На главную.
СЕРИЙНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Загадки без ответов.

Серийные убийства подростков в Атланте: историческая реконструкция и криминалистические версии.
( интернет-версия* )

©А.И.Ракитин, 2004
©"Загадочные преступления прошлого", 2004

Страницы:    (1)     (2)     (3)      (4)     (5)     (6)      (7)      (8)

стр. 3


     Агенты ФБР приложили большие усилия для того, чтобы проверить упомянутых рабочих. Был задействован весь арсенал приёмов и средств скрытого сбора информации: прослушивание телефонных звонков, перлюстрация почтовых сообщений, внедрение в близкое окружение подозреваемых легендированных сотрудников ФБР и информаторов из уголовной среды, проверка схожих по почерку совершения преступлений на территории г. Детройта и г. Оклахома-сити, закамуфлированный сбор информации о подозреваемых через их родственников и друзей и т. п. Плотная "опека" рабочих-мусорщиков продолжалась несколько месяцев, но никаких материалов, подтверждающих их причастность к преступлениям против детей в Атланте, получено так и не было.
     Активное вовлечение местного отделения ФБР в розыскные мероприятия по делу об убийстве Клиффорда Джонса потребовало выработки строгих критериев того, какие именно преступления образуют собой "сериал", требующий раскрытия. Другими словами, криминалисты ФБР потребовали чётко определиться с тем, кого именно необходимо искать. Эта задача в свою очередь делала необходимым уточнение списка жертв.


     В период с июня 1979 г. по сентябрь 1980 г.- т. е. за 15 месяцев - в г. Атланта погибло более 90 молодых чернокожих мужчин и женщин, которых можно было рассматривать как потенциальные жертвы неизвестного серийного убийцы ( т. е. в это число не входили лица, погибшие в ходе столкновений молодёжных банд, в результате ДТП, убийств на бытовой почве и прочих преступлений с очевидными причинно-следственными связями ). Криминалисты ФБР разработали специальный тест-критерий, состоявший из 24 вопросов, который позволял вычленить жертвы серийника из длинного списка сопутствующих жертв, т. е. жертв не имеющих никакого отношения к преступному "сериалу". Тест-критерий на основании сравнения отдельных элементов совершённых убийств позволял оценить степень схожести ( повторяемости ) отдельных признаков, характерных именно для разыскиваемого убийцы. Набор подобных признаков в теории криминалистики называется "сигнатурой убийцы". Тест-критерий ставил своей задачей корректное и достоверное вычленение такой "сигнатуры" из массы малозначительных признаков.
     Вопросы, разработанные ФБР, были весьма детализированы и касались следующих элементов поведения преступника: выбора жертвы; манеры убийства; постмортальных манипуляций с трупом и постмортального поведения. Попытка описать при помощи тест-критерия убийства молодых людей в Атланте сразу же привела к крайне неприятному для правоохранительных органов открытию. Оказалось, что значительное число преступлений просто-напросто не были должным образом документированы; на основании имевшихся в полиции данных невозможно было достоверно ответить на вопросы тест-критерия. Специалисты ФБР считали, что следствие должно искать серийного убийцу, не совершающего полового акта с жертвой, гомосексуального, ориентированного в своих фантазиях на чернокожих подростков-мальчиков, похищающего их и убивающего посредством душения. На основе этой модели были отброшены более 60 из 90 случаев гибели молодых людей, как явно не отвечающие её критериям. Нетрудно было также заметить, что некоторые из преступлений, считавшиеся к осени 1980 г. также делом рук загадочного серийного убийцы и описанные в этом очерке, также не соответствовали выработанной в ФБР "сигнатуре" ( например, Эдвард Смит был застрелен, Энтони Картер - истыкан ножом, а ЛаТоня Уилсон и Энджел Ланьер являлись девочками ). Таким образом, "целевая следственная группа" стала подвергаться двоякой критике: с одной стороны её обвиняли в том, что она искусственно ограничилась рассмотрением не всех случаев похищений и убийств чернокожих подростков в Атланте, а с другой, её критиковали за то, что она необоснованно расширяет список погибших, включая в него тех, кто заведомо не является жертвой маньяка, и тем самым дезорганизует розыск.
     Надо сказать, что представители "целевой группы" и сами ставили вопрос о том, чтобы часть дел была выведена из их производства и передана в другие полицейские подразделения. Для опытных розыскников было очевидно, что их внимание распыляется по делам, не связанным между собой; скорее всего в Атланте в 1979-80 гг. орудовал вовсе не один "серийник", а два или даже три. Детективы просили разделить дела, дабы каждый из розыскников мог сосредоточиться на "своём" убийце. Однако, коммиссар городского правительства по вопросам безопасности запретил такое разделение; дела, попавшие к "целевой группе", было запрещено отдавать в другие отделы, поскольку розыск "серийника" к осени 1980 г. сделался уже вопросом политическим. Правительство города боялось обвинений в замалчивании дела и потому не разрешало снижать активность розысков ни по одному из эпизодов. Именно в силу этого соображения все убийства, приведённые в этом очерке, официально считаются совершёнными одним убийцей-серийником, хотя таковыми, видимо, не являлись.
     В августе 1980 г. в "целевую группу" с предложением о сотрудничестве обратился работник коммисариата безопасности городского правительства и консультнат Министерства юстиции США Чет Деттлингер. Этот бывший полицейский ещё в начале 1980 г. заинтересовался исчезновениями чернокожих подростков в Атланте, стал собирать ниформацию о них и на её основе разработал собственную концепцию происходившего. Вначале Деттлингер работал в одиночку, но со временем к нему присоединились криминальный репортёр Дик Арена и частные детективы Майкл Эдвардс и Билл Тейлор.


рис. 2: Чет Деттлингер (справа).


     В своём расследовании неформальая следственная группа исходила из следующих посылов:
        - убийца подростков в выборе жертвы руководствуется определёнными социальными и географическими стереотипами ( или предпочтениями ). Возможно, в Атланте действуют 2 убийцы-серийника, причём они каким-то образом связаны между собой, координируют свои действия и довольно точно копируют манеру друг друга;
        - для определения закономерностей в действиях убийцы ( или убийц, если будет признано, что таковых 2 или 3 ) следует не ограничивать формальными признаками статистическую выборку жертв, а рассматривать все исчезновения подростков в совокупности. Основное количество исчезновений в городе связано именно с "работой" серийника и лишь незначительный процент подобных случаев происходит по каким-то другим причинам;
        - формальные различия в манере совершения преступлений сознательно допускаются убийцей ( или убийцами ) в целях запутывания следствия. Преступник наслаждается игрой с полицией, а вовсе не руководствется некими сексуальными побуждениями.
     На основании этих исходных постулатов Деттлингер и его помощники проанализировали все те 90 случаев исчезновения подростков, которые изучались также и сотрудниками местного отделения ФБР. Вот только результат этого исследования у Деттлингера оказался совсем иным, нежели у криминалистов из самой мощной спецслужбы США.
     Для своего анализа Деттлингер использовал данные о местах проживания, похищения и обнаружения трупа каждой из 90 жертв. Теоретически, он должен был получить 90*3=270 точек, расположенных довольно равномерно на карте города Атланты. Однако, на самом деле оказалось, что все эти точки сгруппированы в 11 небольших районах в окрестностях Мемориал-драйв, центральной части города старой застройки. Место похищения подростка по мнению Деттлингера никогда не совпадало с местом его жительства и местом последующего обнаружения трупа. Исходя из этого наблюдения, Деттлингер принялся делать прогнозы относительно того, в каком районе следует искать труп очередной жертвы. Его теоретические предположения давали хорошие совпадения с практическими результатами.
     Кроме того, Деттлингер в некоторых случаях говорил о гибели ребёнка ещё до того, как полиции удавалось найти труп. В случаях исчезновения Аарона Вича и Патрика Роджерса Деттлингер заявил об их похищениях серийным убийцей ещё на этапе проверки заявлений полицией, т. е. тогда, когда причина отсутствия подростков была неустановлена.
     Вступивший в контакт с представителями "целевой группы" Деттлингер попытался донести до полицейских свой взгляд на происходившее в Атланте. По его мнению, число жертв неизвестного убийцы ( или убийц ) много больше, нежели считалось официально, во всяком случае никак не 10 или 20 человек, а 60 или даже более. Деттлингер был убеждён, что "охотник на детей" на протяжении последнего года с небольшим совершал в среднем 1 убийство в неделю. Эта невероятно высокая активность, поддерживаемая на протяжении длительного времени, а также определённые различия в манере совершения убийств заставляли его думать, что преступников на самом деле двое или даже трое. Но убийцы не были одиночками; они поддерживали между собой какой-то контакт, обменивались информацией, что придавало их тандему высокую надёжность. Даже если один из преступников попадал под подозрение полиции и брался в "разработку", другой продолжал совершать убийства, обеспечивая первому прекрасное alibi и выводя тем самым его из-под подозрения. Именно в подобной организации преступной "охоты" крылся секрет удивительной везучести убийц.
     На увлечённого добровольного сыщика полицейские посмотрели со скепсисом и отнеслись к предложенной помощи с недоверием. Поэтому вряд ли стоит удивляться тому, что когда 14 сентября 1980 г. поступило сообщение об исчезновении 10-летнего чернокожего мальчика Дэррона Глэсса, детективы первым делом задержали Чета Деттлингера; кто-то в руководстве "целевой группы" решил, что Деттлингер и есть тот самый убийца, решивший поиграть с полицией. Правда, в ситуации быстро разобрались: Деттлингер имел alibi как на время исчезновения Глэсса, так и по многим другим преступным эпизодам, поэтому никоим образом его невозможно было связать с гибелью детей. После допроса Деттлингер был отпущен, но недоверие к нему в среде полицейских детективов не рассеялось. Кстати сказать, агенты ФБР, напротив, с большим интересом отнеслись к его теории и некоторое время сотрудничали с Деттлингером; потом, правда, отношения между ними испортились, но об этом далее будет особый разговор.
     Согласно рассазу старшего брата исчезнувшего Дэррона Глэсса, мальчик утром 14 сентября отправился в гости к дяде, проживавшему за городской чертой Атланты на территории округа Де-Калб. Там он так и не появился.
     Полиция опросила практически всех жителей района Ист-Лейк-Медоу, где пропавшего видели в последний раз, сыщики обошли каждый дом, заглянули в каждый магазин. Мальчик словно провалился сквозь землю, никто ничего не мог сказать о его судьбе.
     Правда, 15 сентября в разговоре с полицейскими некий Эрик Карр заявил, что "знает кое-что о судьбе Дэррона, но полиции ничего не скажет". Оказалось, что Карр являлся родным братом подростка, погибшего осенью 1979 г. и официально не связанного с расследованием убийств, проводимого "целевой группой". Эрик, как нетрудного догадаться, был доставлен в полицию, где его довольно быстро удалось разговорить. Согласно его показаниям, в послеобеденное время 14 сентября 1980 г. он находился в квартире некоей Фанни Мае Смит, тётки Дэррона Глэсса, родной сестры его матери. В квартире зазвонил телефон и Эрик снял трубку. По его уверениям, звонившим оказался Дэррон Глэсс, которого Эрик Карр прекрасно знал и в определении голоса которого не мог ошибиться. Дэррон, якобы, сказав несколько общих фраз, попросил пригласить к телефону "тётушку Фанни". Эрик Карр позвал её, но когда та подошла к телефону, оказалось, что Дэррон повесил трубку.
     Телефон в квартире Фанни Мае Смит был немедленно поставлен на прослушивание, но результатов это не дало: звонков более не было.
     В Атланте проводились масштабные розыски трупа, однако, они не дали результата. В конечном итоге полиция начала подозревать и Эрика Карра, и родных Дэррона Глэсса в мистификации; среди детективов "целевой группы" возобладала та точка зрения, что мальчик был вывезен из города родственниками и никакого похищения не было вовсе. Для чего родители Глэсса решились на имитацию киднеппинга оставалось только догадываться, возможно, их прельстила мысль получить материальную помощь из особого фонда мэра города, из которого родным погибших детей выделялись пособия. К осени 1980 г. этот благотворительный фонд сделался уже довольно большим, в него перечисляли крупные суммы денег такие известные всему миру деятели шоу-бизнеса и спорта, как Карлос Сантана, Джейн Фонда, Моххамед Али и пр. Фонд не переставал пополняться и в дальнейшем, когда дело об убийствах в Атланте стало официально считаться раскрытым; например, в 1982 г. Президент США Рональд Рейган перечислил фонду из государственного бюджета 2 млн. $.


рис. 3: Мэр г. Атланта М. Джексон перед деньгами, поступившими в городской фонд помощи жертвам "похитителя детей".


     Между тем, похищение Дэррона Глэсса попало на вполне подготовленную почву всеобщего недовольства правоохранительными органами. Темнокожая часть населения всерьёз рассуждала о заговоре ку-клукс-клана, "крышуемом" местными полицией и ФБР; безответственные СМИ предоставляли право вещать на неспокойную аудиторию разного рода "экспертам", "специалистам" и комментаторам, неспособными компетентно квалифицировать происходившее. То, до какой степени дошла паника прекрасно иллюстрирует следующее обстоятельство: городской бюджет профинансировал приглашение в Атланту известной гадалки-экстрасенса-контактёра Дороти Эллисон. Правительство Атланты рассматривало любые предложения, связанные с расследованием похищений, и казалось, было готово платить любому человеку, назвавшему самого себя "специалистом". После Эллисон в город потянулись другие "специалисты" по "астральным контактам". В истории криминалистики есть несколько фактов удачного использования опыта экстрасенсов при деле раскрытия преступлений, но ценность подобного опыта на стоит преувеличивать: 99 % "работников с тонкими энергиями" таковыми не являются и ничем помочь правосудию не могут при всём желании. Что касается Дороти Эллисон и её последователей, то в деле о похищениях и убийствах подростков в Атланте они никакой реальной помощи следствию оказать не смогли и очень часто противоречили друг другу.
     Тот факт, что в Атланту потянулись экстрасенсы ( о чём, разумеется, живо раструбили местые средства массовой информации ) породил в обществе иллюзорную надежду на скорое и чудесное раскрытие преступлений. Когда же стало ясно, что возлагаемые на них ожидания не оправдываются, это вызвало лишь усиление всеобщего раздражения и разочарования.
     Поздно вечером 9 октября 1980 г. в полицейское управление Атланты поступило сообщение об очередном исчезновении темнокожего мальчика - 12-летнего Чарльза Стефенса. Немедленно начались масштабные розыскные мероприятия: к тому времени местная полиция уже получила немалый опыт в деле организации массированных прочёсываний местности. Мрачный результаты был получен очень скоро - уже ранним утром 10 октября труп Стефенса был найден на холме возле выезда с стоянки грузовых автомашин в районе Ист-пойнт. Последний раз мальчика видели в 8.30 утра накануне возле магазина в нескольких кварталах от дома, в котором он проживал. Расстояние между местами его изчезновения и обнаружения трупа превышало 10 км., что свидетельствовало о перемещении тела на автомашине.
     Судебно-криминалистическое исследование трупа с очевидностью доказало, что причиной смерти Чарльза Стефенса явилось удушение. Перед смертью мальчик подвергся избиению и анальному изнасилованию. Последнее обстоятельство было нехарактерно для "убийцы подростков". В силу этого детективы "целевой группы" предположили, что случай Стефенса выпадает из ряда похищений неизвестного маньяка и не является делом его рук.
     Тщательное исследование кожи и одежды погибшего привело к обнаружению малозаметных волокон, принадлежавших некоему синтетическому ворсистому материалу. Вплоть до декабря 1980 г. считалось, что эти микроследы оставлены пледом, которым патрульные полицейские накрыли труп, во избежании попадания на него дождя. Лишь в декабре 1980 г., когда эти волокна в ряду прочих вещественных улик по делу "похитителя подростков" попали в распоряжение ФБР, выяснилось, что на самом деле найденные ворсинки появились на трупе в результате прикосновений к двум разнородным материалам: одним из них действительно был плед из полицейской машины, а другим оказалась синтетическая ткань, используемая для обивки салонов автомобилей. Трасологи из ФБР даже предположительно назвали тип машины, для которого использовался этот материал: "форд" LTD. Никто из родственников или друзей погибшего млаьчика такой машины не имел; исходя из этого с большой долей вероятности можно было предполагать, что преступник передвигается именно на машине такого типа. Стефенс оказался третьей по счёту жертвой неизвестного преступника, одежда которого сохранила следы обивочного материала ( напомним, что до него аналогичные следы - хотя и не идентичные ! - были обнаружены на одежде Альфреда Эванса и Эрика Миддлбрукса ).
     Двоюродная сестра Стефенса проживала в районе Карвер-хомз, застроенном низкобюджетным социальным жильём и притом весьма опасном ввиду явной маргинальности многих его обитателей. Полиции была известна довольно многочисленная группа молодых педерастов, проживавших в Карвер-хомз, и сбившаяся в настоящую молодёжную банду. Члены этой группировки подрабатывали гомопроституцией, имели приводы в полицию за разного рода правонарушения, были замечены в активных попытках вовлечения молодых людей в свои ряды; имелась информация о совершённых членами этой банды изнасилованиях детей и подростков. Поскольку Чарльз Стефенс нередко ездил в гости к двоюродной сестре, полиция заподозрила, что 9 октября он стал жертвой нападения гомосексуалистов.
     Группировка агрессивных педерастов попала под мощный полицейский прессинг; её членов в течение нескольких дней задержали за самые незначительные правонарушения и подвергли продолжительным допросам, стремясь получить признательные показания. Кроме того, члены банды проверялись на наличие alibi во время гибели других подростков. Несмотря на высокую достоверность версии о "педерастах-насильниках", убивших Стефенса, никакой информации, подтверждавшей их причастность к гибели мальчика, получить так и не удалось. Остаётся добавить, что все члены упомянутой группы молодых педерастов скончались от СПИДа в течение ближайших трёх лет.
     В самом скором времени полиция получила информацию, направившую её активность в другое русло. Некий уличный торговец наркотиками, являвшийся по совместительству полицейским информатором, сообщил 11 октября, что вечером 9 октября он сел в автомашину, дабы продать её владельу "дозу". Разговорившись с "клиентом", он обернулся и увидел на заднем сидении тело мальчика, прикрытое целлофановой плёнкой и пледом. Ребёнок казался безжизненным и по словам информатора походил на Стефенса. "Клиент" заверил наркоторговца в том, что никакого криминала тут нет, мальчкик просто уснул. По словам информатора он знал этого покупателя, который, якобы, был известен как педофил. Информатор уверял, что может вывести полицию на этого человека и дать под присягой изобличающие его показания, но просил за эту услугу крупную сумму денег.
     Полиция затеяла с информатором довольно сложную и растянувшуюся во времени комбинацию, призванную проверить соответствие его слов истине. Риск потерять деньги был очень велик; наркоторговец для суда был далеко не лучшим свидетелем, заплатив ему деньги, полицейские вполне могли получить взамен сведения, которые в суде не представили бы абсолютно никакой ценности. В конце-концов, было установлено, что информатор имел большой долг, который ему требовалось немедленно погасить, а потому весь его рассказ был расценен как попытка "срубить денег по-лёгкому". В конечном итоге полиция отказалась от сделки с наркоторговцем-информатором, сочтя его рассказ недостоверным.
     В середине октября 1980 г. некий мужчина-негр, арестованный за незначительное правонарушение полицией округа де-Калб, граничащего с Атлантой, сделал добровольное признание в том, что им совершено убийство Клиффорда Ричардсона, "жертвы N 9" из списка погибших от руки "охотника за подростками". Заявитель приводил детали своего нападения и описывал место сокрытия трупа; рассказ его звучал весьма правдоподобно. Разумеется, мужчина был арестован, полиция приступила к розыску трупа по полученным от него описаниям местности. Тело Ричардсона искали долго и тщательно, но никаких его следов, либо личных вещей исчезнувшего мальчика найдено так и не было. Тогда кому-то из детективов "целевой группы" пришла в голову мысль послать запрос в местные лечебные заведения психиатрического профиля на предмет проверки здоровья арестованного; быстро выяснилось, что этот человек страдает параноидальной шизофренией и его хорошо знают в местных дурдомах. Из тюремной камеры подозреваемого переправили в психиатрическую лечебницу, где принялись интенсивно с ним работать, в том числе используя методы шоковой терапии. Оставалась надежда, что в течение нескольких часов просветления ( наблюдающихся у таких больных после шока ), подозреваемый сможет повести себя адекватно и ответить на вопросы следователей, связанные с убийством им Клиффорда Ричардчсона.
     Надежды, однако, не оправдались. Поведение больного, несмотря на все ухищрения врачей, так и не позволило полицейским прийти к однозначной оценке заявления подозреваемого. До сих пор вопрос о виновности этого человека остаётся открытым; с одинаковой вероятностью можно предполагать, что всё, сказанное им, есть всего лишь самооговор, но также можно допускать, что его заявление опиралось на воспоминания о реально совершённом преступлении, искажённые тяжёлым шизофреническим бредом. Фамилия этого человека никогда не была оглашена и насколько можно судить по косвенным данным, он никогда уже не выходил на свободу из психиатрической клиники.
     18 октября 1980 г. совершенно случайно в лесу, в 900 м. от дома были найдены сильно разложившиеся останки ЛаТони Уилсон, исчезнувшей 22 июня 1980 г. В жарком климате труп подвергся сильным изменениям, вплоть до обнажения костей. Это сделало невозможной реконструкцию причины и времени наступления смерти. Также судебная медицина оказалсь бессильна определить факт изнасилования девочки.
     В конце октября город замер в ожидании Хеллоуина; многие средства массовой информации пророчили новое убийство ребёнка и даже не одного. В ожидании праздника мэр Атланты ввёл комендантский час для детей и подростков не достигших 16 лет. Им было запрещено появляться на улице после 18.00 часов без сопровождения взрослых; полицейские были обязаны задерживать нарушителей и принудительно доставлять их домой. Мрачные прогнозы на Хеллоуин не оправдались: никто не исчез и праздник в том году прошёл на удивление незаметно. Тем не менее, всем было очевидно, что появление новых жертв - это лишь вопрос времени; охота загадочного убийцы ( или убийц ) продолжалась.
     Так и вышло; уже 1 ноября 1980 г. поступило сообщение об исчезновении очередного мальчика. Им оказался 9-летний чернокожий Аарон Джексон. Он гулял возле дома, родители предупреждали его об осторожности с незнакомцами, тем не менее, мальчик исчез и никаких свидетелей случившегося найти не удалось. Преступник похитил ребёнка прямо-таки из под носа многочисленной родни; безусловно, он действовал с чрезвычайной дерзостью.

     Тело Аарона Джексона быо найдено на следующий день - 2 ноября - под автомобильным мостом через реку Саут-ривер. Мальчик был сброшен с моста. Причина смерти была определена врачами-патологами как "возможная асфиксия" и время её наступления датировалось первой половиной дня 1 ноября, т. е. преступник совершил убийство в скором времени после похищения мальчика.
     На протяжении сентября и октября 1980 г. мэр Атланты при поддержке конгрессменов от штата Джорджия предпринимал попытки добиться привлечения к расследованию центрального аппарата самой мощной криминалистической структуры страны - Федерального Бюро Расследований США. Последовало несколько официальных обращений к Президенту Джимми Картеру, который принял принципиальное решение удовлетворить их.


рис. 4: Одна из телеграмм мэра г. Атланта Мэйнарда Джексона Президенту США Джимми Картеру с просьбой о подключении ФБР к расследованию убийств подростков в Атланте. Послание датировано 5 ноября 1980 г., в этот день Президент дал указание министру юстиции санкционировать участие спецслужбы в расследовании.

Решение этого вопроса ускорила смерть Аарона Джексона и по прямому указанию Президента страны 5 ноября 1980 г. Министр юстиции США Бенджамин Сивилетти отдал ФБР приказ подключиться к расследованию похищений и убийств подростков в Атланте.
     Внутри ФБР данное расследование официально назвали "делом особой важности N 30" ("major case N 30"). Территориальное подразделение ФБР в Атланте ( т. н. "полевой офис" по американской терминологии ) выделило для обработки материалов по этому делу 2 секретарей-делопроизводителей, ещё 5 человек технического персонала привлекались к работе эпизодически. Из подразделений ФБР в других городах США в Атланту для проведения оперативно-следственных мероприятий были командированы 30 специальных агентов. Кроме того, помимо них в Атланту направлялись технические специалисты: 1 эксперт по работе на полиграфе ( "детекторе лжи" ), 1 гипнолог, 1 специалист по изучению следов на месте преступления ( криминалист-трассолог ), 1 специальный координатор. Более половины специальных агентов были чернокожими; руководство ФБР обратило особое внимание на то, чтобы никто из командированных никоим образом не был связан с Атлантой и не имел в этом городе родственников. Данное условие должно было помочь сохранить секретность всех мероприятий ФБР по этому делу. Следственная группа, занятая "делом N 30", подчинялась непосредственно Директору ФБР и направляла материалы своей работы высшему руководству этой организации.
     При изучении обстоятельств исчезновения и гибели Аарона Джексона внимание лиц, связанных с расследованием, привлекли следующие моменты:
     1) Погибший 1 ноября мальчик был другом 10-летнего Аарона Вича, погибшего 23 июня 1980 г. в результате падения с автомобильной эстакады. Официально считалось, что Вич не был убит, но полицией признавался факт его похищения; смерть же мальчика рассматривалась как следствие неудачной попытки побега. С одной стороны, знакомство погибших мальчиков могло быть чистой случайностью. Но с другой, данное обстоятельство могло быть вовсе неслучайным. Вполне возможно, что похититель Аарона Вича расспрашивал его о друзьях, их привычном времяпровождении и пр. В этом случае он вовсе неслучайно выбрал в качестве очередной жертвы Джексона; можно сказать так - преступник и его очередная жертва уже были заочно знакомы. Если подобное предположение было верно, то следовало ожидать новых похищений среди подростков, с которыми общались погибшие прежде мальчики.

( на предыдущую страницу )                         ( на следующую страницу )


Разместить рекламу на щитеНаружная реклама. Изготовление и размещение рекламы на транспортеtrk-media.ruМодельные агентства москвыПортал о моде и модельном бизнесе. Модельное агентствоalfamodels.ruреферат оффшорная зонаdomashke.net

eXTReMe Tracker