён (и осужден за них) именно Насо (т.е. Кармен Колон, Роксен Рогач и пр.). Это, конечно, довод косвенный, но заслуживающий упоминания. В том, что преступник, убивавший детей, переключился затем на более взрослых жертв, нет ничего, принципиально противоречащего криминалистическому опыту и знаниям (в этом очерке уже упоминался педофил Артур Шоукросс, первоначально осужденный за убийства детей, а потом начавший убивать вполне зрелых женщин. Всем, кто желает углужиться в специфику вопроса выбора педофилом жертвы, можно пройти по этой ссылке и прочесть десять абзацев прямо от начала страницы вниз.). Поэтому можно сказать, что перенос педофилом внимания на жертвы более старшего возрастного диапазона, представляет собой явление известное и не исключительное. Для Насо такой "переход" от девочек к молодым женщинам (а потом, в 1990-е гг. - к женщинам средних лет) мог объясняться как следствием его "сексуальной адекватности" (т.е. взрослел он и взрослели его жертвы), так и гораздо более тривиальной причиной - он умышленно отказался от убийств детишек, чтобы ни у кого не родилось подозрений о связи его новых преступлений с преступлениями "Алфавитного Убийцы" из Рочестера. Ещё раз подчеркнём, объяснить эти нюансы может только сам убийца, но для этого ему сначала надо признаться в содеянном. Если говорить об интуитивном ощущении автора, то я бы сказал, что виновность Насо в убийствах 1971-1973 г. почти очевидна, хотя доказать этого я не смогу и на месте судьи обвинительный приговор бы не вынес. История "Алфавитного Убийцы" останется, скорее всего, головоломкой из числа подобных случаям "Джека-Потрошителя", "Ночного стрелка из Тексарканы" или "Зодиака", и каждый думающий человек имеет полное право перетолковывать её на свой манер. Однозначно правильного ответа на все загадки такого рода не существует априори.
    
(в начало)

.

eXTReMe Tracker