На главную.
СЕРИЙНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Загадки без ответов.

Серийные убийства подростков в Атланте: историческая реконструкция и криминалистические версии.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2004
©"Загадочные преступления прошлого", 2004

Страницы:    (1)     (2)     (3)      (4)     (5)     (6)      (7)      (8)

стр. 5


     Показания убежавшего подростка могли существенно продвинуть вперёд розыски неизвестного маньяка. Если только похититель действительно был тем самым "охотником за детьми", которого более полутора лет безуспешно искала полиция Атланты, то это была первая неудачная для него попытка похищения ( во всяком случае, ставшая известной полиции ). Поэтому изучению показаний похищенного было уделено чрезвычайное внимание.
     Молодого человека дважды допрашивали под гипнозом лучшие специалисты ФБР. У них не возникло ни малейших сомнений в истинности рассказа подростка: тот действительно подвергся нападению вооружённого человека. Похитителем был светлокожий негр ( из тех, кого в Америке называют "кофе с молоком" ), который водил старую машину марки "шевроле", выкрашенную в тёмно-коричневый цвет. Машина была немыта снаружи и имела весьма грязный салон. Под гипнозом потерпевший смог даже вспомнить номерной знак, который увидел боковым зрением на заднем бампере ( примечательно, что при допросе без гипноза он сказал, что не может назвать номер автомашины ). Проверка номера, проведённая ФБР, показала, что он принадлежит автомобилю, купленному в Лас-Вегасе в 1970 г. и давно отправленному на свалку. Данное обстоятельство лишь укрепляло уверенность следователей в том, что в данном случае они имеют дело с преступником, заблаговременно готовившимся к похищению и принявшему меры к тому, чтобы обезопасить себя.


     Несмотря на то, что полиция и ФБР приложили чрезвычайные усилия к установлению личности похитителя, сделать это не удалось.
     Труп Балтазара был найден спустя неделю с момента исчезновения - 13 февраля 1981 г. На этот раз убийца не повёз тело далеко: оно было брошено в городском парке. Подросток был задушен шнуром, на его шее был хорошо различим странгуляционный след. Шнур, возможно, послуживший орудием убийства, был брошен рядом с телом. Важно отметить, что на трупе были обнаружены синтетические волокна весьма сходные с теми, что оказывались найдены на телах некоторых других жертв "охотника за детьми".
     Не успел закончиться февраль, как стало известно об исчезновении ещё одного чернокожего подростка, по имени Куртис Уолкер. 13-летний мальчик проживал с матерью и дядей в пригороде Атланты. Он направился в центр города, чтобы посетить кинотеатр, но по всей видимости, своё намерение выполнить так и не успел.
     Полиция проявила неслыханную активность в розысках. Листовки с описанием одежды исчезнувшего мальчика и его фотопортретом раздавались во всех общественных местах, сотни полицейских, национальных гвардейцев и добровольных помощников полиции занимались прочёсыванием местности как в черте города, так в прилегающих к нему округах. Информационные выпуски местных теле- и радиоканалов начинались с репортажей о ходе розысков Куртиса.
     Но убийца словно издевался над полицейскими, журналистами и всеми горожанами: 2 марта 1981 г. стало известно об исчезновении ещё одного чернокожего подростка - 14-летнего Джозефа Белла. Через два дня, т. е. 4 марта, в полицию позвонил менеджер ресторана "Кеп-н-пегс" ( "Cap'n Peg's") и сообщил, что исчезнувший мальчик только что звонил в ресторан. Оказалось, что один из официантов ресторана был другом Джозефа Белла, его попросили к телефону и когда он взял трубку, то услышал голос Белла, тихо сказавший: "Я почти мёртв". После паузы, по словам официанта, Джозеф сказал, что нуждается в помощи и попросил прощения у близких. После этого связь прервалась.
     В деле об исчезновении Джозефа Белла "всплыл" грязныйт коричневый "шевроле", похожий на тот, что фигурировал в истории с попыткой похищения чернокожего подростка 11 февраля. По словам одного из свидетелей 2 марта 1981 г. Белл сидел в салоне такой машины и разговаривал с её водителем, который был белым мужчиной средних лет. Полиции не удалось найти ни машины, ни белого мужчины, отвечавшего описанию свидетеля. Сотрудники "целевой группы" и агенты ФБР, занятые "расследованием дела особой важности N30", пришли к выводу, что гоняются за фантомом, другими словами, ищут несуществующего человека. Разговоры о подозрительных белых мужчинах, возникавшие всякий раз, когда становилось известно об исчезновении очередного чёрного мальчика, велись единственно для того, чтобы обвинить в происходящем Ку-Клукс-Клан; между тем, детективы всё более и более убеждались в том, что "охотник за детьми" до сих пор остаётся непойман именно потому, что принадлежит к той же расе, что и его жертвы.
     Полицейские наряды, прочёсывавшие берега реки Саут-ривер, 6 марта 1981 г. обнаружили на отмели ниже одного из мостов труп Куртиса Уолкера. Подросток был задушен шнуром, который убийца не потрудился снять с шеи. Исследование предметов окружающей обстановки позволило полицейским и криминалистам ФБР сделать два важных открытия: во-первых, стало ясно, что убийца не подходил к отмели с берега ( т. е. труп был принесён на это место течением ), а во-вторых, неподалёку были найдены... сильно разложившиеся останки, принадлежавшие другому человеку. По деталям истлевшей одежды, а также исходя из антропометрических данных, судебные медики установили чей именно труп был найден. Оказалось, что тело принадлежало Джеффри Ламару Мэзису, исчезнувшему, напомним, 11 марта 1980 г. Таким образом удалось установить судьбу одного из многих бесследно пропавших подростков.
     На следующий день - 7 марта 1981 г. - матери Джозефа Белла позвонила некая женщина, которая сообщила ей о том, будто только что разговаривала по телефону с её сыном. Он, якобы, позвонил по её домашнему телефону, представился, попросил связаться с матерью и сообщить об этом звонке. Затем неизвестная женщина попросила пригласить к телефону брата и сестру Джозефа и некоторое время разговаривала с ними. После этого, так и не представившись, звонившая положила трубку. Телефон в квартире Белла был немедленно поставлен на прослушивание, но более звонков не последовало.
     События февраля-марта 1981 г. заставили во многом по-новому взглянуть на действия неизвестного преступника. В них явно прослеживались тенденции, нехарактерные для предыдущих убийств, а именно:
        - душение жертв шнуром или верёвкой ( Патрик Балтазар и Куртис Уолкер были задушены не руками );
        - перемещение тел убитых подростков на значительное расстояние от места похищения ( тела Луби Джитера и Терри Пью были отвезены убийцей на несколько десятков километров от района исчезновения; для того, чтобы бросить труп Куртиса Уолкера в Саут-ривер убийце также пришлось проделать довольно длинный путь и приехать на окраину Атланты );
        - появление в поведении преступника элементов "игры" с окружением жертвы ( телефонные звонки учительнице Балтазара, другу и матери Джозефа Белла совершались явно с ведома преступника и не преследовали никакой рациональной цели. Убийца, видимо, получал удовольствие, заставляя страдать не только саму жертву, но и близких тому людей ).
     Подобное изменение поведенческого стереотипа могло свидетельствовать как об укреплении уверенности убийцы в собственных силах, так и о том, что на место прежнего "охотника за мальчиками" заступил другой маньяк. Причём, второе предположение представляется даже более убедительным, нежели первое. В самом деле, к февралю 1981 г. на счету неизвестного убийцы по самым скромным подсчётам было уже около 15 жертв; если его поведение на самом деле изменилось только потому, что преступник стал чувствовать себя увереннее, то оставалось совершенно непонятным почему такая уверенность возникла именно теперь. Криминалистический опыт показывает, что сколь-нибудь заметные изменения "сигнатуры" убийцы ( т. е. набора наиболее предпочтительных для преступника способов совершения преступления, приводящий к оставлению им индивидуальных характеристических следов на трупе и предметах окружающей обстановки ) возможны только в начале преступного пути. В ходе первых 2-3-5 преступных эпизодов убийца может экспериментировать с оружием, способом нападения, сознательно варьировать место и время посягательства, но после того, как он находит оптимальные на его взгляд комбинации всех необходимых условий, он остаётся им верен в дальнейшем. Сами серийный преступники признают, что они скорее откажутся от нападения, нежели решатся на ходу изменять отработанную методику, доказавшую свою эффективность на практике. Можно сказать, что все серийные убийцы, даже неорганизованные ( об их классификации можно прочесть в нашем очерке "Рочестерский душитель" Артур Шоукросс", размещённом в разделе "Серийные убийцы" ) являются большими формалистами. В этой связи произвольное изменение манеры действий убийцы, наблюдавшееся в последних эпизодах, невольно наталкивало на мысль о появлении имитатора.
     Между тем, при изучении ближайшего окружения Джозефа Белла внимание сотрудников "целевой группы" привлекли довольно подозрительные совпадения. Выяснилось, что мать исчезнувшего подростка была близкой подругой старшей сестры Альфреда Эванса, исчезнувшего в июле 1979 г. и официально считавшегося "жертвой N2" "охотника за детьми". Более того, муж этой самой старшей сестры в июле 1980 г. был найден убитым, правда, его смерть официально не связывалась с убийствами подростков. Тем не менее, невозможно было не признать тот факт, что Беллы довольно хорошо знали Эвансов ( справедливо и обратное утверждение ). Т. о. следователи в который уже раз обратили внимание на то, что неизвестный убийца словно ходит по кругу, выбирая жертвы среди друзей и знакомых убитых прежде подростков; другими словами, преступник не хватал на улице случайных подростков, а руководствуясь некоей собственной логикой, охотился за вполне определёнными мальчиками.
     Помимо этого, без внимания следователей не остался и тот факт, что лето 1980 г. Джозеф Белл провёл в молодёжном лагере, в котором подружился с некоей чернокожей девушкой Синтией Монтгомери. В сентябре 1980 г. Синтия была похищена и убита. В ходе расследования её убийства, так никогда и не раскрытого, полиция установила, что девушка была хорошо знакома с более чем 15-ю подростками из числа тех 90, что исчезли начиная с лета 1979 г. Монтгомери официально не включалась в список жертв "охотника за детьми", однако, её осведомлённость об обстоятельствах жизни большого числа загадочно погибших молодых людей заставляла рассматривать случившееся с нею как нечто большее, чем простую случайность. По здравому рассуждению, конечно, обстоятельства гибели Синтии Монтгомери следовало бы заново исследовать в рамках "главного расследования N 30", но руководство правоохранительных органов встало буквально "на дыбы" когда вопрос об этом был поставлен. Из соображений политической целесообразности высшие чиновники ни за что не хотели увеличивать список расследуемых убийств.
     Полицейские и сотрудники ФБР ещё вовсю занимались розыском Джозефа Белла и опрашивали его знакомых, как 14 марта 1981 г. стало известно об исчезновении Тимоти Хилла, ещё одного чернокожего подростка. Особую мрачность случившемуся придавало то обстоятельство, что Тимоти был другом Джозефа Белла и полиция даже опрашивала первого в надежде отыскать зацепку, способную помочь в розысках последнего.
     И Тимоти Хилл, и Джозеф Белл были вовсе не идеального поведения. Удалось установить, что оба подрабатывали как гомопроститутки, добровольно являясь для этого на Грей-стрит, в дом хорошо известного правоохранительным органам 63-летнего педераста и педофила. Последний раз Хилл посетил этого человека 12 марта 1981 г., т. е. буквально накануне исчезновения. Родственники Белла и Хилла с негодованием отвергали сообщения о гомосексуальности исчезнувших подростков, однако, никаких сомнений в точности полученной информации у полиции не было: следователи располагали официальными показаниями по меньшей мере двух педерастов, осуществлявших половые акты с Тимоти и Джозефом ( причём, несколько раз подобные акты принимали характер групповых оргий ). Примечательно, что взрослые гомосексуалисты были белыми; несмотря на самую тщательную проверку обнаружить их причастность к исчезновению чернокожих подростков не удалось.
     Исчезнувший подросток был знаком со многими другими жертвами "охотника за детьми", в частности, с Альфредом Эвансом, Патриком Балтазаром, Джеффри Мэзисом, Энтони Картером. Можно сказать, что это были члены одной педерастической тусовки. Означала ли их гибель то, что неизвестный убийца методично уничтожает хорошо знакомых ему людей, у которых пользуется полным доверием ? Круг общения погибших был хорошо изучен и тщательно проверен; детективы уже не удивлялись, встречая после очередного убийства в числе приятелей жертвы те же самые фамилии, что стали известны при расследовании предыдущих эпизодов. Преступник казался заколдованным - его присутствие явственно ощущалось членами "целевой группы", но при этом он на протяжении многих месяцев умудрялся ничем себя не выдать.
     Абсолютно точно было известно, что ещё утром 14 марта 1981 г. Тимоти Хилл был абсолютно здоров: он познакомился с чернокожей девушкой и несколько кварталов прошёл с нею, после чего сел в автобус и уехал. Далее следы его терялись.
    Т. о. к концу второй декады марта правоохранительные органы имели уже двух бесследно исчезнувших друзей. Но мартиролог всё продолжал удлиняться: 20 марта поступило сообщение об исчезновении ещё одного чернокожего молодого человека, 21-летнего Эдди Данкана. Пропавший имел задержку в развитии, был нетрудоспособен. Уже при первых опросах родных Эдди полиция обратила внимание на то, что исчезнувший молодой человек хорошо знал Патрика Роджерса, похищенного 10 ноября 1980 г.
     Исчезновение Эдди Данкана совпало с весьма драматичным событием, давшим толчок к развитию большого скандала в средствах массовой информации. Начиная с февраля месяца лидеры негритянской общины города, священники, члены комитета "STOP" обсуждали идею введения общественнх патрулей, призванных контролировать обстановку на улицах города в вечерние и ночные часы. Напомним, что с "хеллоуина" 1980 г. для несовершеннолетних жителей города действовал комендантский час ( запрет появляться на улицах города без сопровождения взрослых после 18.00 ), но к весне 1981 г. для всех уже стало очевидна недостаточность этой меры. Идея общественного ночного патруля, получившего условное название "batpatrol" ( т. е. патруль "летучая мышь" ), стала очень популярной в негритянских районах Атланты, хотя официальные власти отнеслись к ней весьма прохладно. Юридическая основа подобного патрулирования, полномочия "добровольных патрульных" и т. п. нюансы были весьма неопределённы и таили в себе потенциальную угрозу для окружающих, поэтому скепсис властных структур был вполне понятен и оправдан. Мэр Атланты заявил, что не допустит появления на улицах города "независимой силы", однако, это не остановило инициаторов создания "batpatrol". Первое дежурство общественного патруля было запланировано как раз в ночь с 20 на 21 марта 1981 г.
     Патрульные, вооружённые огнестрельным и холодным оружием, курсировали в районе "Течвуд" ( Тechwood ), расположенном неподалёку от технического колледжа Атланты. В начале 80-х годов 20-го столетия эти кварталы были застроены убогим социальным жильём ( ныне, кстати, полностью снесённым ) и являлись весьма криминогенным районом. Не менее 5 жертв "охотника за детьми" были похищены именно здесь; "Течвуд" являлся тем местом, к которому, по мнению Чета Деттлингера, преступник был особенно "привязан". В этом смысле выбор района патрулирования представлялся весьма оправдан. Начальник полиции Атланты Джордж Наппер, выполняя распоряжение мэра, поставил перед своими подчинёнными задачу сорвать общественное патрулирование и потому полицейские всю ночь разъезжали по "Течвуду" и останавливали прохожих; задержанных патрульных свозили в участок, четверо из них ( ранее судимые ) были арестованы за ношение оружия без надлежащего разрешения.
     Действия полиции вызвали взрыв негодования чернокожих жителей Атланты. На следующий день состоялся многочисленный негритянский митинг, прошедший под лозунгом "Полиция и Ку-Клукс-Клан - заодно !" Масло в огонь подлило известие об исчезновении Данкана, произошедшее как раз там и тогда, где и когда полицейские гонялись за общественными патрулями. Данкан проживал в Течвуде и исчез поздним вечером 20 марта.
     Чтобы как-то разрядить ситуацию и избежать массовых беспорядков городское правительство разрешило патрулирование улиц членам "batpatrol", сменив прежде негативное отношение к общественной инициативе на прямо противоположное. Следует, правда, признать, что реальной помощи правосудию общественное патрулирование не принесло и принести не могло: "охотник за детьми" не похищал свои жертвы силой, а действовал обманом и хитростью, а потому присутствие патруля на улице ему помешать никак не могло.
     Полиция сбилась с ног, разыскивая исчезнувших молодых людей. Ежедневно с привлечением больших сил добровольцев и национальной гвардии проводились прочёсывания местности как в городе, так и за его пределами, специальные наряды осматривали местные водоёмы.
     Однако, неизвестный убийца точно издевался над представителями закона и лишь увеличивал активность. 23 марта полиция приняла сообщение об исчезновении 20-летнего Ларри Роджерса, а 26 марта - 23-летнего Майкла Макинтоша. Частота исчезновений становилась прямо-таки иррациональной: когда же только преступник успевал отдыхать ( принимая во внимание, что выслеживание жертвы требовало немалых затрат времени ) ? Кроме того, исчезнувшие в 20-х числа марта 1981 г. были уже взрослыми мужчинами, а убийца из Атланты никогда прежде не охотился за ними ( правильнее сказать, убийства взрослых не рассматривались как дела его рук ). В силу этих соображений Эдди Данкана, Ларри Роджерса и Майкла Макинтоша полиция первоначально не признавала жертвами "охотника за детьми". Официальная версия правоохранительных органов сводилась к тому, что эти люди имитировали собственное исчезновение для того, чтобы получить материальную помощь от администрации города. Разумеется, подобная имитация подразумевала соучастие членов их семей.
     Вообще, распределение денег из специального фонда поддержки семей, пострадавших от преступлений "убийцы детей" в Атланте, вызывало большое число споров и сильное негодование среди членов чернокожей общины города. Городские власти не раз обвинялись в том, что они умышленно занижали число погибших, чтобы сократить тем самым количество выплаченных пособий. Деньги не выплачивались вплоть до обнаружения трупа и на этом основании некоторые семьи, чьи дети так и остались в списке "пропавших без вести", не получили ни цента. Много нареканий вызывало то обстоятельство, что общественным фондом, собираемом на пожертвования жителей и общественных деятелей всех США, почему-то распоряжалось городское правительство. т. е. государственная структура, а не благотворительная организация; выплаты производились только с санкции мэра Атланты, который вместо того, чтобы дать людям деньги ( в общем-то, им и предназначенные ) постоянно поддерживал большой неснижаемый остаток на расчётном счёте.
     Весьма примечательна была скупость городских властей и в вопросе оплаты труда полицейских. С июня 1980 г. полиция Атланты работала с большой нагрузой, её сотрудники накапливали переработку, которая никак не компенсировалась. Городские власти ссылались на нехватку денег в бюджете и откладывали оплату сверхурочных часов "на потом"; из месяца в месяц задолженность властей перед полицейскими непрерывно возрастала, что создавало нервозную обстановку, явно не способствовавшую поддержанию рвения работников органов защиты правопорядка. Возмущение полицейских вырвалось наружу в начале 1980 г., когда выяснилось, что оплаты переработки за прошедший год они не получат, а в бюджете начавшегося года денег на такого рода выплаты по-прежнему нет. При этом высокая загрузка нижних чинов, прежде всего детективов и патрульных, сохранялась.
     Полиция и без того находилась под сильным прессингом средств массовой информации и весьма недружелюбно настроенного общественного мнения; теперь же к этому добавилось и безразличие городских властей, фактически игнорировавших законные требования по оплате переработки. По закону полиция, как и другие государственные силовые структуры, была лишена права на забастовку, но дело явно шло к большому возущению. Мэр Атланты категорически отказывался платить полицейским, ссылаясь на отсутствие соответствующей статьи расходов в городском бюджете. Для разрешения конфликтной ситуации потребовалось вмешательство нового Президента США Рональда Рейгана, направившего в марте 1981 г. из федерального бюджета 1,5 млн. $ для ликвидации задолженности перед чинами полиции ( по 150 тыс. $ за каждый из 10 месяцев задержки ). Кстати сказать, большой взнос из государственного бюджета получил и общественный фонд помощи семьям жертв "охотника за детьми" ( 2 млн. $ ).
     Однако, вернёмся к исчезнувшим в Атланте последней декаде марта молодым людям. Второй из трёх исчезнувших мужчин - Ларри Роджерс - подобно Эдди Данкану был умственно отсталым, он не умел читать и писать. Это был однофамилец Патрика Роджерса, исчезнувшего 10 ноября 1980 г., не состоявший с ним в родстве.
     Майкл Макинтош был куда более любопытным персонажем. Он уже был хорошо знаком детективам "целевой группы", поскольку не раз давал показания в рамках расследования убийств подростков в Атланте. Макинтош был педерастом, сделавшим гомосекс источником доходов; он был в числе постоянных клиентов того же самого 63-летнего педофила, к которому приходили Джозеф Белл и Тимоти Хилл. Упомянутый белый гомосексуалист был в числе растлителей, приобщивших Макинтоша 10-ю годами ранее к однополой любви. Затем, видимо, интерес к подросшему мальчику у него уменьшился, хотя Макинтош по старой памяти иногда заглядывал к старшему белому "другу". Майкл имел судимость за попытку грабежа и, судя по всему, это был парень "не промах". Последний раз его видели вечером 25 марта 1981 г.; крепко побитый он зашёл в магазин и сказал знакомому продавцу, что на него только что напали "два чёрных парня", но он сумел отбиться и в целом чувствовал себя неплохо.
     Майкл жил буквально в 30 метрах от рыбного ресторана "Кеп-н-пегс" ( "Cap'n Peg's"), того самого, где частенько бывал Джозеф Белл и куда тот позвонил после своего похищения. Возможно, это было простое совпадение, ровным счётом ничего не означавшее, но нельзя было не признать, что в событиях февраля-марта 1981 г. в Атланте таких совпадений стало слишком много.
     Между тем, усилия полиции по розыску трупов стали приносить свои плоды. Первым удалось обнаружить труп Тимоти Хилла, прибитый к заросшему кустарником берегу реки Чаттахуча. Произошло это 30 марта 1981 г.; подросток погиб, будучи задушен. Выраженного странгуляционного следа на шее не было, что указывало на душение руками. Отсутствие воды в лёгких свидетельствовало о том, что смерть наступила до того, как тело было опущено в воду.
     Полицейское руководство решило сконцентрировать усилия на тщательном исследовании местных водоёмов. Существовала высокая вероятность того, что убийца, узнав об обнаружении на трупах синтетических волокон, примется теперь сбрасывать трупы в воду, рассчитывая тем самым уничтожить все следы. Догадка оказалась верна: 8 апреля в той же самой Чаттахуче был выловлен труп Эдди Данкана, а 19 апреля - в Саут-ривер был найден сильно разложившийся труп Джозефа Белла. Все трупы оказывались в местах, расположенных по течению ниже Атланты; это с большой долей вероятности означало, что убийца сбрасывал тела, находясь в пределах городской черты.
     Несмотря на то, что труп Джозефа Белла пробыл в воде больше остальных, его одежда сохранила несколько волокон синтетической обивки. Расчёт убийцы на то, что вода смоет все следы, не оправдался.
     Начиная с марта 1981 г. события в Атланте сделались объектом повышенного внимания не только местных средств массовой информации, но и общегосударственных. Похороны Джеффри Мэзиса, считавшимся пропавшим без вести почти год, получили широкое освещение в крупнейших новостных программах американского телевидения. Теперь даже в самых удалённых от Джорджии штатах люди знали о происходившем в Атланте. Ещё бОльшее внимание к себе драматические события в этом городе привлекли после благотворительного концерта Фрэнка Синатры и Сэмми Дэвиса-младшего весь сбор от которого был направлен в общественный фонд семьям, потерявшим детей.
     Вообще, затея с благотворительным концертом была разработана и осуществлена ФБР США с целью произвести селекцию подозреваемых и вычленить из большого числа лиц, потенциально подходивших разработанному "психологическому потрету", настоящего "охотника за детьми". Подробно об этом написано в воспоминаниях Джона Дугласа, "профилёра" ФБР, размещённых на нашем сайте в разделе "Архив". Психологи ФБР исходили из того, что настоящий убийца внимательно следил за всеми новостями, связанными с его преступлениями и ходом расследования; он непременно постарался бы попасть на концерт Синатры. Поскольку преступник был "фанатом униформы" он, вполне вероятно, постарался бы устроиться в группу добровольцев, призванную поддерживать порядок на этом массовом мероприятии. Проверяя кандидатов, ФБР, по мнению Дугласа, вполне могло составить сравнительно небольшой список лиц, отвечавших всем критериям "поискового портрета". В этом списке непременно оказалась бы фамилия настоящего убийцы.
     Разумеется, весной 1981 г. всего лишь несколько человек знали об этой операции ФБР. Для абсолютного большинства людей концерт Синатры и Дэвиса был всего лишь жестом доброй воли певцов; об этом мероприятии много говорили, концерт транслировался телевидением и многими радиостанциями. Миллионы американцев слышали проникновенные слова заплакавшего на сцене Синатры: "Мы скорбим вместе с семьями, понёсшими тяжёлую утрату. Я плачу с ними и для них - тех, кто боится дня и вдвойне страшится ночи" ( "We weep for the bereaved families. I weep with them and for them - those who are frightened by day and doubly frightened by the night." ). Концерт был устроен для сравнительно небольшой аудитории - всего 4600 человек - и многие недоумевали, почему городские власти не захотели предоставить площадку побольше. На самом же деле, ограниченность аудитории явилась следствием требования ФБР, настаивавшего на том, чтобы концерт не оказался слишком массовым ( понятно, что проверить 4600 человек куда проще, чем 15-20-30 тысяч ).
     Несмотря на оригинальность, затея с концертом фактически провалилась. Хотя ФБР получило в своё распоряжение список всех, побывавших на концерте, это нисколько не приблизило Бюро к разоблачению убийцы: проверка многих десятков подозрительных лиц привела лишь к распылению сил и потребовала значительных затрат времени, которым правоохранительные органы не распологали.
     После обнаружения в апреле 1981 г. тел пропавших ранее молодых людей страшные находки не прекратились. 21 апреля был найден мужской труп, принадлежавший, как оказалось впоследствии, некоему Джону Портеру. Это был 28-летний уголовник, проживавший до марта 1981 г. со своей бабкой. Последняя застала Джона за развратными действиями с 2-летним племянником, с которым Портер явно намеревался осуществить анальный половой акт, и выгнала педофила из дома. Джон Портер уже состоял на учёте в местной психиатрической клинике как пациент с проявлениями шизоидных расстройств, поэтому после заявления бабки его живо задержали и принудительно направили на двухнедельный курс лечения. Там Портера пичкали седдативными препаратами, призванными подавить агрессию и половое влечение, после чего, как пациента с "позитивной динамикой", выпустили на свободу. В первых числах апреля Джон Портер уже слонялся по улицам Атланты, ночуя где придётся и нигде особенно не задерживаясь. В дом к бабке он не вернулся и именно поэтому точную дату исчезновения Портера установить не удалось.
     Труп Джона был брошен в придорожный кювет на окраине города. Патологоанатомическое исследование показало, что причиной смерти послужили 6 ранений головы, причинённые тяжёлым тупым предметом. Следов душения не было.
     Ввиду того, что убитый являлся уже взрослым мужчиной и погиб от ударов по голове, его поначалу не включили в список жертв "охотника за детьми". Однако, в первых числах мая 1981 г. полицейские криминалисты сообщили об обнаружении на трупе Джона Портера синтетических волокон, напоминавших своим видом и структурой волокна, найденные ранее на телах некоторых жертв "охотника за детьми". Для более тщательного исследования находка была передана криминалистам ФБР, которые подтвердили справедливость предположения. Т. о. список жертв загадочного маньяка неожиданно пополнился ещё одним человеком.
     Вечером 22 апреля 1981 г. в полицию поступило сообщение об исчезновении ещё одного чернокожего мужчины - 21-летнего Джима Рэя Пейна. Его отсутствие сразу возбудило подозрение близких - матери и сестры - поскольку о ближайших планах Пейна они были осведомлены довольно хорошо: Джимми собирался посетить нумизматический магазин и продать его хозяину коллекцию довольно ценных монет. Договорённость об этом была достигнута ранее. Однако, хозяин магазина утверждал, что 22 апреля Рэй у него так и не появился. Между тем, сожительница Джимми уверяла, что тот провёл с нею ночь с 21 на 22 апреля, утром проводил её до автобуса, после чего отправился в магазин. Всё это выглядело очень странно и внушало опасения за судьбу Пейна.

     По рассказам хорошо знавших Джимми людей он был человеком энергичным, деятельным, не лишённым чувства юмора. Успевший отбыть тюремный срок за кражу, Пэйн был твёрдо намерен не возвращаться более в тюрьму и потому сторонился всего, что шло вразрез закону. При всём том у него наблюдались выраженные перепады настроения и самочувствия: весёлый и жизнерадостный мужчина неожиданно впадал в депрессию, начинал жаловаться на отвратительное самочувствие, не имея при этом с медицинской точки зрения ни малейших патологий. Пэйн совершал прежде попытку самоубийства и поэтому находился под патронажем местной психиатрической лечебницы.
     Труп Джимми Рэя Пейна был обнаружен 29 апреля 1981 г. плывущим вниз по течению реки Чаттахучи. Причину смерти, произошедшей примерно неделей ранее, патологоанатом определить затруднился: в лёгких погибшего была найдена речная вода, что свидетельствовало о том, что он попал в Чаттахучи будучи живым. При этом на голове были обнаружены поранения, причинённые тяжёлым тупым предметом. Их появление могло быть объяснено как естественными причинами ( удар о камни на дне реки ), так и умышленным травмированием, например, молотком. Преступник мог оглушить Пейна перед тем как бросить его ещё живым в воду; однако, с такой же вероятностью и сам Джимми мог покончить с собой, бросившись в реку с моста.
     Пейн был полностью одет, причём вся одежда принадлежала ему ( напомним, что "охотник за детьми" иногда баловался тем, что частично раздевал жертвы, либо обряжал в непринадлежавшую им одежду ). Так что с этой стороны никакой подсказки следствию не существовало.
     К концу апреля 1981 г. для детективов "целевой группы" полиции и сотрудников ФБР, занятых "особо важным расследованием N30", стало очевидным, что неизвестный преступник всё более привязывается к местным рекам - Саут-ривер и Чаттахучи - куда сбрасывал тела убитых им на протяжении последних месяцев людей. Тела относились течением довольно далеко от Атланты, а это обстоятельство указывало на то, что преступник их помещал в середину течения, т. е. сбрасывал с моста, а не отталкивал от берега. Мостов в Атланте и её окрестностей было не очень много и потому вполне разумным представлялось взять их под круглосуточный полицейский контроль.
     С первых чисел мая 1981 г. скрытое полицейское наблюдение было установлено за всеми мостами. Посты наблюдения располагались на въездах с обоих сторон каждого моста, их состав ни на минуту не мог покидать свои места. Для возможного преследования выделялась полицейская машина, располагавшаяся в засаде. Кроме того, для оперативной связи с ФБР, которая могла безотлагательно понадобиться при проверке жителей других штатов, в районе каждого моста постоянно дежурила машина этого ведомства без опознавательных знаков. Для несения дежурств по наблюдению за мостами ввиду высокой загрузки штатных работников полиции широко привлекались слушатели местной полицейской академии.
     Сначала наблюдение было установлено на одну неделю, затем продлено ещё на неделю. Между тем, 11 мая 1981 г. стало известно об исчезновении 17-летнего Уильяма Баррета, чернокожего молодого человека, отправившегося в банк, чтобы оплатить счёт за ремонт водостока. Он уже имел судимость за хищение в магазине, но по словам его матери Уильям имел твёрдое намерение покончить с преступными заработками и впредь никогда не нарушать закон.
     На следующий - 12 мая 1981 г. - тело Баррета было найдено брошенным на тротуаре на окраине города. Нашлись свидетели, видевшие человека в синей форме, приехавшего на автомобиле с опознавательными знаками полиции, который вытащил из багажника человеческое тело и бросил его там, где впоследствии оказался найден труп Баррета. Известие это вызвало кипение страстей в негритянских кварталах Атланты; вновь раздались голоса о том, что полиция действует заодно с Ку-Клукс-Кланом, опять стали муссироваться слухи о том, "охотник за детьми" - это полицейский, которого покрывают его коллеги-расисты. С большим энтузиазмом негры заговорили о всеобщем вооружении нарезным оружием и приглашении в Атланту "чёрных пантер" для борьбы с "белыми ксенофобами". Ситуация резко обострилась, городские власти оказались перед вполне реальной угрозой масштабных беспорядков, спровоцированных членами чернокожей общины.

( на предыдущую страницу )                                                      ( на следующую страницу )


ЗдесьСпециализированный продукт питания для суставов, костей, хрящей и связокkwc-japan.ruвывески в Твериalteya69.ru

eXTReMe Tracker