©А.И.Ракитин, 2019 г.
©"Загадочные преступления прошлого", 2019 г.

Книги Алексея Ракитина в электронном и бумажном виде.


Сибирская язва в Свердловске. 1979 год (фрагмент IV).

Начало:       Фрагмент I       Фрагмент II       Фрагмент III


     Давайте ознакомимся со статистикой смертности от вспышки сибиреязвенной инфекции весной 1979 г в Свердловске. Смотреть в таблички, разбираться с цифирью и читать первоисточники - это весьма полезные привычки для всякого, кто не верит чужому мнению и отвергает шаблоны. Очень жаль, что этих полезных наклонностей напрочь лишены в своей подавляющей массе те писатели и журналисты, что на протяжении десятилетий топтались на затронутой теме. Потому что если бы они действительно изучали первоисточники и разбирались со статистикой, то никогда бы не написали те глупости, что написали...
     Итак, начнём с того, что 4 апреля 1992 г Президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин подписал Закон N 2667-1 с говорящим названием "Об улучшении пенсионного обеспечения семей граждан, умерших вследствие заболевания сибирской язвой в городе Свердловске в 1979 году". Закон этот очень короток - он состоит всего из 3 пунктов, из которых следует, что семьи, члены которых умерли от вспышки сибиреязвенной инфекции в Свердловске в 1979 г, могут получать пенсии по случаю потери кормильца. Выплаты таковых должны будут производиться из Пенсионного фонда РФ, а в последующем эти суммы должны быть восстановлены фонду предприятиями, учреждениями и организациями, этот самый ущерб населению причинивший. Подразумевалось, что таковые предприятия, учреждении и организации органам Власти известны. По факту принятия означенного закона подразумевалось и другое - органам исполнительной власти известны и потерпевшие.
     И это действительно так - к 4 апреля 1992 г уже существовал список лиц, заболевших в 1979 г сибирской язвой. В этом списке были перечислены как умершие, так и выжившие, благодаря лечению в больнице №40.
     Автор должен сразу признаться, что ему этот список раздобыть не удалось. Но существование данного документа сомнений не вызывает по двум не связанным между собой причинам. Во-первых, о существовании списка потерпевших прямо говорил Лев Гринберг, патологоанатом, производивший весной 1979 г вскрытия умерших от сибиреязвенной инфекции. Этот человек упоминался в начале очерка, в той части, где рассказывалось об истории первичного диагностирования болезни 10 апреля. Лев Гринберг в документальном фильме "Сепсис - 002", выпущенном телеканалом ТАУ в далёком уже 1999 г, прямо сказал, что такой "список был на руках депутата Мишустиной". Во-вторых, об этом же самом списке написал американский микробиолог Мэттью Мезельсон (Matthew Meselson), занимавший исследованием сибиреязвенной вспышки 1979 г и даже приезжавший для этого в Екатеринбург с группой помощников в 1994 году.

Лев Гринберг (кадр из документального фильма телеканала ТАУ "Сепсис - 002").


     Без упоминания Мезельсона не обходится ни один рассказ о событиях в Свердловске 1979 г, претендующий хоть на какую-то научность и объективность. Большинство рассказчиков аж слюну роняют, повествуя о том, как светило американской науки лично заехал в столицу Урала и своей потрясающей аналитикой пригвоздил к позорному столбу "административно-командную систему" тоталитарного Советского Союза. Проще говоря, доказал как "дважды два - четыре", что виновниками вспышки смертельной инфекции являлись военнослужащие Свердловска-19. По мнению автора, Советский Союз действительно был тоталитарным, но Мезельсон никого никуда не приколачивал и аналитика от американского гуру микробиологии производит впечатление, знаете ли... несколько однобокой. Это если говорить очень мягко. У нас впереди будет отдельный разбор тех чудных открытий, что совершил доктор Гарвардского университета в своей работе "The Sverdlovsk anthrax outbreak of 1979" ("Вспышка сибирской язвы в Свердловске в 1979 году"), опубликованной в журнале "Science" в ноябре 1994 года, так что мы сейчас не станем углубляться в её анализ (если быть совсем точным, то статья эта написана господином Мезельсоном в соавторстве с другими учёными, но эти детали сейчас нас не интересуют, мы для простоты повествования будем считать этот труд принадлежащем Мезельсону, тем более, что именно он и был "силовым приводом" всей этой работы). Однако мы не можем пройти мимо чрезвычайно любопытной цитаты из упомянутой статьи: "Административный список, содержавший имена, даты рождения и адреса проживания 68 умерших и составленный на основании документов КГБ, использовался Российским правительством для компенсации семьям погибших" (Дословно на языке оригинала: "An administrative list giving names, birth years, and residence addresses of 68 people who died, compiled from KGB records and used by the Russian government to compensate families of the deceased").
     То есть уважаемый американский профессор знал - как и Лев Гринберг - что список такой существовал. И даже знал, что в него были включены 68 умерших, с указанием их установочных данных. Более того, Мэттью Мезельсон знал, что был ещё один умерший - 69-й по счёту! - который в этот список не попал, поскольку являлся лицом БОМЖ. Этого человека так и не удалось идентифицировать и Мезельсон об этом также написал в своей статье.
     Мы скажем даже более того: Мезельсон не просто знал о существовании подобного списка, но и получил его на руки, поскольку всключил его данные в свою статью и даже добился от властей демократической России официального разрешения встречаться с родственниками умерших в 1979 г! Этим правом воспользовались и он лично, и члены его исследовательской группы - они действительно неоднократно встречались с членами семей умерших, а также перенёсшими болезнь и благополучно излеченными.
     Кто-то из читателей, устав следить за мыслью автора, может воскликнуть: хватит болтовни, давай уже свою статистику! Но не будем спешить, автор неслучайно зафиксировал сейчас внимание читателей на существовании официального списка потерпевших от сибиреязвенной инфекции (будем называть его далее для простоты "списком 1992 года"). Дело заключается в том, что Мезельсон, получив этот список, произвольно выбросил из него 3-х умерших. Да-да, вы всё поняли правильно - Мезельсон убрал из списка 3-х умерших и добавил в него 1-го, не включенного ранее - того самого БОМЖа, который, насколько можно судить, умер самым первым. Таким образом в итоговом списке умерших после 1994 г осталось 66 человек (будем называть этот "подкорректированный" список "списком 1994 года"). И Лев Гринберг в своих воспоминаниях о событиях весный 1979 г, приведенных в телефильме ТАУ, говорит именно о 66 умерших! А датирован этот фильм, напомним, 1999 годом. Другими словами, научная работа Мезельсона фактически произвела подмену одного списка другим.

Мэттью Мезельсон, известный американский микробиолог, профессор Гарвардского университета, гуманист, борец с военщиной. Ещё в конце 1960-х гг Мэттью Мезельсон поднял тему использования американскими войсками во время войны в Индокитае дефолиантов, много разоблачал американские власти и тем заработал репутацию гуманиста и объективного учёного.


     Разумеется, господин уважаемый профессор проделал этот незамысловатый арифметический фокус неслучайно. Автор знает кого удалил из "списка 1992 года" господин Мезельсон и почему он это сделал. Вся эта ловкость рук преследовала вполне конкретную цель и в своём месте станет понятно какую именно.
     Но тут возникает вопрос ко всем "исследователям" и прочим "писателям руками", нацарапавшим горы макулатуры на тему вспышки сибиреязвенной инфекции. Почему об этих деталях спустя более четверти века пишет Ракитин, но не написал и не сказал никто другой? Поднаторевший, изучивший, опросивший свидетелей, не-свидетелей, участников и не-участников... Что же это получается: все отечественные с позволения сказать "исследователи" ссылаются на Мезельсона, но прочитать его решился один Ракитин?!
     Вопрос, впрочем, риторический...
     А вот теперь переходим к цифири.
     Мезельсон со ссылкой на "список 1992 г" сообщил в своём исследовании, что из общего числа умерших от сибирской язвы 5 человек проживали на территории воинской части в Свердловске-19. С воинскими частями, дислоцированными южнее, в Свердловске-32, оказались связаны 8 человек, из которых 4 проживали на его территории, 1 - проживал вне, но приезжал туда на работу и ещё 3 являлись резервистами, проходившими там во второй половине апреля 1979 г воинские сборы. Заслуживает упоминания следующий нюанс: все умершие жители Свердловска-32 (4 человека), проживали в 4- и 5-этажных домах, компактно расположенных на территории района. Тут же сообщим - эта деталь важна! - что на территории военных городков Свердловск-19 и Свердловск-32 в 1979 г по данным Мезельсона проживало около 10 тыс. человек. Возможно, Мезельсон ошибается на тысячу - другую, но нам важен порядок этого числа.
     Из числа работников керамического завода умерли от сибиреязвенной инфекции 18 человек, 10 из которых работали в трубном цехе.
     Одна из городских легенд, непонятно на чём основанных, гласит, будто от сибирской язвы умирали молодые, крепкие, здоровые мужчины. Это не так, на самом деле умирали как женщины, так и мужчины в преклонном возрасте, никакого статистического перекоса в сторону молодых нет.
     Как выглядит статистика по половой принадлежности заболевших? Согласно "списку 1994 года" из 66 умерших женщин было 18, из числа 11 вылеченных женщин - 4. То есть женщин вообще было меньше среди заболевших - этот статистический перекос довольно любопытен и на эту тему мы в своём месте немного поразмышляем. Тем не менее, тот факт, что из числа 77 заболевших женщин было 22, однозначно опровергает домыслы согласно которым инфекция, будто бы, косила только мужчин.
     А как выглядит распределение заболевших по возрастам? Среди умерших мужчин до 40 лет (включительно) 20 человек, женщин - 3. Среди пролеченных и поправившихся мужчин того же возрастного диапазона 4, а женщин - 1. Таким образом, из 77 человек, вошедших в "список 1994 года", в возрасте 40 лет и менее находились 28 мужчин и женщин. Как видим, никакого перекоса в сторону поражения лиц молодого и среднего возраста нет (таковых менее половины).
     Ни одного ребёнка в числе заболевших не было. Возраст самого молодого больного - 24 года, это женщина, госпитализированная 10 апреля и скончавшая 13 числа.
     Таким образом мы видим, что городская легенда об "аномально высокой смертности молодых крепких мужчин" оказывается именно легендой и ничем иным. В полном согласии с медицинской наукой от инфекции страдали в первую очередь люди среднего и преклонного возраста. Значительная их часть имела вредные привычки - курила и злоупотребляла алкоголем. Но тут следует оговориться, что данное наблюдение корректно в отношении мужчин, все же госпитализированная женщины отрицали курение. Тем не менее, вряд ли будет ошибкой сказать, что значительный процент заболевших сибирской язвой имели естественно сниженный иммунитет (ввиду возраста и нездорового образа жизни).

 
Виды Свердловска 1970-х гг.


     Что ещё можно сказать о статистике заболеваемости? Во всех случаях смерть наступала от лёгочной или кишечной формы сибирской язвы (преимущественно от первой), но в нескольких случаях фиксировалась и кожная форма, которую удалось успешно пролечить и спасти заболевших. Это наблюдение также полностью соответствует данным медицинской науки, согласно которым кожная форма сибиреязвенной инфекции переносится намного легче других и показатели смертности от неё в процентном отношении значительно ниже. Об этом было написано в начале настоящего очерка.
     Очень интересно распределение случаев госпитализации по времени. На первый взгляд, картина должна быть монотонно-затухающей - первоначальный всплеск, с последующим постепенным спадом, обусловленным активными санитарно-гигеническими мероприятиями и массовой вакцинацией. Однако, не всё так просто.
     Первой больной, чей диагноз впоследствии был гарантированно подтверждён, явилась женщина 54 лет. Произошло это 5 апреля. В последующем больные поступали ежедневно вплоть до 16 апреля, но в тот день новых больных с сибирской язвой не оказалось. 17 апреля поступил всего 1 больной и на протяжении 2-х последующих суток новых заболевших не фиксировалось. Точнее, привозили людей с подозрением на "сепсис-002", но подозрения эти не подтверждались. Казалось, зараза пошла на убыль...
     Зафиксируем этот момент - уже утром 20 апреля могло показаться, что распространение болезни остановлено.
     Но - нет! С 20 по 23 апреля поступили 5 новых заболевших. После этого началась "черезполосица" - то больных нет, то привозят нового заболевшего. И так 3 раза вплоть до 29 апреля, в тот день в 40-ю больницу доставили Михаила Ложкина, того самого резервиста, что проходил сборы на территории Свердловска-32, о нём упоминалось ранее.
     А после 29 апреля вновь наступает пауза. 30 апреля, 1, 2 и 3 мая ни одного вновь заболевшего! Ну, казалось бы, тут городским властям можно было выдохнуть и поздравить всех с долгожданной победой, инфекцию переломили, мероприятия по помывке домов и крыш, перекладке асфальта и вакцинации жителей дали нужный эффект! Но радоваться долго не пришлось - 4 мая заболевают 2 человека. После этого пауза как будто бы продолилась: 5 и 6 мая не фиксируется ни одного вновь заболевшего!
     А затем в период с 7 по 12 мая включительно в больницу №40 поступили 6 новых больных! Совершенно необъяснимая вспышка... К этому времени оказалась привита львиная часть жителей Чкаловского района - намного более половины - и в 40-ю больницу попадали уже и привитые.
     Заболевали ли люди сибирской язвой после 12 мая? Да, заболевали. Последний человек, на котором обрывается "список 1994 года" был доставлен в больницу 15 мая. Это был 37-летний мужчина и мы знаем, что он выжил. Но были и умершие. Последний из них скончался 12 июня.
     Несколько выше автор написал, что американский профессор Мезельсон выбросил из "списка 1992 года" 3 умерших, в результате чего получился "список 1994 года"? Так вот именно тех, кто был госпитализирован после 15 мая господин Мезельсон из первоначального списка и удалил. Почему? Да потому, что их присутствие в списке разрушало ту версию, которую обосновывал уважаемый профессор микробиологии. В своём месте мы поговорим и об этой версии, и о том, какими остроумными манипуляциями господин Мезельсон её обосновывал.
     Пока же продолжим наш анализ далее.


     Зададимся вполне обоснованным вопросом: насколько соответствующим классической схеме можно считать описанный выше характер распространения сибиреязвенной инфекции? Ведь вспышка 1979 г была отнюдь не первой и не последней из числа хорошо задокументированных. Очевидно, то, что происходило в Свердловске весной 1979 г с полным правом можно назвать необычным. В произошедшем в Свердловске бросаются в глаза как минимум две странности.
     Первая странность связана с прерывистым характером распространения инфекции, описанным выше. Если бы болезнь распространялась в малонаселенной местности, разделенной лесами, пастбищами и т.п., то подобную прерывистость можно было бы списать на низкую плотность жителей (потенциальных объектов заражения). Но в нашем случае речь идёт о городском районе с довольно плотной застройкой, на территории которого проживали в те дни около 72 тыс.человек! Болезнь должна была косить их более или менее равномерно, с постепенным уменьшением числа вновь заболевших по мере того, как стали бы давать эффект профилактические меры. Перерыв в начале мая и последующий всплеск заболеваемости в период с 7 по 12 мая в такую картину совершенно не укладываются.
     Вторая странность связана с совершенно ненормальным - или, скаждем мягче, необычным - соотношением различных видов сибирской язвы, выявленных у заболевших. Ранее в этом очерке отмечалось, что при естественном распространении болезни от природного очага превалирующей всегда является кожная форма сибиреязвенной инфекции. Причём, с очень большим отрывом от легочной и желудочной (примерно 90%-95% общего числа). Лёгочная и желудочная формы обычно фиксируются на начальных этапах вспышки, когда люди не оповещены о появлении инфекции. Как только люди узнают, что скот болеет сибирской язвой, принимаются меры профилактики, что минимизирует риск заболеть наиболее опасными формами этой болезни. Чтобы не быть голословным, сошлёмся на американское научное издание 2002 г с говорящим названием "Развитие инфекционных заболеваний" ("Emerging infectious diseases"), в котором приводятся описания наиболее опасных и заразных болезней. Эта книга подготовлена для медперсонала как своего рода справочник, призванный облегчить распознавание редких инфекций, и дата выхода книги недвусмысленно свидетельствует о том, что она рассматривалась издателями как своего рода справочное пособие для врачей на случай актов биотеррора. В этой книге приводится статистика по вспышкам сибиреязвенной инфекции на территории США в период 1950 - 2001 гг (случаи рассылки писем со спорами осенью 2001 г в эту статистику не включены как умышленные). Так вот, в 44 вспышках, отмеченных за эти годы и вызванных естественными факторами, сибирской язвой заболели в общей сложности 48 человек, и у 39 из их числа была отмечена именно кожная форма.
     Таким образом мы можем считать безусловно доказанным то, что вспышка сибиреязвенной инфекции в Свердловске весной 1979 г имела неестественное происхождение, т.е. не обуславливалась природными факторами. Причиной того, что произошло в Свердловске явился человек.

 
Виды Свердловска 1970-х гг.


     Теперь, когда нами представлена подробная статистика, позволяющая понять динамику событий той весны, сделаем следующий шаг. Нанесём на карту Чкаловского района в обощённом виде известные нам данные.
     И этот незатейливый опыт нам сразу же многое объяснит. Итак, смотрим на карту, приведенную ниже.
     На севере, у самой границы Чкаловского района находится военный городок Свердловск-19 с охраняемым периметром и строгой пропускной системой. Там умерли 5 человек. Сразу к югу от него расположен другой военный городок - Свердловск-32 - с ним оказались связан 8 умерших от сибирской язвы. Ещё к югу находится злосчастный ЗКИ, из числа его работников умерли 18 человек, причём 10 трудились в трубном цеху. Последний казался всем до такой степени гиблым местом, что его даже пришлось закрыть, о чём в этом очерке уже было упомянуто.
     Далее. В своей статье 1994 г Мезельсон сообщает, что на территории Свердловска-19 и Свердловска-32 весной 1979 г проживали и служили около 10 тыс. человек. Понятно, что число это приблизительно, точных данных никто американцу не сообщал, но для нас сейчас не принципиально, сколько именно там проживало людей - 9-10 или 11 тысяч. Для нас принципиально другое - в районах Керамика и Вторчермет (они обозначены на карте пунктирным овалом и литерой В), расположенных в непосредственной близости от Свердловска-19, Свердловска-32 и ЗКИ, по данным того же Мезельсона проживали 7 тыс.человек. То есть гражданских за забором было меньше, чем военнослужащих и членов их семей внутри охраняемых периметров.
     Именно жители Керамики и Вротчермета первыми стали заболевать сибирской язвой и умирать от этой болезни. Сначала их везли в больницу №24, обозначенную на карте красным значком *N24, а потом - в больницу №20, расположенную в микрорайоне Химмаш (значок *N20 красного цвета). Именно в такой последовательности и развивались события. Помните телефонный звонок Якова Клипницера, главврача больницы №20, с которого начинался этот очерк: у нас "твои" умирают!

Географическая локализация мест заболеваний людей на территории Чкаловского района весной 1979 г. Условные обозначения: красные * - места расположения больниц №20 и №24, принявших первых заболевших, красным пунктиром показаны границы микрорайонов (А - микрорайон Химмаш и В - микрорайоны Керамика и Вторчермет). Бросается в глаза, что статистическим эпицентром инфекции оказался Свердловский ЗКИ, с ним связаны 18 из 66 умерших (27% от общего их числа). В направлении к северу от ЗКИ смертность понижалась. Спустя некоторое время после начала эпидемии в районе В - примерно 1-1,5 суток - люди стали заболевать в районе А. К югу от ЗКИ, в посёлке Рудный, также отмечались случаи смерти от сибиреязвенной инфекции, но они оказались связаны с переносом болезни от больных животных в домохозяйстве Гориной, т.е происходили вне непосредственной связи с ЗКИ. Совершенно очевидно, что первоначальный перенос происходил в направлении "от керамзавода на север", а затем "от Вторчермета на восток".


     Как видим, эпицентр заболевания совершенно явно связан с заводом керамических изделий - на его территории работали 18 из 66 умерших, т.е. 27% общего числа таковых. Картина становится ещё более убедительной, если мы вспомним, что численность рабочих ЗКИ в тот период колебалась в районе 2 тыс. человек и быстро снижалась на протяжении весны - лета 1979 г, а в военных городсках размещались до 10 тыс. Вот и сравните: в Свердловске-19 и -32 умерли 13 человек из 10 тыс. потенциальных жертв, а на ЗКИ - 18 из 2 тыс.! Пропорция более чем красноречива.
     Таким образом мы вынуждены признать оправданность опасений городского руководства, считавшего именно ЗКИ источником заразы и на этом основании добивавшегося его полного закрытия. Об этом упоминалось в своём месте. Именно завод керамических изделий (ЗКИ) оказался в эпицентре инфекциии, откуда болезнь переместилась к северу - в микрорайоны Керамика и Вторчермет, попутно захватив территории военных городков Свердловск-32 и Свердловск-19. Именно в таком порядке - сначала Свердловск-32, а затем - Свердловск-19. А через некоторое время - примерно 1,5-2 суток - область заражения подвинулась строго на восток от ЗКИ и микрорайонов Керамики и Вторчермет, туда, где находится крупный микрорайон Химмаш (обозначен литерой А), названный так в честь находившегося там одноименного завода. И заболевания начались уже там.
     А что же происходило в посёлке Рудном, расположенном от ЗКИ строго на юго-восток? Там с 28 марта последовательно заболевали овечки в домохозяйстве гражданки Гориной, та их забивала и продавала мясцо родственникам. В конце - концов рачительная хозяйка накормила родню досыта, да и сама умерла. Никакой прямой связи с ЗКИ и микрорайонами Керамика и Вторчермет не прослеживается. Хотя - вот тоже интересный момент! - именно в посёлок Рудный вывозили грунт, снятый с улиц при их дезинфекции. Казалось бы, там неизбежно должен был возникнуть новый очаг заболеваемости - но нет! - ничего там не возникло. Вывезенный в 1979 г зараженный грунт и поныне лежит на его западной окраине и никто сибирской язвой в посёлке не заболевает.
     То, что в Рудном не произошло массового заболевания людей хорошо подтверждает процитированный ранее в этом очерке вывод отечественного микробиолога Михаила Васильевича Супотницкого. Повторим его для памяти: "нет достоверных данных в пользу того, что инфицирование людей возбудителем сибирской язвы может произойти в результате реаэрозолирования спор (...)", т.е. в процессе их повторного переноса после выпадения из облака на грунт и предметы окружающей обстановки.

Эта схема Чкаловского района демонстрирует перемещение и расширение очага заражения сибирской язвой в первой декаде апреля 1979 г. Исходный очаг с наивысшей концентрацией бактерий в районе завода керамических изделий (обозначен цифрой 1 на верхней карте) первоначально разрастался в северном направлении. Очевидно, это происходило с движением воздушных масс и сопровождалось неизбежным понижением концентрации бактерий. В зону поражения попали сначала микрорайоны Керамика и Вторчермет, а потом и военные городки Свердловск-32 и Свердловск-19 (движение воздушного фронта условно обозначено цифрами 2 и 3 на верхней карте), причём количество инфицированных закономерно уменьшалось с удалением от огача. Именно в это время в больницу №24 стали массово поступать заболевшие необычной болезнью и их принялись перенаправлять в больницу №20. При изменении направления ветра с северного на восточный и юго-восточный, облако передвинулось в направлении микрорайона Химмаш (условное положение фронта обозначено цифрами 4 и 5 на нижней карте). На этом этапе произошла остановка распространения инфекции, т.к. концентрация смертоносных бактерий опустилась ниже порога их восприимчивости человеком.


     Итак, очевидно, что перенос бактерий происходил с движением воздуха - в этом убеждает поэтапность заболеваний в различных локациях (Керамика --> Вторчермет --> Химмаш). Очевидно, что при достижении некоей предельной границы, плотность бактерий опустилась ниже порога их восприимчивости человеком, в результате чего инфекция локализовалась на территории Чкаловского района и жители кварталов и микроайонов, расположенных в непосредственной близости, не пострадали. Тут важно помнить, что человеческий порог восприимчивости сибирской язвы примерно на 3-4 порядка (т.е. в 1000 - 10000 раз) выше порога восприимчивости домашних животных. И в этом отношении показательно то, как заболели и умерли жители посёлка Рудный, накормленные гражданкой Гориной. В их случае перенос болезни произошёл именно от домашних животных, а не воздушным путём. Хотя посёлок Рудный и расположен к ЗКИ заметно ближе микрорайона Химмаш, тем не менее, жители Химмаша массово заболевали и умирали от сибирской язвы, а в Рудном - нет.


     После того, как мы получили в первом приближении представление о том, что, как и почему происходило на территории Чкаловского района в первой декаде апреля 1979 г, нам необходимо будет сказать несколько слов о действиях в той обстановке Комитета государственной безопасности. Поскольку действия именно этого ведомства в значительной степени исказили картину тех событий и повлияли на последующую оценку произошедшего в Свердловске, нам важно понимать, почему КГБ поступал так, а не иначе. Сразу подчеркнём, что Комитет действовал отнюдь не глупо и не наобум, в его действиях присутствовала своя железобетонная логика, вникнуть в которую, к сожалению, за прошедшие года так никто и не захотел.
     Вокруг того, что делал, а чего не делал КГБ в те весенние дни в Свердловске, наворочены горы вранья, которое год из года разносят по всем печатным и непечатным ресурсам обладатели "уральского ума". Автору очень нравится это словосочетание и заложенные в нём коннотации, но оно требует некоторого пояснения. Словосочетание "уральский ум" вовсе не означает географической привязки, подобные титаны мысли могут обретаться везде, даже в Антарктиде. Впервые его употребили на замечательном искромётном ресурсе "пердятл", который, скорее всего, хорошо знаком всем адекватным людям, пытавшимся разобраться в истории гибели группы Дятлова. Автор грешен и должен признать, что сам довольно долгое время с удовольствием заглядывал на "пердятл" и много там комментировал в свой собственный адрес (способность к самоиронии - это неотъемленый элемент здоровой психики). Так вот словосочетанием "уральский ум" там обозначались люди, глубоко убежденные в том, что группу Дятлова убил КГБ, а потом инсценировал... непонятно, что именно инсценировал, но инсценировал. Для обладателя "уральского ума" характерны подозрительность и глубокая убежденность в том, что все его хотят обмануть. Но поскольку сам себя носитель оного ума считает парнем (или девицей) редкостных ума и находчивости, то обмануть себя он не даёт и быстро выводит на чистую воду внедренных агентов ФСБ, СВР, ЦРУ, АНБ, УНА-УНСО, несуществующего наркоконтроля и т.д. Да-да, не надо смеяться, эти люди всерьёз верят, что спецслужбы внедряют на "дятлофагские" форумы особых людей, которые стараются запутать подлинных "оналитегов"! При этом владельцы "уральского ума" очень невежественны и не знают даже довольно известных или интуитивно понятных вещей. Они напрочь лишены способностей анализировать, перспективно мыслить и даже понимать прочитанное. Их разум выхватывает в прочитанном один фрагмент, залипает на нём и далее неспособен двигаться, словно железнодорожный вагон в тупике, намертво подпертый тормозным башмаком.
     Понимаете?
     Они похожи на конспирологов, но не коспирологи, в принципе, эта публика может придерживаться любых воззрений. Если говорить совсем общо, то "уральский ум" - это ограниченная и агрессивная серость, глубоко уверенная том, что некие внешние силы хотят запутать носителя ума, но тот в силу собственных необыкновенных интеллектуальных качеств всегда разрушает злокозненные происки фальсификаторов. Этих людей можно было бы назвать шизофрениками - и часть из них таковыми действительно является - но главное в них не то, что они нездоровы, а в том, что - глубоко невежественны и притом агрессивно-подозрительны.
     Да простят читатели это многословное пояснение - оно необходимо. Дело в том, что среди пишущих об истории сибирской язвы в Свердловске мы находим огромное количество таких вот обладателей "уральского ума". Честно говоря, эта публика загадила тему хуже стаи подвальных кошек - какого вопроса не коснёшься, обязательно наткнёшься на бредни нездоровых разоблачителей "пакостей КГБ".
     Вот пример, который прекрасно пояснит мысль атвора.
     Екатеринбургский писатель Николай Рундквист в своей книжке "Страшные тайны Урала" живописал о некоей 32-летней матери 3-х детей, попавшей в больницу 9 апреля, удачно пролеченной и счастливо избежавшей смерти. Женщину выписали из 40-й больницы 30 апреля, но перед тем её навестили "люди в штатском" и взяли "подписку о неразглашении". Невозможно понять, что именно нельзя было разглашать этой женщине, ну да ладно! Дав расписку и счастливо вырвашись на свободу из больничного застенка, женщина отправилась обратно на любимый завод керамических изделий и продолжила трудиться там. А коварная болезнь продолжала косить вокруг людей, вот дословный рассказ, приписанный автором этой легендарной женщине: "Люди всё это время продолжали умирать. Некоторые прямо на рабочем месте падали. В трубном цехе чуть не всех мужчин выкосило. Так страшно было на завод ходить, что в декабре [я] уволилась."
     В этом эпическом повествовании мы видим все атрибуты классической детской страшилки: неведомая напасть, смертельная угроза лирическому герою, точнее, героине, её счастливое избавление от всех угроз и вишенка на торте - "люди в штатском" и "подписка о неразглашении". Удивительно, как обошлось без "чОрных вертолётов" и инопланетян. У обладателей "уральского ума" вообще какое-то странное отношение к "людям в штатском", рационально его объяснить невозможно, "уральцы" их воспринимают как некие потусторонние или внеземные силы. Эдакая сущность вне времени, пространства, логики и здравого смысла. Понять, что "люди в штатском" - это прежде всего люди и действуют они, руководствуясь вполне здравыми человеческими мотивами, "уральцы" не могут.
     Для тех, кто не понял причину сарказма, автор поясняет: в той несусветной хери, что написал "писатель руками" Николай Рундквист нет ни слова правды. Понимаете? Вообще ни слова! Во-первых, никакая 32-летняя женщина, мать 3-х детей, не заболевала сибирской язвой 9 апреля и не выписывалась из больницы 30 числа. Все, заболевшие сибирской язвой 9 апреля, умерли! Вообще все! Первая из выживших женщин была госпитализирована лишь 13 апреля и было ей в тот момент аж даже 68 лет. А во-вторых... Впрочем, первого достаточно. Если бы господин Рундквист имел привычку ставить под сомнения рассказы "свидетелей" и читать те документы, на которые ссылается - а про Мезельсона он пишет долго и обстоятельно, целую главу ему посвятил, но при этом явно не читал написанное американским микробиологом! - то это очень помогло бы его репутации. Но увы...
     И вот из таких бредней и отчаянной хери - уж извините автора за резкость, но других слов невозможно подобрать! - не обходится практически ни в одной из публикаций. Какие-то очевидцы что-то вспоминают, разоблачают, срывают покровы и несут при этом прямо-таки феерическую чушь.
     Именно поэтому нам совершенно необходимо сказать несколько слов о роли Комитета госбезопасноти в событиях весны 1979 года.
    

Продолжение в процессе подготовки

Оглавление "Ленты"

На первую страницу сайта


Мост через реку Чаттахучи, с которого, согласно официальной версии, атлантский "охотник за детьми" в ночь на 22 мая 1981 г. сбросил свою последнюю жертву.

"Павулон" ("pavulon" он же "pancuronium bromid") является синтетическим аналогом кураре, одного из мощнейших ядов растительного происхождения.

Карта г. Свердловска с указанием мест исчезновения детей в 1938–1939 г.

Список всех книг Алексея Ракитина, изданных в электронном и бумажном виде, можно найти на авторском сайте "Загадочные преступления прошлого".

Желание обладать такой красотой частенько толкает людей на необдуманные поступки. Но иногда толкает и на очень хорошо обдуманные.

eXTReMe Tracker