На главную.
Cерийные убийцы.

Игры разума прирожденного убийцы.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2015 гг.
©"Загадочные преступления прошлого", 2015 гг.

Страницы :     (1)         (2)         (3)         (4)         (5)         (6)         (7)

стр. 3



     В общем, дядя убитой девочки попал в эпицентр расследования, хотя объективных к тому предпосылок не имелось. На вторую половину дня 26 ноября он имел alibi, которое в коненчом итоге так никто и не опровергнул. Синем автомобилем он не владел и получить в своё распоряжение не мог.

По крайней мере, детективы не сумели найти знакомых Филиппа, которые могли бы дать ему подобную автомашину во временное пользование. А изменение им своих первоначальных показаний может быть объяснено вполне здравыми причинами, никак не связанными с его причастностью к убийству - просто проконсультировавшись с адвокатом, Филипп Маэнца решил дополнить свой рассказ упоминанием о последней встрече с девочкой, дабы в дальнейшем никто не поставил ему в вину сокрытие этих деталей. Филипп особо подчеркнул то обстоятельство, что не помнит когда именно произошла встреча у "Плазы" - это могло быть как накануне, так и за несколько дней до гибели Мишель. Вспоминал он об этом уже в последней декаде декабря, так что ошибка в интервале "плюс-минус сутки" выглядела уже вполне приемлемой.

Карта Рочестера с точным указанием мест похищения Кармен Колон (точка *1), Ванды Валкович (*2) и Мишель Маэнцы (*3) и расстояния между ними. Можно видеть, что преступник с высокой точностью "нарисовал" равнобедренный треугольник. Исходя из основополагающих постулатов "географического профилирования", разработанных канадским криминалистом Кимом Россмо, можно с высокой долей вероятности утверждать, что похититель девочек в 1971-1973 гг. жил внутри этого треугольника. При разработке своей теории Россмо исходил из того (разумеется, с некоторыми оговорками), что в случае многоэпизодных преступлений с неочевидным мотивом места первых знакомств преступника с будущими жертвами, их последующих похищений и сокрытия трупов некоторым образом детерминированы (предопределены) географией перемещений убийцы (местом проживания его самого и близких родственников, работы и пр.). Теория Россмо опирается на фундаментальные особенности человеческой психики и несмотря на кажущуюся легковесность, даёт отличную сходимость прогнозов с результатами реальных расследований.


     Тем не менее, подозрения в адрес Филиппа Маэнцы могли в дальнейщем выйти ему боком, если бы не череда весьма неординарных событий.
     Во второй половине 1 января 1974 г. - примерно в 16:30 - полицейский патруль в г.Рочестер получил информацию о совершаемом преступлении. По словам обратившейся к полицейским женщины она стала свидетелм того, как некий мужчина насильно втащил в салон автомашины молоденькую девушку и быстро уехал с места происшествия. Инцидент произошёл за 3-4 минуты до обращения женщины к патрульным.
     В течение следующих 10 минут около двух десятков патрульных машин перекрыли обширный район Рочестера к западу от реки Джинесс и приступили к прочёсыванию улиц. О проводимой операции были проинформированы коллеги из службы шерифа округа Монро - они оперативно выставили патрули на дорогах, ведущих из города. Теперь преступник не мог выехать за пределы Рочестера, ну по крайней мере, теоретически.
     Около 17 часов внимание полицейских, разъезжавших по улицам города, привлёк автомобиль явно пытавшийся скрыться. Началось преследование и примерно через 10 минут человек, находившийся за рулём, въехал в тупик. Угрожая преследовавшему патрулю револьвером, он сумел выехать из него, однако, через пять минут снова оказался заблокирован в тупике. Мужчина за рулём подозрительной автомашины в переговоры с полицией не вступил и через 2-3 минуты после остановки произвёл выстрел себе в голову. Выстрел оказался смертельным, пуля калибром 7,62 мм., войдя под нижней челюстью, вышла через темя, оставив в черепе дыру диаметром около 6 см.
     Кроме покончившего с собою мужчины в машине никого не оказалось. Это вызвало некоторую оторопь и даже растерянность среди полицейских, однако очень скоро ситуация получила объяснение. Мужчина похитил 16-летнюю девушку, стянул ей локти шнуром и бросил на заднее сиденье, но не успел причинить серьёзного вреда - буквально через несколько минут стали слышны полицейские сирены и похититель запаниковал. Он остановился у обочины, вытолкнул девушку из машины и быстро скрылся. Но эта находчивость, как показал дальнейший ход событий, ему не помогла и в конечном итоге ему пришлось покончить с собой.
     Преступника быстро идентифицировали, благо это оказалось несложно сделать, поскольку в его кармане оказалось подлинное водительское удостоверение. Звали этого человека Деннис Термини, последние восемь лет он работал в пожарной охране Рочестера. В багажнике его автомашины лежала форма пожарного и это навело полицейских на мысль о возможном её использовании при похищении жертв. Дети знали, что пожарный, как и полицейский - это представитель муниципальной службы и такому человеку можно доверять. Взяв в руки шлем, Термини мог заговорить с любым и такое поведение не показалось бы школьнику подозрительным. Следующим интересным открытием явилось то обстоятельство, что Термини держал кошку с белой шерстью и частенько возил её с собою в машине. Кошачьей шерсти оказалось в салоне немало и это хорошо объясняло то, как она могла попасть на верхнюю одежду убитых девочек. Кошку, кстати, преступник мог использовать для заманивания потенциальных жертв - забавное животное отлично выступало в качестве отвлекающего фактора, как и форма пожарного. Кошка помогала преступнику усыпить бдительность ребёнка.
     Проведенный в последующие дни обыск дома покончившего с собою огнеборца привёл к обнаружению детальной карты автомобильных штата Нью-Йорк. На ней рукой Термини был выделен участок в округе Уэйн в районе трассы №350 и Эдди-роад, соответствовавший тому месту, где был найден труп Мишель Маэнцы. И наконец, как показала судебно-медицинская экспертиза трупа самоубийцы, группа крови Денниса Термини совпала с группой крови человека, от которого происходила сперма, найденная на телах Кармен Колон, Ванды Валкович и Мишель Маэнца. В общем-то, пасьянс прекрасно сходился!
     На Термини поступали жалобы в полицию как минимум от двух женщин: его любовница заявляла, что Деннис её бьёт и запугивает, другая же женщина просила оградить её от навязчивых преследований темпераментного пожарного. В обоих случаях полицейские встречались с Термини и проводили профилактические беседы - этого оказалось достаточно для того, чтобы решить проблемы. Ещё весной 1973 г. пожарник привлёк к себе внимание детективов, расследовавших убийство Ванды Валкович: тогда выяснилось, что Термини осенью 1972 г. приходил в школу, где училась убитая девочка, с рассказом о работе пожарных. Тогда детективы предположили, что Ванда могла видеть и запомнить Термини, что впоследствии облегчило ему похищение жертвы. Проверка, проведенная весной, ничего не дала, пожарник заявил, что имеет alibi на время похищения девочки и в дальнейшем выяснилось, что он не лжёт, так что разработка Термини как подозреваемого была тогда остановлена.
     Теперь, после его самоубийства, прошедшие события требовали переосмысления.
     Деннис Термини отлично входил в схему "злобного похитителя-педофила" - и группа крови у него совпадала с группой крови убийцы, и кошка белая имелась, и даже шлем пожарный всегда находился под рукою. Хотя при пристальном изучении деталей некоторую несуразность предпрниятой им попытки похищения трудно было игнорировать.
     Похищение, на которое Термини решился 1 января 1974 г., сильно отличалось от того, что мы видим в случаях с Колон, Валкович и Маэнца. Термини действовал грубо и топорно, полагаясь лишь на превосходство в физической силе. Между тем настоящий убийца девочек осуществлял похищение намного тоньше и, если угодно, деликатнее. Он умел уговорить потенциальную жертву, успокоить её, убедить в том, что ей ничего не угрожает. Этот человек до такой степени втирался в доверие к жертве, что даже не боялся на некоторое время оставлять девочку одну в собственной автомашине. Если бы его на этом этапе задержала полиция, то преступнику ничего бы не удалось вменить в вину; он бы развёл руки и с улыбкой сказал бы что-то вроде "девочка потерялась, я везу её домой, убедитесь сами, с её головы волос не упал, в чём вы меня подозреваете, какое там похищение, о чём вы?" Термини же действовал как тупой гоблин - ударил жертву несколько раз в живот и лицо, связал локти... Он даже не додумался закрыть ей рот и именно крики жертвы привлекли внимание прохожих, которые сразу же обратились к полицию. Грубость и предельный примитивизм действий Термини свидетельствуют о его неопытности, явном непонимании того, как следует правильно провести похищение. Поэтому-то для него попытка похищения закончилась пулей в голове, а вот настоящий убийца школьниц остался неизвестен.
     Тем не менее на протяжении многих лет Деннис Термини считался главным подозреваемым в убийствах трёх рочестерских школьниц. Убежденность в том, что он является преступником у многих представителей правоохранительных органов была столь велика, что прокурор города в 2006 г. настоял на проведении эксгумации трупа с целью получения его ДНК и сравнения с ДНК из спермы, обнаруженной на трупах девочек. В процессе подготовки экспертизы выяснилось, что для сравнения пригодна лишь ДНК из спермы, изъятой с тела Ванды Валкович. В двух других случаях время и небрежность хранения привели к загрязнению (и фактическому уничтожению) улик.
     4 января 2007 г. труп Термини был эксгумирован и от него получены биологические материалы (два зуба и волосы с фолликулами), пригодные для извлечения ДНК. Экспертиза, проведённая двумя независимыми лабораториями, показала, что ДНК Денниса Термини не соответствует ДНК из спермы, обнаруженной в апреле 1973 г. на трупе Ванды Валкович.

        
Фотографии реального вскрытия могилы с забором ДНК-материала захороненного лица.


     Трудно сказать, как бы дальше развивались события, скорее всего, история мрачных убийств Кармен, Ванды и Мишель сохранилась бы в памяти современников и постепенно перешла бы в разряд городских легенд. Т.е. тех историй, про которые никто ничего не знает в точности, кроме того, что они когда-то действительно произошли. Однако с этим криминальным сюжетом подобная метаморфоза не случилась.
     По одной весьма нетривиальной причине.
     Трудно сейчас сказать - во всяком случае автор эту деталь установить не смог - кто первый догадался провести небольшую систематизацию криминальных сюжетов. Можно только с уверенностью утверждать, что случилось это после убийства Мишель Маэнцы, но ранее апреля 1976 г. Кто бы ни был этот наблюдательный человек, он проделал весьма нехитрую на первый взгляд манипуляцию - сопоставил имена и фамилии жертв местам "сброса" их трупов. Получилось следующее:
        - Кармен Колон (Carmen Colon) вывезена в Чарчвилль (Churchville), то бишь в латинской транскрипции мы видим трёхкратное повторение буквы "С" (СС -> С);
        - Ванда Валкович (Wanda Walkowicz) вывезена в Уэбстер (Webster). В латинице мы видим аналогичное трёхкратное совпадение буквы "W" (WW -> W);
        - Мишель Маэнца (Michelle Maenza) вывезена в Македон (Macеdon). И опять-таки, налицо странное совпадение имени и фамилии жертвы с местом обнаружения тела (MM -> M).
     Подобные совпадения явно не были случайны. Теоретически убийца мог избавляться от тел, даже не вывозя их из города. Однако, в одном случае он увёз труп всего за 7,4 км. от места похищения, а в другом - в четыре раза дальше.
     Дело, впрочем, заключалось не только в подмеченном совпадении букв. Человек, сделавший оипсанное выше отрытие, пошёл дальше - он провёл параллель между серийными убийствами в Рочестере и сюжетом романа Агаты Кристи "Убийства по алфавиту" ("The A.B.C. murders"). Конечно, читать детективы, написанные женщинами - это та ещё пытка, но к счастью для нас, читателей, детальное содержание романа не имеет большого значения. Интерес представляет сама концепция - убийство людей, чьи имя и фамилия начинаются с одинаковых букв и при этом совпадают с местом проживания. Первая жертва Элис Ашер (Alice Ascher) из городка Эндовер (Andover), вторая - Бетти Барнард (Betty Barnard) из Бексхилла (Bexhill), третья - Кармайкл Кларк (Carmichael Clarke) из Чарстона (Churston). Всего жертв в подобной последовательности три; есть, правда, и четвёртый убитый, но этот эпизод нарушает последовательность, поскольку имя и фамилия жертвы начинаются с разных букв. Преступник совершает три успешных убийства, на четвёртом допускает ошибку и в конечном счёте оказывается успешно разоблачён находчивым Эркюлем Пуаро.
     В Рочестере произошло что-то очень похожее. Правда, имена и фамилии жертв шли не согласно английскому алфавиту "A", "B", "С", "D", а в произвольном порядке - "С", "W", "M" - но это не отменяло существование определенного алгоритма при выборе жертвы. Поскольку все убитые девочки были родом из Рочестера, то преступник варьировал места "сброса" тел, каждый раз выбирая такое, которое начиналось бы с той же самой буквы, что и инициалы жертвы. Всего в 1971-1973 гг. были совершены три убийства, а четвёртого так и не произошло - эта деталь, казалось бы, не соответствовал роману Агаты Кристи, но и ей нашлось вполне удовлетворительное объяснение. Четвёртое убийство для преступника из романа оказалось в сущности неудачным и поэтому реальный убийца из Рочестера решил его попросту не совершать.
     Несмотря на всю фантастичность, логика в такого рода рассуждениях, безусловно, присутствовала и игнорировать её было совершенно невозможно. История убийств школьниц в Рочестере моментально заиграла новыми красками, теперь убийца был уже не просто сексуальным садистом, а этаким Демиургом, почти что сверхъестественным существом, осмелившимся "поиграть" с полицией в логические загадки и остаться непойманным. Родилась легенда об "Алфавитном убийце" - так американские масс-медиа назвали таинственного изувера из Рочестера. Миф этот завладел умами так жителей города, так и работников правоохранительных органов: начиная с 1974 г. любое сообщение о подозрительном отсутствии девочки заставляло всех, кто его слышал, мысленно сопоставлять первые буквы имени и фамилии "потеряшки", с целью проверить, не совпадают ли они?
     Долгое время совпадений не отмечалось. Это, казалось, подтверждало догадку о том, что преступник после трёх успешных убийств прекратит преступления.
     Но в ночь с 10 на 11 апреля 1976 г. из собственной кровати в квартире на втором этаже в доме на Джей-стрит (Jay street) в западной части Рочестера пропала 7-летняя Мишель МакМюррей (Michell McMurray) и неординарность случившегося заставила содрогнуться самых хладнокровных копов. "Алфавитный убийца" вернулся в Рочестер!

Мишель МакМюррей.


     Случившееся с Мишель выглядело крайне необычно. Её мать Дебора в 02:20 отправилась в магазин за сигаретами, а когда вернулась через 40 минут, то обнаружила, что кровать дочери пуста. Окна и входная дверь были закрыты, по крайней мере так уверяла мать девочки. Дебора к моменту появления патрульных была не совсем трезва и сам её поход якобы "за сигаретами" выглядел подозрительно. Она родила дочь в 15 лет, замуж за отца ребёнка так и не вышла и на момент описываемых событий вела весьма предосудительный образ жизни. А это означало, что её полуночный "поход за сигаретами" мог продлиться куда более 40 минут.
     Понятно было, что девочка посреди ночи не могла уйти из квартиры, да и возраст её для осмысленного бегства от матери был ещё слишком мал. Поэтому розыск Мишель начался без промедления прямо посреди ночи. Патрульные пошли вверх и вниз по улице, поднимая на ноги владельцев припаркованных автомашин и опрашивая их. Полицейские исходили из того, что похититель должен был увезти девочку на автомашине, а значит, его машину могли видеть и запомнить владельцы машин, парковавшиеся рядом. Понятно, что при таком ведении розыска, полицейские подняли на ноги весь район. Попутно стал обсуждаться вопрос о проведении тотального осмотра окрестных домов - это планировалось сделать с целью отработать предположение о существовании убийцы, живущего по соседству, который девочку никуда не увозил, а спрятал в собственном доме, так сказать, в шаговой доступности от места жительства Мишель. Полиция не могла провести осмотр жилья принудительно, поскольку не существовало юридических оснований для оформления нескольких десятков соответствующих ордеров, однако этого и не требовалось. Предполагалось, что полицейские предложат жителям впустить их в свои дома добровольно, те, кто согласятся это сделать окажутся вне подозрений, а вот те, кто откажутся от такого досмотра, будут взяты "на карандаш" с целью их последующей проверки в качестве подозреваемых.
     Трудно сказать, куда бы завела правоохранителей такая смелая инициатива - возможно, получился бы грандиозный скандал - однако, ситуация разрешилась сама-собой на рассвете. Оказалось, что труп Мишель МакМюррей лежал в кустах примерно в десяти метрах от дома, где проживала девочка. Полицейские всё время сновали неподалёку от него, но не обнаружили тело в силу того, что не провели тщательный обыск придомовой территории (а кинолога с собакой не пригласили, хотя в данном случае обученная собака отыскала бы труп моментально и, глядишь бы, отвела сыскарей к убийце!).
     Осмотр тела показал, что жертва осталась одета в ту самую пижаму, в которой спала. Это значило, что убиийца похитил девочку прямо из кровати. Однако, оставалось совешенно непонятным, как преступник проник в квартиру: следов взлома входная дверь не имела, окна и рамы оставались целы...
     Судебно-медицинская экспетиза показала, что причиной смерти Мишель явилась механическая асфиксия, девочка была задушена руками. Эксперт описал анальную и вагинальную травмы, которые по его мнению были причинены посмертно, другими словами, преступник сначала задушил девочку, а потом совершил с мёртвым телом половой акт. Следов побоев отмечено не было. Не удалось найти сперму насильника - это наводило на мысль об использовании им презерватива. Подобная предусмотрительность выглядела для того времени довольно необычно - сравнение ДНК-профилей тогда не существовало, а о методике определения группы крови по выделениям мало кто знал. Если бы на месте обнаружения тела или на самом трупе присутствовала сперма, можно было бы установить группу крови убийцы, что имело бы важное ориентирующее следствие значение, но - увы!- такую улику убийца детективам не оставил.
     В общем, следствию было решительно не за что зацепиться. Правда, рядом с трупом девочки был найден окурок, который гипотетически мог быть связан с убийцей... Но это всё.
     Первые сообщения об убийстве Мишель МакМюррей проводили прямую аналогию с "алфавитными убийствами" Кармен Колон, Ванды Валкович и Мишель Маэнцы. Однако очень скоро правоохранительные органы выразили сомнение в наличии связи последнего преступления с тремя предыдущими. Прежде всего, преступник не озаботился перевозкой похищенной жертвы подальше от места похищения, причём в такую местность, название которой начиналось бы с буквы "М". Фактически Мишель МакМюррей была убита совсем неподалёку от места проживания, возможно, прямо в квартире. При совершении полового акта убийца использовал презерватив, что выглядело нехарактерным, поскольку в трёх предыдущих эпизодах его сперма оставалась на телах жертв. Кроме того, "Алфавитный Убийца" много и подолгу истязал свои жертвы - он порол их ремнём, кнутом (возможно, металлической проволокой), избивал руками и ногами - в общем, ему нравился сам процесс избиения человека. А вот убийца Мишель МакМюррей этим не занимался; да, он убил жертву, но его садизм не простирался столь далеко, как у "Алфавитного Убийцы".
     Такая точка зрения утвердилась очень быстро и для средств массовой информации был распространён специальный пресс-релиз, в котором сообщалось, что убийство Мишель МакМюррей будет рассматриваться как не связанное с преступлениями "Алфавитного Убийцы". Расследование сосредоточилось вокруг двух перспективных подозреваемых: матери убитой девочки и администратора дома, в котором та снимала квартиру.
     Если называть вещи своими именами, следовало признать, что Дебора Рагглз (Deborah Ruggles), мать Мишель, занималась проституцией. Не надо удивляться тому, что фамилия мамаши не соответствовала фамилии дочери; Рагглз - это фамилия Деборы по мужу, с которым она уже не жила во время описываемых событий, а МакМюррей - это её девичья фамилия, на которую она и записала рожденную вне брака дочку. Криминологам хорошо известно, что проститутки очень часто вовлекают в преступный промысел собственных детей и делается это по весьма тривиальной причине - услуги малолетних на рынке секс-услуг оплачиваются гораздо выше, нежели зрелых "жриц любви". В роли растлителей обычно выступают сутенёры, обеспечивающие "силовое прикрытие" проституток. С ними проститутки крепко связаны бизнес-интересом, поэтому обычно они не доносят на своих сутенёров и всячески защищают их в случае полицейского расследования. В данном случае полиция заподозрила, что Дебора пригласила к себе в кваритру сутенёра, дабы тот занялся сексом с малолетней дочерью, но что-то "пошло не так" и сутенёр убил девочку, после чего мамаша принялась путать следствие, поскольку сама оказалась в роли соучастника (вернее, соучастницы) преступления. За сигаретами она не ходила, точнее, она пошла за ними уже после убийства и для того лишь, чтобы обеспечить себе фиктивное alibi, а вернувшись в квартиру устроила демонстративную истерику.
     Такая версия выглядела совсем даже недурной, там было над чем поработать. Но при этом уже в первые сутки расследования "нарисовалось" и другое направление.
     Администратором дома, в котором Рагглз снимала квартиру, являлся некий Джеймс Пресслер (James Pressler), 33-летний одинокий мужчина, проживавший в этом же здании. Пресслер являлся эдаким "мастером на все руки", нанятый владельцем здания для поддержания в исправном состоянии коммуникаций и сетей дома, а также мелкого ремонта. Пресслер менял краны и устранял протечки труб, менял лампочки в местах общего пользования и т.п., в общем, в своём лице воплощал исполнителя всех тех мелких услуг, за которые в России ответственны работники управляющих компаний. Арендаторы жилья часто сменялись и при выезде сдавали ключи Пресслеру, так что тому не представляло труда заблаговременно озаботиться изготовлением их копий. Т.о. вопрос о беспрепятственном проникновении похитителя девочки в квартиру решался без всякого затруднения. Пресслер курил те же сигареты, что и окурок, найденный в кустах возле трупа Мишель. Наконец, этот человек жил в том же доме, что и жертва и мог видеть уход Дебры Рагглз за сигаретами.
     Джеймса несколько раз допрашивали о событиях ночи с 10 на 11 апреля, однако, ничего добиться от подозреваемого не удалось. Никуда не привела и разработка в качестве подозреваемой матери матери убитой девочки. Следствие зашло в тупик и в начале следующего года остановилось.
     Чтобы закончить рассказ об убийстве Мишель МакМюррей и далее к нему уже не возвращаться, отметим, что в 2001 г. расследование было возобновлено. Его вёл следователь отдела расследования убийств Джозеф Доминик (Joseph Dominick), сын того самого детектива, который возбуждал расследование в апреле 1976 г. (впоследствии Джозеф оставил работу в полиции и более трёх лет отработал частным сыщиком, после чего занял должность следователя по расследованию насильственных преступлений в службе окружного прокурора округа Монро, которую и занимает поныне). После тщательного изучения материалов расследования 1976 г. и сопоставления их с данными, добытыми при расследовании убийств Кармен Колон, Ванды Валкович и Мишель Маэнцы, Доминик подтвердил выводы своего отца об отсутствии связи между ними. Другими словами, Доминик согласился с тем, что "Алфавитный Убийца" не причастен к похищению МакМюррей. Этоя явно сделал кто-то, кто находился очень близко к погибшей девочке, причём близко во всем смыслах, т.е. как территориально, так и в плане личных контактов.

     Найденный возле трупа девочки окурок сигареты был направлен на экспертизу ДНК, в результате которой из слюны курившего был выделен "генетический профиль", пригодный для сравнения. Теперь следовало отыскать подозреваемого, чью ДНК можно было бы сравнить с оказавшимся в распоряжении следствия "профилем". ДНК Деборы Рагглз была проверена, в результате чего стало ясно, что сигарету, найденную возле трупа, курила не она.
     А вот Джеймса Пресслера отыскать не удалось. Выяснилось, что в 1977 г. он уехал из Рочестера и затерялся на просторах США. С друзьями и родственниками он отношений не поддерживал и никто не мог сказать, где он находится и жив ли вообще? Несколько лет выйти на след Джеймса Пресслера не удавалось, но в конечном итоге получилось так, что он сам себя "расшифровал". 2 октября 2007 г. его арестовали во флоридском городке Биг Пайн-кей (Big Pine Key) по обвинению в убийстве второй степени. Об аресте немедленно стало известно в Рочестере и группа представителей правоохранительных органов округа Монро немедленно отправилась во Флориду. Пресслер был явно напуган появлением следователей из штата Нью-Йорк; услышав, о чём пойдёт речь, он отказался отвечать на вопросы и заявил, что образцы ДНК для анализа добровольно не сдаст. Тем не менее, коллеги из Флориды помогли рочестерским следователям и обеспечили из генетическим материалом Пресслера. Понятно, что получить ДНК от человека, находящегося в тюрьме, особых проблем не составит. Разумеется, заключение экспертизы, основанное на процессуально-недостоверных образцах, не будет иметь силы улики, но в данном случае речь шла не о получении улики для суда, а о результате, призванном ориентировать следствие в его дальнейшем расследовании. Так что вполне годились биологические образцы, полученные с нарушением формальной процедуры их изъятия.
     По возвращении в Рочестер, биологические образцы были направлены на генетическую экспертизу, которая должна была продлиться около 2 месяцев, но ещё до её окончания пришло сообщение, поставившее крест на расследовании. Вечером 11 ноября 2007 г. Джеймсу Пресслеру стало дурно и его с жалобами на боль в области сердца срочно доставили в больницу, где он и умер в возрасте 64 лет. Смерть от обширного инфаркта была констатирована в 21:31, последующее вскрытие подтвердило первоначальный диагноз. Пресслер не был убит, он действительно умер своей смертью. Уже после всех этих событий появилось заключение генетическое экспертизы, которая констатировала совпадение ДНК Пресслера с ДНК из слюны человека, курившего сигарету, найденную возле трупа Мишель МакМюррей. Можно сказать, что таким образом вопрос о причастности Пресслера к убийству девочки получил ответ. Хотя перед судом убийца так и не предстал и деталей содеянного сообщить не успел.

Джеймс Пресслер в ноябре 2007 г. умер в больнице из-за обширного инфаркта ещё до того, как его официально обвинили в убийстве Мишель МакМюррей, совершенном тремя десятилетиями раньше.


     Считается, что "Алфавитные убийства" более в Рочестере не повторялись, смерть Мишель Маэнцы в ноябре 1973 г. явилась последней в их ряду. По мере того, как проходили годы, американские любители криминальных загадок, которые ещё до появления интернета активно объединялись в разного рода сообщества по интересам, пытались самостоятельно разобраться в нерасследованной серии убийств. Все они исходили из того, что после ноября 1973 г. "Алфавитный Убийца" должен был покинуть Рочестер - это был первый исходный посыл их розысков. А второй заключался в том, что убийца должен был каким-то образом проявить свои наклонности в последующие годы, причём, не обязательно в Рочестере.
     В разные годы на роль "Алфавитного Убийцы" любители криминальных загадок предлагали несколько кандидатур. Имеет смысл остановиться на некоторых из них и посмотреть, сколь серьёзны доводы в пользу их вины.
    
(на предыдущую страницу)                                                 (на следующую страницу)

.

eXTReMe Tracker