На главную.
Cерийные убийцы.

Игры разума прирожденного убийцы.
( интернет-версия* )


     На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" ( либо замещение их иными ) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции ( антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
     Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов ( получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды ) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права ( т.е. по меньше мере до 2085 г.).

©А.И.Ракитин, 2015 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2015 гг.

Страницы :     (1)         (2)         (3)         (4)         (5)         (6)         (7)

стр. 1



     Многим хорошо известным из художественной литературы криминальным сюжетам присущи условность и явная завиральность. То же самое можно сказать и о художественом кинематографе - глядя иные киноподелки, признанные повсеместно шедевральными, понимаешь, что фантазии сценаристов нет прямо-таки никаких пределов. Существуют как определённые литературные штампы, так и очевидное желание авторов книг и создателей кинофильмов поразить воображение читателей и зрителей чем-то эдаким, чего прежде не придумывал никто. Безусловно, на замысловатость детективного сюжета влияет влияет и гендерный фактор: достаточно сравнить заумные выдумки Агаты Кристи с реализмом братьев Вайнеров или Чандлера... Читая какой-нибудь дамский опус или просматривая очередной детектив частенько так и хочется сказать: "тут уж у автора явно начался мозговой дрифт на минном поле!"
     Однако верно и обратное наблюдение. Настоящие криминальные сюжеты порой бывают до такой степени невероятны и прямо-таки фантастичны, что не сразу веришь в реальность совпадений, немыслимых случайностей и феерических замыслов. Тем не менее, всему эту находится место в яви - и замыслам, и случайностям, и совпадениям.
     Одной такой воистину невероятной истории посвящён этот очерк. Она как никакая другая заслуживает того, чтобы быть изложенной на сайте "Загадочные преступления прошлого", и если этого не случилось ранее, то сейчас самое время исправить промах.


     Город Рочестер, расположенный на севере штата Нью-Йорк, в начале 1970-х гг. был местом тихим и можно даже сказать сонным. Население города немногим не достигало 300 тыс. человек, кстати, с той поры оно уменьшилось более, чем на четверть. В городе имелась мощная промышленная база: предприятия радиоэлектронной и электротехнической промышленности, фармацевтические и химические заводы. Производства из США ещё не убегали в Китай, а потому в Рочестере работали швейные и текстильные комбинаты, изготавливалась отличная мебель, оптические приборы (от биноклей до телескопов и перископов подводных лодок). Чтобы жители России лучше поняли, что такое Рочестер 1970-х гг., можно прибегнуть к такому сравнению: если Нью-Йорк - это Москва, то Рочестер - это Коломна... вроде бы и рядом с крупнейшим центром финансов и промышленности, а по сути - провинциальный придаток, всего лишь кузница. Ну, или мастерская, если угодно. Правда, в отличие от советской Коломны, криминогенная ситуация в Рочестере была много спокойнее... Если в СССР уголовную перхоть высылали из Москвы за "сотый километр" и она оседала в Коломне, то в Штатах всё было ровно наоборот - мафиози, бандиты и разного рода уркаганы кучковались именно в Нью-Йорке. И чем дальше от крупных городов, тем спокойнее жилось тихим американским обывателям.
     Это многословное вступление совсем нелишне - данное обстоятельство надо иметь в виду в контексте изложенного ниже.
     16 ноября 1971 г. 11-летняя Кармен Колон (Carmen Colon) во второй половине дня отправилась в аптеку с бабушкиным рецептом. Девочка жила с дедушкой и бабушкой, поскольку её родители переживали сложный период поиска смысла жизни: папа искал его в тюрьме штата, а мама ушла глубоко в себя, занявшись устройством личной жизни и отработкой всех перспективных в этом отношении кандидатов мужского пола. В общем, картина была хорошо знакомая многим: родители заняты своими проблемами, а ребёнок "повешен" на деда с бабкой... Бабушка Кармен страдала диабетом, испытывала связанные с этим затруднения, и внучка всегда приходила ей на помощь. В аптеку она бегала регулярно - там её хорошо знали. Аптека располагалась в доме №898 по Вест-Мэйн стрит (West Main street), совсем рядом от пересечения с Браун-стрит (Brown str.), на которой проживала Кармен. Расстояние от аптеки до дома Кармен не превышало 200 м., а юго-запад Рочестера, как впрочем, и весь город, считался местом спокойным и для детей совершенно безопасным.
     Итак, в аптеке девочка появилась примерно в 16:30, получила лекарства по рецепту и ушла. Всё было как обычно.
     Только домой девочка не вернулась. С этого наша история, собственно, и начинается.
     Не дождавшись внучки с лекарствами, бабушка позвонила по телефону "911". Полиция к сообщению об исчезновении девочки отнеслась поначалу индифферентно: информация была передана полицейским патрулям, которые покатались взад-вперёд по району, заглянули на спортивные площадки и в местные кафешки и магазинчики. Поскольку девочку в районе знали (хотя бы визуально) многие, существовал шанс, что её кто-то видел после исчезновения. В общем, розыск начался довольно рутинно и без особого кипеша: в конце-концов, мало ли куда девчонка могла забрести со встреченной по дороге подругой?
     К вечеру, однако, настроение правоохранителей переменилось. Обзвонка одноклассников показала, что Кармен не ушла в гости. А обстоятельный допрос аптекаря позволил установить важную деталь: девочка торопилась и спешила поскорее покинуть аптеку. При этом тревоги не выказывала, она словно бы хотела успеть на важную для неё встречу... Если бы Кармен ждала подруга, то такое поведение нашло бы простое и очевидное объяснение, но все подруги девочки утверждали, что не договаривались с нею о встрече. Стало быть, Кармен спешила куда-то ещё... или к кому-то.

Кармен Колон.


     Минула ночь, девочка дома так и не появилась. Стало ясно, что Кармен приключилось что-то очень нехорошее. По меркам Рочестера той поры это было сенсацией. Как было сказано выше, город считался в криминогенном отношении очень спокойным - здесь не было мафиозных войн, расчленённых трупов, тут не пропадали дети. Это было где-то там, в огромном Нью-Йорке, а Рочестер казался местом мирным и споконым. А тут такое!
     17 ноября началась масштабная поисковая операция с привлечением всех сил местной полиции. От места, где девочку видели последний раз (т.е. аптеки на Вест-Мэйн стрит), полицейские пошли в радиальных направлениях, осматривая мусорные баки, сливную канализацию, все закоулки, в которые злоумышленник мог бы заманить девочку. Сейчас облик этого района изменился радикально: построены новые здания, появились деревья, а тогда это была довольно унылая 2-3-4-этажная кирпичная застройка 19-го века. Со всем сопутствующими прелестями - внутренними дворами, тупиковыми переулками, проходными подъездами - в общем, тривиальный и отнюдь не фешенебельный американский downtown. Поисковая операция продолжалась целый день, но результата не принесла, не удалось обнаружить ни пропавшую девочку, ни что-либо из её вещей.
     На следующий день розыски продолжились. Уже мало кто сомневался в том, что Кармен не будет найдена живой, но прозвучавшее во второй половине дня сообщение об обнаружении трупа девочки всё равно произвело эффект, подобный грому среди ясного неба.
     Двое подростков, катавшихся на велосипедах в сельском районе Чарчвилль (Churchville), к востоку от Рочестера, увидели на склоне оврага частично обнажённое человеческое тело. Мальчишки не стали спускаться к трупу, но поняли, что видят тело подростка - рост умершего был слишком мал для взрослого человека. Когда сообщение о сделанной в Чарчвилле находке поступило в службу шерифа округа Монро, там уже знали, что в Рочестере ищут пропавшую девочку и быстро поняли, чьё именно тело отыскали подростки.
     Труп находился в овраге, находившемся примерно в 10 метрах от дороги под названием "Стернз-роад". Это был малопосещаемый просёлок, по которому в те годы проезжало вряд ли более ста машин в сутки. Само местечко Чарчвилль, пользуясь нашими российскими понятиями, можно назвать деревней, но деревня эта весьма условна, скорее, это разрозненные хутора, отстоящие друг от друга на полкилометра и более. Т.е. с одной стороны местность, вроде бы, и обжитая, а с другой - настоящая глушь по меркам штата Нью-Йорк.
     Расстояние от места обнаружения трупа до аптеки, в которой Кармен Колон видели живой в последний раз, составляло 19,5 км. по прямой.
     Труп был частично раздет, отсутствовали кофточка и блузка. Джинсы девочки были спущены вниз, к щиколоткам, но не сняты полностью. Рядом с телом лежало коричневое пальто, принадлежавшее Кармен, именно в нём она отправилась в аптеку. Уже первичный осмотр трупа позволил судебному медику высказаться о причине смерти: девочка была задушена каким-то мягким жгутом, чем-то вроде скрученных колготок или чулок. По степени развития трупного окоченения судебный медик предположил, что смерть девочки наступила более чем за сутки до обнаружения тела, впоследствии этот момент был уточнён и время смерти было перенесено на 16 ноября, т.е. за двое суток до момента обнаружения тела.
     Погибшая подверглась тяжёлым истязаниям, на её ягодицах и руках остались следы ударов кнутом. Следы на предплечьях имели вид защитных, по-видимому, девочка пыталась прикрыться руками. Кожа запястий имела обдиры, характерные для связывания - это наводило на мысль о том, что убийца использовал верёвку, но впоследствии её снял. На лице были зафиксированы не менее шести гематом, явившихся следствием ударов кулаками, два зуба были выбиты. Также были описаны синяки и осаднения кожи на груди, спине и голенях. Эти повреждения свидетельствовали о том, что преступник сбивал девочку с ног ударами по ногам и бил её лежащую ногами. Кармен подверглась изнасилованию, точнее, двукратному изнасилованию. Судебно-медицинский эксперт обнаружил следы спермы на животе и пояснице и посчитал, что преступник испытал не менее двух семяизвержений при различных положениях тела жертвы. Это означало, что убийца достаточно молод. Изнасилование было как вагинальным, так и анальным, грубым и травматичным, причинившим жертве сильные страдания. То, как преступник обошёлся с девочкой, свидетельствовало о его склонности к крайним формам сексуального садизма.
     В целом же, результаты судебно-медицинской экспертизы указывали на то, что убийца провёл с жертвой довольно много времени, может быть, даже несколько часов. Перед уходом в аптеку Кармен поела, но в желудке пищи не оказалось - это означало, что со времени последнего принятия пищи до момента смерти прошло более 4 часов. Благодаря этому уточнению судмедэксперт довольно точно установил интервал, в течение которого Кармен Колон была убита: не ранее 20 часов и не позднее полуночи 16 сентября.
     Исследование пальто, найденного рядом с телом убитой девочки, позволило обнаружить на нём светлые ворсинки, которые при их исследовании под микроскопом были признаны кошачьей шерстью. В доме Кармен кошку не держали, кошки были в семьях двух подруг, к которым девочка иногда заходила, но окрас этих кошек не соответствовал тону шерсти, найденной на пальто. Криминалисты, изучив шерсть из различных источников, которая потенциально могла попасть на пальто убитой девочки, пришли к заключению, что светлая шерсть на её пальто никак не связана с местами её повседневного времяпровождения. А значит эта шерсть каким-то образом связана с преступнком, во всяком случае в его автомашине можно будет отыскать аналогичную шерсть. Это был важный ориентирующий признак, способный помочь следствию распознать убийцу.
     Полиция Рочестера и служба шерифа округа Монро активно взялись за розыск свидетелей, способных сообщить хоть какую-то информацию о перемещениях Кармен Колон после того, как та вышла из аптеки. На дорогах округа были выставлены посты, на которых патрульные останавливали все автомашины и опрашивали водителей, демонстрируя фотографии пропавшей девочки.
     Довольно скоро удалось добыть важную информацию. Нашёлся свидетель, утверждавший, будто он видел полуголую девочку, бежавшую по обочине шоссе №490. Девочка была без пальто и её белая блузка (или рубашка) казалась разорванной. Эта странная встреча на дороге произошла после 19 часов 16 ноября, т.е. вечером того самого дня, когда Кармен была похищена. Свидетель утверждал, что не имел возможности помочь девочке - было уже темно (закат в Рочестере в тот день имел место примерно в 16:40), а девочка при появлении автомашины скрылась в кустах, так что отыскать её не представлялось возможным. Место, где произошла эта встреча, находилось примерно в 4 км. севернее оврага, в котором оказалось найдено тело.
     Ещё через несколько дней появился другой свидетель, также автомобилист, который утверждал, будто видел Кармен Колон в машине со спущенным колесом, остановившейся на обочине трассы №90. Машина была синего цвета, с точным определением её фирмы-производителя свидетель затруднился (опять-таки, из-за темноты), до допустил, что это мог быть 4-дверный "шевроле-чивилль" (Chevrolet Chevelle), либо какой-то другой седан, похожий на него внешне. У машины спустило заднее левое колесо и водитель как раз его осматривал во время появления свидетеля на дороге. Свидетель, руководствуясь чувством шофёрской солидарности, остановился и поинтересовался, требуется ли ли помощь? на что владелец синей автомашины нелюбезно буркнул, что разберётся сам. Т.о. получалось, что свидетель видел не только машину с девочкой в салоне, но и похитителя.
     Это было, конечно, очень хорошо, однако, существовала одна закавыка, сбивавшая с толку. Дело в том, что обнаруженные службой шерифа свидетели явно противоречили друг другу. Если принять на веру их утверждения, получалось, что они видели Кармен Колон в разных местах одновременно (или с небольшим интервалом). Расстояние между этими точками превышало 5 км., кроме того, они не совпадали с местом обнаружения трупа. Даже если считать, что девочка каким-то образом умудрилась убежать от похитителя, то всё равно её маршрут выглядел необъяснимо (получалось, что она пробежала сначала 5 км. в одну сторону, а затем 4 км. в обратном направлении - дистанции, прямо скажем, для забегов в тёмное время суток по холодку весьма немаленькие!).

План города Рочестер и прилегающей к нему территории округа Монро, штат Нью-Йорк. Размеры приблизительны, план максимально упрощён, не показано большое число местных дорог и мелких населенных пунктов. Условные обозначения: "*" - место похищения Кармен Колон от аптеки в юго-западной части Рочестера во второй половине дня 16 ноября 1971 г.; "+" - место обнаружения её трупа 18 ноября в местечке Чарчвилль в 19,5 км. от места похищения; ".1" - район примерно в 4 км. севернее места обнаружения трупа, в котором свидетель видел полуголую девушку, бежавшую вдоль дороги; ".2" - участок дороги южнее места обнаружения трупа Мишель Колон, где примерно в то же самое время другой свидетель видел похищенную девочку, сидящей в синем "седане". Расстояние между этими точками более 5 км., а потому показания свидетелей поставили полицию в тупик.


     Детективы почувствовали эту странность и после тщательного анализа сошлись на том, что свидетель, проезжавший по шоссе №490, если и видел бежавшую девочку или девушку, то никак не Кармен Колон. А вот показания второго имеют отношение к расследованию и он действительно видел преступника с жертвой (логика этого решения не совсем понятна, но по-видимому, в её пользу имелись некие доводы). Полицейский художник по описанию свидетеля нарисовал портрет предполагаемого убийцы, который выглядел как настоящий ковбой-"селюк", истинный реднек, т.е. житель сельской местности в американской глубинке (всем, кому интересен этот типаж коренного американца, рекомендуем прочесть феерическую статью на "Лурке", посвященную этим незаметным героям вил и навоза). Джинсы он заправлял в сапоги, носил короткую нейлоновую куртку на синтепоне, обычную клетчатую рубашку. Возраст его, по мнению свидетеля, был около тридцати лет или даже за тридцать; возможно его старила неряшливая бородёнка и усы. В общем, для жителя сельской глубинки он выглядел совершенно тривиально. Также с той поры стало общепризнанным, что преступник, похитивший и убивший Кармен Колон, разъезжает на синем седане.

По описанию свидетеля, предположительно видевшего Кармен в машине похитителя, полицейским художником был нарисован портрет преступника.


     Полиция Рочестера пыталась вести расследование в другом направлении. Поскольку аптекарь сообщил, что Кармен явно торопилась, появилось предположение, что она спешила к кому-то, кого хорошо знала и кому могла доверять. Скорее всего, встреча с этим человеком произошла на пути от дома к аптеке. Пытаясь разобраться, кем мог быть этот "хорошо знакомый человек", детективы заинтересовались дядей Кармен.
     Мигель Колон, старший брат отца, был не то чтобы уголовником, но человеком несдержанным и буйным. Его бывшая жена сообщила полиции, что Мигель в подпитии был склонен к агрессии, не терпел возражений и чуть что начинал пихать кулаком в зубы. Кого-то побить он мог, от кого-то огребал сам - в общем, этот увлечённо жил жизнью настоящего гопника. Мигель занимался авторемонтом, постоянно покупал и продавал подержанные автомашины. В ноябре 1971 г. у него был как раз синий автомобиль, правда с трёхдверным кузовом, что не соответствовало описанию свидетеля, но... если допустить, что свидетель ошибался относительно количества дверей, то совпадение цветов наводило на определённые размышления. Мигель Колон несколько раз допрашивался детективами и показания его видоизменялись раз от разу.
     Сначала дядюшка утверждал, будто не встречался с племяницей во время её последнего похода в аптеку. Затем он поправился и сделал оговорку, что его встреча с Кармелой была вполне возможна и они, вообще-то, иногда пересекались в городе, поскольку жили неподалёку друг от друга и ходили по одним улицам. В третий раз Мигель посчитал необходимым уточнить, что его встречи с Кармелой в городе поисходили неоднократно и он подвозил девочку на своей машине то в торговый центр, то в библиотеку, то к подругам... но в последний день её жизни он точно не встречался с Кармелой. В общем, все эти уточнения выглядели не очень хорошо и наводили на определенные размышления.
     Полицейские осведомились у Мигеля Колона, могут ли они осмотреть его синюю автомашину без ордера? Мигель разрешил, демонстрируя тем самым готовность помочь правоохранительным органам. В ходе осмотра в салоне под передним сиденьем была найдена кукла. Принимая во внимание, что Мигель был разведён и не встречался с собственными детьми, находка выглядела подозрительной. Другим интересным моментом явилось обнаружение следов недавней тщательной уборки, уничтожившей все отпечатки пальцев и иные следы. Конечно, чистоту салона можно было отнести на счёт чистоплотности хозяина автомашины, но его потребность навести порядок сразу после убийства племянницы тоже выглядела подозрительной.
     Мигель Колон почувствовал, как изменяется отношение к нему детективов и в какой-то момент отказался играть в кошки-мышки. Ясно понимая к чему клонятся расспросы правоохранителей, Мигель потребовал от полицейских либо официально выдвинуть обвинения и позволить ему вызвать адвоката, либо прекратить преследование и не приходить к нему через день с одними и теми же вопросами. Полиции пришлось оставить его в покое.
     Хотя дядя убитой девочки попал под сильное подозрение рочестерских детективов, однако они ему ничего инкриминировать так и не смогли. Никаких улик, никаких свидетельских показаний, опираясь на которые можно было бы получить ордера на обыски машин и дома Мигеля, у следователей в конечном итоге так и не появилось, а потому подозрения остались всего лишь подозрениями. Через пару месяцев с момента убийства Кармен, полиция оставила "дядю Мигеля" в покое, а тот, воспользовавшись ситуацией, сразу же выехал из штата.
     Поспешный отъезд Мигеля Колона вызвал многочисленные пересуды о возможной степени его вины. Ещё раз подчеркнём, Рочестер в те времена был городом довольно тихим и изуверское убийство девочки надолго запечатлелось в умах горожан. Люди тогда жили большими этническими общинами и внутри них слухи распространялись подобно волнам по поверхности воды. То, о чём не сообщали газеты и телевидение, становилось известным от друзей и коллег по работе, так что отъезд Мигеля Колона не прошёл незамеченным. Сейчас на американских интернет-площадках можно найти людей, проживавших в те годы в Рочестере и, основывавясь на их воспоминаниях, приходишь к выводу, что горожане были неплохо осведомлены о деталях расследования, хотя газеты того времени писали о нём довольно скупо.

     То, как Мигель Колон живо смылся из штата Нью-Йорк в Пуэрто-Рико, выглядело, конечно, подозрительно. Пуэрто-Рико хотя и считался территорией, находящейся под управлением США, имел тем не менее особый юридический статус, свою конституцию и органы судебной власти, не подчинявшиеся североамериканским, так что уголовное преследование там было сильно затруднено. В американских полицейских академиях учат, что "попытка скрыться с места преступления равносильна признанию вины" - это как бы один из краеугольных камней правосознания американцев. Если ты не виноват - не убегай! Мигель Колон убежал - именно так расценило его отъезд общественное мнение, и этот человек на долгие годы, так сказать по умолчанию, сделался виновным в убийстве своей племянницы.
     Был ли Мигель действительно виновен в трагической гибели Кармелы или общественность подозревала его совершенно напрасно, мы постараемся понять позже, а пока закончим повествование о жизненных коллизиях энергичного дядюшки. Через 19 лет после описываемых событий Мигель Колон вернулся из Пуэрто-Рико в Рочестер. За миновавшие годы он поднакопил деньжат и открыл довольно большой автосервис, в котором можно было не только оставить автомашину на техобслуживание и ремонт, но и заказать перетяжку сидений, сменить обивку салона и т.п. Бизнес был семейным, многочисленная родня с энтузиазмом пошла работать к "дядюшке Мигелю", но как это часто бывает, совместные с родственниками деловые отношения моментально уничтожили все добрые чувства. По мнению Мигеля родственники оказались ворами и тунеядцами, а по мнению родственников "дядя Мигель" был самый настоящий эксплуататор и "кидала". В общем, работать заставлял, а денег не платил. Возникло то, что Владимир Ильич Ленин пафосно называл "непримиримым противоречием между трудом и капиталом".
     Противоречие это вылилось в кровавую драму в стиле Тарантино и братьев Коэн. Летом 1991 г. в ходе конфликтных переговоров с собственной женой и сводным братом Мигель Колон разрядил в них пистолет. После этого позвонил по телефону "911" и заявил об убийстве двух родственников. Не дожидаясь приезда полиции, он зарядил помповое ружьё и засадил себе в голову заряд картечи. Интересно то, что получившие по несколько пуль брат и жена остались живы: одному удалили часть кисти левой руки, другой - несколько метров тонкого кишечника, но потерпевшие в итоге пережили нервного дядюшку, унёсшего с собою в могилу тайну смерти Кармен Колон. Ну, по крайней мере, многие считали, что именно Мигель эту тайну знал и унёс с собою.
     Впрочем, всё это случится много позже интересующих нас событий, поэтому вернёмся в Рочестер первой половины 1970-х гг.
    
(на следующую страницу)

.

eXTReMe Tracker