На главную.
СЕРИЙНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Загадки без ответов.

Серийные убийства подростков в Атланте: историческая реконструкция и криминалистические версии.
( интернет-версия* )


   На представленный ниже очерк распространяется действие Закона РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторском праве и смежных правах" (с изменениями от 19 июля 1995 г., 20 июля 2004 г.). Удаление размещённых на этой странице знаков "копирайт" ( либо замещение их иными ) при копировании даных материалов и последующем их воспроизведении в электронных сетях, является грубейшим нарушением ст.9 ("Возникновение авторского права. Презумпция авторства.") упомянутого Закона. Использование материалов, размещённых в качестве содержательного контента, при изготовлении разного рода печатной продукции ( антологий, альманахов, хрестоматий и пр.), без указания источника их происхождения (т.е. сайта "Загадочные преступления прошлого"(http://www.murders.ru/)) является грубейшим нарушением ст.11 ("Авторское право составителей сборников и других составных произведений") всё того же Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах".
    Раздел V ("Защита авторских и смежных прав") упомянутого Закона, а также часть 4 ГК РФ, предоставляют создателям сайта "Загадочные преступления прошлого" широкие возможности по преследованию плагиаторов в суде и защите своих имущественных интересов ( получения с ответчиков: а)компенсации, б)возмещения морального вреда и в)упущенной выгоды ) на протяжении 70 лет с момента возникновения нашего авторского права ( т.е. по меньше мере до 2069 г.).

©А.И.Ракитин, 2004
©"Загадочные преступления прошлого", 2004

Страницы:    (1)     (2)     (3)      (4)      (5)     (6)      (7)      (8)

стр. 1


     Череда мрачных и загадочных убийств в американском городе Атланта, штат Джорджия, растянувшаяся на много месяцев и едва не ставшая причиной вооружённого гражданского противостояния, и поныне остаётся своеобразным камнем преткновения для историков криминалистики. Кто-то из исследователей пишет о об этой истории как о блестящем дебюте новой на тот момент методики расследования серийных преступлений на основании построения "психологического профиля" преступника. Иные же историки видят в перипетиях расследования многочисленные свидетельства подтасовок и закулисных махинаций, на которые пускались правоохранительные органы США, стремившиеся погасить протест населения, недовольного полной беспомощностью местной полиции и ФБР.
     Ныне, спустя почти четверть века, около 2,8 тыс. листов следственного производства ФБР по этому делу рассекречены и доступны всем пользователям Интернета. Любой заинтересовавшийся серией убийств чернокожих подростков в Атланте, имевшей место в 1979-81 гг., может самостоятельно углубиться в изучение этого любопытного первоисточника. Мы же ( т. е. сайт "Загадочные преступления прошлого" ) со своей стороны попробуем непредвзято проанализировать разнообразные и порой взамоисключающие суждения как о преступном "сериале", так и его расследовании.


     Начало серии убийств связывают с обнаружением 28 июля 1979 г. двух юношеских трупов в районе автодороги Ники-Лейк-роад на юго-западной окраине Атланты. Одно из найденных тел было брошено в незастроенном квартале N 1700; оно принадлежало 14-летнему Эдварду Хоупу Смиту. Второй труп был найден на противоположной стороне дороги - в квартале N 1881; тело принадлежало 13-летнему подростку Альфреду Джеймсу Эвансу. Расстояние между трупами по прямой не превышало 60 метров. Оба погибших юноши были чернокожими, хорошо знали друг друга, даже считались друзьями.
     Осмотр тел на месте преступления показал, что причиной смерти Эванса явилось удушение шнурком или проволокой, а Смит был застрелен из сравнительно маломощного оружия. Когда пуля была извлечена из его головы стало ясно, что убийца использовал пистолет 22-го калибра ( 5,59 мм.). Со Смита были сняты его футбольная трикотажная рубашка и чёрные носки, эти детали одежды впоследствии так и не были найдены. На Эвансе, напротив, оказалась вещь, которая ему не принадлежала - брючный ремень. Кроме того, на теле Эванса были найдены волокна синего цвета, предположительно, принадлежавшие ковровому покрытию. В доме покойного не было ковролина из подобного материала. Явных следов сексуального насилия на телах обнаружено не было.
     Опросом родных и знакомых погибших было установлено следующее: погибшие исчезли за несколько дней до обнаружения их тел, причём произошло это разновременно и в разных местах. Последний раз Эдварда Смита видели живым в ночь с 20 на 21 июля на баскетбольной площадке в обществе его подружки. Расставшись с нею, он отправился к себе домой. Дальнейшую его судьбу проследить не удалось.
     Эванс исчез гораздо позже: 24 июля 1979 г. В тот день он поехал в центр Атланты, в киноцентр на Пич-стрит, посмотреть фильм про каратэ. Полиция узнала в какой именно кинотеатр и на какой сеанс рассчитывал попасть подросток, однако, опрос персонала этого заведения показал, что в кинотеатре Альфред так и не появился.
     Погибшие подростки были довольно крепки для своих лет, интенсивно занимались спортом: Смит - американским футболом, а Эванс - каратэ. Они принадлежали к одной молодёжной группировке. Эванс занимался каратэ с группой мужчин гораздо старше его возрастом: все они были от 21 до 24 лет. Четверо из них, имевшие с покойным наилучшие отношения, были официально допрошены полицией.
     То обстоятельство, что убитые принадлежали к молодёжной банде, наводило на мысль, что гибель подростков явилась следствием "разборки" между конфликтующими группировками. Кроме того, согласно сообщениям полицейских информаторов, банда, членами которой являлись погибшие, пыталась "вклиниться" в уличную торговлю наркотиками в своём районе. Возникший конфликт интересов с местной мафией, курировавшей данный промысел, мог привести к показательной акции устрашения, жертвой которой и оказались подростки.
     Существовало ещё одно косвенное соображение, подкреплявшее эту версию. Эдвард Смит жил на Кейп-стрит, а Альфред Эванс - на Ист-лейк-медоу; эти улицы были весьма отдалены друг от друга. Казалось невероятным, чтобы сексуальный маньяк-педофил ( если именно таковой действительно убил Смита и Эванса !) случайным образом похитил в разное время и в разных частях большого города двух подростков, оказавшихся друзьями. Скорее всего, убийца ( или убийцы ) целенаправленно выбрал в качестве мишени именно друзей, которых последовательно и убил. В этом случае гипотеза о конфликте молодёжных банд выглядела более весомой, нежели версия об убийце-педофиле. Тем более, что сексуальный мотив случившегося доказан был.
     Тем не менее, помимо "мафиозно-наркотической" версии существовала и другая: подростки погибли в результате банальной бытовой ссоры. Полиция выяснила, что один и тот же мужчина как играл в футбол со Смитом, так и занимался каратэ с Эвансом. Кроме того, он проживал на Ист-лейк-медоу, буквально через квартал от дома Эванса. Незадолго до трагических июльских событий он ссорился с подростками и грозился наказать обоих. Мужчина рассматривался как хороший подозреваемый и полиция довольно долго возилась с ним, рассчитывая добиться признания, однако, безрезультатно. Много позже, когда к делу подключилось ФБР, этого мужчину вновь взяли в "разработку": 10 декабря 1980 г. он был допрошен сотрудниками этого ведомства, однако, никаких официальных обвинений против него выдвинуто так и не было.
     В течение довольно продолжительного времени похищение и гибель Смита и Эванса не казались чем-то из ряда вон выходящим: криминальная история современных США полна примерами гибели молодых людей как в ходе жестоких конфликтов молодёжных банд, так и разного рода стычек на бытовой почве.
     Полуторами месяцами позже - 4 сентября 1979 г. - в полицию поступило сообщение об исчезновении чернокожего 14-летнего подростка Милтона Харвея. Семья Харвеев, в материальном отношении весьма обеспеченная, проживала на северо-западе Атланты и не имела ничего общего с погибшими прежде подростками. Около полудня 4 сентября Милтон по поручению матери отправился на велосипеде в отделение банка для того, чтобы оплатить счета по кредитной карточке матери. Расстояние до банка составляло менее 1,5 км. и на велосипеде его можно было предолеть всего за 5-8 минут, но подросток так там и не появился. Менее чем через час мать Милтона забила тревогу и сообщила об исчезновении сына в полицию. Однако, розыск по горячим следам ничего не дал.
     По мере того, как проходили дни, шансы отыскать подростка живым таяли. 11 сентября 1979 г. на мрачной улочке Сэнди-Грик-роад среди выброшенного хлама был найден велосипед Милтона Харвея. После этого даже у самых оптимистично настроенных людей опустились руки: похититель определённо заметал следы и разбрасывал вещи подростка, а это косвенно свидетельствовало о том, что похищенного уже не было в живых...
     Объективности ради следует признать, что полиция Атланты весьма активно принялась за расследование исчезновения подростка. Прежде всего, полицейским удалось "вычислить" некоего темнокожего извращенца, уже довольно долго терроризировавшего своими выходками жителей рйона. Этот человек - эксгибиционист и мазохист - появлялся в местах скопления детей, неоднократно был замечен в парке, где обыкновенно гулял Милтон Харвей. Существовало предположение, что этот тип выслеживал Милтона; во всяком случае, его несколько раз видели рассматривающим дом мальчика. Полицейским удалось отыскать извращенца; он был жёстко допрошен, но признательных показаний добиться от него не удалось. Более того, этот человек довольно убедительно настаивал на собственном alibi, которое при проверке отчасти было подтверждено. Хотя в конце-концов он остался в списке подозреваемых его виновность представлялась довольно сомнительной.
     Кроме того, в полицейскую "разработку" попал ещё один весьма подозрительный на первый взгляд человек. Одинокий мужчина-негр, предположительно педераст, проживал в доме, мимо которого должен был проехать направлялвшийся в банк Милтон Харвей. Не имея против этого человека никаких улик, полицейские довольно долго следили за ним, рассчитывая получить таким образом какой-то материал, компрометирующий подозреваемого, однако, слежка оказалась безрезультатной.
     В начале октября произошло ещё одно похищение чернокожего мальчика - 9-летнего Юзефа Белла. Он отправился в магазин на соседней улице и сделал там необходимые покупки. Продавец видел, как к вышедшему на улицу мальчику подошёл мужчина и вступил с ним в разговор. Через некоторое время Юзеф добровольно сел в синюю автомашину, за руль которой уселся разговаривавший с ним мужчина, после чего автомобиль уехал. Произошедшее выглядело очень буднично и продавец не придал увиденному никакого значения.
     При проверке семьи исчезнувшего мальчика полиция выяснила, что отец ребёнка, давно бросивший его мать, грозился силой забрать Юзефа. Подозрения в причастности отца к случившемуся ещё более усилились, когда оказалось, что увёзший мальчика мужчина соответствует приметам отца и продавец магазина предположительно опознал его на предъявленной ему фотографии.
     Полиция испытывала определённые сомнения в отношении полученной информации, но доверие к ней заметно окрепло после того, как свидетель согласился на допрос под гипнозом в ходе которого сообщил некоторые уточняющие детали. Стало ясно, что продавец ничего не путает и не занимается мистификацией следствия.
     Сложность расследования в данном случае заключалась в том, что отец похищенного Юзефа Белла был признанным параноидальным шизофреником. Его арест и жёсткий допрос, весьма эффективные в отношении вменяемых людей, в данном случае могли привести к непредсказуемым результатам. Во всяком случае, на адекватное восприятие обвинений в данном случае рассчитывать не приходилось; кроме того, результаты даже успешного допроса, могли быть оспорены в суде защитой.
     Следователь, дабы не повредить похищенному мальчику, решил до поры никому не открывать полученную информацию и дал команду установить за отцом Юзефа скрытое наблюдение. Мера оказалась бесполезной: ничего подозрительного в поведении подозреваемого зафиксировано не было. Впрочем, это не означало, что следствие пошло по ложному следу; просто похититель мог иметь сообщников, с которыми временно прервал связь.
     Следствие фактически остановилось после того, как отец Юзефа с очередным осенним обострением своего заболевания угодил в психиатрическое отделение "Грейди мемориал хоспитал", местный жёлтый дом.
     Считая, что исчезновение Юзефа Белла явилось следствием внутрисемейного конфликта, а значит умерщвление мальчика не является целью похитителя, следствие решило повести с преступниками психологическую игру. Если отцу Юзефа на самом деле помогали посторонние люди, то имело смысл донести до них мысль об ошибочности предпринятых ими действий. Это могло спровоцировать конфликт между похитителями и помочь полиции в изобличении преступников.
     Для реализации этого замысла с подачи полиции Атланты в октябре 1979 г. была запущена широкая PR-компания, призванная показать бесчеловечность похитителей. Мать похищенного ребёнка - Камилла Белл - через газеты и телевидение обратилась к ним с просьбой не причинять мальчику вреда, говорила о том стрессе, который переживают все близкие Юзефа и умоляла "не превращать мальчика в орудие мести". Последняя фраза появилась в её речи вовсе неслучайно, по мысли полицейского психолога, написавшего обращение матери, эта фраза должна была послужить своеобразным сигналом для отца ребёнка.
     Полиции удалось вовлечь в развёрнутую компанию даже мэра города Мэйнарда Джексона, кстати, тоже чернокожего. Мэр приезжал в дом Беллов, разговаривал с матерью похищенного мальчика, обещал ей всяческую помощь, в том числе и материальную. Несколько позже мы увидим чего стоили эти заверения чернокожего мэра, которого по праву можно назвать дитятей "подлинно демократических ценностей". Визит Мэйнарда Джексона был обставлен с подобающей помпой, о нём с упоением рассказали все местные средства массовой информации.
     Вокруг матери Юзефа Белла образовалась группа "психологической поддержки", в которую вошли юристы, журналисты, психологи из Атланты, а также члены других семей, подвергавшихся насилию прежде. Это неформальное объединение устроило несколько публичных акций, призванных привлечь внимание населения к судьбе исчезнувшего мальчика; в частности, например, они раздавали на автобусных остановках листовки с его фотографиями и описанием внешности.
     Однако, никаких видимых результатов все эти усилия не принесли. Труп Юзефа Белла был обнаружен 8 ноября 1979 г. в помещении закрытой начальной школы. Страшную находку сделал частный охранник Эдвард Джонсон, охранявший готовившееся под снос строение. По его заверениям, тремя днями ранее трупа на этом месте не было.
     При осмотре тела криминалисты обратили внимание на специфический нюанс: ноги трупа были тщательно вымыты, причём, сделано это было уже после смерти. Аутопсия не обнаружила следов сексуального насилия над мальчиком. Полицейский врач пришёл к заключению, что причиной смерти явилась асфиксия ( удушение ). Момент этот очень важен: много позже, когда к расследованию убийств подключится ФБР, заключение патолога будет оспорено. В аналитической записке ФБР по делу о похищениях и убийствах чернокожих подростков в Атланте, датированной 1 декабря 1980 г., об убийстве Юзефа Белла будет написано уже не в утвердительной, а в предположительной форме. К объяснению многочисленных разночтений и недомолвок, которыми так кишит это дело, нам ещё придётся вернуться в дальнейшем, пока же следует просто обратить внимание на то, что подобных нестыковок, изменений задним числом следственных выводов и т. п. в данном расследовании немало...
     Мэр Атланты, вольно или невольно уже вовлечённый в это дело, выступил по телевидению и заявил, что по факту случившегося будет проведено "всестороннее расследование". Он выразил соболезнование близким погибшего, а вслед за мэром это поспешили сделать и другие должностные лица городской администрации.
     Камилла Белл, опираясь на мнение членов группы "психологической поддержки", заявила, что считает убийство сына "нетипичным". Некоторые из её друзей прямо заявили, что уматривают в исчезновениях чернокожих детей происки местного Ку-Клукс-Клана, намеревающегося таким образом запугать негритянское население Атланты. Версия о "белом терроре" скоро стала очень популярной в определённых кругах жителей города и в дальнейшем отвлекла немало сил правоохранительных органов.
     Полиция же, хотя так и не получила подтверждения причастности отца Юзефа к похищению мальчика, оставила его в подозрении. Исчезновения Смита, Эванса, Харвея и Белла по-прежнему не связывались и рассматривались как совершенно разные преступления.
     Однако, тот факт, что труп Юзефа Белла оказался найден в заброшенной школе, натолкнул руководство полиции на мысль о проведении масштабной акции по провеке всех заброшенных и бесхозных строений на территории города, а также осмотра парков, пустырей и мусорных свалок. Идея оказалась плодотворной: 12 ноября 1979 г. в ходе осмотра городской свалки на востоке города был найден труп Милтона Харвея, изчезнувшего, напомним, 4 сентября.
     К моменту обнаружения труп уже подвергся значительному посмертному изменению, что в значительной степени затруднило работу патологоанатомов. Акт аутопсии констатировал отсутствие видимых следов насилия и следствие посчитало, что смерть подростка наступила не в результате убийства. Версия похищения не исключалась, однако, смерть ребёнка признавалась следствием фатального стечения обстоятельств ( т. е. не рассматривалась как умысел ).
     Впоследствии расследование исчезновения и смерти Милтона Харвея сильно критиковалось представителями как министерства юстиции США, так и ФБР. Проведённое осенью 1979 г. следствие характеризовалось как "поверхностное", "проведённое халатно", а акт судебно-медицинского исследования был назван "неполным".
     С такой характеристикой трудно не согласиться.
     После обнаружения трупа Харвея обстановка в Атланате как будто бы постепенно нормализовалась. Во всяком случае новых сообщений об исчезновении чернокожих подростков не поступало вплоть до марта 1980 г.
     Но 4 марта в полицию обратилась некая Венус Ланьер, мать 12-летней Энджел, сообщившая о том, что её дочь не возвратилась домой из школы. Отсутствие девочки было тем более подозрительным, что Энджел пропустила свою любимую телепередачу, что случалось крайне редко. Тревога ещё более усилилась, когда выяснилось, что и в школе в этот день Энджел не появлялась. Ни 5, ни 6 марта местонахождение девочки выяснить так и не удалось. Полиция приступила к планомерному прочёсыванию местности. В те годы юго-запад Атланты, где проживала семья Ланьер, был довольно пустынным местом, осмотр которого не мог быть проведён в один день.
     Наконец, 10 марта на пустоши, примерно в 600 м. от дома, было найдено тело убитой девочки. Труп Энджел Ланьер был привязан к дереву электропроводом в коричневой пластиковой изоляции, который одновременно являлся и петлёй на шее. В рот своей жертвы убийца затолкал чёрные трусики, которые ей не принадлежали. Осмотр тела показал, что на запястьях поибшей остались следы прижизненного связывания, но сами путы теперь отсутствовали: видимо, их снял сам убийца.
     Удушения традиционно характерны для убийств на сексуальной почве; замечено, что насильники обычно душат свои жертвы, а не убивают их, скажем, ударами ног или ножа. Патологоанатом, однако, констатировал, что Энджел Ланьер не подверглась изнасилованию. Вместе с тем, специалист отметил, что девочка не была девственницей и, очевидно, начала жить половой жизнью довольно давно, за полгода до момента убийства или даже раньше. Была ли она жертвой инцеста или была втайне от матери вовлечена в детскую проституцию следствию только предстояло выяснить. Во всяком случае, как по манере совершения, так и самим выбором жертвы это убийство резко отличалось от предыдущих похищений.

     На первом этапе следствия внимание детективов привлекла информация о неизвестном негре-бродяге, замеченном утром 4 марта возле дома, где проживала семья Ланьер. Этот субъект казался тем более подозрительным, что после 7.30 утра, когда Энджел вышла из дома и её в последний раз видели живой соседи, бродяга из этого района исчез и более не появлялся.
     Был оставлен словесный портрет этого человека, проводились мероприятия по его розыску, но отыскать неизвестного так и не удалось.
     В дальнейшем полиция сконцентрировала своё внимание на военной базе в Форт-Макферсон, расположенная сравнительно недалеко от дома Ланьер. Скопление военнослужащих всегда является притягательным для "жриц любви" и вокруг базы давно сложилась исправно функционировавшая индустрия отдыха и порока. Негритянки из бедных кварталов Атланты являлись, пожалуй, самым многочисленным отрядом из того сомна "ночных бабочек", что "обслуживали" персонал базы.
     Полицейским удалось установить, что Энджел Ланьер, эпизодически промышляла проституцией. Хотя мать погибшей девочки клялась, что ничего об этом не знала, скорее всего, Энджел оказывала интимные услуги с материнского благословения. Благодаря тайным информаторам из среды проституток, полиции удалось установить личности двух военнослужащих с базы Форт-Макферсон, бывших регулярными клиентами девочки. Они попали под подозрение и за ними некоторое время велось наблюдение, впрочем, совершенно безрезультатное. Кроме того, был непонятен мотив, которым руководствовался убийца, хотя тут м.б. предположить случайно вспыхнувшую ссору, вызванную, скажем, неудачной попыткой Энджел обворовать "клиента".
     Помимо военнослужащих из Форт-Макферсона под подозрение попали и члены семьи погибшей девочки. Во всех расследованиях, связанных с гибелью ребёнка, близкие родственники подпадают под подозрение автоматически. Семья Ланьер была далеко не образцовой, мать воспитывала троих детей самостоятельно, отец девочки был судим, однако, никаких обвинений против родных Энджел так никогда выдвинуто не было.
     Помимо упомянутой версии возникла и другая: полиция установила, что в многоквартирном доме, где проживали Ланьер, также жил некий одинокий мужчина, замеченный в приставаниях к девочкам. На педофил допросе он признал, что действительно обращался ко многим подросткам с предложением "сделать секс за деньги", но ни разу свои фантазии так и не реализовал. Несмотря на то, что его рассказ звучал неубедительно, никаких изобличающих этого подозреваемого улик полиция добыть не смогла. В конечном итоге он был выпущен на свободу и фамилия его так никогда и не была обнародована. Убийство 12-летней девочки в конце-концов повисло "глухарём" на отделе расследования убийств городского управления полиции.
     На следующий день после обнаружения трупа Энджел Ланьер - 11 марта 1980 г. - в полицию Атланты поступило сообщение об исчезновении темнокожего 10-летнего Джеффри Ламара Мэзиса. В тот день мать послала мальчика за сигаретами в магазин, расположенный буквально через три дома. Назад Джеффри не вернулся.
     Получив сообщение об исчезновении ребёнка, полиция оперативно приступила к его розыскам. Уже к вечеру были найдены свидетели, видевшие, как Джеффри садился на заднее сидение синего автомобиля предположительно марки "buick". За рулём находился мужчина-негр.
     Полиция принялась проверять все синие автомобили, похожие на тот, что описали свидетели, но 24 марта 1980 г. появилось заявление некоего Вилли Турнера, который утверждал, что был свидетелем того, как Джеффри Мэзиса на автомобиле марки "noya" увозил белый мужчина. Заявление Турнера заставило вспомнить о циркулировавших прежде слухах про Ку-Клукс-Клан, охотящийся на чёрных детей.
     Впрочем, синий автомобиль, видимо, всё же существовал. О нём в похожих выражениях рассказывали различные свидетели, в том числе и два старших брата пропавшего Джеффри Мэзиса. По их словам такая машина действительно стояла недалеко от их дома в день исчезновения Джеффри. О синей автомашине говорили и одноклассники пропавшего мальчика; они утверждали, что некие чернокожие мужчины подъезжали на такой машине к школе и предлагали за деньги заняться "однополой любовью".
     По делу Мэзиса полиция получила установочные данные на человека, совпадавшие с известным правоохранительным органам педофила. Это был чёрный мужчина, судимый прежде за растление несовершеннолетних. Он был официально допрошен, но полсе того, как проверка подтвердила надёжность alibi, его пришлось отпустить.

( на следующую страницу )



eXTReMe Tracker